'Вопросы к интервью
Т. ДЗЯДКО – 16.08. У нас сейчас на прямой линии телефонной связи Сергей Канаев, президент федерации автовладельцев России. Мы будем говорить о сегодняшней встрече представителей российской общественности с новым послом США господин Макфолом. Сергей, добрый день.

С. КАНАЕВ — Здравствуйте.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, Сергей, что это была за встреча, какие вопросы на ней обсуждались, и зачем вообще это нужно было конкретно вам?

С. КАНАЕВ — Я могу сказать, что не обсуждалось на сегодняшней встрече. Не обсуждались вопросы финансирования революции в стране, не обсуждался вопрос о выборах президента, не обсуждался вопрос о вербовке ЦРУ и так далее.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть это вы таким образом отвечаете, все было совсем не так, как вы рассчитывали.

С. КАНАЕВ — Я сразу говорю, чтобы не задавали вопросов, которые задают сейчас в твиттере. Что этих вопросов не обсуждалось. Поэтому ничего сказать по этому поводу не могу. Объективно могу сказать только следующую вещь. Мне, во-первых, очень приятно, что как представителя меня от федерации автовладельцев России пригласили на эту встречу. Потому что для меня, допустим, это не говорит о том, что нас финансирует госдепартамент или финансирует нас администрация президента. Это говорит просто об авторитете организации. Это первое. Второе. Очень внимательно господин Макфол выслушал, чем занимается наша организация, какие у нее дальнейшие планы и собственно говоря, какая ее основная цель. Вот все, что мне удалось рассказать. Плюс, естественно, та ситуация в стране, которая на сегодняшний момент складывается с гражданским обществом. И естественно хотел услышать лично оценку каждого из присутствующих, что он думает о том, как нужно взаимодействовать с властью. Вообще я могу сказать твердо и уверенно, я не верю в то, что Америка спасет Россию или как-то она ее загнобит наоборот. Я считаю, что в первую очередь мы должны сами уйти от такого радикального отношения между властью и обществом, когда мы либо работаем только на власть, либо наоборот мы радикально против власти. То есть основная идея, которую я хотел сегодня донести на встрече – именно умение взаимодействовать общества и власти для того, чтобы действительно развивать в России во всех направлениях экономических и политических и гражданских институтов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Скажите, пожалуйста, я так понимаю, вас при выходе встречали не самым ласковым образом. Своеобразная группа поддержки. Как вы отреагировали на такую встречу и как другие участники разговора с Макфолом?

С. КАНАЕВ — Каждый реагировал по-своему. Кто-то наверное, кого-то это очень сильно напрягало. У меня было огромное желание ответить на все вопросы, которые задавали присутствующие…

Т. ДЗЯДКО – А это были «Наши»?

С. КАНАЕВ — Я не знаю, они паспортов не предъявляли, не говорили, это были просто люди с камерами, с маленькими, с большими.

Т. ДЗЯДКО – Никакой символики движения там не было?

С. КАНАЕВ — Не видел. Просто у меня было желание ответить на все вопросы. Чтобы не было недомолвок, что кто-то пришел за получением премии и так далее. Я сказал, что я лично пришел для того, чтобы задать вопрос. Господин Макфол, скажите, пожалуйста, наш премьер сказал о том, что люди, которые 10-го и 24-го пришли на акции протеста, они все финансировались госдепом, если это так, тогда, пожалуйста, скажите, куда мне придти получать эту сумму. На этот вопрос господин Макфол ответил, что, наверное, он должен быть переадресован к тем людям, которые об этом говорили. Потому что он говорит, я лично об этом ничего не знаю. Собственно говоря, такой разговор состоялся.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, пожалуйста, а вы, как и другие гражданские активисты часто ходите на встречи подобного характера?

С. КАНАЕВ — Я был один раз на круглом столе в Центре Карнеги и был один раз на приеме у главы посольства, то есть тот же Байерли, когда был день независимости США 4 июля. И  вот сегодня новый посол пригласил представителей гражданского общества на круглый стол.

Т. ДЗЯДКО – Вам не кажется, что подобные встречи возможно в глазах некоторых людей наносят ущерб той деятельности, которую в частности вы делаете. И другие гражданские активисты, которые в этих встречах принимают участие, делают.

С. КАНАЕВ — Давайте помыслим реально. Скажите, есть ли какие-то критерии оценки того, с кем нужно встречаться, а с кем нет?

Т. ДЗЯДКО – Был в какой-то момент Владимиром Путиным, если мне не изменяет память, заложен критерий — шакалящие у посольства.

С. КАНАЕВ — Шакалящие у посольства это наверное люди, которые пришли туда снимать или устраивать что-то. Меня официально пригласили за два дня, чтобы пришли на круглый стол. Я подтвердил, что я готов идти на круглый стол, потому что я хочу знать информацию не о том, что мне говорят, а я хочу лично присутствовать и максимально объективную информацию донести до людей. Чтобы не было таких мифов. Что кто-то пришел туда шакалить. И мне кажется, в данном случае, если у кого-то есть информация, что Канаев проданный Западу и он финансируется госдепом, пожалуйста, пусть они предоставят информацию. Я вам скажу, что если бы такая информация была, она давно была бы уже в Интернете и давно была бы у спецслужб и они бы активно оперировали этим. Поэтому все это остается на уровне слухов. И мне хотелось как человеку, представляющему интересы определенной социальной группы придти и рассказать о том, что в нашей стране делается, допустим, в интересах автовладельцев, а что наоборот не в интересах этой социальной группы.

Т. ДЗЯДКО – Все понятно. Спасибо большое.





Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — У нас на телефонной линии Лев Пономарев, правозащитник, лидер движения «За права человека». Здравствуйте.

Л. ПОНОМАРЕВ — Здравствуйте.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Мы сейчас выясняли у Сергея Канаева, который также присутствовал на встрече с послом США, что там как происходило. Ваши, наверное, первые впечатления, а потом уже поговорим о том, как вы оттуда уходили.

Л. ПОНОМАРЕВ — Понятно. Что я хочу сказать, я хочу подчеркнуть два обстоятельства. Во-первых, это была встреча не с послом все-таки, а с зам. госсекретаря. Официально меня приглашали на встречу с господином Бернсом. И очень важно, что во второй день работы нового посла эта встреча произошла. То есть этим самым и посол, я думаю, все это было неслучайно совмещено, что второй рабочий день нового посла был совмещен со встречей с гражданскими активистами России. Этим самым и руководство США, и новый посол показал свой определенный интерес к развитию гражданского общества в стране. Они этим раньше интересовались и при старом после и при старой власти, и теперь они продолжают этим интересоваться.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, а зачем вам эта их заинтересованность? Люди, которые вас встречали на улице, которые были идентифицированы как активисты прокремлевских движений, утверждают, что подобные встречи опасны для страны.

Л. ПОНОМАРЕВ — Здесь длинный разговор нужен. Дело в том, что я лично смотрю на перспективу развития России нашей страны только как в виде демократического свободного государства. Где граждане сами решают свою судьбу, где нет вождя нации, лидера нации. Нет тоталитарного государства, нет авторитарного государства. А это значит, что гражданское общество живет, развивается и я должен сказать, что как раз лидер… то есть, живет по каким-то лекалам демократического государства. И образцами для нас являются другие демократические государства. Отнюдь не Китай, не Северная Корея. Образцами для нас, конечно, являются страны европейского сообщества и в том числе и может быть даже в первую очередь демократическое государство, которое называется США. И очень многое, что там происходит, для нас может являться определенными образцами. Я имею в виду, как устроено общество, как происходит голосование, как партии живут, какое количество партий, как создаются избирательные блоки. Многое другое. То есть я не стыжусь, я открыто говорю, что для меня это западное общество является образцом. Наверное, у нас есть и другие люди, живущие в стране, они может быть считают, что им надо жить как в Северной Корее. И может быть те люди, которые нас встречали при выходе из посольства США, они и придерживаются такой идеологии. Поэтому я не считаю, что мы, Россия должна быть изолированным государством, должна не учиться чему-то у западных обществ. Наоборот, мы должны учиться, в том числе у США.

Т. ДЗЯДКО – Здесь спрашивает на sms слушатель из Волгограда Антон: были ли вопросы о том, как США может помочь нам в защите прав человека, которые нарушаются в России?

Л. ПОНОМАРЕВ — Нет, таких не было. Что еще важно отметить, что господин Бернс с самого начала сказал, я приехал сюда нас послушать. Хотя есть такая точка зрения, что США учат вас и всех остальных, он кстати это и сказал, а вот говорит, я приехал вас слушать. И фактически он ничего не говорил. Ни Майкл Макфол, ни господин Бернс фактически ничего не говорили. Они слушали нас. Встреча была короткой. Нас было много, нас было 7 человек. И поэтому когда мы по очереди высказались, фактически время и закончилось. Поэтому они нас слушали, но практически нас не учили ничему и более того, никаких содержательных выступлений не было. Кроме того, что они сказали, да, мы поддерживали гражданское общество раньше и будем дальше поддерживать. Вы делаете важную работу для нас, для демократической страны США.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Лев Александрович, но тогда я немножко не понимаю, в чем смысл такой встречи, ну вы пришли, рассказали. Насколько я знаю, это не первая подобная встреча. И даже с тем же господином Макфолом много раз встречались. И разные представители общественности, оппозиции и политики, и гражданские активисты. Ваш главный посыл что ли, зачем так приходить, рассказать. Думаете, они не знают, как у нас тут что?

Л. ПОНОМАРЕВ — Думаю, что символический акт просто. Реально символический акт для дипломатии США показать свой интерес в развитии гражданского общества. Это просто символический акт. Мне кажется это тоже важно.

Т. ДЗЯДКО – Все понятно. Спасибо большое. Лев Пономарев, правозащитник был у нас на линии телефонной связи.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире