'Вопросы к интервью


Т. ДЗЯДКО: 15 часов и 35 минут в Москве, переходим к другой теме. Наш традиционный гость Дмитрий Ананьев, 1-й зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам здесь у нас в студии. Дмитрий, добрый день.

Д. АНАНЬЕВ: Добрый день.

Т. ДЗЯДКО: Я напомню все наши координаты +7-985-970-45-45, номер для ваших сообщений, СМС. Так же, их можно присылать через твиттер, если вы пишете, аккаунд @vyzvon. И через интернет с нашего сайта www.echo.msk.ru. Сегодня множество новостей приходит, связанных с зоной евро…

А. ГРЕБНЕВА: Все опять начали её хоронить.

Т. ДЗЯДКО: Которая да, которая как будто бы трещит по швам. Трещит, или нет?

Д. АНАНЬЕВ: Вызнаете, пока нет, но ожиданий на рынке негативных больше. Они усилились. Это конечно, я думаю, что добавляет таких, не хороших предчувствий. Но пока я думаю, что в основном аналитики учитывают не способность Греции сформировать правительство, и приход во Франции нового лидера Олланда.

А. ГРЕБНЕВА: Социалиста.

Д. АНАНЬЕВ: Социалиста, да. И это будет означать, что та бюджетная дисциплина, которая налаживалась и попытка пройти сложные времена за счет строгой бюджетной дисциплины, и за счет может быть, не популярных решений, сейчас уже многими ставится под вопрос. Если будет ревизия бюджетная и дисциплина в ЕЭС, то эффект Греции может оказаться таким просто что называется смешным моментом, по сравнению с общей ревизией, бюджетной дисциплины, касающейся всех стран ЕЭС.

Т. ДЗЯДКО: А вам кажется, что приход Олланда будет означать какую-то резкую смену курсов французской экономической политики, в рамках Евросоюза?

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, сложно предсказывать. Но, по крайней мере те заявления, и попытка ревизировать достаточно жесткую позицию Германии по этому вопросу — это сигнал. Очень важно будет посмотреть, как пройдет первая встреча Олланда с Меркель.

А. ГРЕБНЕВА: Собственно, он туда и поедет, в свою первую поездку.

Д. АНАНЬЕВ: Я думаю, что эта встреча, я надеюсь, что она позволит дать какую-то основу для того, чтобы прогнозировать, как будет развиваться ситуация в будущем. Но большинство аналитиков, я думаю, что начинают уже учитывать негативный сценарий развития. А негативный сценарий развития я бы характеризовал: попытка каждой страны самостоятельно решать свои вопросы. И выход из сложной ситуации не коллективно, а поодиночке. А поодиночке – это будет означать значительное увеличение проблем, и скорее всего развитие такого явного, более жесткого негативного сценария, экономики Европы в целом.

А. ГРЕБНЕВА: Вот смотрите, есть данные «Евростата», что зона евро завершила первый квартал с нулевым экономическим ростом. Вопреки прогнозам, которые обещали спад. Или это не о чем не говорит?

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, я думаю, что даже небольшая рецессия сейчас уже никого особенно не пугает. Я думаю, что основная угроза лежит в масштабных кризисах, предположим, банковской системы. Не то, чтобы даже в отдельных южных странах Европы. Если этот кризис начнет распространяться на долговые обязательства стабильных стран. Если стоимость заимствования будет для них дорожать, но если пойдет системный банковский кризис в Европе. Вот в этом, на мой взгляд, может быть основной риск.

А. ГРЕБНЕВА: Смотрите, вот обсуждается еще сценарий всё-таки возможного выхода Греции из зоны евро. Но ряд стран, например французы, опять-таки посчитали, что выход Греции из зоны евро только Франции обойдется в 50 миллиардов евро. То есть, это возможно и потери страны в случае этого. Вот как тут быть, как…

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, я думаю, что оценить масштабы потерь будет достаточно сложно. Надо я думаю, что всё же политикам постараться предпринять все возможности для того, чтобы находить единое решение, и вместе проходить этап проблемный, будет на мой взгляд проще. Другое дело, что у ряда национальных политиков есть тоже популистская доминанта. И от неё никуда не деться. Если Греция не может сформировать правительство, то это будет означать такой де-факто, отказ наверное от тех решений, которые были приняты раньше, и которые в принципе рынок успокаивали.

А. ГРЕБНЕВА: Просто хотелось бы понять, вот как вы считаете, да? Вы сказали, что все идет к тому, что национальные экономики будут сами справляться. Все-таки Евросоюз…

Д. АНАНЬЕВ: Появились дополнительные сигналы. Я все же надеюсь, что здравый смысл восторжествует…

А. ГРЕБНЕВА: Такого не будет.

Д. АНАНЬЕВ: И что политикам удастся все же обуздать национальные популистские настроения, и кризис будет проходить ЕЭС в целом. И позиция евро…

Т. ДЗЯДКО: А вам кажется, что это проще?

А. ГРЕБНЕВА: Ну условно, изолировать Грецию, пусть она…

Д. АНАНЬЕВ: Это будет правильнее, гораздо меньше будет рисков, эффекта «домино». Даже если в одной, отдельно взятой стране начнет рушиться банковская система, и начнут… Появятся дефолтные бумаги государства, то волей не волей, риск на облигации допустим других стран, он будет существенно выше. Это будет такая знаете, как воронка, которая будет засасывать все большее и большее количество стран на бюджетное нездоровье, и на достаточно слабые банковские системы. Сейчас все же у стран, я бы сказал осторожно, больше, чем у одной в Европе. Это будет означать, что вот эта воронка может начать затаскивать туда не только европейскую банковскую систему, но это просто скажется в целом на всех, на глобальной экономике в том числе.

А. ГРЕБНЕВА: То есть, на проблемы Греции нельзя закрыть глаза и сказать: «Вы там сами разбирайтесь, а мы тут будем сами с собой». Поэтому, накачивание будет продолжаться.

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, на проблему Греции наверное можно будет закрыть глаза, если будет сразу же предложен комплексный подход и список мер, который позволит просто Грецию допустим, отделить. Но это должно происходить параллельно, это не может быть длинный процесс. Этот процесс должен быть заранее подготовлен в ЕЭС. И должна быть предложена система мер, которая позволила бы все же остальное пространство сохранить в здоровом состоянии.

А. ГРЕБНЕВА: А каким образом отделить можно страну в рамках уже существующих?

Д. АНАНЬЕВ: Дефолт, предположим. Вот если обсуждать худший вариант, если будет объявлен дефолт к этому времени у ЕЦБ должен быть план действий.

А. ГРЕБНЕВА: А как вам кажется, все-таки, будет объявлен дефолт, или нет? В конце концов?

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, я все же хотел бы рассчитывать на то, что негативные сценарии сбываться не будут. Всем будет нам конечно сложнее проходить этап, если будет бушевать масштабный кризис. Это скажется на глобальной, и в том числе на российской экономике.

Т. ДЗЯДКО: А вот если вернуться к вопросу европейского союза, или же действия национальных государств. Сейчас мы предпринимаем всяческие шаги по созданию евразийского союза в нынешнем виде, в составе России, Казахстана и Белоруссии. Насколько такие национальные объединения сильнее, мощнее что ли, чем экономики сами по себе, конкретно? Насколько это оправданно и осмысленно? Или же в национальных объединениях, неизбежна одна слабая экономика, будет тащить вниз за собой все остальные. Как мы видим сейчас на примере Греции в Евросоюзе.

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, бывает обратная ситуация, когда одна сильная экономика вытаскивает достаточно большой (неразборчиво) экономик, как это было, допустим, в прошлом году с Германией. Германия показала… И по базе это просто большая экономика, сама по себе. Семи процентный рост ВВП. Фантастический результат, и ан сегодняшний день темпы роста экономики Германии несколько замедляются, там чуть менее процента. Но все равно, это очень хороший показатель. И ситуация выглядит не столь, может быть одномерной, когда мы с вами фокусируемся только на аутсайдерах, и говорим: «Вот допустим, Греция тянет сразу всю Европу вниз». Нет, есть и сильные экономики, которые в целом, вытягивают нам национальные экономические объединения. С точки зрения глобальной торговли, то пользы конечно от таких объединений есть, особенно если существуют правила справедливой торговли. Легче функционирует рынок капитала, лучше перетекают технологии. То есть в целом, с точки зрения экономики, все процессы должны двигаться более здоровым образом, побеждая более конкурентные предприятия, более эффективные предприятия. И соответственно, повышается производительность труда, со всеми вытекающими последствиями. Однако если существуют такие внутренние запретительные барьеры, бюрократические, коррупционные, то это наносит серьезный ущерб, в том числе и для глобальной экономики, допустим, общеевропейской. И в этой части, те же самые свод правил внешней торговой организации ВТО, он в принципе позитивен, но с другой стороны большинство стран все же научились в том числе, находить какие-то противоядия. И вот эти вот соглашения, они позволяют в том или ином виде, правила свободной торговли, ну все же, несколько видоизменять.

А. ГРЕБНЕВА: Дмитрий Ананьев у нас в эфире, я напомню. Давайте уже про нас теперь поговорим. Смотрите, какие мы нашли сведения. В начале мая капиталы начали активно утекать из России. Отток капитала вырос в 10 раз, всего лишь за неделю. Это данные ЕПФР, изучающего движение капиталов. Так вот, с третьего по 9 мая, инвесторы выведи из России 188 миллионов долларов. А по данным российского ФБ, за первый квартал этого года отток капитала составил более35 миллиардов долларов.

Д. АНАНЬЕВ: Суммы большие. Мы с вами неоднократно уже обсуждали, что ситуация в известной степени не является оптимистичной. Потому, что при такой конечно, конъектуре позитивной, с точки зрения нефтяных цен, можно было ожидать приток капитала. Однако, неблагоприятный инвестиционный климат, в (неразборчиво) можно писать наверное его, это протестное настроение. Ну, и в первую очередь конечно не протестное настроение. Я думаю, что такая, существующая коррупция в нашей экономике. Это знак равенства наверное, между неблагоприятным инвестиционным климатом. Это те наверное, движущие факторы, ключевые факторы, которые сподвигают инвесторов голосовать в части вывода капитала из страны. Есть ещё один, достаточно на мой взгляд, существенный фактор, который является наверное еще одним стимулом для того, чтобы капитал из РФ утекал. В том числе крайне привлекательные цены на активы в Европе. Это уникальная ситуация, Европа никогда, с точки зрения стоимости своих активов, не стоила так дешево, как сейчас. И для многих рациональных инвесторов принять решение о приобретении тех или иных активов, будь то недвижимость, или заводы, либо какие-то другие активы в Европе, сейчас может являться рациональным (неразборчиво).

А. ГРЕБНЕВА: Я думала, вы скажете вот этот главный фактор – это то, что у нас президент теперь новый, и Владимир Путин вернулся в Кремль. Просто многие газеты британские писали о том, что Путину придется выстраивать очень продуманную экономическую именно политику. Потому, что образ его для западных инвестиционных групп, он все-таки не такой, как Медведев.

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, я думаю, что предыдущий срок вновь избранного президента, он давал очень хорошую фактуру для оптимизма. И заканчивался он просто на волне успеха. Я думаю, что сейчас ситуация совершенно другая, и с точки зрения ожиданий, и на лицо мы видим все же протестные настроения. Они не глобальны, но они есть, и они сильны. Их нельзя не замечать. Я думаю, что один из этих существенный факторов, который сейчас ожидает… Ну, надеюсь, значительное количество и граждан, и аналитиков, состав правительства. Я думаю, по составу правительства в том числе, можно будет делать уже первое суждение о том, каким будет кабинет, каким будут задачи, как эти люди будут подходить… Насколько компетентны, профессиональны они для того, чтобы решить те предвыборные задачи, которые вновь избранный президент во время предвыборной компании очень четко озвучил.

А. ГРЕБНЕВА: Вам ничего не известно? Ну в прочим, если даже вам известно наверное, вряд ли вы нам озвучите вот по поводу правительства. Ну, там я не знаю, это совершенно новые люди будут, или как-то…

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, я не (неразборчиво), мне ничего не известно.

Т. ДЗЯДКО: как вам кажется, вот поскольку сейчас идут разговоры про обсуждение структуры нового правительства. Насколько нынешняя структура правительства на ваш взгляд, выглядит оптимальной, не оптимальной. Насколько её нужно менять, преобразовывать. Поскольку мы знаем, что у Дмитрия Медведева есть какое-то свое собственное видение того, что структура правительства должна быть изменена. Насколько на ваш взгляд, эта необходимость назрела?

Д. АНАНЬЕВ: Я думаю, что перемены нужны. Скажу может быть банальные вещи. Я думаю, что нам нужно не только правильно ставить задачи, то, что уже научились делать. Писать концепции стратегического развития, до 2020 года. На мой взгляд, самая большая проблема большинства министерств, ведомств, это конкретное компетентное, профессиональное честное исполнение поставленных задач. Вопрос честного подхода, он на мой взгляд стоит во главе угла, мы знаем, как функционируют у нас государственные институты, и улучшение функционирования за последние годы если и происходило, то по некоторым отраслям с явным знаком минус. Плюсовых направлений было не много. Даже не смотря на то, что крайней была экономически ситуация благоприятна для нашей страны. И может быть даже то, что протестные настроения существуют сейчас, когда у государства во-первых, пройден самый сложный этап кризисный, и пройден в целом не плохо. У государства накоплены значительные ресурсы, обретен опыт, как проходить сложные ситуации. И деньги, и ресурсы, все возможности есть. И конъектура пока ещё не плохая. То есть, за окном, или в Европе кризис пока не бушует. То есть в целом, для того, чтобы проводить правильные изменения и в политической жизни, и в экономической жизни. У нас есть все возможности. Это вот опять известная наша ситуация. Мы все понимаем, очень часто ставим правильные задачи. Это пишется и в статьях, и вроде бы аргументировано излагается, Но как только дело доходит до дела, и когда каждый конкретный человек сталкивается с той или иной ситуации в суде, или там в правоохранительной системе. К сожалению мы понимаем, что в жизни все происходит к сожалению очень банально, и не самым мягко говоря, положительным образом для нас. То есть, экономика становится все более и более коррумпированной, суды принимают решения исходя из либо административной, либо экономической мотивации. И так далее, и так далее. А потом мы удивляемся, почему инвест-климат оценивается инвестором и внутренними и внешними. Как очень спорные люди предпочитают делать вложения, предположим в Европе, а не в РФ.

Т. ДЗЯДКО: Здесь спрашивают на СМС: +7-985-970-45-45, пишет Александр. Вернее через твиттер пишет: аккаунд @vyzvon. Дмитрий это, не Александр, прошу прощения. «Будет ли осуществляться приватизации Госкорпорации, как вы думаете»?

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, я бы хотел надеяться и рассчитывать, что масштабная приватизация будет проводиться в нашей стране – это значительный ресурс не только пополнения бюджета, но и построения эффективной, конкурентоспособной экономики. Важно, как она ещё будет проводиться. Ведь правильно опять поставлена задача, построить международный финансовый центр. Вот очень хотелось рассчитывать, что удастся эту приватизацию проводить на площадке нашей национальной. Это позволит, в том числе нашу национальную, финансовую инфраструктуру сделать более современной. И самое главное, у руля этих процессов должны находиться компетентные честные и профессиональные люди. И тогда приватизация и Госкорпораций, и пакетов Госсобственности, она не только придаст дополнительные источники ресурсов для государства, но и будет позволять строить экономику, нашу финансовую систему, сродни лучших мировых практик. Так называемый (неразборчиво). Вот я на это очень рассчитываю, что это решение будет не то, что принято, о нем неоднократно были уже даны заявления, что оно будет воплощаться в жизнь, и в кратчайшие сроки.

А. ГРЕБНЕВА: Это не будет очередной «Потемкинской деревней»? Вот вы говорите, что в статьях пишут, и говорят. Вот будет красивое такое место, и названо «Международный финансовый центр». А в перспективе и стратегии развития страны…

Д. АНАНЬЕВ: Если приватизация будет происходить на чужих площадках, на зарубежных. На лондонской бирже, и так далее, то я думаю, что идея с построением международного финансового центра, она так и останется на бумаге, и ничего происходить не будет. Если мы вот эту всю работу организаторов, отдадим за рубеж. Да, тогда те изменения, которые даже сейчас законодательно происходят, они принесут небольшую пользу, но рынок будет находиться в Лондоне.

А. ГРЕБНЕВА: То есть, вы считаете, что за счет этого удастся привлечь вот то, что сейчас утекает туда миллионами, оно будет привлечено.

Д. АНАНЬЕВ: Это два параллельных на самом деле процесса. Они между собой не в полной мере связаны. И на мой взгляд, единственным может быть ограничением для массированной такой приватизации, может только явиться финансовый кризис. И вот оценка государства, что оно свои пакеты очень крупных, и потенциально очень интересных компаний, не захочет продавать по низкой цене… Ну, совсем по низкой цене, задаром. Это может быть единственный серьезный аргумент, не позволяющий масштабно провести приватизацию государственных пакетов. Это может быть единственный, правильный экономический резон для того, чтобы подходить к этому процессу аккуратно. Но очень важно, чтобы этот процесс все же пошел, и мы увидели бы необратимые движения. Что да, пакеты приватизируются, большое количество государственной собственности (неразборчиво), и организован правильный, открытый и эффективный процесс продаж. И желательно, с привлечением нашей именно национальной инфраструктуры, и наших финансовых институтов.

А. ГРЕБНЕВА: Вот вы говорили про коррупцию. Сегодня пришла новость, что Алексей Навальный договорился о выпуске специальной карты банковской. И 1% с операций будет отчисляться в специальный фонд борьбы с коррупцией. Вот вы бы себе приобрели такую банковскую карту?

Д. АНАНЬЕВ: Знаете, у меня достаточно банковских карт. Я внимательно слежу за тем, как работает открытое правительство, и какие будут результаты. А вот эта новация в честь 1% — это будет напоминать… Вот эти я думаю, что дополнительный еще налог на финансовые транзакции. Я не сторонник введения дополнительных налогов тоже.

А. ГРЕБНЕВА: Но каждый гражданин сам на это будет подписываться.

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, я думаю, что для того, чтобы эффективно бороться с коррупцией, нужны не деньги.

А. ГРЕБНЕВА: Так, а что?

Д. АНАНЬЕВ: А разруха в головах, и способности правильно расставлять честных людей на самом деле, которые во власти находятся не для того, чтобы совершить это черное коррупционное дело.

А. ГРЕБНЕВА: Где нам найти такое количество и чиновников, и всех остальных?

Д. АНАНЬЕВ: Это не так сложно на самом деле. Я думаю, что…

Т. ДЗЯДКО: А что же мешает тогда?

Д. АНАНЬЕВ: Вы знаете, значительное количество стран не то, чтобы побороли коррупцию, но уровень коррупции находится на приемлемом для нормальной жизни обычных людей, уровне. И если вы проедете в Европе, Увидите, что таких стран три четверти, наверное. Где коррупция взята под контроль. Там ведь живут обычные люди, тоже на двух ногах, с двумя руками, с головой. То есть, они не какие-то уникальные, у них тоже есть какие-то личные интересы, и так далее.

А. ГРЕБНЕВА: Но только вас… Если вы где-нибудь в Германии предложите взятку полицейскому, вас еще не дай бог потом арестуют за то, что вы пытаетесь предложить. А какую коррупцию вы имеете в виду? Легализованную?

Д. АНАНЬЕВ: Ну, вот есть коррупция на государственном уровне, есть бытовая коррупция. Как правило, бытовая коррупция начинает захлестывать, когда на государственном уровне она тоже имеет безнаказанные размеры, то, что называется. Мы, к сожалению, в РФ последние 3-4 года имеем уже масштабную бытовую коррупцию. Вот это такой эффект в общем, прорастания на самом деле. С другой стороны, есть опять-таки вот этот пример Грузии. Совсем небольшая страна на Кавказе, и вот чтобы в Грузии не было коррупции, или она была бы взята под контроль, вот он конкретный пример. Мы можем по многим позициям политическим видеть их как оппонентов, но в тех аспектах, где есть успех, я думаю, что можно более детально и внимательно посмотреть, что позволило конкретной стране, не особенно расположенной к тому, чтобы бороться с коррупцией, в прошлом, по крайней мере, добиться вот таких результатов.

А. ГРЕБНЕВА: Спасибо большое, завешаем наш эфир. У нас в студии был Дмитрий Ананьев, 1-й зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам. Всего доброго.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире