'Вопросы к интервью
И. МЕРКУЛОВА — 16.07 в Москве. Дневной Разворот продолжается. У нас в гостях Вадим Беляев — генеральный директор интернет-портала Openspace и  Максим Ковальский — главный редактор. Добрый день. Напоминаю, что связаться с нами можно с помощью sms +7-985-970-45-45, и твиттер аккаунт @vyzvon. Некоторое время назад было объявлено, что Openspace, который освещал современное искусство и культуру, сменит концепцию и станет общественно-политическим изданием. Мы сегодня попытаемся понять, каким станет обновленный Openspace.

А. СОЛОМИН – Но перед тем, как мы будем обсуждать уже новый Openspace, у меня вопрос к Вадиму Беляеву, генеральному директору интернет-портала…

В. БЕЛЯЕВ – Вы третий раз это повторяете. Я не генеральный директор этого портала. Я генеральный директор корпорации «Открытие» и инвестор или как там называется в этом портале.

А. СОЛОМИН – Решения, которые принимались об изменении концепции, это ваши решения.

В. БЕЛЯЕВ – Да, но как раз не как директора, а как инвестора, владельца.

А. СОЛОМИН – Вадим, а почему трудоустройство Максима Ковальского для вас на этом этапе было важнее мнения редакции, и собственно редакция ушла значительная часть.

В. БЕЛЯЕВ – Это совершенно не так. То есть это два не связанных события.

А. СОЛОМИН – Важно понять.

В. БЕЛЯЕВ  — Понимаю. Где-то два года назад, когда я этот ресурс приобретал, что меня в нем привлекло. Меня привлекла возможность того, что, на мой взгляд, в российском Интернете должен существовать именно такой общественно-культурный ресурс. И мне действительно очень нравится и название Openspace, это открытое пространство, и сама идея, которая там была изначально. Я не знаю, сейчас уже может быть, многие не помнят, этот ресурс проработал год, потом его бывший владелец по определенным причинам не мог больше поддерживать и полгода ресурс практически лежал. После этого, собственно пришел я в таком хорошем белом смокинге его спасать. Некоторым образом, наверное, спас. После этого ресурс снова начал подниматься. Но то, чего мне бы хотелось – не произошло. То есть, на мой взгляд, во-первых, снова вдохнуть жизнь ту, которая была в самом начале, не удалось. И ресурс, вместо того чтобы превращаться в общественно-культурный, стал действительно, как вы правильно сказали, про искусство.

И. МЕРКУЛОВА — А разве это плохо?

В. БЕЛЯЕВ – Это не хорошо, не плохо. Просто это не то, чего я хотел. Поэтому это такая узконаправленная история получилась. Да, у нее крепкая своя аудитория, которой это интересно и важно, и я готов это учитывать, как мне кажется, учел, именно тем, что мы расстались с редакцией таким именно образом, причем это была моя идея о том, что редакции выплачиваются определенные деньги, и на эти деньги ресурс должен еще существовать какое-то время.

А. СОЛОМИН – Как тот ресурс, каким он был.

В. БЕЛЯЕВ – Да. Поэтому собственно я отдал весь архив, посчитав, что это тоже справедливо, это в определенной степени, скажем так, им он нужнее. Хотя ценность этого я понимаю и в том числе коммерческую.

А. СОЛОМИН – Правильно вас называть инвестором уже и нового Openspace, который будет теперь уже не Openspace…

В. БЕЛЯЕВ – Нет, он будет именно Openspace. Новый с Максимом во главе. А старая редакция будет делать свой проект, к которому я уже теперь не имею никакого отношения. То есть я надеюсь, что я смогу дать им вначале какую-то возможность, которую, так или иначе, они в дальнейшем смогут реализовать. Может быть, у них появится другой инвестор. Может быть, есть другой путь, в который я на самом деле верю и который я бы не решился предложить, будучи внутри этой истории. Но о котором я могу сказать сейчас. По моим подсчетам крепкая аудитория, ядро этого портала это примерно 50 тысяч человек. Бюджет этого портала в 2011 году был 60 миллионов рублей. Но в принципе его можно уже до 40 точно, а может быть до 30. Вот простая математика. Если восстановить механизм подписки, то в принципе это сто рублей годовая подписка на ресурс. И если их читатели, те самые 50 тысяч, в которые я верю, что они у них есть, и что они пойдут за ними куда-то еще, куда их позовут. Если они готовы потратить на существование этого ресурса сто рублей, то, на мой взгляд, этот ресурс дальше может жить столько, сколько нужно и в общем, продолжать и радовать своих читателей и развиваться.

И. МЕРКУЛОВА — Какие надежды вы связываете с новым Openspace, с общественно-политическим изданием. В принципе конкуренты у вас, наверное, серьезные.

В. БЕЛЯЕВ – С одной стороны конкуренты всегда серьезные. Мы в конкурентной среде работаем. Это даже хорошо, это бодрит. Давайте я скажу в двух словах, как мне бы хотелось, а потом Максим скажет, что из этого получится. Для меня правильная тональность, которой я хотел добиться, и которую надеюсь, сейчас в определенной степени добиться, если помните, была такая статья Лошака «Закоротило». Собственно, она и была опубликована на старом Openspace. На совсем старом-старом, еще до меня. Это, на мой взгляд, пример того, что сегодня представляет из себя открытое пространство. То есть это культура, политика, это скажем так, политика как часть культуры, экономика как часть политики. Вот одно цепляет другое, это все связанные вещи. Без такого глубокого ухода в одну специфическую тему, когда понятно, остальное все подвисает. Вот чего бы мне хотелось от этого ресурса.

А. СОЛОМИН – Максим, а как вы видите?

И. МЕРКУЛОВА — Это будет такой вариант «Коммерсантъ-Власти»?

А. СОЛОМИН – Или например, вариант «Большого города», который, как известно, тоже поменял концепцию и ушел от политики.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Как бы вам сказать, повторять «Коммерсантъ-Власть» это было бы неправильно. Просто с профессиональной точки зрения. Одну и ту же шутку два раза не принято повторять. Но, безусловно, в этом журнале я проработал 12 лет, я категорически себя изменить не могу, все стереть, и заново начать. Понятно, что какие-то вещи, какие-то подходы перекочуют из журнала сюда. Но я бы сказал так, что журнал был все-таки более политический, там было больше про власть, про общество не так много. Хотя мы попытались этого добиться. Вот на Openspace я надеюсь, что удастся это соотношение несколько изменить. Что про общество будет больше, чем про власть. Вот так вот, если сравнивать с «Властью», то будет крен больше в сторону общества. Я надеюсь.

А. СОЛОМИН – Какие люди?

И. МЕРКУЛОВА — Люди перекочуют тоже?

А. СОЛОМИН – Есть какие-то имена, которые вы можете назвать, которые будут работать с вами, которые не работали в Openspace до этого.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Есть, конечно, имена, которые я могу назвать, большинство из них ничего не скажет. Это люди, которые внутри редакции работали, работали редакторами.

А. СОЛОМИН – Они работали с вами до этого?

М. КОВАЛЬСКИЙ — Да. Они работали во «Власти». Они не являются знаменитыми журналистами, материалы не подписывались их именами. Я могу назвать Веронику Куцылло, которую многие знают.

И. МЕРКУЛОВА — Знаменитый журналист.

А. СОЛОМИН – Вы ее из «Дилетанта» увели?

М. КОВАЛЬСКИЙ — Да, так точно.

А. СОЛОМИН – Понятно. Продолжайте.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Венедиктов в здании сейчас?

И. МЕРКУЛОВА — Да, он в редакции.

А. СОЛОМИН – Я думаю, он ждет вас там уже.

М. КОВАЛЬСКИЙ — У выхода, да.

А. СОЛОМИН – Да, он вездесущ. Найдет обязательно, даже если вы черным ходом уйдете.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Ну что делать. Как-то без Вероники я не могу. Из таких известных имен я готов назвать Веронику, которая была моим заместителем и во «Власти».

А. СОЛОМИН – В целом эти люди, которые занимались политикой, я имею в виду темы.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Нет, это не пишущие авторы. Пишущих авторов я вас сейчас не называю. Раньше времени. Я называю именно редакцию. Дело в том, что мое глубокое убеждение состоит в том, что журнал или любое другое издание это не площадка, в которой создаются отдельные сегменты для выступления журналистов. Редакция не только должна пускать авторов пописать, но и должны создавать какой-то редакционный продукт. Он может быть безымянный, создание такого продукта не продвигает чьи-то конкретные имена, но это мне кажется, обязательно должно быть.

И. МЕРКУЛОВА — Господин инвестор, вы как-то намерены ограничивать журналистов Openspace или они будут абсолютно свободными?

В. БЕЛЯЕВ – В чем именно ограничивать? В расходах?

И. МЕРКУЛОВА — И в расходах тоже. Но вообще о сути работы и профессии.

В. БЕЛЯЕВ – Нет.

А. СОЛОМИН – Нет ни в чем. Условно, если Максим Ковальский принимает решение напечатать фотографию каких-то бюллетеней…

И. МЕРКУЛОВА — С какими-нибудь фамилиями.

В. БЕЛЯЕВ – Здесь одно из двух. Ты либо сам стоишь на месте над главным редактором, нависая и, по сути, исполняя его работу, и следишь, чтобы он чего-то не напечатал. Тогда ты сам по сути являешься главным редактором. Как мне кажется. Либо по-другому, только так.

А. СОЛОМИН – А устав же есть у Openspace. Какой-то документ, определяющий работу.

И. МЕРКУЛОВА — Они так посмотрели друг на друга.

А. СОЛОМИН – Вот у нас, например, в уставе написано невмешательство…

И. МЕРКУЛОВА — Например, журналист не может быть членом партии.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Простите, но это просто по закону о СМИ владелец или генеральный редактор не может вмешиваться в редакционную политику. Это можно продублировать в уставе, можно продублировать в уставе каждой отдельной комнаты, но просто это в законе о СМИ говорится.

А. СОЛОМИН – Но есть же разные способы обойти эту позицию.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Я понимаю, почему у вас возникает этот вопрос. Не скрою от вас, когда первый раз мы с Вадимом встретились, я только получил предложение возглавить Openspace, это был мой первый вопрос. Будете ли вы надо мной стоять и говорить, что этих упоминать можно, а этих нельзя. И так далее.

А. СОЛОМИН – И ответ?

В. БЕЛЯЕВ – Я постарался вспомнить всех, кого я знаю, кого бы я не хотел, чтобы были употреблены. Не вспомнил.

М. КОВАЛЬСКИЙ — И ответ был «нет». Тогда, как и сейчас. Иначе бы я просто не согласился.

А. СОЛОМИН – Подобные шаги, которые уже однажды привели Максима Ковальского к увольнению из журнала, в котором он проработал 12 лет. Вопрос принятия решения на Максиме Ковальском. Правильно?

В. БЕЛЯЕВ – А как еще?

А. СОЛОМИН – Вы не вмешиваетесь, обычно такие вещи проходят, если человек, условно генеральный директор, инвестор или сам главный редактор, потом имеет возможность принимать атаку на себя со стороны администрации президента или кого-то еще и уметь с ними договариваться.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Позвольте, можно я уточню одну вещь. Увольнение главного редактора не является вмешательством в редакционную политику. Допустим, если я второй раз опубликую этот бюллетень или может быть какие-то еще другие, если Вадим уволит меня, это не будет вмешательством в редакционную политику. Вмешательством в редакционную политику будет, если он мне будет препятствовать поставить этот бюллетень. То есть он не может влиять на контент, на содержание, на то, что я делаю. Но меня заменить как владелец вправе.

А. СОЛОМИН – Понятно. Вопрос еще такой. Все-таки новый Openspace к чему будет приближен. Поскольку это интернет-сайт, это все-таки оперативная история. То есть это новости или все-таки больше публицистика, анализ какой-то.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Вы задаете самый сложный для меня сейчас вопрос. Поскольку на ходу все это делается. Не так много у меня времени. Я не готов говорить про подробности. У меня даже родилась шутка на эту тему, что видно, что Россия все-таки поднимается с колен, поскольку все концепции делаются на коленке. Новости будут, безусловно, но не такие, как на всех новостных ресурсах. Конкурировать с Газетой.ру или Лентой.ру мы не будем. Потому что это просто бессмысленно. Гарантированно проигрышное положение…

И. МЕРКУЛОВА — Значит что-то свое нужно, наверное.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Да, ну естественно. Делать новости некоторым специфическим образом. Это, наверное, моя любимая тема. Я боюсь, у вас не хватит времени в эфире, я могу об этом долго рассказывать.

И. МЕРКУЛОВА — Делать новости специфическим образом – это интересно.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Вот видите, вам интересно. У меня об этом есть очень много сказать.

А. СОЛОМИН – А пример какой-то.

М. КОВАЛЬСКИЙ — У меня есть большая теория на  эту тему. Я не готов вам высказать это в двух словах.

А. СОЛОМИН – А вы ее, может, напишите.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Она написана.

А. СОЛОМИН – И опубликована.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Нет, не опубликована.

А. СОЛОМИН – Опубликуете, может быть.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Ну может быть когда-нибудь.

В. БЕЛЯЕВ – Это, я так понимаю, некое ноу-хау практически. С моей точки зрения, что могу сказать. Я уверен, что это не будет старый Openspace, я надеюсь, что это не будет старый журнал «Власть». Но я думаю, что это может быть где-то посередине.

А. СОЛОМИН – Старый Openspace был не таким уж плохим изданием.

И. МЕРКУЛОВА — Напротив коллеги отзываются очень…

В. БЕЛЯЕВ – Я совершенно не говорю, что он плохой.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Тематически я имею в виду.

И. МЕРКУЛОВА — Он бы же единственным по сути.

В. БЕЛЯЕВ – Он и остается.

А. СОЛОМИН – В своей нише, безусловно. Скажите, а почему все-таки не новый бренд, почему Openspace? Почему вы решили зацепиться, это ведь все-таки действительно аудитория, привязанная к названию.

И. МЕРКУЛОВА — Вы не боитесь, что люди разочаруются? Они зайдут на Openspace в надежде получить какие-то новости о современном искусстве и культуре, а увидят там что-нибудь политическое.

В. БЕЛЯЕВ – И так и так возможно. Наверное, часть разочаруется. Наверное, часть наоборот, зайдет с интересом, часть, возможно, будет счастлива увидеть что-то другое. Тут будут и такие и такие. Почему я решил сохранить это название. Потому что я действительно считаю, что оно важное. Есть такой умный человек Маклюэн, одно из его базовых утверждений, что в современном мире канал частично является уже определяющим для контента. Поэтому я считаю, что это вообще в русском Интернете очень важное понятие. Да, можно было бы делать новый ресурс, можно было его, паразитируя на популярности Ковальского, особенно после последних событий, раскручивать с нуля. Даже можно предположить, какие названия в таком случае фигурировали. Но я считаю, что та идея о том, что Openspace это есть открытое пространство, она имеет право на существование. Она должна быть реализована. Я верю в то, что Максим этот тот человек, который может это сделать.

И. МЕРКУЛОВА — Но это будет какая-то площадка для дискуссий? Будут там какие-то известные люди…

М. КОВАЛЬСКИЙ — Ну слушайте. В любом СМИ бывают какие-то известные люди. Это не то что какое-то принципиально иное СМИ.

И. МЕРКУЛОВА — Но вы же хотите создать что-то новое.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Не то что какие-то жанровые открытия мы совершим.

И. МЕРКУЛОВА — Не совершите.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Нет, конечно. Но все, что известно журналистике, все может быть. И все будет. Но велосипеда там не будет. Мне кажется важным не то, чтобы придумывать какие-то новые формы подачи информации или какие-то новые жанры, вопрос в том, в каких пропорциях то, что уже существует, должно быть смешано. В этом коктейле какое должно быть соотношение. Это действительно тонкий вопрос. Боюсь, правда, что я не смогу формализовать это, это только на уровне чувств у каждого редактора существует.

В. БЕЛЯЕВ – Поживем, увидим. В конце концов, есть пример… Openspace (неразборчиво) WOS.

А. СОЛОМИН – И, кстати, что с ним будет?

В. БЕЛЯЕВ – С ним все будет точно так же, как и было. Он продолжает существовать. И мы надеемся, что WOS частично сможет помочь новому Openspace. По меньшей мере, в визуализации тех идей, о которых мы говорим. То есть я надеюсь, что эти порталы будут теперь ближе друг к другу, чем это было раньше.

А. СОЛОМИН – Максим, еще вопрос к вам. Уже новый Openspace чьим конкурентом будет? Вы видите, по крайней мере, как.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Вы знаете, я за долгое время работы в журнале «Власть» понял, насколько условные эти разговоры. Вроде бы есть понятие деловых еженедельников.

А. СОЛОМИН – Но вы же смотрите, допустим, что-то удается каким-то другим журналам. Где-то мы тут пропустили, где-то сделали лучше. Вот с новым Openspace на кого вы будете обращать внимание? На СМИ в целом?

М. КОВАЛЬСКИЙ — Я думаю, что на самые разные СМИ. Что-то может быть в «Коммерсанте», а что-то может быть на Полит.ру, а что-то может быть вообще где угодно. Какая-то шутка, которую не мы придумали, для меня тоже всегда большое поражение. На самом деле, когда говорят про конкуренцию, скорее даже, может быть, вы меня поправите, я к таким выводам пришел, конкуренция не среди читателей, а среди рекламодателей. Когда ряд изданий помещают в одну нишу и говорят, что они конкуренты, речь идет о том, что они получают рекламу от одних и тех же рекламодателей. Вот за это идет борьба. Потому что рынок читающих серьезные вещи граждан у нас не так обширен. Я не знаю, какие цифры у вас по радио, но в Москве общее количество читающей публики именно серьезную прессу, 500-600 тысяч человек. Это очень узенькая в принципе полянка.

И. МЕРКУЛОВА — Но, тем не менее, Вадим все-таки решил как-то развивать это, видимо, рассчитывая, что бизнес перспективным будет, да.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Вадим сейчас говорил про нынешние 50, до 500-600 есть некоторое пространство.

И. МЕРКУЛОВА — Спрашивают, колонки Лошака и Белковского будут в новом Openspace?

М. КОВАЛЬСКИЙ — Я бы ничего не имел против.

А. СОЛОМИН – У вас были разговоры какие-то с ними на эту тему?

М. КОВАЛЬСКИЙ — На эту тему нет. Я не исключаю, что по каким-то соображениям как бы преданности старой редакции, кто-то из них не захочет или не захочет на первых порах. Я пока с ними не беседовал. Я очень надеюсь…

А. СОЛОМИН – Было объявление на сайте о том, что 30 июня он уже перестанет существовать в том виде. Но я сегодня специально открыл сайт.

В. БЕЛЯЕВ – Имелось в виду, что он перестанет обновляться в том режиме, в котором он обновлялся. Потому что Openspace вообще был очень многопишущий ресурс, там до 8-10 больших обновлений в день раньше выходило.

А. СОЛОМИН – И сейчас 29 последнее. Максим, а когда мы сможем увидеть уже новый Openspace?

М. КОВАЛЬСКИЙ — Мы планируем 18-го открыть экран.

И. МЕРКУЛОВА — Июля.

А. СОЛОМИН – То есть это уже будут новые материалы, а сайт сам изменится, структура.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Конечно. Дизайн изменится. Структура изменится.

А. СОЛОМИН – Все готово, он уже будет заполнен, и 18-го июля мы сможем увидеть что-то новое.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Я надеюсь, что да.

А. СОЛОМИН – И оценивать как-то это.

М. КОВАЛЬСКИЙ — Оценивать я даже знаю, как вы это будете.

А. СОЛОМИН – А как?

М. КОВАЛЬСКИЙ — Как любое новое, возникшее на месте старого, конечно, сначала будет возмущение и рассуждения в комментариях о том, что ради такого барахла стоило…

А. СОЛОМИН – Посмотрим, посмотрим, что будет. Максим Ковальский, Вадим Беляев – руководство нового Openspace у нас в эфире только что. Спасибо большое. И удачи.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире