'Вопросы к интервью
А.ОСИН – 16-08 в Москве, Саша Плющев здесь, Оксана Чиж и Алексей Осин. Обсуждаем, как у нас тут написано: «Скандальный закон об информации»

О.ЧИЖ – Поправки к закону об информации, совершенно верно и возможное создание единого реестра сайтов и ресурсов с небезопасной для детей информацией. И вот, в ближайшее время добавиться еще один гость. Это будет депутат Госдумы Сергей железняк – депутат от «Единой России».

А.ОСИН – Он уже добавился. Сергей, мы вас приветствуем!

С.ЖЕЛЕЗНЯК – День добрый!

А.ОСИН – Стоит ли нам бояться нового закона, черных списков сайтов, не станет ли это первой ступенькой цензуры в интернете? Вы понимаете, все опасаются именно этого.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Я понимаю, точно так же, что все эти опасения абсолютно беспочвенны и бессмысленны, так как цензура впрямую запрещена в конституции нашей страны.

А.ОСИН – Ну, законы иногда могут быть так хитро расставлены, что они то, что в конституции указано, они каким-то образом обходят, и примеры этого мы знаем.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Вы знаете, про примеры можно сейчас поговорить и я с удовольствием послушаю. Потому, что в данном случае, это невозможно. Сама цензура предполагает три модерации: оценку материалов до их публикации, принятие решение о публикации или не публикации материала до его размещения. А мы говорим в законопроекте о блокировании уже размещенных материалов, после их обнаружения в том случае, когда они напрямую связаны с распространением детской порнографии, пропаганде наркотиков и способов их употребления и провокации и пропаганды и поддержке подростковых суицидов. Эти три основания – они являются достаточно четко прописанными. И, согласитесь, что в условиях, когда это может привести к смерти или трагедии детей, здесь необходимо действовать достаточно жестко, но, конечно, при этом не выходить за границы этих трех оснований. Именно поэтому они были четко прописаны.

А.ОСИН – Расскажите, пожалуйста, о процедуре, хотя тут возникает вопрос – ну, бог с ней с премодерацией – ведь это может быть еще способом давления на тех, кто помещает в интернет то, что может не понравится ну, скажем, тем, кто за этим надзирает.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Ну, вот смотрите. Сама методика является следующей: После обнаружения в адрес ресурса направляется соответствующе уведомление, чтобы этот материал по квалифицирующим признакам заблокировать либо удалить в течение удалить. В течение суток владелец ресурса должен удалить этот материал. Если в течение суток этот материал не удаляется, тогда уже требование идет к провайдеру, для того, чтобы ограничить уже доступ к ресурсу. Только в этом случае информация начинает попадать в реестр.

А.ОСИН – А, что это за НКО, которая будет этим заниматься, мониторить и, соответственно, передавать данные Роскомнадзору? И, правильно ли мы поняли?

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Это задача всех неравнодушных граждан нашей страны, которые являются активными пользователями интернета. А решение, конечно, будут принимать органы федеральной исполнительной власти и правительство Российской Федерации определит, что это будет за орган.

О.ЧИЖ – Правильно ли я понимаю, что если я, как гражданин, вижу ресурс, который мне кажется, ну, скажем, призывает к употреблению наркотиков, я, соответственно, звоню в Роскомнадзор и далее запускается эта схема?

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Это может быть таким образом. Кроме этого, можете, обращаясь к добросовестным ресурсам, вначале обратиться к администрации ресурса. На очень многих ресурсах есть кнопка «Пожаловаться администратору», в частности, такая кнопка есть и на вашем ресурсе. Я считаю, что она позволяет вам, в случае возникновения прокламации или возникновения претензии со стороны пользователей быстро получать информацию и определяться, состоятельна ли претензия вашего пользователя или нет.

А.ОСИН – У нас Алексендр Плющев притаился тут за микрофоном.

О.ЧИЖ – Явно хочет что-то сказать.

А.ПЛЮЩЕВ – Смотрите, значит, есть несколько аспектов, которые были здесь проговорены и не проговорены. Во-первых, меня пугает, прежде всего, то, что поспешно принятие этого закона, где абсолютно игнорируется мнение интернет-сообщества. За принятием этого закона стоит так называемая лига безопасности интернета, куда входит часть крупных интернет игроков, игроков отрасли – там не только интернет, в которую не входят, например: Гугул и Яндекс и, я уж не говорю про Википедию. Меня пугает то, что эти крупные игроки возражают против этого – это не просто так. И меня пугает то, что уважаемый депутат Елена Мизулина, которая вносила этот законопроект, говорит, что все, кто протестует против этого законопроекта, являются педофильским лобби. Зная немного ситуацию внутри отрасли, я понимаю, что если с таким настроением продают слона, значит, там не все чисто, и поэтому господину Железняку я просто не верю. Кроме того, есть еще несколько положений в законе, которые заставляют нас немного насторожиться.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Я просто отвечу на первую часть претензий.

А.ОСИН – Да, это Александр Плющев – наш интернет-обозреватель.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Да. Итак. Первая часть. Сам закон был принят год назад в конце весенней сессии прошлого года. После этого в течение года дорабатывались к нему поправки, проводилось огромное количество мероприятий с участием и интернет-индустрии, и гражданского общества, и экспертов многочисленных, которые занимаются проблематикой, связанной с информацией вредной для детей. Поэтому все домыслы о том, что якобы закон принимается абсолютно поспешно — он абсолютно безосновательны.

А.ПЛЮЩЕВ – Это неправда, поскольку российская ассоциация электронных коммуникаций, в которую входят крупные игроки рынка пишет: «В части касающейся реестра сайтов с запрещенной информацией с экспертами отрасли, РАЭК и со специалистами в области информационного права проект не обсуждался, поправки РАЭК не учитывались и остаются неучтенными.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Смотрите. Каким числом датирована эта информация?

А.ПЛЮЩЕВ – Сегодняшним. 11 июля 2012 года.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – НЕРАЗБ. Сергею Плуготаренко, я думаю, что это фамилия известная деятелям интернет-отрасли и спросите его.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, послушайте, это сайт РАЭК, это их официальная позиция.

О.ЧИЖ – Еще раз. Коллеги, мы либо говорим о том, какие есть факты, и я к вашему факту добавляю тот факт, который я публично озвучиваю.

А.ПЛЮЩЕВ – К моему факту добавляется и вчерашнее заявление Яндекса, очень взвешенное, надо сказать, и вчерашняя акция Википедии. Если в течение года с их специалистами консультировались, я думаю, что вчерашних акций не было бы.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Это абсолютно не так. Дело в том, что, во-первых, никогда не пойдет законодательный орган Российской Федерации на подводу у одного или двух или трех экспертов. Консультация проводится со всем эксперт-сообществом и со всей индустрией. Второе. Все прекрасно знали о тех поправках, которые готовятся, несколько раз обсуждались. Более того, все тексты всех поправок автоматически заносятся в базу данных Государственной думы и становятся публично известными – это второе. Третье: у многих экспертов, которые сейчас выражают те или иные опасения, к сожалению, не было времени ознакомится с текстом проекта и они говорят о вещах, о которых не имеют никакого представления, кроме того, что написано другими экспертами в интернете. Четвертое: законодательство, связанное с регулированием информационно-коммуникационной сферы является одним из современных НЕРАЗБ. Это законодательство, которое создается в настоящий момент не только в России, но и в мире. Мы находимся в тесном сотрудничестве с нашими коллегами из других государств. В частности, на прошлой неделе у нас была встреча с руководством Республиканской партии в конгрессе США, которое полностью разделило наши переживания по поводу борьбы с противоправным контентом, который содержит вредную для здоровья и жизнедеятельности информацию. Кроме того, мне говорили продолжать наше сотрудничество и обмениваться информацией касающейся, в том числе, и регулирования тех вопросов, которые касаются правоприменительной практики. Кроме этого могу сказать, что позиция многих экспертов, которые заняли критическую позицию – она основана не на тексте закона, а на тех или иных фобиях, которые есть у тех или иных экспертов.

Я предлагаю обращаться к тексту закона и обсуждать. Если будут предложены со стороны интернет-индустрии какие-то конструктивные предложения, они обязательно будут рассмотрены. Более того, министр профильного ведомства сказал, что обязательно будет работа продолжаться, потому, что законодательство является живым процессом.

А.ОСИН – Это Сергей Железняк, прошу прощения, просто мы с рекламой чуть-чуть опоздали, не вешайте трубку, мы продолжим через минуту, спасибо!

НОВОСТИ.

А.ОСИН – 1.20 в Москве, у нас по-прежнему на телефонной линии Сергей Железняк, депутат Государственной думы от «Единой России» и наш коллега Александр Плющев – интернет обозреватель, Оксана Чиж, Алексей Осин. Теперь, Саша, твои аргументы.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Я еще хочу сказать о втором обвинении, которое было связано с заявлением Елены Мизулиной. Надо понимать, что у Елены Мизулиной есть несомненно своя точка зрения и она, как представитель профильного комитета «О защите семьи, женщин и детей», как один из ведущих депутатов «Единой России» она конечно, занимает свою политическую позицию, а я хочу отметить, что законопроект поддержали все фракции в Государственной думе, все политические партии. И законопроект поддержан единогласно. Если говорить про педофильское лобби, то несомненно, оно существует. Мне сложно оценить его размеры и степень влияния, но я могу сказать, что у меня есть позиция одного из ведущих интернет ресурсов, которая была заявлена мне при встрече. Что если мы не пойдем на поправки, которые бы устраивали эту организацию, то они устроят такую серьезную пиар-компанию по дискредитации инициативы и авторов. На что я сказал, что они вольны делать все, что угодно, я считаю, что подобная позиция со стороны ведущих ресурсов является абсолютно неконструктивной.

О.ЧИЖ – То есть, вас шантажировали?

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, вы же назовете этот ресурс, правда? Ну, что нам обсуждать то, что вы не называете. Вы же назовете, кто вас шантажировал?

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Это бессмысленно…

А.ПЛЮЩЕВ – Это-то, как раз, имеет смысл, потому что я тоже могу рассказывать, о том, кто мне угрожал и, что происходило. Если это беспредметно – это бессмысленно. Давайте по смыслу, по тексту закона. Единственно, что я с вашего позволения прокомментирую про конгрессменов от Республиканской партии, что, если бы кто-то обсуждал закон об НКО, то ссылка на конгрессменов из Республиканской партии она бы в данном случае имела бы совершенно противоположный оттенок, но раз по тексту закона – давайте по тексту закона.

Во-первых, внесен ко второму чтению пункт, который касается не только детей, но всех. Например, речь идет о том, что основаниями для включения в реестр, является решение суда о признании информации, распространяемой посредством сети интернет, распространение которой в Российской Федерации запрещено. Это первый пункт. Второй пункт касается того, что… очень здорово, должен сказать, что ко второму чтению был улучшен закон, в том плане, что указали про порнографические изображение несовершеннолетних и так далее, потому что раньше эта формулировка была размыта. Теперь, включается в реестр за информацию о способах разработки и изготовления использования наркотических средств, психотропных веществ, местах приобретения таких средств, способах и местах культивирования наркосодержащих растений. В этом смысле Википедия должна быть закрыта сразу, моментально. Поскольку, например, если открыть статью, скажем там, конопля, то естественно, там места культивирования указываются. Кроме того, прекурсоры – это спирт. Места изготовления спирта, то есть сайт спиртового завода должен быть закрыт. Это просто моя трактовка, а почему ее так не может трактовать правоохранитель.

О.ЧИЖ – А, как быть с сайтами, которые дают, например, ссылки на фильм «Страх и ненависть в Лас Вегасе»?

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Еще хуже. Насчет информации способов самоубийств, а также призывов совершения самоубийств. Совершенно спокойно сайт «Эхо Москвы» Москвы закрывается, как только там появляется новость, что человек повесился. Поскольку повесился – это способ совершения самоубийства, правда, ведь? Я не понимаю, как квалифицированные законодатели, вроде вас, Сергей, — вы же квалифицированный законодатель – могут давать столь размытые для трактовки формулировки.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Потому, что, во-первых, несомненно, не цель Википедии, не цель «Эхо Москвы»— я надеюсь — пропаганда наркотиков среди подростков.

А.ПЛЮЩЕВ – Тут про цели вообще ничего не написано.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Более того, я считаю, что естественно, по тем или иным причинам из Википедии исчезнут странички с видами наркотиков и способами их изготовления, Википедия нисколько не пострадает и не потеряет.

А.ПЛЮЩЕВ – Давайте о законе, а не о вашем видении ценностей Википедии.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Извините, вы говорите о своем видении – я вам тоже говорю о видении. Если говорить о законе, есть по нему формулировки, которые будут оцениваться. Более того, мы как раз в законопроекте предусматриваем судебный способ решения. Если сейчас до поправок в закон это решение различных органов правоохранительных, которые они могут использовать широко, не опираясь на трактовки в законе, то мы эту ситуацию выводим в правовую плоскость, чтобы были правовые основания для определения правоты сторон.

А.ПЛЮЩЕВ – Да, я слышу вас. Просто я пытаюсь осмыслить это.

А.ОСИН – У вас тут разговор профессионалов.

А.ПЛЮЩЕВ — Можно мы три минуты продолжим. На самом деле интересная штука. Я хочу сразу анонсировать. В воскресенье вечером в 21 час в программе «Точка» разговор этот будет продолжен и если уважаемый Сергей Железняк готов присоединиться – мы будем только за, чтобы дальше продолжить обсуждение. В ближайшее воскресенье 15-го числа. Договоримся за эфиром. Еще. Оставлена блокировка по сетевым адресам и доменным именам. Это большая техническая проблема, в том смысле, что это может привести к тому, что блокируется весь живой журнал, за журнал Алексея Осина, который что-то про прекурсоры написал.

С.ЖЕЛЕЗНЯК – Мы знаем, что все ресурсы, не только серьезные, масштабные, но и небольшие с точки зрения информационной безопасности выходят не через один IP адрес, потому что это была бы слишком большая уязвимость для ресурса. Ваш страх сильно преувеличен. Вопрос, почему не было выбрана блокировка по НЕРАЗБ.? Потому, что с точки зрения трудоемкости исполнения и затратной части участников отрасли, это гораздо более серьезное действие, и оно бы потребовало гораздо больших затрат. Вместе с тем, что те цифры, которые сейчас называются по стоимости необходимого программного обеспечения, организационных усилий, для того чтобы соблюсти требования закона, которые сейчас прописаны, сумма почему-то завышается в 10-20 раз. Мы специально проводили сессии с экспертами, делали оценку затрат отрасли. Они на порядок, а то и больше ниже тех, которые сейчас нашли свое отражение по сети. Это, что касается затрат. Если говорить, какова должна быть позиция ресурса? Позиция ресурса должна быть именно в том, чтобы в течение суток, после получения уведомления о том, что на той или иной странице информация является противозаконной, эту информацию заблокировать или удалить.

Это никак не связано с днем недели, праздничным или рабочим днем. 24 часа – это абсолютно достаточное время, чтобы принять решение и физически его исполнить.

А.ОСИН – Спасибо, это уже детали. Вы продолжите беседу, я надеюсь в соответствующей программе «Точка». Мы же эту тему закрываем, сейчас новости – Александр Климов.











Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире