'Вопросы к интервью
09 мая 2012
Z Разворот Все выпуски

Военная техника на параде в Москве


Время выхода в эфир: 09 мая 2012, 15:10

О. ЖУРАВЛЕВА: По поводу образцов боевой техники мы хотим обратиться к Игорю Коротченко. Игорь Юрьевич, вы нас слышите?

И. КОРОТЧЕНКО: Да.

О. ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте, вы — главный редактор журнала «Национальная оборона» все правильно?

И. КОРОТЧЕНКО: Да.

О. ЖУРАВЛЕВА: И полковник Генштаба в отставке,

И. КОРОТЧЕНКО: Да, и одновременно председатель общественного совета при Министерстве обороны России.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вам и карты в руки, что называется, Игорь Юрьевич, скажите, пожалуйста, вот нам агентство рапортует, перечисляет технику и граждане, особенно скептически настроенные говорят, да это все старье, как вот на нынешнем параде вы сами считаете, было старье, новье, или действительно какой-то триумф оружия?

И. КОРОТЧЕНКО: Любой военный парад он несет в общем-то и информационную и военную нагрузку, в данном случае демонстрируя свои новейшие образцы вооружения, Россия показывает, что процесс обновления армии и флота, переоснащения его на новые системы оружия идет успешно, я не могу согласиться с теми, кто говорит, что техника, которая была сегодня показана, относится к устаревшим образцам, это не так. Ну давайте, возьмем, например, те же самые системы комплекса ПВО, например, БУК М-2 — высокотехнологичный комплекс средней дальности, он сегодня у нас поступает на вооружение в российскую армию и кроме того, успешно экспортируется за рубеж. То же самое касается и системы С-4, на эту систему, которая разработал и серийно производит концерн ПВО «Алмаз-Антей», и выстраиваются сегодня очереди из иностранных заказчиков, но руководство Минобороны приняло решение до удовлетворения потребностей российской армии никаких экспортных контрактов быть не должно, разумеется, была продемонстрирована и ядерная составляющая, это наши новейшие комплексы, которые называются «Тополь-М» в подвижном мобильном варианте базирования, что обеспечивает их неуязвимость и скрытость при несении боевого дежурства, и, конечно, Искандеры, о которых много говорится в последнее время, в связи с планами России и если не удастся договориться с натовцами, американцами по ПРО, это будет наш такой ответный шаг, который мы можем предпринять в ряде регионов страны на западе и на юге,

А. ОСИН: Извините, а такой вопрос опять-таки дилетанта, все то, что мы сегодня увидели на Красной площади это существует вот в этих экземплярах, я не призываю вас военную тайну открывать или уже в достаточном количестве поставлено на вооружения в войска?

И. КОРОТЧЕНКО: Особой тайны военной тут нет,

А. ОСИН: Ну, тогда расскажите!

И. КОРОТЧЕНКО: Потому что известна программа вооружения, там прописана нет, это все серийные образцы, безусловно, это все серийные образцы, которые сегодня поступают в армию, каких-то систем больше, например, таких как «Тополь-М», какие-то только-только начали вот серийно производится и поступать в войска, речь идет о системах «С-400», и о тех же самых Искандерах, в целом у нас на перевооружение армии выделяется до 2020 года 20 триллионов рублей, с тем, чтобы повысить уровень укомплектованности новой техники с нынешних 15% до 70% через 10 лет. В предшествующие годы, к сожалению, особенно в 90-е, начало 2000-х годов, новые образцы оружия в армию не поступали, и как бы то что мы сегодня в определенной степени компенсируем этими поставками отставание, которое было в предшествующем десятилетии и это наверное правильный шаг, учитывая то, что практика показывает, что та страна, которая не может обеспечить свою оборону, либо становится разменной монетой в играх сильных мира сего, либо ее просто оккупируют и меняют правительство. Слава богу нам это не грозит, потому что мы, прежде всего ракетно-ядерная держава, и кстати, хочу сказать что выделяемые средства на оборону, они носят неразорительный характер в целом для экономики страны, потому что мы в наших тратах не превышаем расходы на оборону, а они составляют где-то порядка 2,8% от ВВП, по нормам цивилизованных стран считается, что 3,5% это тот минимум, на который надо равняться, поэтому у нас затраты на оборону, еще раз подчеркиваю, не носят обременительный характер для экономики. Лобовая гонка вооружения с Западом нам не нужна, уроки Советского Союза усвоены, поэтому как бы здесь сбалансированный комплексный подход,

А. ОСИН: А скажите, коль скоро мы вас заполучили в эфир, параллельно вопрос: а вот то, что у нас производится и то, о чем вы говорили в частности чуть выше, если покупать это у иностранцев, вот насколько вилка в цене? Или разрабатывать самим — это дешевле? Это лучше, это хуже? Вот скажите, по отдельным каким-то параметрам по отдельным группам?

И. КОРОТЧЕНКО: Есть системы оружия, которые нам никогда не продадут, и которые в принципе запрещены к продаже международными соглашениями, прежде всего это система ракетно-ядерного оружия,

А. ОСИН: Нет, ну, это понятно, да,

И. КОРОТЧЕНКО: А что касается других систем, например, оперативно-тактический комплекс Искандер, он не подпадает под какие-либо ограничения в случае поставок с обычным вариантом заряда, т.е не ядерным, правда Икандеры, мы пока еще никому не продавали, хотя экспортные поставки не запрещены, понимаете, брать оружие за рубежом все-таки я считаю, это мера не оптимальная, во-первых, у нас есть свой оборонно-промышленный комплекс

А. ОСИН: Я с вами абсолютно согласен, просто интересно сравнить…

О. ЖУРАВЛЕВА: Рабочие места.

И. КОРОТЧЕНКО: Да, рабочие места.

А. ОСИН: Во сколько обходится тамошним налогоплательщикам изобретение и производство вот этого оружия, и сколько у нас, просто интересно?

И. КОРОТЧЕНКО: Ну, я могу сказать, например, вот США тратят на военные расходы совокупно больше, чем все остальные страны мира вместе взятые, включая Россию. Поэтому как бы для американского налогоплательщика очевидно, национальная оборона все-таки удовольствие достаточно дорогое, а так разработка систем оружия в принципе сегодня затратна, если мы говорим по ценам, практически затраты-то одинаковы, хотя в целом могу сказать, что если сравнивать ту цену, которую платит Министерство обороны, например, за атомную многоцелевую подводную лодку для российского ВМФ и сравнить, сколько стоит такая же лодка в США для военно-морских сил США, то у них все-таки такие высокотехнологичные системы они примерно раза в да дороже, почему дешевле у нас? Ну, во-первых, уровень зарплат мы понимаем, да, он несколько иной и во-вторых, все-таки определенный запас, который мы еще имеем со времен Советского Союза и модернизируем сейчас, он позволяет все-таки нам покупать и оплачивать за единицу отдельных видов продукции дешевле, чем они стоят, например, на Западе. Ну, наши танки, например, они стоят дешевле, чем на Западе, хотя, новый танк Армата, который разрабатывается сегодня «Уралвагонзаводы» и Министерство обороны, танк пятого поколения, который будет насыщен электроникой примерно так же как вот западные танки, очевидно будет троить дороже. По мере технического прогресса и совершенствования видов оружия, конечно, цена за единицу военной продукции будет возрастать, такова общемировая тенденция,

О. ЖУРАВЛЕВА: Я напомню, что у нас на связи Игорь Коротченко — полковник Генштаба в отставке, главный редактор журнала «Национальная оборона», полковник Генштаба в отставке и член общественного совета при Минобороны, правильно?

И. КОРОТЧЕНКО: Председатель.

О. ЖУРАВЛЕВА: Председатель. Вот, боже мой! Председатель! Игорь Юрьевич, скажите, пожалуйста, а вот у вас лично, не знаю, какой-то вид техники или какой-то конкретный, я не знаю, какое-то конкретное направление, восхитило в сегодняшнем параде, вот у вас есть любимое что-то? Вот: О! Мой любимый поехал?

И. КОРОТЧЕНКО: Ну, учитывая, что у меня очень хорошие дружеские , личные, деловые и рабочие взаимоотношения с Юрием Соломоновым, конструктором наших стратегических твердотопливных ракетных комплексов, мне, конечно, было приятно посмотреть сегодня прохождение по Красной площади мобильных установок «Тополь-М», надеясь ,что к очередным парадам нам покажут уже не только «Тополь-М», и новую нашу ракету, которая называется «РС-24-Ярс», она также имеет мобильный вариант базирования, это многозарядная ракета, имеется в виду что несет несколько ядерных боевых блоков и имеет развитые средства преодоления противоракетной обороны, хотелось бы посмотреть, хотя внешне от Тополя-М «Ярс» фактически ничем не отличается, но сам факт прохождения его по Красной площади был бы тоже такой сильный военно-политический ход, и конечно эта система ПВО РС-400, потому что мы в качестве нашего вклада в европейскую ПРО, а мы все-таки рассчитываем договориться с натовцами о совместной работе в данном направлении, будем в качестве своего вклада как раз предъявлять и новые системы ПВО, а в перспективе у нас появится система С-500, она также будет мобильная, но которая сможет поражать различные цели, не только уже воздухе, но и уже в космосе, таким образом как бы Россия находится на передовых рубежах в области разработки целого ряда высокотехнологичных систем оружия.

А. ОСИН: Ретранслируя вопрос, который задал Дима, при помощи нашего телефона +7 (985) 970 45 45, для смс-ок, «Почему Тигры, заведомо дорогущие сейчас заменили итальянскими Рысями, а думали чем? « -спрашивает Дима . Вот что здесь неправда?

И. КОРОТЧЕНКО: У нас бронемашина Рысь также участвовала в параде, но они прошли не отдельной колонной, а в качестве сопровождающей при прохождении вот баллистических мобильных ракет Тополь-М, но я не могу согласиться, что Рысь это иностранная машина, мы их начали производить по иностранной лицензии, о тем не менее это полностью российская сборка, российские комплектующие, в перспективе полный трансфер всех технологий в области ноу-хау. Почему Минобороны сделало такой выбор? Сегодня во главу угла поставлена жизнь солдата, принципиальная позиция министра обороны Анатолия Сердюкова заключается в том, что мы должны покупать только ту технику, которая гарантированно обеспечивает выполнение боевых задач и спасает жизнь экипажу. Бронемашина «Рысь», в основе которой технологии итальянской фирмы «Ивета», она выдерживает подрыв на фугасе и на мине, а за счет того, что внутри есть бронекапсула, жизни экипажа и личного состава не угрожает подобного рода порыв. В то же время мы помним, что на Северном Кавказе наши военнослужащие передвигаются на отечественной бронированной технике верхом на броне, потому что если ты находишься внутри, и произошел подрыв на мине или на фугасе, то практически стопроцентная гибель личного состава, Если же ты находишься на броне верхом, то ты можешь получить контузию, тебя ранят, но ты останешься в живых, так вот позиция министерства обороны, я считаю, она абсолютно правильная, надо стимулировать отечественный комплекс к тому, что бы разрабатывать миенно ту технику, которая надежна, и которая обеспечивает максимальный уровень безопасности личному составу, потому что принцип, что мы помним еще с царских времен солдат не считали ни за что, это было пушечное мясо, мол, бабы снова нарожают, такой принцип в современной российской армии уже не практикуется, жизнь солдата — это высшая ценность и мы должны сделать все, чтобы при боевых действиях жизнь солдата была надежно защищена, максимально, что для этого требуется, в том числе и экспорт новых технологий, но повторяю еще раз, 99,9 всей техники, которая сегодня идет в российскую армию, это техника российского производства, и разумеется, ставку мы будем делать только на российский ОПК,

О. ЖУРАВЛЕВА: Игорь Юрьевич, вот еще пришел вопрос от Алексея Иванова, но, наверное, даже лично к вам бы я его обратила, «Зачем это все на Красной площади? Пусть несут себе боевое дежурство, толку будет больше». Как вы считаете, вы лично, действительно этот парад, что дает помимо демонстрации скажем так нашим врагам, что еще?

И. КОРОТЧЕНКО: Во-первых, это элемент внешнеполитического престижа государства, но и самое главное это дань уважения к тем, кто воевал во время ВОВ, кто погиб, и также уважение к тем ветеранам, кто сегодня здравствует, потому что демонстрируя военную мощь российской армии, мы тем самым совершенно четко говорим окружающему миру, что мы — великая страна, мы мирное государство, но, как говорится, наш бронепоезд стоит на запасном пути, ну, а в целом могу сказать, что, знает, в целом по объему прохождения техники, в общем-то это не бряцание оружием, это просто демонстрация, что в арсенале вооруженных сил России есть все виды оружия, которое может быть использовано в случае, если наша страна станет жертвой агрессии. Но и не будем забывать на параде присутствуют иностранные военные атташе — их занятие легальная военная разведка, поэтому я уверен, что те виды , которые мы сегодня показали,

О. ЖУРАВЛЕВА: В помощь?

И. КОРОТЧЕНКО: Их опишут в шифротелеграммах, которые пойдут сегодня в соответствующие штабы.

О. ЖУРАВЛЕВА: В помощь военным атташе.

А. ОСИН: А рекламный аспект? Поскольку статья экспорта все же…

И. КОРОТЧЕНКО: Все-таки оружие покупают не благодаря тому, что его увидели на параде, у нас есть Рособоронэкспорт, который проводит в году порядка 12-15 выставок вооружений , в том числе и за рубежом и под конкретную страну, под конкретный регион там подбирается экспозиция, чтоб максимально заинтересовать потенциальных покупателей, ну и получается в общем-т о посмотрите, ведь за прошлый год Россия поставила оружия на экспорт на сумму 13 млрд. долларов. Это значительный успех, который показывает, что российский ОПК не только сохранил свои основные центры компетенции в области производства оружия, но и может предложить иностранным заказчикам технику, которая вполне сравнима с аналогичными образцами, которые производятся в странах НАТО, США, других крупных игроках на мировом оружейном рынке.

О. ЖУРАВЛЕВА: И еще один вопрос, который просто в своей простоте меня очаровал: «Почему вся техника» -, спрашивает Николай –«Покрашена в один и тот же цвет?» Я так понимаю, что цвет должен быть защитный у техники, но с другой стороны, вы говорите о том, что разным заказчикам предоставляются разные….

А. ОСИН: А кто-то в песках… воюет

О. ЖУРАВЛЕВА: Кто-то в песках, кто-то в снегах, кто-то в зеленой зоне воюет, у нас есть какой-то уставной цвет техники?

И. КОРОТЧЕНКО: Ну, защитный цвет, это традиционный цвет для российской армии и разумеется мы технику, которую показываем на Красной площади 9 мая, она адаптирована под условия базирования и боевого применения в России. Что касается экспортных образцов оружия, разумеется они окрашиваются в ту цветовую гамму, которая соответствует географическим условиям конкретного театра военных действий, я вот например был недавно в Туле, в конструкторском бюро приборостроения, где производится система «Панцирь», которая также кстати сегодня участвовала в военном параде, так вот там, например, заказ для ОАЭ он окрашен в пустынные цвета, поэтому под каждый конкретный регион поставки идут в соответствующем окрасе, техника, которая у нас используется в Арктике, окрашена соответственно в белые, снежные цвета, для того чтобы максимально адаптировать применение под конкретные условия.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но с другой стороны, я думаю, что вопрос Николая должен подвигнуть для увеличения зрелищности дальнейших парадов, Минобороны, нет выпустить действительно и снежную технику и пустынную, чтобы всю палитру предложить.

А. ОСИН: И так народ раздражает, у нас ведь совершенно особенная публика, не надо нам, как вы сказали, действительно , бряцать оружием, не зачем, еще и улицы перекрывать, три раза репетировать, этот город не для нас, а для кого-то другого, вот это вот такая позиция существует, на мой взгляд, к сожалению,

И. КОРОТЧЕНКО: Вы знаете, когда на Елисейских полях, в центре Парижа, проходит военная техника, в том числе и гусеничная, бронированная, танки Леклерк, демонстрирующая мощь французской армии, когда в небе над Парижем проходит эскадрилья боевых самолетов Мираж и Рафаль, вы знаете, французы не задаются таким вопросом, зачем они демонстрируют преимущества французской армии, потому что это предмет национальной гордости, национального уважения любой цивилизованной страны, посмотрите, какие парады проходят в Америке, какие парады проходят в европейских столицах, любое уважающее себя государство обязательно использует такой атрибут, как военный парад, разумеется, мы не можем стоять в стороне, тем более военные традиции у нас существуют, и повторяю еще раз, что вы знаете, армия сегодня становится эффективной, нам не надо парадов ради парада, нам надо показать, что у нас есть что защищать, чем защищать и кому защищать.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое, это был Игорь Коротченко — полковник Генштаба в отставке, главный редактор журнала «Национальная оборона», президент общественного совета при Минобороны, , президент, совета при Минобороне…

А. ОСИН: Председатель, с пятого раза уже можно было запомнить…

О. ЖУРАВЛЕВА: Я, наконец, запомнила. Спасибо Игорь Юрьевич, с праздником.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире