'Вопросы к интервью
И.ЗЕМЛЕР – 16 часов, 4 минуты в Москве. Сегодня вторник, 2 октября. Дневной «Разворот». С вами Евгений Бунтман, Инесса Землер. Наш звукорежиссер — Александр Смирнов. В этом часе сначала обсудим актуальнейшие экономические вопросы с Дмитрием Ананьевым – первым заместителем председателя комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. А во второй половине часа поговорим о решении, которое сегодня принял Европейский суд по правам человека, который посчитал, что провокации правоохранительных органов нарушают право людей на справедливое судебное разбирательство.

МЕТЕОСКОП.

И.ЗЕМЛЕР – Погода сейчас в Москве мало изменилась, а в ближайшие дни – я пытаюсь найти, где у меня – вот, простите, пожалуйста: завтра ночью облачно с прояснениями, дождь, минимальная температура 7-9 по области 4-9. Ветер южный. До 16 градусов в Москве. В четверг преобладание облачной погоды, временами дождь и температура до 19 градусов в Москве. К выходным ближе температура останется на том же уровне – 18 и 16 соответственно в субботу и воскресенье, но все время дожди и ветер у нас будет дуть с запада.

И.ЗЕМЛЕР – 16 часов, 6 минут. Дмитрий Ананьев – первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. Добрый день!

Д.АНАНЬЕВ – Добрый день!

И.ЗЕМЛЕР – Пришло сообщение, что правительство направило президенту стратегию развития пенсионной системы. И в нем два основных новшества: это резкое сокращение накопительного элемента с 6 процентных пунктов до 2-х и второе: введение формулы «40-20, 40-20». 40 лет работы с 20% отчислений и 20 лет на пенсии с 40% среднего заработка. Давайте по отдельности. 40 лет работы – это, фактически, то самое повышение пенсионного возраста, о котором мы с вами закончили говорить прошлый раз.

Е.БУНТМАН – Только другими словами.

Д.АНАНЬЕВ – Ну, в принципе — да. Я думаю, что это общемировая тенденция. Население европейской зоны и в нашей стране стремительно становится старше, средний возраст растет, и трудоспособный возраст тоже растет. В принципе, это непопулярная, не популистская мера, нонадо ей следовать.

И.ЗЕМЛЕР – Да, она не популярная и не популистская и судя по всему, довольно сырая по проработке, потому что в первую очередь, профсоюзы возражают: что будет с женщинами, которые ухаживают за детьми и, следовательно, теряют трудовой стаж?

Д.АНАНЬЕВ – Вы знаете, я думаю, что наше профсоюзное движение – оно само по своей сути выглядит эффективным, и я не думаю, что наше профсоюзное движение…

И.ЗЕМЛЕР – Может помешать этому процессу.

Д.АНАНЬЕВ – Не то, чтобы не сможет помешать – что оно, на самом деле отражает интересы работающих. Оно само нуждаетсяв реформировании и фактически профсоюзное движение во многом живет еще старыми активами со времен Советского Союза.

И.ЗЕМЛЕР – Ну, бог с ним – с профсоюзным движением. Мы сейчас говорим о ситуации…. Вот, смотрите:мне 42 года, я с 23 лет работаю здесь, на радиостанции. Во-первых, что будет с моим стажем. Во-вторых, что будет с моим накопительным элементом. Радиостанция честно перечисляет этот накопительный элемент. Мне до пенсии осталось меньше, чем я отработала по нынешним условиям. Мне-то, чего делать?

Д.АНАНЬЕВ – Вы знаете, я думаю, что общий подход должен выглядеть следующим образом: большинство наших граждан, должны понимать, что пенсионная система находится в таком, кризисном состоянии и имеет постоянный дефицит, крайне сложно рассчитывать на то, что пенсионная система будет работать эффективно, и надо создавать свою пенсию, накапливать, создавать ее самим. Я думаю, что это основной посыл.Может быть, он звучит жестко, резко и не популярно,но рассчитывать на то, что даже сегодняшнее развитие пенсионной системы будет успешно….Как результат к 20-му году рассчитывается, что дефицит пенсионной системы серьезным образом снизится, что эти меры, которые будут этой стратегией предложены, позволят сократить дефицит, создать корпоративную накопительную пенсию и так далее. Хорошо бы, чтобы это реализовалось. Вероятность того, что все пройдет успешно и эта стратегия реализуется – ну, до этого пока не получалось чаще всего. Поэтому, основной посыл для граждан: надо быть внимательными и внимательно следить за теми законодательными изменениями, теми процессами, которые происходят в части реформирования пенсионной системы. Но, все же самым эффективным способом было бы рассчитывать на себя: создавать сбережения, накопления, правильно размещать и думать об этом времени, когда наступит старость, чтобы создать пенсионные резервы.

И.ЗЕМЛЕР – Очень красиво, очень правильно. Я так и не проняла, что будет с моими накоплениями, уже накопленными? Вот, недавно, неделю назад получила «письмо счастья» и что будет с моим стажем, уже отработанным? Куда это будет засчитано, просчитано, кому это пойдет в зачет?

Д.АНАНЬЕВ – Вы знаете, я думаю, что ваши накопления останутся вашими и будем надеяться, что у пенсионной системы не будет такого банкротного состояния или кризисного состояния.Скорее всего, наше государство, проводя ярко выраженную социальную политику,сможет пенсионный фонд в очередной раз поддержать. Либо выделить какие-то дополнительные ресурсы, либо будет поддерживать из ежегодных бюджетных отчислений.

Е.БУНТМАН – А потом – простите – постепенно-постепенно уменьшать дефицит.

Д.АНАНЬЕВ – Постепенно уменьшать дефицит нужно за счет того, что должна расти экономика наша, должны увеличиваться доходы. Я надеюсь, не за счет повышения налогов. Потому что прошлая итерация три года тому назад – повышение налогов, которые бы финансировали бюджет пенсионного фонда – это стало серьезным бременем нашей экономики и значительное количество предприятий либо ушли в серую зону, либо бизнес просто сжался. Вот, нынешняя стратегия, слава богу, не пошла по пути такого бухгалтерского подхода – налоги не повышены. И, это хорошая новость. Что же касается…

И.ЗЕМЛЕР – А,теперь— плохая!

Д.АНАНЬЕВ – Что же касается успешности реализации это реформы, я думаю, что есть разные точки зрения. Пока, до этого – не получалось. Будем надеяться, что нынешняя стратегия – ее удастся, по крайней мере, с точки зрения, успешных целей, реализовать, как минимум наполовину.

Е.БУНТМАН – Пока на это, тем более, мы говорим о плане, о стратегии. Еще было сообщение, что будет проведена экспертная оценка до того, как будет официально предложена эта стратегия уже правительством. Продолжаем российские темы. Владимир Путин несколько сегодня изречений есть на ленте новостей. О судьбе «Газпрома», например. Две выделю, наверное, главные вещи: во-первых, президент против того, чтобы отделять транспортную систему, то есть, собственно трубу от «Газпрома» — это,во-первых.А во-вторых, призвал обеспечить доступ других компаний к газотранспортной системе. Как это можно комментировать? Можно говорить о будущей демонополизации «Газпрома» в какой-то мере?

Д.АНАНЬЕВ – Я думаю, что до демонополизации нам еще далеко – это было бы очень полезно нашей экономики, которая все больше напоминает государственный капитализм и ярко выраженную практически во всех секторах экономики олигополию. Но этот посыл, предоставить доступ малым компаниям, средним компаниям, в первую очередь углеводородные отрасли и создать конкурентную среду – посыл очень правильный. Нам не хватает в нашей экономике…

Е.БУНТМАН – Он уже не первый раз говорит.

Д.АНАНЬЕВ -Не хватает во всех сегментах. Просто область добычи углеводородов – она, практически для нас сейчас отрасль-кормилица. Она формирует нашу доходную часть и в этой отрасли, пока фактически существует конкурентоспособность нашей экономики и нашей страны, динамичное развитие могло бы обеспечить появление большого количества компаний разного масштаба, разного размера, которые могли бы иметь равный доступ и создать конкурентную среду. «Газпром» в этой части, выполняя очень важную стратегическую функцию, фактически давит конкуренцию в нынешнем своем положении и одной рукой он создает возможности и платит огромные налоги, другой рукой наша экономика, в отсутствии здоровой конкуренции по-своему хиреет и теряет конкурентоспособность.

И.ЗЕМЛЕР – О перспективах нашей экономики поговорим через минутку.

РЕКЛАМА.

И.ЗЕМЛЕР – 16 часов, 16 минут. Мы продолжаем разговор с Дмитрием Ананьевым – первым заместителем председателя комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. И, вот, кстати, о бюджете: сегодня в Совете Федерации проходили парламентские слушания по проекту нашего основного финансового закона нашей страны на следующий год. Министр финансов Антон Силуанов сказал, что бюджет может быть исполнен в следующем году уже без дефицита. Хотя, я видела проект и на ближайшую пятилетку – там и до 15 года планируется дефицит. Это, какое-то противоречие или это осторожность?

Д.АНАНЬЕВ – Я думаю, что это разумная осторожность. Наш бюджет, к сожалению, зависит от тех факторов, которые находятся вне поля управления. Не расчетном. Я думаю, что нынешний бюджет – он все больше ибольше напоминает реализуемый бюджет. К нашему сожалению, еще три-четыре года тому назад, допустим, превышение доходов над запланированными могли составлять и 50 и 70% — это превышение было в сторону плюс, но все-равно это выглядело странным, когда есть основной финансовый документ и — называя вещи своими именами – финансовый план в рамках нашей страны. И, вдруг, получается так, что при положительном стечении обстоятельств, этот бюджет, например, с точки зрения, сбора доходов – он имеет такую погрешность, которая измеряется десятками процентов. Подобные же ситуации были и в другую сторону, когда мы доходы не добирали и, я думаю, что нынешний бюджет, несмотря на тепоправки, на увеличение расходов, связанных с предвыборными обещаниями – он выглядит выполняемым. Я думаю, что определенным риском для выполнения этого бюджета является формирование нового правительства. Станет понятно только через несколько месяцев, как новые министры и как новый состав правительства будет способен не просто принять некую программу действий, а как эта программа действий будет выполняться.

И.ЗЕМЛЕР – Но, большинство новых министров все-таки нельзя назвать новичками в управлении государством – они либо в соответствующих министерствах

Д.АНАНЬЕВ – Значительное количество новых министров работали заместителями – совершенно верно. Но, другое дело, что новый состав – это все равно определенный риск: как эти министерства будут работать и функционировать между собой, насколько четко будет выполняться финансовый план.

И.ЗЕМЛЕР – Ну, для координации у нас же есть и председатель правительства и вице-премьеры.

Д.АНАНЬЕВ – Есть. Другой фактор немаловажный – это такая глобальная экономическая ситуация существует значительное все же количество рисков, в том числе и связанных с ценовой политикой. И, здесь риски сокращения доходов, тем более, что последние фактически десятилетия цена на нефть была избыточно высокой, не исключается все-же, что может произойти и резкое снижение.

И.ЗЕМЛЕР – Да, это никогда не исключается. Сейчас на 13-й год, по-моему, идет расчет 97 долларов за баррель, да?

Д.АНАНЬЕВ – Я вам сейчас точную цифру не скажу. Единственное, что есть правило, по-моему, мы отталкиваемся в нынешнем бюджете не от сегодняшней цены, а от средней за несколько лет. Это будет в известной степени, нам смягчать…, и такой маневр он будет позволять нам не ориентироваться даже в своих расходах на возможное текущее снижение цен.

И.ЗЕМЛЕР – А, скажите, пожалуйста, проводился ли какой-либо расчет, какое падение цен на нефть станет критическим для предвыборных обещаний.

Д.АНАНЬЕВ – Я думаю, что практически нет такой цены на нефть, которая была бы критической для выполнения обещаний. Я думаю, что ближайшие полтора-два года…

Е.БУНТМАН – Реально прогнозируемых…

Д.АНАНЬЕВ –Слава богу, у нашего бюджета, у нашей экономики есть достаточный запас ресурсов, возможностей, для того, чтобы несколько лет, даже пери самых неблагоприятных складывающихся конъюнктуреи обстановке, выполнять четко бюджет и обеспечивать развитие в нашей стране. Да, резкое колебание и резкое снижение доходов будет вносить коррективы, но вот, сказать, что, если цена будет совсем на низком уровне, допустим на уровне 30, 50 или 60-ти долларов…

И.ЗЕМЛЕР – Ну, 30,50, 60 – это еще оптимизм. Мы все помним 98 год – 12 за российскую нефть была цена.

Д.АНАНЬЕВ – Вы знаете. За это время все же инфляционные процессы берут свое, и цена растет, хотим мы или нет. Инфляция – ее никто не отменял даже в развитых странах, поэтому, я думаю, что до нуля цена на нефть докатиться не может, просто по определению. А, если брать, правда, такие стрессовые сценарии, то можно быть уверенными, что запас прочности у нашего государства есть еще значительный. Хуже, я думаю, обстоят дела в среднесрочной перспективе с так называемым, инвестиционным климатом и конкуренцией в наших отраслях – вот, здесь много нерешенных проблем: структурных изменений в нашей экономике серьезных не наблюдается. Больше существует, правильно поставленных задач, чем эффективной реализации.

И.ЗЕМЛЕР – Чем готовых решений.

Д.АНАНЬЕВ — Это основная проблема и мы с вами в предыдущем блоке обсуждали. Ставится задача обеспечить доступ, допустим, к трубе в углеводородном секторе – просто, как это сделать? Здесь нужны рецепты не только такого декларативного плана – нужно практические действия. Я думаю, что один из вопросов возникает и в финансовой сфере. Как сделать так, чтобы конкуренция на финансовыхрынках тоже существовала и доминирование, допустим, государственных банковне становилось бы таким дамокловым мечом, который бы убивал бы конкуренцию в финансовом сегменте, потому что на это завязана и кредитная сфера. И в корпоративном секторе и в секторе малого и среднего бизнеса. В розничном сегменте, наверное, более-менее благоприятная пока конъюнктура, но несмотря даже на успешное размещение акций сберегательным банком, допустим, финансовая сфера, в том числе, требует и регулятивных изменений и самое главное, правильного и системного подхода.

И.ЗЕМЛЕР – Смотрите, а что можем мы сделать. Какие необычные решения мы можем принять с нашей банковской системой, практически в подростковом еще возрасте, если Европа с ее вековыми традициями тоже ничего не может сделать?

Д.АНАНЬЕВ – Вы знаете, я думаю, что это разные проблемы. В европейском рынке существует конкурентная среда. Она существенно более здоровая, и даже, несмотря на все аспекты, связанные, допустим, с капитализацией банковской системы, или с проблемными кредитами – все равно существует рынок. В нашей финансовой сфере, рынок пока еще есть, но он становится все менее и менее узнаваемым. Сделки, которые не до конца объяснимы, с точки зрения рыночной логики.

И.ЗЕМЛЕР – И  с простой человеческой тоже.

Д.АНАНЬЕВ –Связанные, допустим, со слиянием и поглощением. Не до конца понятные резоны по этим сделкам – это, конечно, в том числе, убивает инвестиционную привлекательность. Не говоря о том, что есть самые очевидные для инвесторов проблемы – это, как мы с вами из передачи в передачу говорим, это наша правоохранительная система, а самое главное – наша судебная система. На ней работают, исходя из правильных, фундаментальных посылов права…

Е.БУНТМАН – Опять же – это не поддается логике, что для инвесторов плохо.

Д.АНАНЬЕВ – Ну, для инвесторов – поддается, к сожалению, логике. Но, эта логика ущербная – она мешает работать здоровой экономике.

Е.БУНТМАН – Давайте про Европу поговорим. Несколько новостей объединим. Во-первых, зафиксирован рекордный уровень безработицы в Европе.

И.ЗЕМЛЕР – Это оборотная сторона конкуренции.

Е.БУНТМАН – Это было вполне ожидаемо – это раз;во-вторых, грядет принятие бюджетного пакта ЕС во Франции, который еще не ратифицирован – это делается через парламент и насколько бюджетный пакт может спасти и евро и, вообще ситуацию? Это, какие-то меры временные?

Д.АНАНЬЕВ – На мой взгляд, проходят процессы, которые по своей длительности и по формату мы не можем ожидать, что будет принято одно решение, которое перевернет из негатива в позитивную сторону динамику развития. Да, нарастает проблема с безработицей, но это будет одним из факторов, который позволит на следующем витке экономике Европы, получить дополнительный импульс развития. Ведь, нарастающая безработица будет обязательно снижать стоимость рабочей силы и будет на следующем витке развития получать достаточно качественную рабочую силу по более высокой цене, не говоря о том, что европейским профсоюзам и странам нужно будет подумать о том, чтобы либерализовать свою законодательную систему в сфере труда. В Европе существенно более консервативно и для работодателя, но существенно менее комфортно, чем с США.

Е.БУНТМАН – Ну, да. Мы понимаем, очень активно немецкие и французские профсоюзы…

Д.АНАНЬЕВ – Совершенно верно, поэтому европейцы вынужденыбудут либерализовать свой рынок труда. Рабочая сила будет стоить дешевле и соответственно, продукция через некоторое время станет более конкурентоспособной.

Е.БУНТМАН – Мы видим здесь одну ключевую проблему, что с точки зрения экономики, с точки зрения рынков и государства, безусловно, меры по сокращению бюджетного дефицита – они логичны, они действенные в долгосрочной перспективе; но, как это реализовать при тотальном сопротивлении населения, как мы видим в Испании, как мы видим в Греции, где население сопротивляется и недовольно политикой правительства и Евросоюза в целом. Как это преодолеть?

Д.АНАНЬЕВ – У меня вызывает удивление, что все относительно пока все еще спокойно, несмотря на масштаб демонстраций.

И.ЗЕМЛЕР – Оптимистично это у вас прозвучало!

Д.АНАНЬЕВ – Когда уровень безработицы превышает 20% и при этом выходит всего миллион человек – миллион это немало, но в принципе, с точки зрения учебников, больше 14-15% возникает такая ситуация нестабильности в обществе. Просто, наверное, Испания крайне благополучная была долгое время страна или, может быть климат солнечный и сама атмосфера позитивная, несмотря на превышение 20% трудоспособного населения безработица – люди пока еще находятся в ситуации спокойных протестов.

Е.БУНТМАН – Это еще планы не начали реализовываться. Что будет дальше? Дальше будет революция? Скинуть правительство. Вот, парламент уже захватили…на некоторое время.

Д.АНАНЬЕВ – Будем надеяться – нет. Ядумаю, что европейский механизм стабильности вместе с Европейским Центральным Банком начнет работать. ЕЦБ провел стресс-тестирование, в частности, испанских банков. Стало известно, что существует проблема с капитализацией, стал понятен масштаб. Ожидали, что масштаб проблем будет измеряться сотнями миллиардов евро – похоже, стресс-тестирование показало, что нужно меньше для капитализации: 40 или 60 миллиардов евро. Тоже огромные суммы для Европейского ЦБ. Я думаю, что сейчас стоит задача, продумать инструменты, механизмы, которые бы позволили на рыночной основе эти процессы рекапитализации испанских банков осуществить и, соответственно, не скатываться с такую очень критичную зону, волатильную, когда процесс перестанет быть подконтрольным. Вот, в части европейской экономики, несмотря, что негатива больше, чем позитива…

И.ЗЕМЛЕР – Если не могут улучшить, то хотя бы, чтобы не ухудшали…

Д.АНАНЬЕВ – Я думаю, что хорошая новость, что все же правительству и европейцам и Европейскому ЦБ удается все же ситуацию, — несмотря на Грецию, Испанию – удерживать и делать это достаточно эффективно.

И.ЗЕМЛЕР – Ну, что ж, о следующих проблемах Европы поговорим следующий раз.Дмитрий Ананьев – первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам.

Д.АНАНЬЕВ – Спасибо!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире