'Вопросы к интервью
31 января 2012
Z Разворот Все выпуски

Развитие социального предпринимательства в России


Время выхода в эфир: 31 января 2012, 16:07

И. ВОРОБЬЕВА – 16.07 в столице. Всем еще раз здравствуйте. Мы приветствуем в нашей студии руководителя дирекции по развитию и поддержке социального предпринимательства фонда «Наше будущее» Ирину Павлову. Здравствуйте.

И. ПАВЛОВА — Добрый день.

И. ВОРОБЬЕВА — Мы говорим о развитии социального предпринимательства в России, что такое вообще социальное предпринимательство, какой-то странный термин.

И. ПАВЛОВА — Социальное предпринимательство это такая деятельность, которая направлена на решение или смягчение социальных проблем. Если говорить как определение. Вообще надо говорить о том, что явление это в мире развивается порядка 30 лет, но единого восприятия этой деятельности во всем мире нет. И, скорее всего, это связано с тем, что социальное предпринимательство является ответом на социальные проблемы в конкретной стране.

И. ВОРОБЬЕВА  — Ну например. Просто если смотреть на фонд «Наше будущее», например, есть проект, который называется «Школа фермеров». Это что?

И. ПАВЛОВА — Совершенно верно. Некогда педагог по образованию, 25-летний стаж, Вячеслав Горелов, это Пермский край, он занимался работой с подростками в разном направлении. Но прежде всего туризм, спортивное ориентирование. Вообще работа с ребятами по досугу, по их адаптации, по умению организовывать какие-то проекты и все прочее. Через какое-то время он столкнулся с такой проблематикой, что подростки, которые являются выпускниками детских домов, оказываются дезориентированы в жизни, так как у них отсутствуют элементарные навыки ведения самостоятельной жизни. Не говоря о том, что часто они выходят, не имея никакой профессии, всем известно, как сложно этому подростку получить гарантированное государством право на собственное жилье и все прочее. Работая с такими подростками, он начал думать, как им можно помочь. И в том числе он привлекал и приглашал их к проведению так называемых летних лагерей отдыха, во время которых он с ними работал с точки зрения научить, как разбивать палатку, как развести костер и прочее. И в связи с тем, что он живет в сельской местности, так или иначе все сельские жители ведут подсобное хозяйство. И тут родилась идея, завязка, эти ребята, подростки, которых можно обучать ведению собственного хозяйства, сельского хозяйства, подсобного извините за повторение хозяйства. И выращиванием различных кроликов, гусей, овощей. Этому всему тоже надо учить. Конечно, можно посеять, но можно и не ожидать никакого результата. Если ты это делаешь неправильно.

Т. ДЗЯДКО – Особое искусство.

И. ПАВЛОВА — Да, которому тоже надо учить. Ко всему прочему через эту работу в таком обучающем процессе происходит передача таких элементарных навыков, которыми в принципе эти подростки не обладали. Заварить чайник, спланировать правильно семейный бюджет, мы всему этому учимся, в семье не замечаем. Нам передается с мамами, бабушками, папами, сестрами. Так вот эта вся работа проходит по следующей задумке. Он приглашает ознакомительно тех ребят, которые хотят попробовать из детдомов на летний лагерь на месяц, он показывает, каким образом будет проходить обучение. И те ребята, которые дают свое согласие на то, что заинтересованы, имеют предрасположенность, их он уже отбирает и начинается обучение. Каждый выбирает тот сектор, с которому ему интереснее будет работать. То есть либо животноводство, птицеводство. Или овощеводство. И дальше тренер обучает их премудростям ведения сельского хозяйства. Также Вячеслав заключает, он регистрирует их, как глав крестьянского фермерского хозяйства. Потому что они имеют право на это. С 16 лет мы можем регистрировать по законодательству. Соответственно он помогает им, он обеспечивает их жильем на время обучения, а в дальнейшем помогает построить собственное жилье. Вот такой проект был поддержан впервые в 2009 году.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть это все в Пермском крае происходит?

И. ПАВЛОВА — Да, да.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть уже есть результаты, дети, выпускники есть те, кто построил свой дом, уже ведут хозяйство.

И. ПАВЛОВА — Вот сейчас первая задумка такая, чтобы это была молодежная агродеревня. В конечном итоге. Есть план, проект, методическая, методологическая поддержка. Потому что все это делается в содружестве и партнерстве с местным институтом предпринимательства. И таким образом задумка такова, чтобы возродить, в том числе и деревню. Потому что тут получается все в выигрыше. Что сельская земля, которая некогда была в запустении. Я была когда на открытии первого агросектора, первый из семи, где сдавался дом, сдавалась свиноферма, то есть это агросектор такой. И где ребята могут уже заниматься обучением, получать навыки по разведению свиней. Таких задумано семь, далее 14, то есть это будет по нарастающей. В случае, если действительно выйдет этот проект на поддержку более высокого уровня. Потому что мы поддерживаем именно как модель.

Т. ДЗЯДКО – В чем заключается ваша поддержка?

И. ПАВЛОВА — Прежде всего мы проводим конкурс. Чтобы было понятно, что мы не просто по звонку работаем. Ни в коем случае. Когда мы задались вопросом после создания, есть ли социальное предпринимательство в России, начали проводить конкурсы. И в принципе по результатам отбора в 2009 году как Вячеслав, например, или сейчас проходит конкурс, можно о нем тоже будет рассказать для наших слушателей. Мы обеспечиваем финансирование в заявленном объеме, по условиям конкурса те или другие ограничения по максимальной сумме были в года предыдущие. Также мы обеспечиваем информационное сопровождение. Мы помогаем им работать с той информацией, например, проект дает какую-то новость. Рассказать об этом так, чтобы, в том числе и привлечь дополнительных партнеров, например или как у Вячеслава, ему надо сбывать продукцию, в том числе, то есть это такой многогранный проект. И обеспечиваем еще консультационную поддержку.

И. ВОРОБЬЕВА — Но в любом случае на каждый такой проект нужны деньги. Это формируется как заем или как просто — мы поддерживаем в форме беспроцентного целевого займа.

И. ПАВЛОВА — Беспроцентного целевого займа. Поскольку это предпринимательство в отличие от благотворительных организаций, которые чаще всего на различные субсидии могут рассчитывать, либо гранты. Мы даем займы, это тоже такой образовательный процесс по работе с начинающими социальными предпринимателями. Эти деньги должны возвращаться. Например, Вячеслав, когда испрашивал у нас первый миллион рублей в 2009 году, он рассчитывал, что он его сможет вернуть за два года. Он его вернул за один год, но вышел сразу с новым проектом, уже более большим. Более масштабным. Он уже рассчитан был на 6 миллионов. Поскольку там и строительство, и постройка именно агрокомплексов, приобретение животных, различные моменты другие. Соответственно там уже другой срок, там на 5 лет мы ему выдали деньги. Сейчас на сегодняшний момент с начала этого года конкурс теперь перешел в режим онлайн, то есть это постоянно действующий, постоянная возможность для любого социального предпринимателя или тот, который решил заняться этой деятельностью, представить свой проект на конкурс он может в любой момент, из любой точки РФ. Теперь ограничения такие, которые в этом году. У нас максимальная сумма, мы увеличили до 10 миллионов. Раньше ограничение было пять.

И. ВОРОБЬЕВА — Если я не ошибаюсь, в других странах, в Европе например, или Штатах такая штука существует и причем существует в достаточно большом объеме. У нас вы здесь в студии это такой эксклюзив российский или у нас это как-то уже давно развивается.

И. ПАВЛОВА — На самом деле в 2007 году был создан фонд, и мы когда изучали, что такое есть социальное предпринимательство в России, наш любимый Яндекс, который нам помощь…, извините за название, поисковая система на тот момент была, она выдавала всего 5 ссылок. Социальное предпринимательство. Если на сегодняшний день вы наберете, достаточно большое количество и публикаций и организаций, которые так или иначе уже вовлечены в развитие этого вида социально-экономической деятельности. Потому что это действительно тот процесс, который привлекает различных людей, люди, которые раньше занимались, например, некоммерческой деятельностью, они всегда были перед вопросом, где взять деньги. По законодательству НКО имеют право вести деятельность для обеспечения своей уставной деятельности. Единственное, когда мы рассматриваем, например, проекты, которые приходят на конкурс так, чтобы это была все-таки деятельность, связанная непосредственно с теми целями, которые хочет достигнуть организация, но если простая коммерческая деятельность, хотя в Европе принято, допускается такое, то есть решение там проблем обеспечения теми или другими услугами, такой или другой социальной незащищенной группы, делают они совершенно элементарно. Например, копируют на принтере копии. То есть это воспринимается, принимается, например в Англии. Это считается социальным предпринимательством. Мы же все-таки  смотрим, чтобы это было в совокупности, чтобы не было рассредоточения и не было коммерческой деятельности отдельно, а социальной деятельности отдельно. Мы рассматриваем это именно как взаимосвязанные процессы, и наши проекты, которые мы поддерживаем, «Коломенская пастила», например.

И. ВОРОБЬЕВА — Здесь написано: фабрика-музей пастилы. Странное название.

И. ПАВЛОВА — Стоит туда съездить. Это в городе Коломна. Так получилось, что в Коломне произошло географическое разделение по сути города на новую часть и на старую. И старая часть города, поскольку она уже не вовлечена в такие бурные экономические актуальные процессы, и там проживают бабушки, дедушки либо не очень обеспеченные люди, стала постепенно так угасать там жизнь. Так вот наша Наталья Никитина, руководитель и Елена они, когда представили проект, это было очень замечательно, потому что проект касался с одной стороны творческой работы, с другой стороны культурологической. Но в то же время мы понимали потенциально, что данная деятельность будет работать на привлечение в Коломну вообще людей. Потому что они действительно работали с архивами, они нашли, что «Коломенская пастила» это некогда был бренд города. И не только города, но и вообще в России. Поставлялась к императорскому двору. Это всегда были угощения для зарубежных гостей. То есть это был действительно бренд для России. И они восстановили этот рецепт методом практики. Они это делают вручную. То есть сейчас на сегодняшний день этот проект был в разные года поддержан разными организациями, в том числе мы поддержали именно восстановление самого музея и фабрики музея. Там можно участвовать в процессе производственном. Там можно быть не только зрителем, там можно стать участником. Это очень красиво, аттрактивно, это действительно прожить эту жизнь что называется, живой музей такой.

Т. ДЗЯДКО – А сколько всего вы поддерживаете проектов сегодня?

И. ПАВЛОВА — На сегодняшний день в нашем так скажем портфеле, как это принято говорить, 42 поддержанных проекта. Пять из них уже благополучно реализованы. То есть это мы отсчитываем с 2008 года. С кризисного года. Все первые три победителя, которые у нас были в 2008 году, их было всего три, в ноябре прошлого года, то есть 2011 года мы поддержали 17 уже проектов одновременно. Они прошли по конкурсу. На сегодняшний момент порядка 80 проектов в той или другой стадии находится на рассмотрении конкурсного комитета, экспертов, бизнес-аналитиков. То есть на разных этапах они находятся.

И. ВОРОБЬЕВА — Хорошо, как вы сказали, пять уже состоялись. Какие из них, расскажите.

И. ПАВЛОВА — Ну например, «Веселый войлок».

И. ВОРОБЬЕВА — Тоже достаточно интересное название.

И. ПАВЛОВА — Да, оно известное на самом деле название для тех, кто, так или иначе, связан с например, галереями или просто с коммерческой деятельностью. Потому что это инициативная супружеская пара из города Рыбинск Ярославской области придумали организовать надомное производство. На самом деле ничего такого ноу-хау. Но с другой стороны ситуация сложилась так, что оказалось много многодетных мам одиноких. И они работали, они выделили именно как целевую группу вот этих мам. Павел, муж этой пары, он является профессиональным художником. И он рисует эскизы уникальные. Очень интересные. Лия его жена так получилось, что ей стал доступен метод войлоковаляния мокрого. Это определенный метод, некогда очень распространенный в Ярославской губернии. Они соединили все это, и доступная работа для мам дала им возможность уже рассчитывать на свои силы. Более того, это творческая работа, в ней могут участвовать взрослые дети и маленькие.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть получается те мамы многодетные могут зарабатывать деньги.

И. ПАВЛОВА — Да, они могут зарабатывать деньги согласно своим возможностям, своему режиму. Не отвлекаясь от детей. Но самое что интересное. Этот проект закончился, Лия недавно благодаря поддержке еще одной из организаций прошла обучение в Англии. К сожалению, я не могу раскрыть всех моментов, я запросила более детально, но могу сказать, что это уже вышло на уровень международного бизнеса. То есть там задействованы, сейчас они подписали договор с одной из фабрик, к сожалению, не могу ее называть, и будут производить для очень известной мировой марки продукцию. То есть это на самом деле для нас очень воодушевляющий момент, потому что эти проекты действительно достойные. И они планируют сейчас дополнительный набор сотрудниц объявить для того, чтобы их обучить производству для выполнения этих заказов.

И. ВОРОБЬЕВА — Но вообще кому стоит рассчитывать на поддержку вашего фонда?

И. ПАВЛОВА — Прежде всего, стоит рассчитывать начинающим, либо состоявшимся социальным предпринимателям. То есть те люди, которые прежде всего умеют идентифицировать социальную проблематику, знают, каким образом ее решить. Через ведение собственной деятельности. И в этом проекте обязательно должен быть какой-то новый подход. То есть мы не говорим об инновациях в громком понимании, хотя не исключено и у нас есть такие примеры, когда действительно люди подходят, используя ноу-хау, для нас инновацией является именно то, что до сего момента в этом городе, например, в этом селе таким образом не решали эту проблему. То есть вот если люди есть такие, у которых есть готовый проект уже или они готовы представить его для соискания, поддержки, еще раз повторю, что в этом году мы увеличили размер займа до 10 миллионов сроком на 7 лет, то есть максимальные сроки, максимальные планки. Может быть меньше. Необязательно запрашивать именно большую сумму. Вот если есть такая готовность, если вы хотите, если вам необходима эта поддержка, потому что это уникальная возможность для тех, кто сегодня решает своим трудом проблемы, которые он видит вокруг себя и он готов посвящать себя этой работе.

И. ВОРОБЬЕВА — Еще хотела попросить вас рассказать, Ирина Анатольевна, про слово, которое звучит – инклюзия.

И. ПАВЛОВА — Это город Томск.

И. ВОРОБЬЕВА — В списке, который у нас есть этих проектов, я не вижу Москвы.

И. ПАВЛОВА — Есть Москва.

И. ВОРОБЬЕВА — Но в основном это все-таки региональные города.

Т. ДЗЯДКО – Но упор делается на региональные истории.

И. ПАВЛОВА — У нас полное название – «Фонд региональных социальных программ», поэтому прежде всего мы вообще работали несколько лет, мы поддерживали в основном проекты в регионах. Это была задача, которая была обозначена учредителем, и мы с удовольствием работали и на самом деле на сегодняшний день, когда мы расширили границы конкурса и теперь участвуют все субъекты, у нас есть и с Камчатки проекты, поддержанные в прошлом году, очень красивые интересные проекты. Инклюзия — это проект, который направлен на то, чтобы работать с детьми вне зависимости от их особенностей. Работать внутри, обучать, работать с ними, обучить их тем или другим навыкам наравне с остальными. Это нормальная работа, которая ведется многими кстати организациями. У нас в прошлом году детских проектов очень много получилось. И нормальная обычная практика то, что есть инициативные люди, которые умеют работать с детишками с особенностями. Учат родителей воспитывать и обращаться с этими детьми. Потому что многие родители испытывают чувство вины по отношению к таким детям. Начинают компенсировать как-то то, что получилось. И в результате портят всем картину. Но это на самом деле сложная работа и психологическая. И методическая. И специалисты данного центра нацелены на расширение своей деятельности. А в Москве, например, создается салон-парикмахерская, где будут работать люди с ограничением по слуху, там будут работать именно такие парикмахеры и обслуживать таких же клиентов, потому что мы часто недопонимаем особенности, то, что человек, который слабо слышит и не очень внятно говорит, ему сложно объясниться в парикмахерской. То есть такой проект создается. Он был поддержан по итогам 2011 года.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, пожалуйста, а как у вас складываются отношения с региональными в первую очередь властями, руководителями. Насколько ваша деятельность в регионах руководством регионов поддерживается или какие-то у вас палки в колеса.

И. ПАВЛОВА — Вы знаете, на самом деле, поскольку мы идем от реальности, не просто от каких-то прожектов, которые у нас в головах, мы обязательно информируем всех губернаторов, всех субъектов федерации о том, что мы, например, начинаем конкурс или по итогам завершенных до какого-то периода мы информируем по результатам. Мы обязательно обмениваемся информацией. Это такой момент выстраивания доверительных отношений. Кто-то реагирует быстрее, кто-то не так быстро. Но так, чтобы палки в колеса, слава богу, такого миновали.

И. ВОРОБЬЕВА — У вас может быть нет, а у тех, кто развивает конкретный проект, то есть у тех самых социальных предпринимателей. Просто мы говорим о том, что в России, к сожалению, те, кто занимается мелким и средним бизнесом, у них достаточно много проблем с властями разного уровня. У социальных предпринимателей ровно такие же проблемы?

И. ПАВЛОВА — Они ровно такие же. Они ничем в этом смысле к сожалению, или к счастью, не отличаются. То есть они действуют в рамках действующего законодательства, где пока не предусмотрено, что такое небольшое предприятие может на себя взять сразу такую ответственность, по сути, и заниматься именно решением социальных проблем.

И. ВОРОБЬЕВА — Наш слушатель Владимир спрашивает: кто получает доход от социального бизнеса? Видимо те самые люди, которые этот проект и делают.

И. ПАВЛОВА — На самом деле хороший вопрос. Потому что социальный бизнес это немножко более широкое понятие. И оно ближе к корпоративному такому ведению деятельности, то есть масштабы немножко другие. Вообще да, у нас ввиду того, что все организации, которые мы поддерживаем, они существуют как в статусе, например, обществ с ограниченной ответственностью, либо индивидуальное предпринимательство, здесь по законодательству понятно, кто организовал, тот и является бенефициаром, по сути. С другой стороны говорить о том, что это сверхприбыльный бизнес и там действительно доход, доходы там есть, там прибыли, наверное, все-таки не так, о чем можно было бы говорить. Мы бы желали, чтобы у них было больше прибыли, потому что они все имеют потенциал для расширения своей деятельности, а главное, пока существует проблема, он не останавливается.

И. ВОРОБЬЕВА — Хотелось бы, чтобы так было везде. Пока существуют проблемы, не останавливается. Спасибо большое. У нас в гостях была руководитель дирекции по развитию и поддержке социального предпринимательства фонда «Наше будущее» Ирина Павлова. Спасибо вам большое.

И. ПАВЛОВА — До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире