'Вопросы к интервью
03 февраля 2012
Z Разворот Все выпуски

«Ветер перемен» на российском телевидении. Миф или реальность?


Время выхода в эфир: 03 февраля 2012, 15:35



М.МАКСИМОВА: 15 часов и 35 минут в Москве, у микрофона – Марина Максимова и Алексей Дурново, продолжаем дневной «Разворот», вторая его часть. И у нас в студии гость – Александр Любимов. Кстати, как вас лучше представить сейчас?

А.ЛЮБИМОВ: Да как? Как вам удобно, я даже не знаю.

М.МАКСИМОВА: Известный телеведущий Александр Любимов.

А.ЛЮБИМОВ: Руководитель РБК ТВ, вот.

М.МАКСИМОВА: Руководитель РБК ТВ, вот. «Ветер перемен на российском телевидении: мифы и реальность» — такая у нас тема, давайте о мифах и реальностях поподробнее поговорим. У вас большой опыт на телевидении и одна из самых известных программ, и на ОРТ топ-менеджер, на «России 1», теперь вот возглавляете РБК. Сейчас вот у нас какое телевидение? Свободное, не свободное? Просто это как раз прямо ложится в предыдущую нашу тему, когда мы обсуждали завтрашние митинги.

А.ЛЮБИМОВ: Ну, телевидение – это же технология, это просто электричество, которое распространяется с помощью космических приборов.

М.МАКСИМОВА: Если бы все было так просто.

А.ЛЮБИМОВ: Свобода – это же внутреннее состояние людей, а не что иное. Ну и плюс там, конечно, очевидно, что на гостелевидении или квази-гостелевидении последние годы выстраивалась такая, очень мощная идеологическая система, которая отменила какие-то базовые, может быть, представления о свободе. Ну, сначала этому были, по-моему, вполне внятные объяснения, потому что зритель-то ужасно устал от всей этой глупости 90-х годов, когда, в общем, люди обманывали, эксплуатировали телевидение в своих интересах, в том числе и коммерческих, но и политических, оказывали давление на реальную политику через ее виртуальную часть, а именно телевидение. Но сейчас, когда, по-моему, общественно-политического телевидения на больших каналах вообще нет и все больше и больше все это такое, ну, больше артистические такие программы, где приходящие гости – они либо палачи, либо жертвы, а герой всегда тот, кто ведет передачу… То есть, конечно, это зашло уже в какую-то бессмыслицу полную. Все больше и больше людей отказывается ходить на телевидение. Я вот хожу сейчас, потому что, ну, там избирательная кампания. А вообще-то мне там очень неуютно в качестве гостя, потому что сказать ты ничего не можешь, тебя никто не слушает. Я думаю, через какое-то время просто телеведущие будут друг к другу ходить в гости на телеканалы, потому что зачем тратить дорогое эфирное время на гостей передачи? Надо продвигать рейтинг, звезд и так далее. Это, вот, к этому должно прийти, на мой взгляд. (смеется)

М.МАКСИМОВА: Ну, то есть в итоге какое-то несвободное получается у нас сегодня?

А.ЛЮБИМОВ: Ну, повторяюсь, а что вы понимаете под словом «свобода»?

А.ДУРНОВО: А вы что понимаете?

А.ЛЮБИМОВ: Я сказал, что я понимаю.

А.ДУРНОВО: И что нужно делать, чтобы у нас появилось телевидение свободное в вашем понимании? Какие шаги нужны от нас, от вас?

А.ЛЮБИМОВ: Я думаю, что нужно, чтобы люди, которые разговаривают, они говорили свободно. Вот и все.

А.ДУРНОВО: А почему же они не говорят сейчас?

А.ЛЮБИМОВ: Ну, это вы их спросите. Я говорю. Там не все показывают то, что я говорю, когда я прихожу в передачу. То есть ты выходишь на Дальний Восток, допустим, в прямом эфире, а на европейскую часть вырезают. Хотя, вот, я был в программе Сергея Минаева на НТВ, очень корректно там меня. Ну, просто, собственно, я даю комментарии газетам – тоже убирают основные острые кусочки. Так постоянно происходит. Говорят, что это называется «редакционная политика».

А.ДУРНОВО: Но есть же экономическая составляющая. Если, скажем, шоу о том, как люди сватаются друг к другу гораздо популярнее шоу по острым политическим вопросам. Вот, в силу ряда причин перевешивают. Не заставишь же менеджера себе в ущерб, там, ради каких-то высших целей ставить то, что менее рейтингово?

А.ЛЮБИМОВ: А вы смотрите телевидение вообще?

А.ДУРНОВО: Только футбол. (все смеются)

А.ЛЮБИМОВ: Ну, вот, например… Ну, возможно, случайно вы в курсе, что кроме передач о том, где люди женятся, там показывают и политические тоже иногда.

А.ДУРНОВО: Как-то, вот, лет 10 назад их было больше, они были острее.

А.ЛЮБИМОВ: Нет, нет, это ваше перцепция абсолютно. Больше вряд ли. Чуть-чуть лучше они стояли в прайм-тайме, потому что публика больше интересовалась. Но сказать, что прямо радикально отличалось, нет.

Ну вот смотрите, можно даже вот такие вешки поставить. Я вел, каждый день у меня была программа «Здесь и сейчас» — это 90-е, вот эти все, 1999-й, 2000-й. Она стояла 21:40, очень хорошее время, но она длилась все равно там 10-12 минут, актуальное интервью, потому что больше было нереально. Когда я продюсировал для Первого канала программу под Владимира Владимировича Познера («Времена»), еще на НТВ и на Первом, и на России шли итоговые программы недели в хорошее время. Но мы поставили на 18, и выиграли, потому что больше аудитории в 18 смотрит политические программы, скажем, в выходной день – в 18 или 23. А когда я вел программу «Имя Россия», 2008-й год, уже вообще там был и потрясающий набор гостей, и выдающиеся люди нашей страны, и тем не менее, в 21 час, конечно, ну, с трудом мы набирали контрольный рейтинг. И, конечно, когда встала программа в 23, она отлично работала. То есть аудитория же очень меняется. Есть такие 2 условных момента – скажем там, утренний в 7:45, когда мужская аудитория резко уходит и появляется женская, и вечерняя, когда 22:30-22:40, резко приходит, ну, более думающая публика, те, кто с утра не ходит на работу, живет расслабленной жизнью.

М.МАКСИМОВА: Интересно.

А.ЛЮБИМОВ: Ну, тот, кому не надо идти, там, руду копать, а, вот, люди более такого, простого труда – они ложатся спать. И там тоже резкий слом. И там как раз, если вы обращали внимание, и идут, как правило, программы такие, политические или документальные фильмы.

М.МАКСИМОВА: Ну вот смотрите, новость сегодняшнего дня, телеканал «Россия 1» снимает с эфира общественно-политические ток-шоу на период президентской агитационной кампании. Решение поясняют тем, что ВГТРК стремится избежать риска ложных интерпретаций на период агитации. И, вот, там «Поединок», «Исторический процесс», «Специальный корреспондент» — всего этого не будет. Кстати, насколько понимаю, в «Поединке» вчера, по-моему, как раз Прохоров и Жириновский были последние.

А.ЛЮБИМОВ: Кстати, типичный пример современного. Просто чудовищное поведение ведущего. Я просто вообще… Мне кажется, Владимир Соловьев – очень талантливый телеведущий, но это просто запредельно неприлично то, что вчера происходило, на мой взгляд.

А.ДУРНОВО: А что именно неприлично?

А.ЛЮБИМОВ: Ну, я не хочу комментировать, лишний раз к этому обращаться. Тот, кто видел, я думаю, абсолютно согласится со мной. Повторюсь, вообще-то если человек занимается теле-ведением, то его задача показать гостя. Вот, вчера, ну, ведущий – он унижал, по-моему, пользуясь своей этой позицией, и одного, и другого гостя. И, в общем, уважаемого человека при всем при том Зюганова, и Прохорова. Ну я не знаю, почему это происходит, вообще почему это разрешается и почему так люди разнузданно себя ведут. Они, наверное, в семьях-то себя так не ведут как они себя ведут на работе.

М.МАКСИМОВА: Ну, видимо, наверное, тогда гостям…

А.ЛЮБИМОВ: Ну, у него много детей, я знаю, поэтому надеюсь, что он ведет себя с детьми не так. (смеется)

М.МАКСИМОВА: Если уж мы заговорили про Прохорова, вопросы тоже приходят. Почему вы пошли за Прохорова и почему с ним сейчас?

А.ЛЮБИМОВ: Да потому что, собственно, единственный вообще уникальный случай в истории России… Ну, у нас такая история, маленькая демократическая. Но человек, который достиг такого невероятного успеха и который еще имеет амбициями поделиться этим успехом со всеми, это бывает крайне редко такое совпадение. Потому что, ну, как правило, люди, которые такого достигают, он либо уходят на пенсию, либо преподают, ну, занимают такую, более скромную с точки зрения общественного положения и с точки зрения, там, сколько они времени на это тратят. А тут человек идет, загружает себя по полной. Первое.

Второе, он единственный в сегодняшней политике человек, у которого есть четкое, понятное представление, что делать. Потому что он работал все это время на заводах, строил компании, создавал рабочие места, он все это прекрасно понимает.

И третий для меня аргумент, что, в общем-то, ну, его точно невозможно купить. Когда, вот, говорят «кремлевский, не кремлевский проект». Значит, вот, Путин сидит и что он может предложить человеку, у которого есть 20 миллиардов долларов, я, честно говоря, даже не представляю себе.

М.МАКСИМОВА: Еще 20 миллиардов долларов.

А.ЛЮБИМОВ: Ну, сомнительно, что этим можно заинтересовать. А потом главное, знаете, ведь, дело же не в Прохорове. Дело в том, что это окно возможностей. Вот, видите, как получилось? Мы начали этим заниматься в июне, и вдруг оказалось, что мы в какой-то попали очень точный перелом, исторический перелом в стране, когда это странное событие 24 сентября, когда почему-то Путин с Медведевым рокируются, то, что закрыли наш политический проект парламентский. Начинаются вот эти митинги, огромное недовольство. Причем, оно, может быть, не связано с чем-то конкретным, но вот просто какая-то усталость, какое-то ощущение отсутствия радости жизни (я бы так вот в самых общих чертах), ну, чтобы объединить разные мысли по этому поводу, разных людей. Оно абсолютно присутствует.

А.ДУРНОВО: Вот смотрите, на самом деле, вы сейчас предыдущими двумя фразами фактически одну на другую. Сначала вы сказали, что Прохоров – это не проект. А потом вы сказали «Закрыли наш политический проект».

А.ЛЮБИМОВ: Вы по смыслу или по?..

А.ДУРНОВО: Вот, по смыслу.

А.ЛЮБИМОВ: Задайте вопрос, пожалуйста.

А.ДУРНОВО: Вопрос. Вот, не вижу связи. Вы говорите «Прохоров – не политический проект» и тут же говорите «Политический проект закрыли». Вот, хочу спросить, вы не оговорились? Точно? Закрыли политический проект?

А.ЛЮБИМОВ: Я говорю про «Правое дело».

А.ДУРНОВО: Да, я именно про него и говорю.

А.ЛЮБИМОВ: Ну, они не прошли. Без Прохорова, без нас они не прошли, ведь, в Думу, насколько я понимаю.

А.ДУРНОВО: Да, они не прошли в Думу. Но вас из него выдворили буквально.

А.ЛЮБИМОВ: Ну, да, да.

А.ДУРНОВО: На наших глазах. Это было закрытие политического проекта или внутриполитическая борьба?

А.ЛЮБИМОВ: Ну, собственно, в тех условиях, вот, в условиях той России до прихода нас как политической силы, до этих митингов мы не вписались. Если бы, например, митинги были летом, может быть, партия «Правое дело» сейчас была бы в Думе, а Прохоров ее бы возглавлял.

А.ДУРНОВО: То есть сейчас бы это не прошло?

А.ЛЮБИМОВ: Я думаю, да.

М.МАКСИМОВА: Наталья, наш слушатель из Twitter’а спрашивает: «Александр, неужели вы думаете, что Прохоров победит? Ведь, шансы просто нулевые».

А.ЛЮБИМОВ: Вы знаете, политическая борьба – это не Twitter, понимаете? Там не бывает так, что все сразу сегодня. Это путь определенный. Он – человек с определенными намерениями, вот, я – тоже с определенными намерениями. Много таких людей, которые достигли чего-то в своей жизни, мы, вот, объединились довольно идеальными намерениями в этом политическом новом проекте. Можно я буду продолжать?

А.ДУРНОВО: Конечно. Ради бога.

А.ЛЮБИМОВ: Повторюсь. Неизвестно. Может быть, это движение, этот общий вектор приведет к тому, что на месте Прохорова появится кто-то другой к следующим президентским выборам. Может быть, следующие президентские выборы будут через… Мы не знаем, когда. На площади говорят «Через 2 года» и так далее.

М.МАКСИМОВА: То есть цель – это просто участие в президентских выборах?

А.ЛЮБИМОВ: Ну как? Для нас основная проблема, что нас выдавливают из политического пространства за его пределы. То есть легитимно, законно мы не можем в нем присутствовать. Сейчас Прохоров…

М.МАКСИМОВА: Ну почему же? Все зарегистрировали официально.

А.ЛЮБИМОВ: Нет, я говорю про предыдущую фазу.

М.МАКСИМОВА: А, про парламент.

А.ЛЮБИМОВ: Сейчас, когда определенный политический вес Прохоров наберет (он по версии твиттерианки – 0). У меня, честно говоря, другие прогнозы, можем 5-го числа списаться в Twitter’е и обсудить. Возникает возможность на платформе вот этого уже количества определенного людей, которые проголосовали за него, строить общественную организацию либо политическую партию, и дальше заниматься законной политической деятельностью. Вот, собственно.

М.МАКСИМОВА: Но вот вы сейчас как раз говорили о том, что Прохоров набирает некий определенный политический вес. Еще просто вопрос, извините, опять же, из Twitter’а. Прохоров, если я ничего не путаю, говорил же, что он пойдет завтра на митинг.

А.ЛЮБИМОВ: Да, мы все идем завтра.

М.МАКСИМОВА: Вот. Вас спрашивают: «Пойдете ли на митинг? Если да, то на какой?»

А.ЛЮБИМОВ: Мы собираемся около Центрального дома художника своей группой, кто поддерживает Михаила Дмитриевича, и идем вместе до Болотной.

М.МАКСИМОВА: А, то есть вы отдельно от того шествия?

А.ЛЮБИМОВ: Ну, не отдельно (я бы так не сказал). Просто нам в своем кругу интереснее. Там придет известный тоже предприниматель Саша Лебедев, я своих товарищей наприглашал.

А.ДУРНОВО: «А выступать будете?» — спрашивает Александр вас, тоже из Twitter’а.

А.ЛЮБИМОВ: Вы знаете, ну, я даже… Мне, собственно, никто не предлагал выступать.

А.ДУРНОВО: А Михаил Дмитриевич?

А.ЛЮБИМОВ: Ему предлагали. Он высказался в своем блоге по этому поводу, его позиция – она известна. Я ее поддерживаю, потому что митинги, ну, вот этот митинг, его природа – это борьба за честные выборы. То, что там очень разных людей объединяет, это не связано с их политическими взглядами конкретными в плане кандидатов. Если вдруг сейчас кандидаты в президенты начинают приходить туда, это называется грубо «изнасилование в публичном месте» этих людей, которые, может быть, не хотят слышать. Вот, например, мне Зюганова слышать совершенно не интересно. Говорили, вроде, что он будет выступать. Тем более Миронова.

Позиция Прохорова, что превращать это в такой кастинг кандидатов… То есть это, по сути, противоречит идеям вот этого движения. Я тоже так чувствую. И то, что говорил Михаил Дмитриевич, я думаю, что это разумно. Не стоит. Это и людям неприятно, и это куда-то уводит в сторону. Мы, ведь, не про это же все собрались. Собрались по поводу Путина, а не по поводу, там, Зюганова и тем более там, как мы их называем, спойлеры, или, по-моему, ветераны сцены.

М.МАКСИМОВА: Еще вопрос. Александр из Хотьково пишет: «А Путин, на ваш взгляд, заинтересован в плюрализме мнений на федеральных каналах?»

А.ЛЮБИМОВ: Я думаю, у Путина очень сложная ситуация, потому что он – человек, который отвечает за огромную сложную страну Россия, и инструментов, чтобы тонко управлять, у него маловато, как выяснилось сейчас. И именно в части идейной, к коей примыкает телевидение как средство массовой агитации или контрагитации. Я не знаю. Президент, мне кажется, или премьер-министр, руководитель страны не может исходить из таких предпочтений типа заинтересован он, не заинтересован. Тем более, мы не можем знать, что у него в голове. Я думаю, что он мыслит категориями ресурсов. Это его ресурсы, которыми он может достигать определенных целей. Думаю, что от тех людей, которые завтра пойдут на митинг, в том числе зависит ответ на этот вопрос. От всех граждан. Мое ощущение, что у Путина долгие годы была… Я попробую побыть на его месте, как, вот, мне предложил автор вопроса. Было предположение, что достаточно людей сделать богатыми и тогда они станут и счастливыми, и умными, и демократию построят такую, которая нужна нам всем. А выяснилось, что от того, что они больше едят, они либо начинают грызть друг друга, либо хотят чего-то такого, чего получить-то, может быть, даже и невозможно. И получилось, что все эти 12 лет не занимались вопросами диалога внутриобщественного, поиска идей, которые объединяют людей. Телевидение в этом смысле обнищало на порядок в части идей. И, собственно, потребность в этом огромная оказалась, и, вот, может быть, в этом плане его проект через повышение жизненного уровня прийти в более цивилизованное государство не сработал.

А.ДУРНОВО: Ну вот если уж мы заговорили о Путине, вот, его нынешнее поведение – это такой политический маневр или это реальные политические уступки, вот такие вот первые шажки к политическим уступкам?

А.ЛЮБИМОВ: Ну, я не знаю… Ну, рука мастера чувствуется. То, что они делали до этого, было довольно бездарно. Мне нравится то, что Путин сейчас, абстрактный Путин (не знаю, кто конкретно), как он реагирует на общественные настроения, вот эти быстрые очень движения навстречу типа, там, «горячая линия» для учителей, предложения к Лиге избирателей. Я считаю, что наша задача относиться к этому хорошо, приветствовать. Потому что нам же все равно, собственно, как зовут человека, который управляет страной. Мы же хотим просто жить в стране, которая нам нравится. И если власть называется «Путин» или «Прохоров», или там, не важно кто, но предлагает нам то, что нам нравится, надо это приветствовать. Кстати, на мой взгляд ошибка тех, кто все эти годы критиковал Путина, что они не признавали его успехов, которые довольно очевидны и безусловны, на мой взгляд.

А.ДУРНОВО: Ну вот если приходит Путин на следующие, ну, минимум 6 лет, какую мы страну увидим в 2018-м?

А.ЛЮБИМОВ: Вы знаете, мое ощущение, что, собственно, сейчас… Ну, во-первых, я вам скажу, самая, наверное, объединяющая всех мысль, что он приходит не на 2 срока. Более того, у очень многих людей думающих возникает сомнение, что и этот срок будет столь длинным. И у Путина сейчас задача использовать эти несколько лет, которые ему еще служить России, на то, чтобы провести, ну, кроме там тех задач, которые он сформулировал уже (там по-разному можно, наверное, это говорить, но тем не менее) и в экономике, и в социальной жизни, и прочее, провести политическую реформу. То есть вывести страну на другой уровень политических свобод. Сколько для этого понадобится лет, сколько он будет при власти, ну, сейчас можно гадать только.

М.МАКСИМОВА: Что касается будущего. Вот мы говорили про Прохорова, вот еще один вопрос. Дмитрий из Санкт-Петербурга спрашивает: «Будет ли партия Прохорова? Ведь, регистрацию облегчили». Еще вопрос. Вы же в команде Прохорова, правильно? Чем вы занимаетесь?

А.ЛЮБИМОВ: Да, доверенное лицо.

М.МАКСИМОВА: Да. Вот, чем вы занимаетесь и будет ли партия Прохорова?

А.ЛЮБИМОВ: Ну, я говорю, что мы, конечно, делаем и каждый день этим занимаемся, строим политическую организацию. Существовать она начнет тогда, когда, ну, собственно, мы соберем первый съезд.

М.МАКСИМОВА: Ну, то есть это не «Правое дело» будет? Речь не идет о воссоединении – это будет новое что-то?

А.ЛЮБИМОВ: Я вам скажу. Тогда в сентябре, ведь, то «Правое дело», которое проходило… Уже даже смешно про это говорить, потому что кажется, что это вечность с тех пор прошла. Значительная часть протоколов была подделана сотрудниками администрации президента. Потому что им не хватало. Потому что нужно 50 регионов плюс, иначе ты не являешься федеральной организацией, ты не можешь предъявить чисто через Минюст себя как партию. 44 или 48 регионов остались с нами. Они ходили в администрацию, улыбались, говорили «Да, все клево, хорошо. Но мы подождем». То есть наш-то политический проект не закончился тогда. Просто, понимаете, в нашей партии, пока такой вот подпольной собрались люди, которые… Ну, они очень спокойные, ответственные, они готовы ждать они не истеричные. Они понимают, чего они хотят. И если мы приходим в политическое пространство, заявляем свои цели, заявляем свои возможности и нам это не дают по каким-то странным причинам незаконным, ну, у нас нет таких членов партии, кто готов уступать как уступают там наши нынешние конкуренты Прохорова. Каждый раз они… На прошлых выборах попили чай с Медведевым, ни одного в суде дела по чистоте выборов. Чего же они теперь так взволновались-то все? А в прошлый раз что, было лучше?

А.ДУРНОВО: Ну вот вам вопрос от Георгия относительно партии Прохорова. Возможно ли в будущем, готовы ли вы объединяться с Навальным или с «Яблоком»?

А.ЛЮБИМОВ: Вы знаете, я пока даже не член этой партии. Думаю, что людей объединяют идеи, а не конкретные люди. Ну, конкретные люди как носители определенных идей. Сейчас мы занимаемся тем, что мы, конечно, хотим пройти во второй тур. Я считаю, для России это вообще было бы супер, если бы во втором туре были Прохоров и Путин. Потому что в этом есть, знаете, такое… Ну, такая, раскрепощается какая-то здоровая энергия прогресса. Даже при победе Путина в этом есть какое-то будущее. А, вот, прийти во второй тур и встретить опять в бюллетене, например, Зюганова – для меня это так, дежавю лет просто, ну, вот, сильно во времена программы «Взгляд». И, честно говоря, как-то безрадостно, как-то вот такой выбор будет… Ну, он будет, понятно, что в пользу Путина, но какой-то… Как будто мы прожили 10 лет зря.

М.МАКСИМОВА: Ну почему? Это получается, что Путин меньше голосов наберет – это тоже определенный показатель.

А.ЛЮБИМОВ: Нет, подождите. Дальше вопрос интерпретации. Но по факту, вот посмотрите, сидит какой-нибудь там – ну, давайте цинично – инвестор. Ему газета ложится, что во втором туре опять в России, в этой прекрасной стране, где так холодно, опять к власти идут коммунисты. Ну, это, понимаете, это, извините, весь Лондон, Нью-Йорк и Токио будут хохотать. Это, знаете, фильмы Земекиса «Назад в будущее», третья серия.

М.МАКСИМОВА: Ну, что поделаешь, если такова реальность?

А.ЛЮБИМОВ: Нет, она не такова. Реальность такова, какой мы ее делаем. Вот, завтра мы ее делаем так, послезавтра так, 4 марта так.

М.МАКСИМОВА: Нет, ну как? Но вы считаете, что Прохоров победит Зюганова по голосам?

А.ЛЮБИМОВ: Я говорю, что если люди этого захотят (это зависит только от людей), то это наилучшее… Для страны это наилучшая конструкция, потому что в ней есть ощущение будущего. Не факт, что следующим президентом будет Прохоров. Но ощущение того, что страна идет вперед, а не назад, оно важно стране.

М.МАКСИМОВА: Вот вопрос от вашего сторонника, Слушатель по прозвищу Кощей спрашивает: «Александр, какими вы видите механизмы обеспечения честных выборов, голосуя за Прохорова?»

А.ЛЮБИМОВ: По-моему, единственное, что сейчас осталось, это попытки и Зюганова, и нас, и, как я понял, Путин не знаю, сделал он что-то или нет, но, вот, его жест в сторону Лиги избирателей…

М.МАКСИМОВА: Пригласить наблюдателей?

А.ЛЮБИМОВ: Да. Провести четко вот это вот, все протоколы, попытаться как-то проанализировать те видеосигналы, которые там будет размещать Ростелеком. Возможно, что-то это даст. По крайней мере, это будут уже видеосвидетельства с официальных камер, а не то, что можно потом интерпретировать как подделку и так далее. А больше ничего у нас не осталось.

А.ДУРНОВО: А Чурова в отставку в таком случае? Или нет?

А.ЛЮБИМОВ: Да честно говоря, вы знаете, не важно. Поставят другого. Вопрос же не кто, а что. Я бы, конечно, моего товарища по Верховному совету РФ, когда я был депутатом, товарища Вешнякова из Латвии вернул с позиции посла. Вот, мне кажется, сейчас просто бы очень сильно всех удовлетворило. Спокойный был, открытый человек, настоящий публичный политик. Нравился? Конечно, не нравился. Выборы тогда были тоже не очень честные. А вообще бывают честные выборы хоть в одной стране мира когда-нибудь?

А.ДУРНОВО: Хочется верить.

А.ЛЮБИМОВ: Не бывает.

А.ДУРНОВО: Нет?

А.ЛЮБИМОВ: Нет. Мне кажется, нет.

А.ДУРНОВО: Нигде?

А.ЛЮБИМОВ: Была хорошая статья проректора по научной работе МГИМО в «Независке» пару недель назад на эту тему. Я потом вам ссылочку скину, если интересно.

А.ДУРНОВО: Спасибо. С удовольствием. Александр Любимов был у нас в гостях, мы говорили о ветре перемен на российском телевидении. Ну, в общем-то, и не только об этом. Вернемся после новостей. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире