'Вопросы к интервью


Т.ДЗЯДКО: 15 часов и 35 минут в Москве, дневной «Разворот», Ирина Воробьева, Тихон Дзядко. 363-36-59 – это телефон прямого эфира, +7 985 970-45-45 – номер для ваших сообщений SMS, которые также можно присылать через Twitter, если вы пишете аккаунту @vyzvon и через наш сайт в интернете echo.msk.ru.

И.ВОРОБЬЕВА: Ого. Это было представление Тихона Дзядко о том, как общаться с нами в прямом эфире. Ну а мы обещали подвести итоги голосования нашей прошлой темы, которую мы обсуждали в предыдущей получасовке, говорили мы о возможном способе каким-то образом закрыть вопрос приватизации 90-х, несмотря на то, что способов как-то это закрыть пока никто не нашел особо. Но, все-таки, вот мы спрашивали, нужно ли просто взять, забыть и закрыть, и спрашивали мы в Сетевизоре. Я могу сказать, что большинство проголосовавших сетезрителей, то есть 65% считают, что нет, вопрос о приватизации 90-х закрывать вот так не нужно и лишь 35% говорят, что да, давайте уже закроем и пойдем дальше. Вот, большинство считает, что нужно что-то, все-таки, придумать.

Т.ДЗЯДКО: Давайте сейчас будем, что ли, переходить к следующей теме, поговорим про алкоголь. Сегодня эта тема звучит на самых разных трибунах и из уст самых разных политиков и представителей власти. В частности, сегодня заседание совета, Открытая трибуна, там шла речь об этом. Владимир Жириновский предложил ввести жесткую госмонополию на производство и продажу алкоголя. Кроме того, он обратился ко всем партиям с предложением объединиться в борьбе с алкоголем для того, чтобы ввести в России сухой закон.

В Национальной алкогольной ассоциации предлагают создать в России специальные государственные магазины, которые будут заниматься продажей спиртного. Есть различные предложения от «Единой России». Кроме того, представители партии власти обращают внимание на то, что среди подростков и несовершеннолетних очень распространен алкоголизм и многие подростки несовершеннолетние выпивают, и в «Единой России» намерены усилить борьбу с алкоголизацией подростков. В частности, первый зам руководителя фракции «Единой России» в Госдуме Вячеслав Тимченко об этом говорил сегодня. «На сегодняшний день все меры хороши, — сказал он, — необходимо ужесточение запрета и введение запрета на потребление до 21 года. Но запретительными мерами исключительно не обойтись». Сейчас мы о разных мерах поговорим с нашим гостем по телефону – это Павел Шапкин, президент Национальной алкогольной ассоциации. Павел, добрый день.

П.ШАПКИН: Здравствуйте. Ну, руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики.

Т.ДЗЯДКО: А, да, хорошо, прошу прощения. Спасибо за уточнение. Скажите, пожалуйста, Павел, какие меры вам кажутся по борьбе с алкоголизмом самыми первоочередными и самыми правильными, самыми разумными?

П.ШАПКИН: Ну, в первую очередь надо запретить рекламу пива на телевидении. И это самое первое, что нужно сделать. Потому что мы говорим о том, что нужно ограничивать продажу пива в киосках, нужно запретить в ночное время продажу пива. В то же время рекламу никто не запрещал. То есть абсурдная ситуация. Реклама начинается в 10 часов, а ночью запрещается продажа пива.

Т.ДЗЯДКО: Хорошо. Это первое. А далее? Вот запретили рекламу пива.

П.ШАПКИН: Ну, а дальше нужно вводить государственную продажу алкогольной продукции, потому что именно государственная компания не заинтересована в стимулировании продаж алкогольной продукции. Сегодня коммерческие фирмы стараются продать как можно больше, им это выгодно. А государственная компания будет заботиться о соблюдении установленных ограничений.

Т.ДЗЯДКО: Скажите, а правильно я понимаю или неправильно, вот разъясните такой вопрос, насколько государство у нас в бюджет получает какие-то значительные суммы от продажи алкоголя? Или нет?

П.ШАПКИН: Ну, с пива получается 90 миллиардов рублей в год, примерно 90 миллиардов рублей в год получают со всех остальных видов алкогольной продукции и этилового спирта. В общем, 180 миллиардов – это акцизы. Ну, считается, что акцизов можно собирать больше, особенно с (НЕРАЗБОРЧИВО) алкогольной продукции. С этой целью желательно ввести вмененный налог на производственные мощности вместо акциза. Тогда понятие «левой водки» исчезнет.

Т.ДЗЯДКО: А скажите, Павел, вот просто чтобы уточнить. 90 миллиардов, 90 миллиардов. А если в каком-то процентном соотношении, это в бюджете это какая-то важная строка, важная статья?

П.ШАПКИН: Ну, это примерно 2% от всего бюджета.

Т.ДЗЯДКО: Ну, иначе говоря, насколько наш бюджет пострадает, если, например, будет реализовано предложение Владимира Жириновского, лидера ЛДПР о сухом законе и запрете вообще алкоголя?

П.ШАПКИН: Оно не реализуемое. И дело не в бюджете совершенно. Дело в том, что когда несколько десятков лет стимулировалась продажа алкоголя, рекламировался и половина наших фильмов про алкоголь, на самом деле, вводить сухой закон просто бессмысленно.

И.ВОРОБЬЕВА: Я думала, про любовь, если честно. Павел, скажите, пожалуйста, вообще все вот эти заявления, которые сегодня звучат, они вас не пугают?

П.ШАПКИН: Да нет. Это нормальная дискуссия. Действительно, чего-то надо делать более серьезное, чем делают сейчас, и более осмысленное.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть вы согласны с тем, что ситуация с употреблением алкоголя в России довольно плачевная, что пьют слишком много людей, что очень много подростков пьют и так далее?

П.ШАПКИН: Дело в том, что у нас употребление алкоголя увеличивается. В прошлом году оно увеличилось на 3,5%. В этом году по итогам 4-х месяцев, говорит Росстат, увеличилось еще на 2,5% по сравнению с прошлым годом. То есть в отличие от ожидаемых результатов снижения алкоголизации населения эта алкоголизация, наоборот, растет. Поэтому цель к 2020 году снизить потребление алкоголя в 2 раза – она пока просто эфемерна.

И.ВОРОБЬЕВА: Павел, скажите, пожалуйста. Может быть, вы в курсе? Просто если это не к вам вопрос, то нет. Вот, обсуждалось такое мнение, что врачи, когда человек умирает явно от алкоголя, от каких-то передозировок алкоголя или просто алкоголем довел там печень до смерти, никогда не пишут в причине смерти, что причиной смерти явился алкоголь. Это, действительно, так?

П.ШАПКИН: Ну, вы знаете, ну, конечно, пишут там «сердечная недостаточность» чаще всего. Здесь еще есть проблема то, что сердечная недостаточность может возникнуть через пару суток после того, как человек хорошенько выпил. Но двое суток он еще после этого не пил. И тогда это вообще как-то с алкоголем трудно связать, хотя, на самом деле, это синдром праздничного сердца так называемый. Действительно, сердце может отказать даже после того, как человек, вроде, уже пришел в себя.

И.ВОРОБЬЕВА: А вы считаете это правильным, что не пишут причину «алкоголь»?

П.ШАПКИН: Ну, наверное, не всем приятно в свидетельстве о смерти родственникам читать причину, связанную с употреблением алкоголя.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну да. И статистику посчитать из-за этого тоже невозможно. Поняли. Спасибо вам большое, это был по телефону наш гость Павел Шапкин, руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики. Спасибо вам большое за то, что вышли к нам в эфир.

П.ШАПКИН: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире