'Вопросы к интервью
14 февраля 2012
Z Разворот Все выпуски

Влияние интеллигенции на власть и общество. Зачем музыканту политика?


Время выхода в эфир: 14 февраля 2012, 15:35

И. ВОРОБЬЕВА: 15 часов 35 минут в столице. Всем еще раз здравствуйте. Продолжается Дневной разворот. В студии Ирина Воробьева и Тихон Дзядко. И мы приветствуем нашего гостя. Это музыкант, лидер группы «Машина времени» Андрей Макаревич. Андрей Вадимович, здравствуйте.

А. МАКАРЕВИЧ: Здрасьте.

И. ВОРОБЬЕВА: Сегодня говорим о влиянии интеллигенции на власть и общество. Зачем музыканту политика? ваши вопросы нашему гостю можете присылать на номер +7-985-970-45-45. И если вы пишете из Твиттера, то пишите на аккаунт vyzvon.

Т. ДЗЯДКО: Будет ведь, наверное, правильнее и точнее, кроме «музыкант и лидер группы «Машина времени»», если мы скажем «доверенное лицо кандидата в президенты Михаила Прохорова».

А. МАКАРЕВИЧ: Это правда.

Т. ДЗЯДКО: Скажите, Михаил Прохоров ходил на митинги – и на Болотную, и на Сахарова. На Болотную, в смысле вторую. Вас, насколько я понимаю, там не было? почему? Как вам все это протестное движение?

А. МАКАРЕВИЧ: Один раз меня не было в Москве просто. Второй раз я прилетел уже к тому моменту, когда все это дело уже завершалось. Я, честно говоря, не любитель митингов.

Т. ДЗЯДКО: Почему?

А. МАКАРЕВИЧ: Потому что меня не покидает ощущение, что если ты человек, не дай бог известный и публичный внешне, это такая демонстрация себя. Я вообще не люблю себя демонстрировать не по прямому назначению, скажем так.

Т. ДЗЯДКО: А доверенное лицо – это не входит в противоречие с вашими словами?

А. МАКАРЕВИЧ: Ну, я считаю, что у меня достаточно всевозможных рупоров, чтобы высказывать позицию. Вот к вам пришел, например.

Т. ДЗЯДКО: Угу.

И. ВОРОБЬЕВА: Андрей Вадимович, а вас никогда не звали на митинги или концерты «Единой России», например? За Путина?

А. МАКАРЕВИЧ: Слава богу, нет. Потому что мне кажется, им моя позиция известна.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну да, просто я помню, была такая история в Петербурге….

А. МАКАРЕВИЧ: Нет, это было в Кемерово.

И. ВОРОБЬЕВА: Ах, в Кемерово.

А. МАКАРЕВИЧ: Да, и закончилась она громким разбирательством, насколько мне известно.

И. ВОРОБЬЕВА: А чем закончилось, кстати?

А. МАКАРЕВИЧ: На этого человека чуть не дело завели.

И. ВОРОБЬЕВА: Который вышел?..

А. МАКАРЕВИЧ: Да, который вышел и приписал все это.

Т. ДЗЯДКО: Была еще и другая история с Путиным, когда была эта встреча знаменитая, в которой принимал участие Юрий Шевчук, Юра-музыкант. И многие вас тогда упрекали в том, что, дескать, Шевчук про гражданские права и свободы, а вы про собачек бездомных.

А. МАКАРЕВИЧ: Вы знаете, на каждый чих не наздравствуешься. Я говорил тогда о том, чем я занимался продолжаю заниматься, бьясь лбом об стену. И мне очень жаль, что в ваших устах гражданские свободы звучит так пафосно, а собачки бездомные – мелко и приниженно.

Т. ДЗЯДКО: Нет, как вы слышали, я сказал, что многие вас осуждали. Я сейчас не говорил о своей позиции.

А. МАКАРЕВИЧ: Да, были такие люди.

И. ВОРОБЬЕВА: В любом случае, смотрите, вы давно занимаетесь правами бездомных животных. Вы акции проводите, заботитесь о них. Вы говорите о них с лидерами – Путиным и Медведевым. Это политика, это гражданская позиция – что это?

А. МАКАРЕВИЧ: Это попытка спасти ситуацию, скажем так. Это не политика, а чисто человеческие вещи какие-то.

И. ВОРОБЬЕВА: Это никак не пересекается с чьими-то интересами? Во всяком гражданском порыве, во всяком деле, наверняка, найдутся люди, которые…

А. МАКАРЕВИЧ: Пересекается с интересами тех, кто ворует от бюджета деньги, которые изначально были отписаны на приюты. И вы даже себе не представляете, сколько за последние годы было украдено. Даже не представляете эти цифры!

И. ВОРОБЬЕВА: Вы как-то с этим боретесь? Может быть, как-то этих людей называть стоит?

А. МАКАРЕВИЧ: Да, да, мы боремся. Называть таких людей можно, после того как следствие документально все подтвердило. К сожалению, чиновные аппараты имеют фантастическое свойство амортизировать. Вот они такие прямо из силикона. Вот, вроде, с ними разговариваешь, все получается. Потом за тобой дверь закрылась – пом, и все выпрямилось.

И. ВОРОБЬЕВА: Да, это во многих темах бывает. Я напомню нашим слушателям: +7-985-970-45-45 – телефон для ваших эсэмэс-сообщений. А зачем вы пошли работать в штаб Михаила Прохорова, стали его доверенным лицом?

А. МАКАРЕВИЧ: Потому что я абсолютно разделяю его позицию, его программу. Я знаю его много лет, знаю его лично. Я его считаю – абсолютно серьезно – самым практически реальным для нашей страны сегодня президентом.

Т. ДЗЯДКО: А вас не смущает, что очень многие люди (и в прессе это пишут, и можно это видеть в социальных сетях, блогах) считают Михаила Прохорова на самом деле не настоящим кандидатом, а таким спойлером, видимостью настоящего кандидата?

А. МАКАРЕВИЧ: Насколько мне известно, это не так. Те люди, которые об этом кричат, мне хотелось бы каких-то доказательств от них, потому что пока это похоже на треп. Вообще очень много у нас, к сожалению, людей, которые говорят, что все плохо и все плохие. А при этом они остаются неподвижными. Вот такая история хорошо не кончается.

И. ВОРОБЬЕВА: Просто, понимаете, смотрите: можно считать любого кандидата лучшим в стране или будущим президентом или будущим или нынешним кандидатом, но при этом просто верить в него или агитировать, но не обязательно становится его доверенным лицом, идти работать в штаб. Это же уже политика. это уже политика?

А. МАКАРЕВИЧ: Нет, это мое посильное участие. Я был бы счастлив в политике не участвовать. И очень надеюсь. Во-вторых, бывали большие отрезки в моей жизни, когда я в ней не участвовал. Никакого удовольствия я от участия в политике не получаю. Мне гораздо приятнее заниматься своим прямым делом. Благо, у меня их много разных. Просто, по моему ощущению, когда-то наступают моменты, когда действительно от каждого в отдельности что-то зависит. Вот я завелся просто. Я чувствую, что от моего участия что-то зависит. И от тех, кто нас слушает сейчас что-то зависит. И от вас.

Т. ДЗЯДКО: Как вам кажется, зависит что-то от людей, которые выходят сейчас на митинги: и в декабре, и в феврале, и собираются и дальше выходить?

А. МАКАРЕВИЧ: Конечно. вы посмотрите, что творится. Сколько уже! Я читаю сейчас: каждый день от Путина ворох обещаний просто.

Т. ДЗЯДКО: А вы верите им?

А. МАКАРЕВИЧ: Это другой вопрос. Но, значит, если так, видимо у него не очень хорошо реальные дела обстоят. Если он так уже реагирует. Но если говорить о том, что уже добились – слушайте, практически вернули выборы губернаторов.

И. ВОРОБЬЕВА: Это Медведев еще предлагал.

А. МАКАРЕВИЧ: Предлагал. Но сделал Путин, как часто бывало и бывает.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну почему? Насколько я помню, Медведев внес это.

Т. ДЗЯДКО: И Дума пока не голосовала за это. И там еще какие-то фильтры предполагаются.

А. МАКАРЕВИЧ: Да? Вот видите, я опять как художник – я иногда желаемое выдаю за действительное. Вот когда очень хочется чего-то хорошего, ты при малейшем шансе думаешь, что вот, оно уже началось.

И. ВОРОБЬЕВА: А что вы делаете в штабе Прохорова? Работаете как-то? что там происходит? Чем вы занимаетесь?

А. МАКАРЕВИЧ: Набрасываются идеи какие-то, потому что существует масса взглядов на то, как агитировать, как себя подавать, какая должна быть наружка и прочие вещи. Разногласия бывают очень серьезные, потому что…

И. ВОРОБЬЕВА: С кем у вас разногласия?

А. МАКАРЕВИЧ: Я не хочу сейчас имен называть, но там в штабе не один человек. И у каждого свой опыт, свои основания предлагать именно вот это. Я надеюсь, что в результате получится какая-то общая затея.

И. ВОРОБЬЕВА: А сам Михаил Прохоров принимает участие в этих обсуждениях? Он бывает в штабе?

А. МАКАРЕВИЧ: Он бывает в штабе, но он честно говорит: я в этом ничего не понимаю, давайте я вас послушаю, но в чем я разбираюсь – этим я заниматься могу.

И. ВОРОБЬЕВА: А в целом как ощущения? Потому что нет ощущения, что кто-то может победить Путина. А у вас тоже такое ощущение?

А. МАКАРЕВИЧ: Победить? Мысль материальна и желания материальны. Массовое желание материально вдвойне. Знаете, если ни во что не верить, ничего не произойдет. Надо стараться, надо пробовать, надо прилагать усилия.

Т. ДЗЯДКО: А ваш прогноз? Один тур? Два тура?

А. МАКАРЕВИЧ: Я гадать не люблю.

Т. ДЗЯДКО: Можно не гадать, а прогнозировать и делать выводы.

А. МАКАРЕВИЧ: Я думаю, что если дело дойдет до второго тура, то шансы весьма реальны.

Т. ДЗЯДКО: Шансы, что победит кандидат не Путин?

А. МАКАРЕВИЧ: Да.

И. ВОРОБЬЕВА: Скажите, вот удивительно было увидеть вас так или иначе в штабе Прохорова. И был удивителен вот тот переход или не переход, когда распространили по интернету песню «К нам в Холуево приезжает Путин», насколько я помню, так она называлась. И было ощущение, что вдруг неожиданно вы завраждовали с Кремлем, Белым домом. Что произошло?

А. МАКАРЕВИЧ: Я вам сейчас расскажу о поразительном массовом эффекте, с которым когда я столкнулся, я поразился. Сейчас я уже понимаю, что у нас в стране не сегодня и не вчера… Песня вообще-то не про Путина.

Т. ДЗЯДКО: А про Холуево.

А. МАКАРЕВИЧ: Да, в котором мы все живем. И мы все его граждане. Но никто не хочет этого видеть, потому что у каждого в голове, что мы хорошие, а они плохие. У нас царь плохой, а мы все хорошие. Это непобедимо. Поэтому не все хотят шевелиться, не все хотят идти на выборы. Не все верят, что что-то можно изменить.

Т. ДЗЯДКО: А в 90-е такое же Холуево было?

А. МАКАРЕВИЧ: Нет, пожалуй. В 90-е были другие беды, но какие-то крупицы уважения к себе и к людям возникли при Горбачеве, при перестройке, и они продолжались при Ельцине. Что бы  при этом ни творилось вокруг. Потом это аккуратненько-аккуратненько скаталось обратно все. советский вариант такой.

Т. ДЗЯДКО: Потому что царь плохой? Или почему?

А. МАКАРЕВИЧ: Потому что люди позволили с собой это сделать в очередной раз.

И. ВОРОБЬЕВА: А сейчас не позволят?

А. МАКАРЕВИЧ: А сейчас стали выходить на улицу. Это очень серьезно.

И. ВОРОБЬЕВА: А тогда не выходили?

А. МАКАРЕВИЧ: Выходили единицы, их сажали в дурдомы. Ну что вы? Чтобы выходило 100 тысяч – я такого не помню.

И. ВОРОБЬЕВА: Если вот та массовая акция уже в 90-м году была, 4 февраля, когда вышли сотни тысяч людей. Это вот единственное. Андрей Макаревич у нас в гостях на радиостанции «Эхо Москвы». Ваши вопросы на +7-985-970-45-45, телефон для ваших эсэмэс-сообщений. Тут спрашивают, как вы относитесь к своим коллегам (артистам, деятелям искусств), которых потянули, чтобы Путин, которые за него агитируют. Как вы относитесь? Вы считаете, что они сами, искренне или их заставили? Или еще что-то?

А. МАКАРЕВИЧ: Заставили? Я с трудом представляю, что Прохоров кого-то заставил.

Т. ДЗЯДКО: Не-не-не.

И. ВОРОБЬЕВА: Не вас, а тех, кто за Путина агитирует.

А. МАКАРЕВИЧ: За Путина? Знаете, это вопрос к ним.

И. ВОРОБЬЕВА: Нет ощущения?

А. МАКАРЕВИЧ: Не знаю.

И. ВОРОБЬЕВА: А как вы вообще к ним относитесь, видите искренность в их словах?

А. МАКАРЕВИЧ: Не знаю. Если говорить об артистах, я прежде всего его оцениваю как артиста: что он делает в совеем основном деле. Дальше – это его личные убеждения. Он имеет на них право.

И. ВОРОБЬЕВА: Просто было так странно: эти 500 человек, спорт смены, и все-все деятели искусства, культуры. И каждый, кого ни спроси, так верят в Путина.

А. МАКАРЕВИЧ: Я безумно уважая Андрея Васильевича Маслякова. Но вот КВН получил свое здание, наконец, за 50 лет своего существования. И от Путина получил здание-то. и что ему завтра надо делать, Маслякову, в этой ситуации?

И. ВОРОБЬЕВА: Вопрос к вам: что бы вы сделали на этом месте?

А. МАКАРЕВИЧ: Я не получал ничего от Путина. Мне проще, в этом смысле.

И. ВОРОБЬЕВА: Да, вот нам пишут, что, может быть, вам не нужно здание для театра.

А. МАКАРЕВИЧ: Да всем нужно! Все все нужно. Я просто очень не люблю просить ничего.

И. ВОРОБЬЕВА: Очень не любите просить?

А. МАКАРЕВИЧ: Да.

И. ВОРОБЬЕВА: +7-985-970-45-45 – телефон для ваших сообщений. Вот Катя здоровья вам желает и пишет: Прохоров – молодец. Вы, кстати, смотрели дебаты между Ириной Прохоровой и  Михалковым?

А. МАКАРЕВИЧ: Я вчера в это время был на сцене. Я в Питере поздравлял Максима Леонидова с 50-летием. Но мне сегодня уже обзвонились и сказали, что Михалков на фоне Ирины выглядел бледно. Я посмотрю сегодня обязательно.

И. ВОРОБЬЕВА: Вы же знакомы с Ириной?

А. МАКАРЕВИЧ: Да, конечно. она вообще потрясающая женщина.

И. ВОРОБЬЕВА: Я могу сказать, что интернет по итогам этих дебатов, конечно, повысил рейтинг Прохорова, просто потому что у него такая сестра. Она действительно, выступала совершенно спокойно.

А. МАКАРЕВИЧ: Я хочу вас сказать, что , мне кажется, что аудитория интернета во многом за Прохорова. Но у нас еще есть в стране, к сожалению, аудитория не интернета. И я уверен, что есть большое количество людей, наверное, в основном из глубинки, которые совершенно искренне пойдут голосовать за Путина, потому что они думают «лишь бы не было хуже, хватит уже перемен». Вот им почему-то внушают, что стабильность – это непременно Путин. А кто сказал, что стабильность, например, не Прохоров? Почему если не Путин, то обязательно нестабильность.

Т. ДЗЯДКО: А вы пытаетесь с этими людьми разговаривать и доносить до них эту точку зрения?

А. МАКАРЕВИЧ: А вы знаете, как интересно происходит? Вот я приезжаю с концертом, люди, которые давно меня слушают, им нравятся мои песни, они со мной совпадают в убеждениях, как правило. Мне их убеждать ни в чем не надо. А те, кто думает иначе, пойдут на концерт Стаса Михайлова, например. У них вообще все по-другому устроено в голове.

Т. ДЗЯДКО: Так нет, не обязательно общаться с людьми во время концертов. Можно приезжать в глубинку, устраивать встречи.

А. МАКАРЕВИЧ: Ну вот такой возможности у меня нету, к сожалению.

Т. ДЗЯДКО: А кто-то из ваших коллег, может быть, по Общественному совету при Прохорове или других доверенных лиц этим занимается или нет?

А. МАКАРЕВИЧ: Не могу вам сказать.

И. ВОРОБЬЕВА: Наши слушатели задают вопросы, на сайте задавали. Спрашивают, как менялась ваша аудитория на концертах, вот с годами. Ощущаете ли вы, что аудитория сегодняшняя понимает, о чем вы поете. И если сейчас ответ зала на нерв ваших песен, есть ли он?

А. МАКАРЕВИЧ: Мне кажется, что песню надо чувствовать. Понимать надо учебник по математике. Я всё-таки занимаюсь эмоциями, наверное, может быть, в большей степени, чем информацией. Хотя, информация там тоже присутствует. У меня не было ощущения, что меня не понимают. Другое дело, что у меня сегодня есть две аудитории. Одни – это скажем, аудитория группы «Машина времени», взрослеющая, стареющая с нами, ностальгирующая по 80-м, по 70-м, распевающая наши хиты, прочее. И есть аудитория оркестро-краеведческого танго, которому 11-й год пошел. Это немножко другая публика, которая любит другую музыку, более взрослую. Это люди, для которых вот я сегодня, скажем, пишу песни, потому, что этот пульс мне просто близок очень.

И. ВОРОБЬЕВА: Если возвращаться к тому, с чего начали, наши слушатели спрашивают: «И всё-таки, совместима ли политика с искусством»?

А. МАКАРЕВИЧ: Хороший вопрос. Совместима ли баня со спортом? Ну, знаете, наверное, в разумных пределах, всё совместимо. Одно не исключает другого. Я, упаси Господь, не собираюсь уходить их того, что вы называете искусством в политику. И как только моя… Я почувствую, что я не настолько необходим, да? и мы чего-то добились, я с удовольствием вернусь к своим прямым обязанностям, которые, я, кстати, и не оставлял. Я сегодня приехал с гастролей, и завтра уезжаю. Так что, я как работал, так и работаю.

И. ВОРОБЬЕВА: Есть сейчас ощущение, что настало такое время, которое делят всех по разным лагерям. Причем, делят очень жестко. Вот у вас, есть ощущение, то настало такое время, когда всем нужно выбрать что-то? Разделить? А. МАКАРЕВИЧ: Вы знаете, что? Делило-то и раньше. Просто сейчас, это вдруг стало видно. Так это было под спудом таким.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, не знаю. Мне кажется, что актер, господин Безруков, которого я всегда считала человеком, который без ума от Путина, вдруг, отказался за него агитировать. Очень было странно, честно говоря, слышать. Вот как бы, вот так оно делит сейчас.

А. МАКАРЕВИЧ: Ну, правильно. Вообще, и… Мне кажется, что не надо в этом видеть какую-то трагедию, не надо пугать какими-то кровавыми, революционными событиями. Вообще, это нормальная ситуация, когда в нормальной стране, граждане, выбирают своего кандидата. И поскольку, люди должны быть свободными, внутри себя должны быть свободными, у каждого свой кандидат, и он отстаивает свою кандидатуру. И это нормально. Так должно быть.

Т. ДЗЯДКО: А вас не пугает градус дискуссии, например, на митинги на Поклонной горе, которые проводятся параллельно, с шествием по Якиманке, и на Болотной площади, и на Поклонной утверждает, что видите, там враги России.

А. МАКАРЕВИЧ: Ну, это противно. И, скажем так, партия власти, и сама сласть, используя арсенал вот совка, когда надо обязательно найти внешнего врага, и внутреннего врага, который поддерживается внешним врагом, и этим пугать, это мы всего наелись. Я помню это с детства.

Т. ДЗЯДКО: Но вам не кажется, что ситуация просто может в какой-то момент, выйти из-под контроля?

А. МАКАРЕВИЧ: Не знаю…

Т. ДЗЯДКО: Сперва, это контролируемая агрессия, а потом, она становится не контролируемой.

А. МАКАРЕВИЧ: В глазах нормального человека, эти аргументы выглядят бредом каким-то. Это беспомощный лепет, совершенно. Не все нормальные, к сожалению. И вообще, я боюсь больших скоплений людей, потому, что достаточно одной чьей-нибудь провокации, мы никогда не узнаем, чьей, да? И всё это может кончиться очень не хорошо. Ну вот, так сегодня обстоят дела.

И. ВОРОБЬЕВА: Скажите, вот… Я напомню, в нашей студии Андрей Макаревич. Тем, кто сейчас подключился к нам в эфир, вот последние такие выборы президентские, когда было, какое-то вот такое ощущение выбора, может быть, 96-й год. Зюганов против Ельцина, и Ельцин против Зюганова. Вот тогда Ельцин танцевал на сцене, да? Там было ощущение какой-то движимой политики, что-то происходило. И всё-таки, было всё довольно страшно. Вот сейчас, если сравнивать с  96-м годом, что сейчас происходит?

А. МАКАРЕВИЧ: Мне кажется, люди очень изменились за это время. Всё-таки, мы живём в обстановке какой-то, очень спрессованной истории. У нас на 3 года, мы проходим столько, сколько там другая сторона за 30-ть. И печального опыта, и всякого прочего, и всё меняется очень быстро. Не было такого влияния интернета в те годы, вообще. Интернет был, по-моему, единицей. Если он вообще ещё был. По-моему, ещё и не было, да?

И. ВОРОБЬЕВА: Я не помню.

Т. ДЗЯДКО: Да, в России нет ещё.

И. ВОРОБЬЕВА: В 96-м, по-моему, не было.

А. МАКАРЕВИЧ: Да. Сегодня, ежедневно растет количество пользователей, да? И всё… Это другая эпоха просто.

Т. ДЗЯДКО: А почему люди изменились? В частности, почему они изменились за последние 2 месяца так? Почему раньше они сидели дома, или в том же интернете, а теперь, они выходят на улицу? Что произошло?

А. МАКАРЕВИЧ: Я думаю, что это какая-то элементарная физика. Когда просто вот накапливается, накапливается, потом, когда чашечка полная, начинает через край литься.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, вот собственно, все вот эти люди, которые вышли на площадь, это через край полилось просто.

А. МАКАРЕВИЧ: Конечно.

И. ВОРОБЬЕВА: Хорошо. Что дальше? Вот какие ваши планы? Вы пойдёте? Я понимаю, что вы не любите массовые выступления, но вы пойдете на акцию 26-го числа, когда «Замкни кольцо», или «Белое кольцо», да?

Т. ДЗЯДКО: «Большой белый круг», да.

И. ВОРОБЬЕВА: «Большой белый круг», когда люди пойдут на Садовое кольцо, пойдёте туда?

А. МАКАРЕВИЧ: Не знаю пока. Я ещё… Я сейчас не помню, на самом деле, что у меня с работой в этот день.

И. ВОРОБЬЕВА: А вообще, как вы относитесь к тому, что в оргкомитете всех этих митингов, настолько много разных людей, в том числе писатель Борис Акунин, например, да? Журналисты, общественные деятели, какие-то известные люди.

А. МАКАРЕВИЧ: Это абсолютно нормально, потому, что любой человек, чем бы он не занимался, он вообще-то, ещё гражданин. У нас со знанием этого, всегда было не очень хорошо. Вот это сейчас просыпается. Я надеюсь, что это просыпается.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, это видно, что просыпается там, многотысячной толпой, точнее, многотысячными митингами подтверждено. И всё-таки, одно дело, когда люди выходят на улицу, другое дело, когда…

А. МАКАРЕВИЧ: А кто должен быть, вы считаете, в оргкомитете? Профессиональные какие-то политики опять?

И. ВОРОБЬЕВА: Почему нет?

А. МАКАРЕВИЧ: Какие?

И. ВОРОБЬЕВА: Нет, я имею в виду, нет. Я имею в виду, что понятно, когда человек выходит на улицу. А когда он огромное количество времени вдруг начинает тратить неожиданно, на организацию митингов, какие-то оргкомитеты бесконечные, и так далее, и так далее.

А. МАКАРЕВИЧ: Значит он… Я опять, может быть, я идеалист. Значит, он испытывает просто необходимость это делать.

И. ВОРОБЬЕВА: Вы верите в честные выборы президентские? Которые вот будут сейчас?

А. МАКАРЕВИЧ: Я не могу себе представить абсолютно честных выборов, к большому сожалению. Но я очень надеюсь, что не честность этих выборов, будет сведена к минимуму, общими усилиями.

И. ВОРОБЬЕВА: Вот прошли парламентские выборы, после которых, собственно, всё это случилось. И там, нам тоже говорят: «Не было нарушений, не было нарушений»…

А. МАКАРЕВИЧ: А мы видим, что были.

И. ВОРОБЬЕВА: Вот если мы опять увидим нарушения, что будет дальше? Люди пойдут на улицу опять?

А. МАКАРЕВИЧ: Люди опять пойдут на улицу. Думаю, что да.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, вот из этого… Хорошо, но выборы-то уже всё равно состоялись, да? Там, например, Путин победил. И чего? Ну, вот они пойдут на улицу один раз, два раза, а дальше что?

А. МАКАРЕВИЧ: Я не могу делать такие прогнозы долгосрочные. Хотя, это совсем не долгосрочный прогноз. Мне бы очень хотелось, чтобы всё, в любом случае, разрешилось цивилизованным путем, чтобы ничего не было зря.

И. ВОРОБЬЕВА: А как высчитаете, если Владимир Путин победит на выборах президента, будет ли у Михаила Прохорова, какой-то пост в правительстве, может быть?

А. МАКАРЕВИЧ: Это зависит от этого решения. Он на этот счет, высказался по-моему, очень не определенно. Если программа правительства, будет совпадать с его убеждениями, он с удовольствием будет в ней работать. Если нет, конечно, он туда не пойдёт.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну а вы, после того, как выборы закончатся, перестанете поддерживать Михаила Прохорова, как политика, и…

А. МАКАРЕВИЧ: Если его выберут, я не думаю, что он будет нуждаться в какой-то поддержке.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, а если не выберут, соответственно, компания…

А. МАКАРЕВИЧ: Будем поддерживать.

Т. ДЗЯДКО: То есть, в том случае, если он не становится президентом, вы свою поддержку, на политическом уровне Михаила Прохорова, продолжите.

А. МАКАРЕВИЧ: Ну, я надеюсь, что он не отступит сам. Он не скажет, что вот не получилось, и вернусь ка, я к своим баранам, да? Вряд ли.

Т. ДЗЯДКО: Ну, вот вы наверное не исключаете, что будет создана партия, после марта. Вы бы вступили в такую партию?

А. МАКАРЕВИЧ: Это очень сложная история с партией. Я сейчас смотрю, кто предлагает эту партию создать, у меня там не ко всем доверие, честно вам скажу.

Т. ДЗЯДКО: Нет, я имею в виду, что…

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, Михаила Прохорова, партия…

Т. ДЗЯДКО: Я имею в виду, что он сам, со своей стороны, Прохоров, да. Не исключал, что будет делать партию. Если будет партия Михаила Прохорова, вы бы в неё вступили?

А. МАКАРЕВИЧ: Думаю, что да.

Т. ДЗЯДКО: Всё понятно. Спасибо большое, нашим гостем был Андрей Макаревич, музыкант, лидер группы «Машина времени» и доверенное лицо кандидата в президенты Михаила Прохорова, Андрей Владимирович, спасибо.

А. МАКАРЕВИЧ: Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире