'Вопросы к интервью
06 марта 2012
Z Разворот Все выпуски

Исповедь наблюдателя: как умирают кумиры и рождаются враги


Время выхода в эфир: 06 марта 2012, 16:07

И. ВОРОБЬЕВА — 16.08 в столице. И мы приветствуем в этой студии нашу гостью. Это студентка, наблюдатель от В.В.Путина на участках в Строгино Ксения Винькова. Добрый день.

К. ВИНЬКОВА — Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА — Тема, равно как и пост, который вы написали, называется – «Исповедь наблюдателя. Как умирают кумиры и рождаются враги». Ксения, вы пошли наблюдателем на президентские выборы 4 марта, шли туда с мыслью о том, что самый достойный кандидат это Владимир Путин.

К. ВИНЬКОВА — Правильно.

Т. ДЗЯДКО – Расскажите, зачем наблюдателем пошли?

К. ВИНЬКОВА — Потому что было очень много жалоб на выборах в ГД, которые прошли в декабре. И я была участником независимой социологической инициативы, мы проводили исследования на митингах о том, по каким причинам люди выходили на улицу.

Т. ДЗЯДКО – В декабре?

К. ВИНЬКОВА — Да, в декабре, январе на митингах, которые проходили на Болотной и Сахарова. На митингах я участвовала в качестве социолога, так получается. А сама все-таки верила в то, что к тем подлогам, которые были выявлены на выборах в ГД, Владимир Владимирович не имеет никакого отношения. Но все же, глядя на то, что происходило на участке 3185 в Строгино я очень кардинально поменяла свое мнение.

И. ВОРОБЬЕВА — Давайте постепенно. То есть вы понимали, что что-то такое было на выборах в ГД и 4 марта 2012 решили сами посмотреть.

К. ВИНЬКОВА — Да, то есть я решила, что надо увидеть это своими глазами, чтобы потом не задаваться вопросом, были подлоги или нет.

И. ВОРОБЬЕВА — И вы пошли учиться в корпус наблюдателей.

К. ВИНЬКОВА — Да, «За чистые выборы». Я позвонила в Российский народный фронт, спросила, как я могу от кандидата Путина пойти наблюдателем. И меня направили в этот корпус «За чистые выборы».

Т. ДЗЯДКО – Почему именно от кандидата Путина вы хотели наблюдателем идти?

К. ВИНЬКОВА — Потому что я все-таки, то есть я за него и проголосовала…

Т. ДЗЯДКО – Причем насколько я понимаю, в чем вы теперь едва ли ни раскаиваетесь.

К. ВИНЬКОВА — Получается, что так.

И. ВОРОБЬЕВА — Хорошо, вы отучились в этом корпусе наблюдателей и пошли в УИК. 8 утра 4 марта. Что было дальше?

К. ВИНЬКОВА — Я пришла на избирательную комиссию 2903, которая находилась в школе здоровья 129 на улице Кулакова. А там всего было организовано три избирательные комиссии. На участке, на котором я была, 2903, было тихо. Но в окно было видно, как люди заходят по 10-15-20 человек…

И. ВОРОБЬЕВА — Соседний участок.

К. ВИНЬКОВА — Они просто заходили в здание школы, на 2903 не было видно, куда они идут. И поскольку на моем участке было тихо, решила пойти посмотреть, куда же идут все эти люди. Я пошла на соседний участок 2902, он тоже был расположен на первом этаже в другом корпусе. Там было точно также тихо. И поднялась на второй этаж. Где находился участок 3185. когда я туда зашла, там были очереди просто от самого коридора до самых столов.

И. ВОРОБЬЕВА — К каждому столу.

К. ВИНЬКОВА — Члены избирательной комиссии, которые выдавали бюллетени этим лицам, они просто сидели под напором толпы, и говорили, сделайте хотя бы шаг назад, потому что вы сейчас просто снесете мне стол. Все это наглядно видела, мы снимали все на телефон, видеозапись, все эти видео выложены на моей странице Вконтакте.

И. ВОРОБЬЕВА — Кто все эти люди?

К. ВИНЬКОВА — Тоже такой интересный вопрос мы задали, нам сказали, что в соответствии с законом люди могут, подав заявление заранее в избирательную комиссию, придти и проголосовать на любом избирательном участке.

Т. ДЗЯДКО – В том случае, если непрерывный цикл работы.

К. ВИНЬКОВА — Да.

И. ВОРОБЬЕВА — Так называемые дополнительные списки.

К. ВИНЬКОВА — Да. Вот что самое интересное, что на участке 3581 за ним почему-то был закреплен один дом.

И. ВОРОБЬЕВА — 3185.

К. ВИНЬКОВА — Да, 3185, всего один дом. Улица Кулакова, до 11, корп. 1. И 1087 человек по дополнительным спискам.

И. ВОРОБЬЕВА — А по основным получается…

К. ВИНЬКОВА — В этом доме около 300 человек прописано. Я не помню точную цифру.

И. ВОРОБЬЕВА — В 4 раза больше, чем…

К. ВИНЬКОВА — Да, в три раза больше. То есть вообще непонятный какой-то момент, как так получается, что избирательная комиссия была организована специально для одного дома и потом именно туда волеизъявили желание 1087 человек придти по дополнительным спискам и проголосовать.

И. ВОРОБЬЕВА — Вы увидели толпу людей, попытались наверняка задать вопросы комиссии.

К. ВИНЬКОВА — Да. Я пошла к председателю комиссии, она посмотрела на мой бейджик и сказала: ах, вы от Путина, я вас сейчас удалю с этого участка, потому что у меня уже есть наблюдатель от Путина.

И. ВОРОБЬЕВА — И если вас двое…

К. ВИНЬКОВА — То соответственно единовременно может находиться только один.

И. ВОРОБЬЕВА — Но вы же с другого участка.

К. ВИНЬКОВА — Я это и сказала, что вы знаете, я вообще-то с другого участка, поэтому вы меня не сможете отсюда удалить. Она мне конечно сказала, что вы здесь вообще делаете. На что я ей ответила, знаете, говорю, у меня на участке очень тихо, а здесь я не пойму, что происходит. Поэтому и я пришла сюда посмотреть. Наблюдатели, которые там были от штаба Прохорова, КПРФ естественно тоже были в совершеннейшем шоке. Мне уже эта председатель комиссии рассказала про этот закон, на который опираются все дополнительные списки.

И. ВОРОБЬЕВА — А с какого они непрерывного производства приехали?

К. ВИНЬКОВА — Об этом никто не сообщил. Некоторые говорили, что они, например, с Одинцовского механосборочного завода.

Т. ДЗЯДКО – А вы видели их заявления?

К. ВИНЬКОВА — Нет, нам сказали, мы просили посмотреть эти заявления, уже наблюдатели, мы просили позже, когда эта толпа рассосалась, где-то в 4 часа, потому что естественно в этом столпотворении было невозможно попросить посмотреть какие-то бумаги. Нам на это сказали, что они лично проверяли все списки уже три раза, что якобы какие-то наблюдатели это видели. Там были 3 человека, которые нам были представлены как наблюдатели, якобы которые и участвовали в том, что проверяли все эти заявления лично. То есть нам их так и не показали.

И. ВОРОБЬЕВА — Я правильно понимаю, что в Строгино был не один такой участок?

К. ВИНЬКОВА — Да, потому что где-то к 11 часам приехала пресса, естественно туда приезжали депутаты с муниципального собрания, поскольку они вообще в принципе ездили по всем участкам в Строгино.

И. ВОРОБЬЕВА — Кандидаты в депутаты.

К. ВИНЬКОВА — Да. И вот говорят о том, что там было три таких участка.

И. ВОРОБЬЕВА — Я поняла, что вот эта толпа, о которой говорит Ксения, была несколько часов там на участке.

К. ВИНЬКОВА — Да, я в частности на участок пришла к 9 утра, 3185, и где-то до двух часов дня это была действительно толпа, которая подходила, походила бесперебойно, то есть там просто весь коридор был забит.

И. ВОРОБЬЕВА — А соседние участки…

К. ВИНЬКОВА — Соседние участки, которые находились на первом этаже, были спокойны. Более того, для этих товарищей, которые приходили голосовать на 3185, школа открыла специальный выход. Прямо под вторым этажом. То есть они спускались по лестнице, и сразу была открыта для них дверь на выход.

И. ВОРОБЬЕВА — И там стояли автобусы.

К. ВИНЬКОВА — Автобусы стояли на Строгинском бульваре. То есть они вообще стояли там за школой, за домом, чтобы из окон школы их не было видно.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть все-таки постеснялись.

К. ВИНЬКОВА — Пресса естественно, которая приезжала, и кандидаты в депутаты ездили отслеживали эти автобусы. Куда они едут.

Т. ДЗЯДКО – И что было после этого?

И. ВОРОБЬЕВА — Вы пишите о том, что были какие-то чужие люди на участках. И некие три человека, какие-то серые кардиналы. Что это за люди?

К. ВИНЬКОВА — Да, там были эти три человека, которые были нам представлены как наблюдатели от депутатов муниципального собрания, потом один из них даже высказал угрозу в мой адрес, о чем мы написали соответствующее заявление, это было уже при подписании итогового протокола. И когда мы попросили его фамилию, отчество, нам сказали, что это уже оказывается не наблюдатель, это член избирательной комиссии с правом совещательного голоса. Дали его фамилию, имя, отчество. И что самое интересное, когда нам уже выдали копии протоколов, там почему-то не оказалось его фамилии. Просто как они появились ниоткуда, точно также они сквозь пальцы и пропали в неизвестном направлении.

И. ВОРОБЬЕВА — А что делали эти люди?

К. ВИНЬКОВА — Они постоянно ходили, один вообще сидел в углу таким образом за стенкой, чтобы его вообще никто не видел. Мы его вообще увидели только часа в 4. Просто даже не обращали на него внимания.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть просто сидел.

К. ВИНЬКОВА — Он просто сидел у стенки. Тихо и ничего не говорил и за всем наблюдал. Мы даже не обращали на него внимание. Уже когда вообще людей не было, мы действительно его увидели и поняли, что он был здесь все время…

И. ВОРОБЬЕВА — А остальные двое?

К. ВИНЬКОВА — Они постоянно находились то в кабинете для избирательной комиссии, наблюдатели.

И. ВОРОБЬЕВА — Туда не имеют права заходить…

К. ВИНЬКОВА — Если они туда и могут зайти, оставить вещи, куртку, они постоянно выносили телефоны председателю избирательной комиссии, один сидел рядом с ней, допустим, они обычно дежурили. Второй ходил по коридору и смотрел за всем, что происходит, оглядывал всех взглядом.

И. ВОРОБЬЕВА — Почему я спросила про остальных, огромная толпа на участке на втором этаже, внизу два пустых, они не могли там проголосовать, внизу?

К. ВИНЬКОВА — Да, то есть те, которые по дополнительным спискам, они голосовали на 3185, помимо этого там еще прошло 202 человека по открепительным удостоверениям и когда мы, наблюдатели им говорили, что вы пройдите на те два участка, там никого нет, там нет очередей, они нам просто грубо отвечали, что нет, мы хотим здесь проголосовать.

Т. ДЗЯДКО – Принципиально.

К. ВИНЬКОВА — Да, естественно мы же не можем их заставить. И уже где-то к середине дня у избирательной комиссии стали заканчиваться бюллетени, они побоялись, что им не хватит бюллетеней для тех людей, которые еще не проголосовали. Потому что люди, которые прописаны на улице Кулакова, дом 11, они вообще когда приходили и видели все это столпотворение, они были конечно в шоке. Многие из них уходили.

И. ВОРОБЬЕВА — Не проголосовав.

К. ВИНЬКОВА — Да. Они потом возвращались вечером. И уже просто боялись, что на них не хватит бюллетеней и стали только тогда отправлять по открепительным удостоверениям вниз. И еще около 400 человек проголосовали по открепительным удостоверениям уже после этого на 2903 и 2902.

Т. ДЗЯДКО – Давайте ближе к вечеру, к моменту, когда считали голоса. Когда закрывался участок. Что в этот момент происходило?

К. ВИНЬКОВА — В частности у нас, например, один член избирательной комиссии хотел высказать особое мнение, и где-то на протяжении часа точно избирательная комиссия сидела и просто упиралась вносить это особое мнение в итоговый протокол. И в итоге все-таки они к сожалению дожали этого члена избирательной комиссии, и он не внес туда свое особое мнение. Но правда, написал свое мнение в виде жалобы.

И. ВОРОБЬЕВА — Вот 20 часов закрылись двери школы, вы как наблюдатели на участке 2903 должны были идти туда.

К. ВИНЬКОВА — На самом деле наблюдатель имеет право в любом случае приходить, в любом случае уходить…

И. ВОРОБЬЕВА — На 3185 тот самый скандальный вы не имели права уже заходить?

К. ВИНЬКОВА — Там просто, когда приехала пресса, мне повезло, слава богу, приехала пресса, из «Яблоко» газеты, и они мне дали редакционное удостоверение о том, что… и я зарегистрировалась на 3185 уже от этой редакции. Поэтому после этого меня председатель комиссии вообще никуда не мог деть. А поскольку на 2903 все было спокойно, я туда периодически ходила, но я не видела смысла присутствовать там, потому что конечно, на 3185 был полный бардак.

Т. ДЗЯДКО – И в чем этот бардак заключался?

К. ВИНЬКОВА — В момент подсчета мы начали писать заявления, наблюдатели. Два из этих заявлений у нас председатель просто отказалась принять. Причем отказалась в словесной форме, даже отказалась давать нам письменный отказ. Вообще это никак не санкционировано. Мы об этом тоже составили акт и когда я пошла делать ксерокопию, один из этих трех серых кардиналов сказал в мой адрес: жить ей надоело, коли жалобы пишет. То есть такая угроза пошла.

Т. ДЗЯДКО – А вы написали заявление по этому поводу?

К. ВИНЬКОВА — Да. Полицейский, кстати, который был на участке, промолчал. Он никак не отреагировал на это. Наблюдатели написали по этому поводу заявление, его точно также естественно, председатель в устной форме отказалась принимать. И в итоге после того, как мы все-таки получили копию протоколов, мы поехали в ТИК, те жалобы, которые у нас не приняли на избирательном участке, мы подали в ТИК. Там естественно у нас уже их приняли. Мы написали свои адреса, конечно, будем ждать письменных ответов по этому поводу.

И. ВОРОБЬЕВА — А что с вашим голосом, отданным за Путина?

К. ВИНЬКОВА — Когда я пошла на участок 2903, когда уже все прошло к итоговым протоколам, был такой интересный момент, что я пришла в тот момент, когда ящики не КАИБы, обычные ящики, которые стояли на этом участке, там было несколько голосов, их выкладывали и засовывали в КАИБ. Члены избирательной комиссии. И вот последняя бумажка, которая была бюллетень за президента, она почему-то не была принята КАИБом. Члены избирательной комиссии предложили взять новый бюллетень и поставить просто соответствующую галочку и опустить, и в общем, я попросила, сказала, что за любого другого избирателя может проголосовать только другой избиратель. И попросила его аннулировать. Этот голос аннулировали. Я посчитала, что это тот самый мог голос, который я отдала в 8.20 за Путина. Господь Бог вернул мне обратно. Другими словами я просто не могу это назвать.

И. ВОРОБЬЕВА — Хорошо, что было дальше. То есть там начался подсчет голосов. Считали-то нормально?

К. ВИНЬКОВА — А подсчет голосов осуществлял КАИБ, поэтому мы все это вручную не пересчитывали. По итогам голосования там было 360 голосов за всех вместе кандидатов, из которых я так понимаю, что 238 людей, которые проголосовали за участке, это были люди, которые прописаны по этому адресу Кулакова, дом 11, корпус 1. Которые видели весь этот бардак. Я конечно сомневаюсь, что кто-то из них проголосовал за Путина. А всего 360 голосов было не за Путина. А 977 за Путина. Один из членов избирательной комиссии по этому поводу сказал, что больше может быть только в Чечне.

И. ВОРОБЬЕВА — Почти сто процентов. Тут очень кстати много sms, бешеное количество. Вот нам тут пишут, что молодец. Тут интересная штука. Друзья ваши тоже за Путина?

К. ВИНЬКОВА — Вы знаете, я считаю, что каждый должен делать свой выбор сам в этом плане я перед выборами в принципе не обсуждала особо этот вопрос. А так вы знаете, кто как. Кто-то кто высказывается, кто-то за Путина, кто-то за Прохорова, кто-то за Жириновского. Все по-разному, у всех разные политические взгляды. Это нормально. В общем, дело не в том, у кого какие политические взгляды, главное, чтобы президент был выбран честно. Главное, чтобы каждый пришел и отдал свой голос. А не чтобы народ привезли скопом, и они все дружно поставили галочку в одном месте, опустили бюллетень и ушли.

Т. ДЗЯДКО – А после того что вы видели 4 марта на этом избирательном участке, вы видите для себя возможным, например, участие в акциях протеста против нечестных выборов.

К. ВИНЬКОВА — Да, если до этого я присутствовала на митингах в качестве социолога, то теперь я буду там присутствовать в качестве оппозиционера Путину.

И. ВОРОБЬЕВА — Хорошо, посчитали голоса. Что дальше было, поехали в ТИК.

К. ВИНЬКОВА — Поехали в ТИК, мы подали туда те жалобы, которые у нас не приняли на месте. Написали, еще были жалобы по процессу подписания протокола. Мы будем ждать ответа. Дальше будем подавать жалобы в вышестоящие инстанции. Один из наблюдателей уже отвезла бумаги в штаб Прохорова, я завтра еду в корпус наблюдателей «За чистые выборы». Со своими протоколами и заявлениями. Будем думать, что делать, будем обращаться к юристам, будем писать жалобы.

И. ВОРОБЬЕВА — А видео с этого участка не пробовали затребовать?

К. ВИНЬКОВА — Да, сказали, что можно затребовать видео, но это уже должны делать партийные люди, то есть партии имеют право затребовать это видео. К сожалению, у наблюдателей нет такой возможности. Может быть, у корпуса и есть, я не знаю, я вот завтра все это буду узнавать.

И. ВОРОБЬЕВА — У меня еще один вопрос. После того как пост был опубликован, что дальше, как изменилась жизнь? Там огромное количество внимания. Какие-то угрозы, поздравления?

К. ВИНЬКОВА — Я сегодня да, проснулась, увидела на почте 500 писем о комментариях, конечно, глубоко была удивлена, комментарии самые разные. И грязи всякой про меня понаписали, где-то повытаскивали из Интернета какие-то страницы мои из Одноклассников, еще чего-то. Но так каждый человек видит то, что он хочет видеть. Я, честно говоря, просто больше смотрела на тех людей, которые сказали мне спасибо за честность и в свою очередь хочу всем тем людям, которые услышали меня правильно, услышали правильно мои слова, сказать тоже огромное искреннее спасибо за поддержку. Потому что это намного более важно, чем те люди, которые высказывают какое-то другое мнение. Лично для меня.

Т. ДЗЯДКО – Спасибо большое говорим мы нашей гостей. Ксения Винькова — студентка, которая была наблюдателем от В.В. Путина на участке в Строгино. И рассказала нам о тех нарушениях, которые она наблюдала, о том, как из этих нарушений один кумир ее умер, но зато родился один враг. Спасибо вам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире