'Вопросы к интервью
26 октября 2012
Z Разворот Все выпуски

Вопрос по делу о массовых беспорядках


Время выхода в эфир: 26 октября 2012, 16:07

А. ДУРНОВО – Продолжаем Дневной Разворот. Будем говорить о деле, о подготовке организации массовых беспорядков, которое было возбуждено по мотивам фильма «Анатомия протеста-2», иначе не скажешь. Марк Фейгин – адвокат Леонида Развозжаева у нас в гостях, ждем Сергея Удальцова, который сегодня побывал в Следственном комитете и кому были предъявлены обвинения.

М. МАКСИМОВА — Правильно ли я понимаю, что вы буквально только что были у своего подзащитного и встречались в СИЗО с Леонидом Развозжаевым.

М. ФЕЙГИН — Да. Сейчас в Лефортово.

М. МАКСИМОВА — Чем закончилась сегодняшняя встреча?

М. ФЕЙГИН — Вы знаете, там был небольшой перерыв, пришел следователь из Следственного комитета, и сейчас идет допрос по поводу доследственной проверки по статье 216, заявление о чем сделали мы вчера. Похищение человека. Это подследственное Следственного комитета. И сейчас его допрашивают вместе с адвокатом Дмитрием Аграновским, я его оставил с ним. Это дежурная функция, он сможет вполне изложить подробно то, что вчера он мне подробно рассказал о событиях, имевших место с 18 числа в Киеве в районе офиса ХИАС, рядом с которым он в час был похищен, и до момента его появления в Следственном комитете и потом в СИЗО, после решения Басманного суда об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей в понедельник.

А. ДУРНОВО – Сегодня представитель Следственного комитета Владимир Маркин заявил, что отказ Леонида Развозжаева от явки с повинной ничего не значит.

М. ФЕЙГИН — Я думаю это реакция на вчерашние наши две бумаги, которые мы с ними оформили. Я так себе это понимаю. Потому что все сейчас пока в медийной плоскости обсуждается. Я не вижу, где здесь действия нормы Уголовно-процессуального законодательства. Мы написали вчера два заявления, одно о возбуждении уголовного дела по статье 216 «Похищение». А второе было заявление на имя…

М. МАКСИМОВА — Отказ от явки с повинной.

М. ФЕЙГИН — Отказ от прежде сделанных показаний. Признательных и других, которые Развозжаев сделал под давлением. В результате совершенных по отношению к нему уголовных деяний. В части похищений и так далее. И реакция Маркина это именно прямое следствие этих двух заявлений, потому что до этого они не говорили о том, что будут изъяты из дела явка с повинной, признательные показания, там есть и видео, с ним записывалось в период его похищения. Соответственно я думаю, что это кстати не в последнюю очередь повлияло на то, что сегодня С. С. Удальцова все-таки не арестовали. Потому что они не решились при таком масштабном скандале и отказе Развозжаева от данных показаний, которые наверняка содержали и обвинения, а со скотчем и наручниками еще не то наговоришь. Вот то, что все-таки не была избрана мера пресечения, я думаю, что связанные все вещи. И, слава богу, что СК опомнился. И не перешел той невидимой границы закона и беззакония и по отношению к Удальцову не употребил самую жесткую санкцию в виде избрания меры пресечения под стражей. Я думаю, с этим связано его заявление.

А. ДУРНОВО – Между тем Сергей Удальцов к нам присоединился. И  Виолетта Волкова, адвокат. Ну, рассказывайте, Сергей Станиславович, как вы день провели в Следственном комитете. Вы говорили сегодня, уже выйдя оттуда, что вас могут арестовать в любой момент.

С. УДАЛЬЦОВ — Да, во-первых, хотел бы подчеркнуть очень грамотные четкие высококвалифицированные действия адвокатов Фейгина, Волковой. Тех, кто им помогает. Потому что в последнее время какая-то развернута, на мой взгляд, даже кампания по дискредитации определенными силами вот этих людей. Я думаю, они как кость в горле и я считаю, что это абсолютный навет. В данном случае в моем случае они сработали очень профессионально. И я думаю, что львиная доля заслуги в том, что я сейчас пока с вами, а не в СИЗО Лефортово, это их заслуга. Это факт, это надо подчеркивать все время. Потому что нас хотят всех рассорить. Подзащитных с адвокатами. Адвокатов между собой. И это грамотная тактика, но это абсолютно не соответствует реальности. Во-вторых, я все последние дни провел в таком диком напряжении. Я не железный человек, давление шло гигантское. То есть все истории с Развозжаевым бандитские то, что я читаю в Интернете, информация, которая приходит от адвокатов, несколько дней были очень тяжелые. Было ощущение, что просто сейчас обрушится весь вал репрессивный. Я поэтому несколько дней просто вышел из информационного пространства, потому что я опасался, что меня в Следственный комитет доставят по частям, в чемодане, в скотче, наручниках, цепях, кандалах. Или вообще застрелят по попытке к бегству. При задержании. Не знаю, что могло бы быть. Поэтому я подстраховался и просто лег на дно. Многие это восприняли как подготовку к бегству. Мне кажется и следователи даже немножко удивились, когда я сегодня явился. Было ощущение, что они уже думали, что я уже подхожу к границе с Украиной или Белоруссией и, наверное, там уже готовились меня поймать в женском платье. И показать, потом в клетку посадить. Провести по всей России.

А. ДУРНОВО – А нет такого желания…

С. УДАЛЬЦОВ — Предателя России, мы его поймали, обезвредили. Теперь будем пытать, судить и опозорим на весь мир.

А. ДУРНОВО – Нет желания уехать? Честно.

С. УДАЛЬЦОВ — Скажу честно, конечно такие мысли в голову приходят. И сомнения определенные есть. Но я в итоге все-таки сделал для себя вывод, и адвокаты я думаю, немалую роль сыграли, что это будет большой ошибкой. Со всех точек зрения и будет предательство и самого себя и тех людей, которых мы зовем на акции, на протестные действия. А потом вот так сбежать, да, аргументы за есть. Конечно, идти на заклание, придти, я сегодня шел отчасти как на заклание. Я вышел, слава богу. Но я мог не выйти. Я утром был убежден 99%, что я не выйду. Будет арест, будет Лефортово, а сколько лет там потом…

М. МАКСИМОВА — А скажите, с чем вы связываете, что вас, как ваших коллег не оставили за закрытыми дверями?

С. УДАЛЬЦОВ — В общем, я убегать не буду. Это может непростое решение. Но я так решил. Это честно, по крайней мере. Я все-таки надеюсь на наших граждан, что они не дадут мне и товарищам гнить долгие годы. Я не боюсь тюрьмы, я реально сидел много раз 15 суток, конечно, 15 суток это не СИЗО и не зона, но, по крайней мере, я примерно представляю, что и как. Меня этим не напугать. Почему вышел. Ну еще раз повторю, грамотная работа адвокатов. То, что удалось ситуацию с Развозжаевым переломить во многом, конечно у них выбило козыри. Так они думали мне предъявить, я думаю, явку с повинной. Сказать, дорогой Сергей Станиславович, вот на тебя все есть, все запротоколировано, извините, будем вас брать под стражу, вы опасный преступник.

А. ДУРНОВО – Сейчас прервемся на рекламу, а потом продолжим.

РЕКЛАМА

А. ДУРНОВО – Я прервал вас на том, почему вас отпустили.

С. УДАЛЬЦОВ — Почему отпустили. Коротко, во-первых, отличная работа адвокатов, они выбили у них козырь с этой явкой с повинной. А кроме этой грязной мутной видеозаписи я пока не вижу там никаких доказательств. А это вообще негодное доказательство, то есть, видимо, таких стопроцентных аргументов меня сегодня закрывать, арестовывать у них не оказалось. Во-вторых, наверное, это какая-то их игра продолжается. Нас противопоставить друг другу.

М. МАКСИМОВА — Может быть даже рассорить.

С. УДАЛЬЦОВ — Чтобы те, кто сидят, думали, а почему он на свободе. Я тут мучился угрызениями совести, пошел проситься, арестуйте меня. Это тоже присутствует. Продолжается, конечно, дикое психологическое давление. То есть может, я сорвусь. Может, я пойду реально колокольню штурмовать, сброшусь с горя с нее. Или побегу все-таки за границу. Тоже вариант. И конечно слово благодарности всем тем, кто как-то поддерживает словом, кто-то куда-то приходит, я надеюсь, будет приходить в ближайшие дни, это очень важно. Все-таки, может быть, они немножко побаиваются реакции граждан. Это несправедливо по отношению к Развозжаеву и Лебедеву, они сидят ни за что сегодня. Но считается так, более известные люди, может быть, их пока не будем арестовывать. А вдруг люди возмутятся. А вдруг координационный совет оппозиции весь возбудится, мобилизуется и придет. И выйдут тысячи людей требовать освобождения. Это тоже фактор я думаю, играет. В совокупности мне кажется, пока позволило остаться на свободе. У меня двоякие ощущения. Конечно, я рад, с одной стороны, я не мазохист рваться в СИЗО, но то, что сидят мои товарищи, в одинаковой ситуации, обвинение одинаковое. Я на свободе, они сидят. Это, конечно, меня сильно гложет. Я буду сейчас все эти дни…

М. МАКСИМОВА — А что будете делать?

С. УДАЛЬЦОВ — Для их освобождения понятно, координация максимальная всех действий защитников. Не дать сейчас вбить клин, одни лучше, другие хуже. Люди работают очень профессионально. Я им полностью доверяю и считаю, все наветы надо просто отметать. Это вредно. Будут подключаться другие адвокаты, если у них есть общее взаимопонимание, ради бога. Но здесь надо сохранить команду. Потому что если пойдет кто в лес, кто по дрова, мы можем потерять весь контроль над ситуацией. А второе направление, конечно, это общественная кампания. Вот сейчас координационный совет принял какой-то план, завтра мы соберемся первый раз я надеюсь, как-то его утвердим официально, это задача номер один. Информационная кампания, пусть все известные люди высказываются. В России, за рубежом надо всех сейчас задействовать. Потому что это беспрецедентная сегодня репрессивная давиловка. И конечно уличные выступления. Завтра будет черное кольцо, я сам последние дни был в полулегальном состоянии, не всей информацией владел. Я так понимаю, планируется в 15.00 выстроить цепь, как была аналогия белое кольцо в феврале. Но, к сожалению, нас сегодня привели к тому, что мы уже не с белым радостно выходим, а с черными лентами, нас сажают всех.

М. МАКСИМОВА — Акция не согласована. Не разрешили власти и сказали, уже сегодня были информационные сообщения, что всех, кто завтра, несмотря на предупреждение властей выйдет…, не боитесь, это не будет какая-то провокация с вашей стороны. Я имею в виду полицейских. Если вас задержат завтра.

С. УДАЛЬЦОВ — Планируется…

М. МАКСИМОВА — Это не ухудшит ваше положение, учитывая основное дело?

С. УДАЛЬЦОВ — Планируется серия одиночных пикетов, как я понял. Просто цепочку от Лубянки до Следственного комитета. На расстоянии с интервалом метров 50, я так понял. Просто не участвовал в выработке этой идеи. Но сейчас любая акция по благо. Надеюсь, хватит ума не хватать всех. Ну давайте весь координационный совет посадим. Я, конечно, буду действовать аккуратно, пойду с адвокатами. Понятно у меня сейчас подписка о невыезде. Надлежащем поведении. Любой административный привод, задержание сразу может быть трактовано, что я не выполняю свои обязательства по подписке и можно сразу меня арестовать. Я надеюсь аккуратно, но придти надо. Хотя бы рядом постоять, а 30 октября на Пушкинскую площадь всем надо идти в 19 часов, митинг согласованный. В поддержку политузников. И будет первый координационный совет, конечно, год надо закончить в декабре маршем миллионов. Но именно основная тема сейчас против репрессий. Уже другого не остается. Даже где-то прочитал, Сатаров написал, нужен миллион наконец-то, потому что нас пересажают просто.

М. МАКСИМОВА — Пока соберетесь.

С. УДАЛЬЦОВ — Это проверка для всех нас. Миллион не миллион, но надо очень мощно выступить, иначе реально за каждым завтра могут придти, не дай бог, но постучатся в дверь и скажут, все, с вещами.

А. ДУРНОВО – Возвращаясь к Развозжаеву, недавно стало известно, что служба безопасности Украины проводит проверку в связи со всей этой историей. В данном случае правда, речь идет только о законности его пребывания на Украине и так далее. Это в вашу сторону плюс или наоборот минус?

М. ФЕЙГИН — Да нет, скорее просто реактивно они действуют. Возмутился ЕС, ООН, для Украины особенно в том положении сейчас же там парламентские выборы предстоят, это чаша весов. Там на чью-то из чаш гирька падает. И поэтому там власть Украины, находясь в таком равновесном отношении политически, потому что вдруг это сейчас повлияет на рейтинг Партии регионов, они просто публично реагируют на то, что такие вещи происходят на их территории. Похищают людей, Украина проходной двор — я слышал такие заявления. То есть я думаю, что это никак не влияет на существо дела. Здесь гораздо более важно следующее. То, что это должно выстроиться в некую цепь юридических действий. То есть вот я сейчас с Леонидом Развозжаевым обсуждал, что немедленно надо подавать за этот теледонос НТВ гражданские иски, требовать, чтобы нам представили источник, что это за видеозапись. Как она компилировалась, как она делалась. Кто ее лепил, кто подкладывал фонограмму. Почему совершенно очевидно, на кадры наложен звук. Нужно изымать из дела это доказательство как ненадлежащее. Нужно одновременно с этим обжаловать арест Удальцова. У нас сидит профессиональный адвокат Виолетта Волкова, крупнейший процессуалист как адвокат, я думаю, она об этом скажет. Надо немедленно обжаловать предъявление обвинения, я извиняюсь, ареста я сказал, обвинения Удальцову. Потому что для этого нет никаких существенных доказательств. Почему ему сегодня предъявили. Я хочу прокомментировать то, что он вышел это очень полезно, то, что он не арестован для Развозжаева и Лебедева. Его нахождение на свободе. Потому что он как главный фигурант, все аресты, связанные с Лебедевым и Развозжаевым нужны только для того, чтобы посадить Удальцова. Ни для чего больше. Никто бы  не пошел на похищение Развозжаева в Украине, если бы не было задачи посадить Удальцова. Не было такой задачи, потому что дело это фуфельное. Потому что там есть только политический заказ.

А. ДУРНОВО – Я вас правильно понимаю, что сейчас на Лебедева и Развозжаева, сидящих в СИЗО и находящихся в руках правосудия, будут давить?

М. ФЕЙГИН — Да, а почему нет. Сейчас гораздо сложнее. Одно дело скотчем в неудобной позе, прикрученный в подвале дома. А другое дело с адвокатами при общественном внимании, сейчас уже сложнее.

А. ДУРНОВО – Но вас не пускали несколько дней.

М. ФЕЙГИН — Меня сразу пустили. Они не стали удлинять этот скандал. И как только я узнал от Зои Световой, которая мне позвонила, посетив Развозжаева о том, что он хочет меня видеть в качестве адвоката, на утро я подал соответствующее заявление и ордер, я не стал требовать немедленно, на следующее утро в 9.30 действительно были готовы уже к 10-11 документы о моем посещении в Лефортово. Я вчера сразу же пошел туда и тут же первым делом мы написали соответствующее заявление. Равно также Развозжаев потребовал немедленного проведения допроса по основному делу по «Анатомии протеста-2». С адвокатом, и не в наручниках, в скотче он расскажет обо всех обстоятельствах, как они были на самом деле. Что никаких денег никогда никто не получал, что никто массовыми беспорядками не занимался. Любого такого рода… не более чем политические обмены, которые идут постоянно, и в них нет никакого преступного делинквентного содержания. Пусть проведут этот допрос в соответствии с нормами УПК. И мы расскажем все, что необходимо следствию. Только я не очень понимаю, зачем держать Развозжаева под арестом. 7-го ноября будет кассация в Мосгорсуде и там все эти факты будут озвучены публично. И кстати мы будем требовать, чтобы Развозжаева, хотя это отсутствующая практика, обычно на кассацию по аресту не приглашают лиц непосредственно в зал судебных заседаний, но видеоконференция будет, он сам расскажет обо всех вещах, связанных с его арестом. Видеоконференции мы добьемся.

А. ДУРНОВО – Виолетта, будет ли обжаловано предъявление обвинения Удальцову?

В. ВОЛКОВА — Несомненно. И не только предъявление обвинения, но и возбуждение самого уголовного дела. И еще будем работать с теми документами, на основании которых это дело было возбуждено. Абсолютно не соответствующие 75-й статье УПК документы, недопустимые доказательства, с которыми нельзя работать. Вот сегодня мы имели возможность убедиться в том, что только-только начали назначаться экспертизы по этим всем видеороликам, которые были получены от НТВ и соответственно мы видим, что фоноскопическая экспертиза назначается. Как можно назначать экспертизу по цифровому материалу, который неизвестно, когда, кем компилировался. Неизвестно, каким образом на нем были метки. И назначается только фоноскопическая, то есть не по видеочасти. Это полное безобразие. С такими документами, которые не могут быть достоверными доказательствами, в принципе нельзя работать, производить каких-либо процессуальных действий. Абсолютно все будет обжаловало.

А. ДУРНОВО – Кстати, независимая экспертиза, ваша экспертиза фильма «Анатомия протеста-2» проводиться будет?

В. ВОЛКОВА – По «Анатомии протеста-2» вообще нельзя проводить экспертизу. Можно проводить экспертизу только по исходному материалу.

М. ФЕЙГИН — Исходника-то нет. Надо подавать гражданский иск, чтобы исходник получить. Где исходник.

В. ВОЛКОВА – Поэтому мы будем естественно подавать иск, мы будем требовать и запрашивать исходники. Естественно, мы будем проводить все необходимые экспертизы.

А. ДУРНОВО – Просто сегодня, вы, Сергей, говорили о том, что будет экспертиза по фильму. По крайней мере, по агентствам прошло это сообщение.

С. УДАЛЬЦОВ — Нет, мы сказали, что следствие назначило наконец-то экспертизу, хотя еще неделю назад они утверждали, что монтажа нет. А как они это установили, раз не было экспертизы. Непонятно. Значит опять блеф Маркина или кого еще. Мы хотим ее сделать, но для этого действительно надо получить исходники, по этой видеозаписи с НТВ это бессмысленно делать. Но в целом еще раз говорю, мы будем бороться, вот сегодня мы показали, кто-то думал, что мы сбежим, ну я, нет, будем биться, бороться, и конечно, всем, кто поддерживал, еще раз огромное спасибо. Без вас пропадем. Но надо усиливать, на марш миллионов выходит под сто тысяч. Ну давайте вот 30-го придем хоть 10-15-20 тысяч, это уже будет сильно. Они боятся только этого. Иначе, извините, будем носить друг другу передачи и переписываться, перестукиваться. И у нас будет тоталитарная зима лет на 12 примерно. На 11.

М. МАКСИМОВА — Мрачный у вас прогноз.

С. УДАЛЬЦОВ — Это у меня прогноз оптимистичный. Я верю, что мы это преодолеем. Но надо понимать, что нам грозит. Вот если не сможем, так примерно и будет, к сожалению.

А. ДУРНОВО – Ну что же, большое спасибо. Сергей Удальцов, которому сегодня было предъявлено обвинение по делу об организации массовых беспорядков, а также Виолетта Волкова, адвокат Сергея Удальцова и Марк Фейгин, адвокат Леонида Развозжаева.

М. МАКСИМОВА — Спасибо и удачи.

С. УДАЛЬЦОВ — Удачи всем нам я бы сказал.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире