'Вопросы к интервью
08 февраля 2012
Z Разворот Все выпуски

Наука при ВУЗе: академическая богодельня или реальный бизнес?


Время выхода в эфир: 08 февраля 2012, 16:05

О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 16 часов и 06 минут, и «Эхо Москвы» представляет, я бы так сначала сказала, национальный исследовательский ядерный университет МИФИ, и его проректора. Олег Викторович Нагорнов в нас в студии, здравствуйте.

О. НАГОРНОВ: Здравствуйте.

А. ОСИН: Добрый день.

О. ЖУРАВЛЕВА: Мы сегодня говорим о науке при ВУЗе, или в ВУЗе. Как вот у вас? Наука при ВУЗЕ, это отдельное что-то такое?

О. НАГОРНОВ: Я думаю, что наука в ВУЗе.

О. ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Так что это такое? Академическая богадельня, или реальный бизнес? Так вот был поставлен…

А. ОСИН: Красиво звучит.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да, была поставлена тема. Но с другой стороны понятно, что сейчас уже, наверное, не в одной ВУЗе особой академической богадельни нет. Во всяком случае, ну, все последние годы, нам всё время говорят наоборот, что на науку денег страшно не хватает. Но у вас-то, надеюсь, всё хорошо? Вы-то хоть можете себе позволить науку?

О. НАГОРНОВ: Ну, МИФИ – один из первых национальных исследовательских университетов, который получил такую категорию. И это позволило действительно, вдохнуть новый импульс в ВУЗ. И в том числе, это способствует научным исследованиям, привлечению студентов, специалистов в ВУЗ. И соответственно, достаточно такой, позитивный процесс.

О. ЖУРАВЛЕВА: А вот этот статус, как и за что вы его обрели? «Национальный исследовательский ядерный университет». Я вообще, первый раз в жизни встречаю ядерный университет.

О. НАГОРНОВ: Ну, почему? На западе тоже такие есть университеты. Но, это на самом деле не статус, а категория, так называемая. Национально-исследовательские. А дальше, там ядерные, технологические, их много сейчас достаточно университетов. Но первое, что это, во-первых, позволило нам улучшить инфраструктуру университета. Потому, что в общем, был период, когда ВУЗы все были в упадке, особенно технические ВУЗы. И вот где-то, начиная с 2007 года, появились инновационные образовательные программы, которые позволили ну, во-первых, отремонтироваться, чтобы ВУЗ как-то…

О. ЖУРАВЛЕВА: Грубо говоря, на вас направили финансирование, целевое.

А. ОСИН: Или сами заработали?

О. НАГОРНОВ: Ну, скажем так… Нет, конечно, направили, безусловно. Потому, что вы знаете, что был период, когда ВУЗы там, 20-25 лет, просто не ремонтировали. Потому, что скажем, если вспомнить советские времена, каждый год, проводился ремонт летом, перед началом учебного года.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, понятно. Но сейчас у нас довольно много ВУЗов, и возникает один вопрос. Я понимаю, что у вас бывший, знаменитый… У вас ВУЗ с историей. Но, тем не менее, Олег Викторович, почему ваш ВУЗ, попал вот в эту программу? Я так понимаю, что далеко не каждый туда попадает.

О. НАГОРНОВ: Ну, во-первых, есть некие индикаторы, и по этим индикаторам, проводится отбор в национальные исследовательские университеты.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, то есть, вы что-то предложили.

О. НАГОРНОВ: Да. То есть, была предложена программа, и она была поддержана с одной стороны, министерством образования науки, как нашим учредителем. И, с другой стороны, вот наш основной заказчик, куда мы поставляем кадры, это госкорпорация «Росатом», с которой мы плотно работаем.

А. ОСИН: А скажите, пожалуйста, насколько изменилась система современная, в науке, и в ВУЗах? Потому, что раньше это была такая пирамида. Студенческое научное общество, научная часть при кафедрах. Чем сейчас отличается? Что-то принципиально в этом смысле, изменилось?

О. НАГОРНОВ: Ну, дело в том, что да. Всё-таки, это такие, наукоёмкие сейчас у нас производства есть, да? И сейчас ВУЗам ставится задача, делать какие-то инновационные разработки. То есть, это не только фундаментальная наука, без которой тоже, конечно, невозможно развитие технического университета. Но, и прежде всего, нацеленность на какие-то инновационные, технологические разработки, которые можно внедрять в промышленность. У нас имеется технопарк, порядка 30-ти малых предприятий, где могут свои возможности реализовывать ну, не только преподаватели, сотрудники, но и студенты. И вот в этом смысле, конечно, сейчас ситуация меняется чем? Из-за того, что оборудование очень дорогое, высокотехнологичное, Создаются так называемые, научно-образовательные центры. Центры коллективного пользования, где оборудованием может пользоваться не одна какая-нибудь кафедра, или группа лиц, широкого доступа. Причем, могут даже и ученые, преподаватели, из других университетов.

А. ОСИН: Вы знаете, что это напоминает? Это классическая ситуация, из романов Стругацких. Помните, какую-нибудь далекую радугу, где друг у друга воровали время на каком-нибудь реакторе, там ещё где-то.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну да, пойду, на машину поработаю, у меня ночью есть окно. Это вот так?

О. НАГОРНОВ: Ну, в каком-то смысле, так, да. Потому, что каждый хочет реализовать свою идею, и нельзя например, сейчас микроскопы, которые стоят 20-40 миллионов рублей, нельзя в каждую лабораторию, одного ВУЗа. Поэтому, естественно, тут есть некая оптимизация, в этом смысле мы очень рады, что сейчас вот удалось поучаствовать вот в этих программах, которые позволяют закупить высококлассное оборудование. То есть, например, у нас есть нано-центр, там уникальное оборудование. И сейчас у нас развиваются международные контакты, много делегаций приезжает. И в принципе, все высокую оценку дают самому нано-центру, и тому оборудованию, которое установлено.

А. ОСИН: А заказы у вас есть от каких-то фирм? И какого плана эти фирмы? Не о названиях речь, а чем они занимаются? Всё-таки, у вас такая, особая отрасль. Лавочку не откроешь, используя ядерные технологии.

О. НАГОРНОВ: Ну, да. Вот скажем, если взять… Ну, вы знаете, крупнейший ядерный центр, это «Церн» в Европе, да? Там у нас работает примерно, где-то 600-т сотрудников, преподавателей, выпускники МИФИ. Это значительная часть, российского участия в этом эксперименте. Вот совсем недавно… Да, мы там участвуем в эксперименте «Алиса», и вот недавно приезжал директор «Церна», он давал пресс-конференцию, в Курчатовском институте. Он высоко оценил деятельность МИФИ. То есть, наши сотрудники… Там даже визитная карточка этого детектора, с сотрудниками МИФИ. То есть, вот такое высокотехнологичное оборудование, которое делается сотрудниками нашего университета. Ну, так же, мы участвуем вот в крупных центрах Германии, Дейзи. Опять же, очень известный эксперимент «Стар», это Брукхельнская лаборатория США, где с российской стороны, представители российской стороны – это МИФИ. Ну, с итальянцами у нас сотрудничество. Но, кроме того, мы поставляем кадры, и сотрудничаем с Курчатовским институтом, (неразборчиво) в Дубне, ФИАН. То есть, это крупнейшие научные центры.

А. ОСИН: Нас учат как бы, обмен умами, да? Сотрудниками. А вот я о заказах говорю.

О. НАГОРНОВ: Ну, вот заказы, например, вот эксперимент «Алиса», тоже нам заказано сделать детекторы, например, и мы их делаем, детекторы. Но есть, более такие, приземленные проекты. Вот не только такие, которые звучат. Ну, например, скажем, вот вы знаете, трагедия в Японии случилась. У нас сейчас заказы очень большие, крупные, на 2 года вперед, дозиметры. То есть, наше малое предприятие, изготавливает дозиметры.

О. ЖУРАВЛЕВА: Скажите, а на малых предприятиях, соответственно, кто работает?

О. НАГОРНОВ: Ну, в основном, работают конечно, остаточно молодые сотрудники. Но есть и…

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть, может быть такое, что студент, ещё продолжающий учиться, работает на вашем же малом предприятии.

О. НАГОРНОВ: Так оно и есть. У нас ещё, при нашем университете, есть 4 лицея, московских. Которые студенты, школьники этих лицеев, проходят у нас практику. Поэтому, они вот когда в выпускном классе учатся, они к нам приходят, окунаются вот в эту жизнь лаборатории, и естественно, студенты уже участвуют и вот в технопарковских предприятиях. Это достаточно развито.

А. ОСИН: Вот насколько я знаю, у вас, в вашей работе, принимают участие 10 действительных членов, и членов-корреспондентов российской академии наук, и 105 докторов, и более 340 кандидатов. Возраст какой этих граждан? Потому, что многие говорят о старении нашей науки, и о том, что молодые кадры не приходят.

О. НАГОРНОВ: Ну, безусловно, понимаете, если был такой период, когда в ВУЗы не вкладывались практически никакие деньги, да? Вот мы даже ремонт не могли сделать. Не говоря о покупке оборудования. В этот период, не только в нашем ВУЗе, во многих ВУЗах технических, развивалось так называемое, не профильное образование, которое позволило хоть какие-то ресурсы привлечь. Но сейчас, конечно, эта составляющая, она снижается, и мы, в принципе, и сами стараемся зарабатывать деньги, участвуем в различного рода программах. Так что, вот силы, которые у нас есть, они сейчас, омолаживание кадров происходит. У нас есть программа «Молодой преподаватель», потому, что ну, не секрет, что молодые люди, которые имеют такое, хорошее образование техническое, да? Они сейчас востребованы на рынке. И наша задача, вот удержать лучшие кадры, конечно, прежде всего, это вопрос заработной платы. Вот у нас есть программа такая, которая направлена на то, чтобы ну, как-то удержать. Я не могу сказать, что это большие деньги выплачиваются, но в принципе, это некоторая ступень, чтобы вовлечь в дело молодого аспиранта скажем, преподавателя. Чтобы он остался, и дальше уже сам бы находил проекты, в которых бы участвовал.

О. ЖУРАВЛЕВА: У нас в студии проректор национального исследовательского ядерного университета МИФИ, Олег Нагорнов, мы продолжим после рекламы.

В Москве 16 часов, почти 18 минут, «Дневной разворот» на «Эхо Москвы» продолжается, у нас тема «Наука при ВУЗе», а ВУЗ у нас вот, какой. Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ, и его проректор Олег Нагорнов в нас в студии. Говорим о том, как вам повезло. Как вам повезло, потому, что государство обратило внимание на технические ВУЗы. Волшебным образом так получилось, что МИФИ попал в этот список, и теперь-то, вот всё и началось.

А. ОСИН: А вот смотри, интересный вопрос. Вы назвали дату 2007 год. Я понимаю, что в науке нельзя всё измерять какими-то сроками. Но, тем не менее, вот с тех пор, когда вам дали возможность приобретать оборудование, условия создавать для сотрудников, для научных кадров. Что-нибудь изменилось, в качестве производимого вами, научного продукта? И если примеры есть, похвастайтесь.

О. НАГОРНОВ: Ну, вот я уже упоминал, что 2007 год – это когда мы получили или выиграли, так называемые инновационно-образовательные проекты? И с этого момента, мы получили серьёзную поддержку, для приобретения оборудования. Ну, и соответственно, во-первых, это позволило удержать кадры. И, во-вторых, участвовать вот в тех таких больших проектах, о которых я уже сказал. Это вот (неразборчиво), Алиса в «Церне», вот Дейзи, ну и ряд других проектов. То есть, вот такие проекты есть, ну наверное, просто нет времени, чтобы на каждом из них, остановиться.

А. ОСИН: Нет, просто а что мешало вашим сотрудникам, не будь этого 2007 года, туда отправиться?

О. НАГОРНОВ: Ну, во-первых, неизвестно, остались бы эти сотрудники в МИФИ, и…

О. ЖУРАВЛЕВА: Ах, вы их не пустили?

О. НАГОРНОВ: Нет. К сожалению, тут уже это время прошло, когда можно было не пускать. Или к счастью. Сейчас сотрудники сами выбирают себе путь и карьеру. Поэтому, наша задача их здесь оставить, потому, что есть много задач. И вот наше сотрудничество с «Росатомом», тоже нас нацеливает на то, чтобы кадры всё-таки здесь держать. То есть, международное сотрудничество, оно конечно, важное составляющее, Но основная – это подготовка кадров, для нашей вот атомной отрасли.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, вот скажите мне, пожалуйста, Олег Викторович, а что всё-таки главная задача, вот сейчас уже? Я понимаю, что финансирование – это очень важно для науки, чтобы человек имел возможности, вести какие-то исследования. Тем более, в вашей там общей физике, астрономии, ядерной физике, и так далее. А скажите, пожалуйста, всё-таки, задача какая? Чтобы у вас выросло побольше бизнесменов от науки, которые сами себя будут кормить? Или всё-таки, возможность прокормить те креативные умы, которые у вас тут вырастут? Не важно, кто будет, в какой бизнес их вкладывать. Главное, чтобы они наукой занимались. Что первично?

О. НАГОРНОВ: Ну, конечно, требуются люди, которые могли бы такой бизнес в науке сделать. Потому, что одно дело ученые, такие, чистые ученые, которые занимаются научными исследованиями. Но есть потребность в людях, которые организуют вот такой вот инновационный процесс. Это непростое дело. И наверное, у нас не так много опыта. Вот сейчас есть программы, скажем, это опять же, министерство образования науки. Конкурс, так называемые ведущие ученые, которые приезжают сюда, и создают лабораторию. Вот в МИФИ таких три зарубежных, ведущих ученых, они сейчас создают лабораторию, и достаточно поучительно смотреть, как они организуют процесс, и в общем, другие подразделения кафедры, которые смотрят на это, они пытаются что-то для себя взять.

О. ЖУРАВЛЕВА: Давайте, на живом примере: «Добрый день, господин проректор. У меня сын учится в вашем ВУЗе, на факультете «К». Насколько востребованы выпускники этого факультета, в атомной энергетике? С уважением, Юрий». Можете ответить?

О. НАГОРНОВ: Да, могу ответить.

О. ЖУРАВЛЕВА: Что, чем занимается факультет «К»?

О. НАГОРНОВ: Факультет «К», это факультет кибернетики. Но сейчас он у нас преобразован, объединен с факультетом информационной безопасности. Это, прежде всего, IT-технологии, которые сейчас востребованы. Надо сказать, что конкурс на этот факультет, один из самых высоких. То есть, он даже выше, чем вот в среднем, на физические факультеты. Есть на физических факультетах специальности, где очень высокий конкурс. Там вот у нас было 15,8 человека на место. Было астрономический для нас это такой конкурс, на специальность прикладная математика и информатика. А IT-специалисты, ну, я думаю, они везде нужны. И в «Эхо Москвы», и в атомной отрасли, безусловно. То есть…

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, в атомной энергетике, ваши айтишники нужны, да?

О. НАГОРНОВ: Да. Сейчас вы знаете, что? Очень много, большие амбициозные планы, у «Росатома», строить новые энергоблоки. И конечно, специалисты востребованы.

О. ЖУРАВЛЕВА: Олег Викторович, скажите ещё пожалуйста, есть ли, я не знаю, у вас какие-то особые условия, по приёму в ваш ВУЗ? Ну, во-первых, я так понимаю, как только вы расцвели, у вас конкурс сразу же вырос невероятно, да? Ну, вы смогли не только отремонтироваться, но и лаборатории построить. И наверное, к вам охотнее пошли абитуриенты.

О. НАГОРНОВ: Ну, сейчас конкурс возрос, хотя ситуация очень сложная. Вы знаете, что есть единый государственный экзамен.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да, мы знаем.

А. ОСИН: Про него, как раз, я и хотел спросить.

О. НАГОРНОВ: Вот, и поэтому…

О. ЖУРАВЛЕВА: Есть ли специальные какие-то у вас свои экзамены? Потому, что ВУЗы же имеют на это право.

О. НАГОРНОВ: Вы знаете, пока у нас нет своих специальных. Хотя, мы, во-первых, можем вводить такие дополнительные экзамены, но сейчас вы знаете, ситуация очень сложная с абитуриентами. Демографический всё-таки кризис, и ну, последние скажем, годы, студенты всё-таки, выбирали не технические специальности. Это вот буквально год, два, когда ну, какие-то изменения произошли. Поэтому, мы сейчас пока что, ограничиваемся вот экзаменами, так называемыми ЕГЭ, и плюс, участие в олимпиадах, которые нам мощную тоже дают подпитку. Но…

О. ЖУРАВЛЕВА: Но скажите, были у вас истории, как стобальник по математике, оказывался там не силён в арифметике. Бывало такое?

О. НАГОРНОВ: Бывало, да. Бывало. И, в общем, есть кареляция, даже есть публикация в журнале, нашими сотрудниками, с кафедры общей физики, которые попытались вообще, установить кареляцию, вот баллов ЕГЭ, и то, что они имеют на входе, вот по таким объективным контрольным. В целом, она конечно есть, но есть и большой разброс. То есть, в принципе, видимо, так же, как и вот… Ну, скажем в Америке, там (неразборчиво), тесты есть, которые проверяют студентов. И в принципе, этого возможно, достаточно для поступления в университет. Но есть ещё внутренние экзамены. Наверное, вот всё-таки, это сейчас вот демографическая ситуация может быть, через несколько лет улучшится, и я думаю, что технические ВУЗы, тоже будут вводить дополнительный экзамен.

А. ОСИН: Вот такой вопрос. Вы пишите, ну, вот…

О. ЖУРАВЛЕВА: В сопроводительной к вам бумаге…

А. ОСИН: Что заинтересовало, да. Начиная с первого курса, студенты имеют возможность участвовать в формировании рынка идей. Что это такое?

О. НАГОРНОВ: Ну, есть у нас такой студенческий бизнес-инкубатор, и некоторые есть команды такие вот, это у нас команда «СКИП-6»,Дмитрий Михайлов, которые очень интересные проекты сделали. И эти проекты получили поддержку в виде грантов, в центре Сколково. Ну, и у них очень много проектов. Там участвует, ну, одна молодежь. То есть, практически молодежь. Там самые взрослые люди. Ну, наверное, где-то 30-35 лет. А так, это студенты, аспиранты, и там они реализуют свои идеи. Ну, вот одна из них, так называемая, система «Ландыша», это когда вот человек, скажем, которому надо проходить гастроскопию, глотает не кишку, а таблеточку, и спокойно сидит, а рядом…

О. ЖУРАВЛЕВА: С камерой.

О. НАГОРНОВ: Ну, не он с камерой.

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет, я имею в виду, что таблетка с камерой, да?

О. НАГОРНОВ: Да. Таблетка пока проходит по естественному циклу, всё записывается, вся информация, в электронном виде. И с ней уже эффективно работают.

О. ЖУРАВЛЕВА: Это у вас такое направление? Медицинская физика, и техника.

О. НАГОРНОВ: Ну, можно так сказать, да.

О. ЖУРАВЛЕВА: А вот кстати, скажите, пожалуйста, вот ещё один вопрос пришел от (неразборчиво). «А промышленность выпускниками МИФИ интересуются»? Я скажу шире. Вообще, на что ориентируются люди, которые поступают в МИФИ? Они вообще, себе представляют, кем бы, и как бы, они хотели работать?

О. НАГОРНОВ: Ну, наверное, если широкий разброс. Кто-то представляет, а кто-то идёт там по каким-то другим причинам. Потому, что идут друзья, или какой-то есть…

А. ОСИН: Или замуж выйти.

О. НАГОРНОВ: Да.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, вообще, если уж выходить замуж, то конечно, лучше в МИФИ. Там мальчиков больше.

О. НАГОРНОВ: Да. Был период, когда у нас девочек не принимали. Но уже наверное, где-то примерно 50х50 соотношение, или около того.

А. ОСИН: Скажите, а как к вам относится «Роснано»? Или относится ли как-нибудь, например?

О. НАГОРНОВ: Ну, у нас есть…

А. ОСИН: (Неразборчиво) Кириенко, я понял.

О. НАГОРНОВ: У нас есть проекты, которые научные группы ведут с «Роснано». Эксперты есть у нас, в этом «Роснано».

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, то есть, это сотрудничество? Никто из вас не является, там не знаю, подчиненным?

О. НАГОРНОВ: Нет.

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет? Это просто, взаимодополнение, да? И сотрудничество?

О. НАГОРНОВ: Да.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, так скажите, пожалуйста, а вот когда государство выбирало направления, да? Вот приоритетные. Соответственно, у вас, эти приоритетные направления в вашем ВУЗе, представлены. Ну, хорошо, там государство опять же, выделяет какие-то средства. А потом, само государство запрашивает специалистов, на какие-то вот, я не знаю, государственные корпорации, какое-то производство конкретное?

О. НАГОРНОВ: Ну, безусловно, я уже сказал…

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть, трудоустраивает самых лучших, например?

О. НАГОРНОВ: У нас основной заказчик – это госкорпорация «Росатом». У нас вообще, ВУЗ такой сетевой, региональный. У нас в 20-ти городах расположены филиалы. Причем, наряду с ВПО, то есть, 13 ВУЗов ВПО, и 10 СПО. Это колледжи. Они в основном, как раз, и находятся в тех местах, где какая-либо атомная промышленность. Или атомная станция, ну или просто какое-то производство. Естественно, они очень востребованы, эти выпускники, специалисты. Но, и сама госкорпорация, она тоже у нас постоянно… Ну, мы туда направляем студентов, и у нас есть индикаторы, сколько, какой процент мы должны поставить студентов «Росатому». Ну, в общем, пытаемся… Жесткие очень индикаторы, вот у этой программы создания развития (неразборчиво) МИФИ, мы их стараемся выдерживать, чтобы не потерять категорию национального исследовательского университета.

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть, (неразборчиво), не навсегда. Олег Викторович, если можно, в самом конце. Скажите, пожалуйста, вот вы достаточно давно служите в МИФИ, да, работаете. Ну, скажите честно, стали дети хуже? Абитуриенты стали глупее?

А. ОСИН: Даш, я хотел задать именно этот вопрос. Как вам уровень студентов?

О. ЖУРАВЛЕВА: Нам всё время говорят, что всё, куда катится мир, вообще они такие бестолковые, ничем не интересуются. Но ведь в МИФИ-то поступить, и учиться там довольно тяжело.

О. НАГОРНОВ: Да, безусловно. Вы знаете, что вот мы ощущаем, что уровень школьного образования, падает. То есть, наверное, нельзя винить в этом школы, это все мы виноваты в этом. И есть, наверное, глобальная причина. Я думаю, так вот, за несколько минут, мы её не решим. Но это не секрет. Уровень образования школьного падает, И уровень знания абитуриентов, тоже, к сожалению, падает. Мы стараемся какие-то адаптивные программы вводить. Но могу сказать, что талантливые ребята, они всегда есть. То есть, в самые худшие времена, всё равно, были такие уникальные.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ну, то есть, просто можно доучить.

О. НАГОРНОВ: Ну, да. Ну, выучить, или доучить. Но мы стараемся, да. Стараемся не потерять студентов. Но естественно, и отбор такой, он неминуем.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое, у нас в гостях был проректор национального исследовательского ядерного университета МИФИ, Олег Нагорнов. И это «Дневной разворот», на «Эхо Москвы». Ольга Журавлева, Алексей Осин с вами прощаются.

О. НАГОРНОВ: Спасибо.

А. ОСИН: Счастливо.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое, следующий эфир будет вести Станислав Анисимов.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире