'Вопросы к интервью
04 октября 2011
Z Разворот Все выпуски

Почему не расследуются уголовные дела, связанные с незаконным возмещением НДС? Коррупционные схемы хищений из бюджета


Время выхода в эфир: 04 октября 2011, 15:33



И. ВОРОБЬЕВА: 15 часов 35 минут в столице, всем ещё раз здравствуйте, это «Дневной разворот», Ирина Воробьёва, и Тимур Олевский в этой студии, мы начинаем нашу вторую тему. Почему не расследуются наши уголовные дела, связанные с незаконным возмещением НДС, коррупционной схемы хищения из бюджета. Именно так звучит наша сегодняшняя тема. Наши гости в этой студии, бывший начальник отдела безопасности московской налоговой инспекции №1, Игорь Соломатин, добрый день.

И. СОЛОМАТИН: Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА: И руководитель федерального информационного центра «Аналитика и безопасность», Руслан Мильченко, здравствуйте.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА: Я призываю наших слушателей задавать вопросы нашим гостям, +7-985-970-45-45, телефон для ваших СМС сообщений. Если вы смотрите нас по ситивизору, присылайте СМС-ки из интернета, и конечно, пишите нам через твиттер на аккаунд @vyzvon.

Т. ОЛЕВСКИЙ: И у меня первый вопрос собственно, к Руслану Мильченко. Руслан, а вообще, каков объём преступлений, связанных с незаконным возвратом НДС, по вашим оценкам?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Если принимать во внимание, что у нас, по нашим данным сейчас федеральные налоговые службы фактически приняли за основу схему такого рода работы, то объёмы конечно, колоссальные. Потому, что сам НДС, он представляет примерно ¼ часть общего бюджета годового РФ. То есть, порядка двух триллионов рублей. По нашей информации, схема в принципе и создаётся для того, чтобы вымывать данные денежные средства из бюджета, посредством использования предлога, под возмещение НДС.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Подчистую?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Конечно, подчистую. Как у нас ещё происходит в других организациях. ФНС, она ничем не отличается от любого другого государственного органа. Вы вспомните подряды, допустим, там на другие министерства, переданные. То есть, откаты везде составляют по 70-80%. Та же схема является и при возмещении НДС. То есть, ничем не отличается, в принципе.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Можете попросту рассказать суть схемы. Вообще я понимаю, что схем много возврата НДС, но я понимаю, что это всё подчиняется основному принципу. Государство должно возвращать часть налогов, при определенных условиях.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Да. На самом деле, за последнее время, динамика очень сильно увеличилась. Если раньше, допустим, в 2000-х годах, процент нормальных организаций, которым производилось возмещение НДС, был достаточно высокий, порядка 80-90%, то сейчас, порядка 20% только нормальным организациям возмещается НДС, остальной же НДС уходит на счета фирм-однодневок. Вот Игорь Соломатин, я думаю, может более точно рассказать о схемах.

И. ВОРОБЬЕВА: Я просто сейчас на секунду отвлекусь, вопрос от Сергея: «Незаконное возмещение НДС, способ безгрешного кормления, с помощью коррумпированных налоговых служб, из госбюджета, для приближенных. Согласны с таким тезисом»?

И. СОЛОМАТИН: Абсолютно согласен с этим высказыванием. Потому, что НДС – это возможность, как говорит там Сергей, да, сказал? О том, что действительно можно без особых проблем использовать схему, возмещать громадные денежные средства.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Но понимаете, сама схема возмещение НДС, и её прикрытие – это как бы, комплекс мер, комплекс действий, которые производятся различными организованными преступными сообществами. Я сейчас чуть-чуть поясню. Если бы схема работала по возмещению НДС, и соответственно, правоохранительные органы тоже работали качественно, то эта схема бы быстро прекратила своё существование. Но дело в том, что федеральная налоговая служба, вернее, представители коррупционные, коррупционные элементы из этой службы, они соответственно работают, или им приходится работать с лицами, из правоохранительных структур. Поэтому, и дела у нас сейчас находятся в подвисшем состоянии, ведь вы сами недавно слышали, что по незаконному возмещению НДС, было возбуждено порядка 12-ти эпизодов, уголовных дел. Там порядка 10 миллиардов хищения. Ну, куда делись эти дела? Проходили обыски сотрудники ФСБ, совместно со СКР, проводили обыски, в управление ФНС, но дело сейчас находится в ЦФО, его передали. И оно…

И. ВОРОБЬЕВА: ЦФО – это что?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Следственное управление следственного комитета России, по ЦФО.

И. СОЛОМАТИН: Центрального Федерального округа.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Да. И находится как бы под контролем, но расследование не ведётся. Я сам был анна допросе в следственном комитете, меня допрашивали, как свидетеля, но мне сказали, что якобы, присутствует какое-то политическое решение, и дальше мы не пойдём. Понимаете, в чём дело? Если ФСБ ничего в этом случае не может сделать, то о чём нам делать выводы ещё какие-то?

И. ВОРОБЬЕВА: Скажите, а почему вы оба сегодня, бывшие сотрудники налоговой сферы? Вы же оба, Игорь Соломатин так точно, и вы. Почему? Что случилось?

И. СОЛОМАТИН: Здесь, продолжая беседу, можно говорить о том, что вот осенью предыдущего года, у меня отдел столкнулся именно с коррупцией, в направлении возмещения НДС. И в связи с этим, я обратился сначала в вышестоящие свои структурные подразделения, это безопасность управления, потом, безопасность ФНС нашей страны. Понимания там абсолютно никакого не было, потому, что ну, можно строить догадки, почему. Я думаю, что разгадки будут скоро в этом направлении. Но необходимо так же сказать, что после обращения в эти структуры, я обращался и в ФСБ России. То есть, сентябрь предыдущего года, и октябрь – это были письма, которые направлялись в ФСБ России, в дальнейшем, чтобы себя подстраховать, я обращался Госдуму нашей страны, и Генпрокуратуру. И в результате…

И. ВОРОБЬЕВА: А с чем вы обращались? Что там было написано вообще?

И. СОЛОМАТИН: Ну, там были конкретные указаны предприятия, которые возмещают НДС, кто этим руководить, и какие бы хотелось мероприятия провести. Ну, закон наш о коррупции, который существует, там по-моему, пункт 4-й, статьи 9, который говорит о том, что госслужащий, сообщивший о фактах коррупции, находится под защитой государства, совершенно не работая. Можно так об этом говорить. Потому, что отдел мой был после попыток просто предложить уволиться, они так сказать, эти должностные лица, которые были введены в эту коррупционную схему, провели мероприятие оргштатное, в результате которых, отдел вообще исчез.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А, просто сократились, да?

И. СОЛОМАТИН: То есть, мы сейчас имеем инспекцию, например, №1, да? Где возбуждены уголовные дела по хищению НДС, и при этом, отдел безопасности как бы, не нужно там, потому, что это будет мешать.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Скажите, а что такое, прикрытие? Я понимаю, налоговая инспекция – это понятно, это ядро. Прикрытие, какие структуры, вот можете просто перечислить?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Покровительство скорее, даже так. Конечно же, участвуют в этом ОВД.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Следователи МВД участвуют.

Р. МИЛЬЧЕНКО: МВД. Нет, я думаю, тут надо брать уровень намного выше. Если вы помните, даже ещё в бытность моей работы, я в 2009 году был уволен, да? Я работал под кураторством одного из начальников, который сейчас проходит по скандалам с НДС, это господин Андрей Хорев. Был заместителем департамента экономической безопасности. И соответственно, и отдел-то у него был фактически (неразборчиво), потому, что… Именно потому, что со стороны Хорева, проводились все мероприятия, для того, чтобы возмещение этого НДС, незаконное возмещение, подмять под себя, под свою структуру. Там были и оперативники, некоторые находятся сейчас в бегах. И Хорев, насколько я знаю, и эта информация есть и в интернете, и многие об этом знают, он находится, и по сей день, в дружеских отношениях с господином Мишустиным. Тут можно проводить любые параллели, но…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Господин Мишустин, по-моему, фигурировал в деле Магницкого.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Но факт остаётся фактом. Да, я не хочу сказать, что Мишустин выделяется каким-то образом из всей этой группы людей, но да, там система работала и до Мишустина. Потому, что преступление, которое проходит по уголовным делам, в следственном комитете, они произошли ещё в 2006-2008 год. Но есть и новые факты. Мы подали недавно документы, которые свидетельствуют о возможном хищении порядка 15 миллиардов рублей из бюджета НДС, через первую налоговую инспекцию. Ну, как вы думаете, может ли сама, руководитель первой налоговой инспекции, регламентировать себе такое колоссальное возмещение НДС, только за один квартал.

И. ВОРОБЬЕВА: Я просто прошу прощения, напомню нашим слушателям, что мы обсуждаем в эфире тему, почему не расследуются уголовные дела, связанные с незаконным возмещением НДС. У нас в эфире, бывший начальник отдела безопасности московской налоговой инспекции, №1, Игорь Соломатин, и руководитель федерального информационного центра «Аналитика и безопасность», Руслан Мильченко. Максим, наш слушатель пишет нам: «Ничего не понимаю. Можете популярно объяснить, кто там, и как ворует. Как происходит эта схема»?

И. СОЛОМАТИН: Конечно, можно. Вот попроще, можно сказать, что НДС – это налог на добавленную стоимость. Да? Он заложен в любой товар. Вы купили холодильник, машину, вы уже туда заложили, да? Если это машина, этот товар прибыл из-за рубежа, например, это будет наш внешний НДС, который структурные вот эти подразделения, захотят погасить таким образом. Они оформят документы о том, что товар пришел из-за рубежа. И будут платежки, будут все накладные, будет ведомость хранения на складе временного хранения. И после этого, после решения комиссии, как мы уже начинаем понимать, что это уже начинается преступная работа структуры. То есть, комиссии, там несколько человек в инспекции.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Все находятся в сговоре.

И. СОЛОМАТИН: Да, они говорят, что да, действительно, товар есть, на складе лежит. Там может быть даже пустая коробка, абсолютно. И что нужно, эта коробка стоит миллиард, а из миллиарда, нужно отдать, естественно, 20%. Ну, четвертую, пятую часть. И всё, вот они на счета тогда идут, так сказать, оформление этих документов, документ проходит в казначейство, и казначейство перечисляет на счета. А как это, Максим…

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, налоговая утверждает, что это лишний налог, который был начислен по ошибке, да?

И. СОЛОМАТИН: Да.

Т. ОЛЕВСКИЙ: И его возвращают назад.

И. СОЛОМАТИН: Так же, как вы покупаете квартиру когда первый раз, вы работаете, вы эти деньги уже в виде зарплаты получали, и имеете право…

Т. ОЛЕВСКИЙ: И я когда-то платил, да?

И. СОЛОМАТИН: Да, и вы имеете право, как физическое лицо…

Р. МИЛЬЧЕНКО: Не по ошибке. Мы уплачиваем, эта фирма показывает, что она уплачивала этот НДС, но на самом деле, НДС не уплачивался, потому, что контракты фиктивные, сделки фиктивные, товар фиктивный, а деньги возмещаются из бюджета реальные, понимаете?

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, их никто туда не перечислял, но по бумажкам, они когда-то были уже перечислены, и теперь их надо вернуть назад.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Они как будто бы проходят, да. И комиссия закрывает глаза, все вместе закрыли глаза, посмотрели на эти фирмы-однодневки, закрыли глаза. Закрыла глаза и правоохранительная структура, на то, что все закрыли глаза на это. И получилось так, что деньги получили, и распределили между собой.

Т. ОЛЕВСКИЙ: У меня вопрос к Руслану Мильченко. Руслан, получается с ваших слов, что это, в общем-то, это схемы, этот вид незаконного зарабатывания денег, это вотчина МВД. То есть, только они этим занимаются преимущественно?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Нет, ну почему? Я просто хочу сказать, что структура, имеет возможность заниматься такого рода деятельностью. То есть, хищение НДС.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Любая экономическая структура, при живой…

Р. МИЛЬЧЕНКО: Нет, только ФНС имеет право. Она же не относится к силовой структуре. Это относится к министерству финансов. Просто по своим функциям, МВД, вправе контролировать работу ФНС, и пресекать эти преступления. Так же, как и ФСБ, экономический отдел управления, обязана выявлять преступления подобного рода.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Следственный комитет.

Р. МИЛЬЧЕНКО: А следственный комитет, уже должен доводить это дело до суда, и привлекать к ответственности.

И. СОЛОМАТИН: В первую очередь, служба безопасности ФНС, которая полностью… Надо будет опубликовать материалы, которые…

Р. МИЛЬЧЕНКО: Да, кстати, господин Кудрин недавно выступал, после того, как эти дела 12-ть эпизодов были возбуждены, он выступал, что именно благодаря работе службы безопасности ФНС, выявлены эти преступления. Но, как показывает практика, не один документ, который Игорь Соломатин представил, он не был рассмотрен. Был рассмотрен только после хищения, когда уже произошло хищение.

И. СОЛОМАТИН: Я повторюсь, он представлялся безопасностью правления. Несколько бесед, и представление документов, был…

Т. ОЛЕВСКИЙ: В Госдуму, кому вы его отдавали?

И. СОЛОМАТИН: Так…

И. ВОРОБЬЕВА: То есть, в какую-то фракцию, или в комитет?

И. СОЛОМАТИН: Нет, я конкретно депутату направлял.

И. ВОРОБЬЕВА: А, конкретно депутату.

Р. МИЛЬЧЕНКО: И поверьте мне, господин Мишустин, был в курсе всего этого. Большой шум вокруг этого был, но почему-то, палец о палец, никто не ударил.

И. ВОРОБЬЕВА: А почему, объясните, как так может быть? Почему по законодательству это не произошло?

Р. МИЛЬЧЕНКО: За людей там отвечает господин Шевченко, в ФНС. Он тоже, не малую роль сыграл и играет в этой схеме, потому, что фактически, когда мы направляем внимание, и показываем, что даем информацию в правоохранительные органы, что воруются деньги теми и теми, в такой-то налоговой инспекции, происходит, что делается? Рокировка. То есть, господин Шевченко, меняет их местами. Хотя ничего, от перестановки мест слагаемых, сумма не меняется, понимаете?

И. ВОРОБЬЕВА: У нас тут спрашивают: «Чего вы хотите добиться, массовой огласки, или возбуждения уголовных дел»? Игорь спрашивает.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Ну естественно, мы уже год пытаемся добиться и массовой огласки, и возбуждение уголовных дел, чтобы эти дела, доводились до конца. И ведь ФСБ, как они хорошо показали, как можно бороться с коррумпированными прокурорами, да? С игорным бизнесом. Почему же тогда с ФНС бороться нельзя, или там не знаю, то ли, там кормятся все. Понимаете, мы этого понять пока не можем.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Видимо, и нам не удастся. А вот скажите, пожалуйста, а такое происходит только в первой ФНС, или вы знаете о случаях…

И. СОЛОМАТИН: Нет, мы сейчас отрабатываем материалы, и можно сказать, что мы можем уже наблюдать это в 9-й, 10-й во 2-й, 48-й.

И. ВОРОБЬЕВА: Вот вы говорите, материалы. Так откуда к вам приходят эти материалы?

И. СОЛОМАТИН: ФНС полнится материалами, которые двигаются из сотрудников работающих. И нам постоянно предоставляют материалы, которые…

И. ВОРОБЬЕВА: А, то есть, сотрудники вам предоставляют?

И. СОЛОМАТИН: Конечно. Они же тоже это видят, они же, так сказать… Представляете, у сотрудника зарплата 10 тысяч рублей.

И. ВОРОБЬЕВА: 10 тысяч рублей? Секунду, это у каких сотрудников, 10 тысяч рублей зарплата?

И. СОЛОМАТИН: Ну, специалист какой-то нулевой категории.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, то есть, это вот рядовые сотрудники.

И. СОЛОМАТИН: Да, и при этом, возможно и (неразборчиво).

Т. ОЛЕВСКИЙ: На приёмке сидит.

И. СОЛОМАТИН: То есть, он, придя на работу, он уже почти включается в эту схему.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Ну, я хочу вот отметить, что не все налоговые инспекции занимаются такого рода хищением. Ряд инспекций не может этого себе позволить, и как бы, противостоит решениям высшего руководства.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А про 28-ю, вы что-нибудь знаете?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Про 28-ю инспекцию? Ну, в отношении по этой инспекции…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Просто это та инспекция, по которой проходил как раз возврат НДС, с фирм, похищенных у «Hermish and Capital». По крайней мере, так утверждают.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Ну, по крайней мере, последние материалы о хищении НДС, «Hermish and Capital», взял с нашей информации. Это была информация, об организации «Техпром», мы с «Новой газетой» вместе делали публикацию, с Романом Аниным. И они взяли это за основу, и подали заявление в следственный комитет. Это был порядка миллиарда рублей, хищение было. Т. ОЛЕВСКИЙ: Скажите, пожалуйста, а вот отдел безопасности, исчез первый, как вы говорите, он реорганизован. А в других налоговых инспекциях, что-то подобное происходило? Или пока нет?

И. СОЛОМАТИН: Нет, вы знаете, несколько лет назад, было, по-моему, в 43-й инспекции, когда такая же была ситуация приблизительно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Но в целом, нет, такой практики нету.

И. ВОРОБЬЕВА: А как, вообще…

И. СОЛОМАТИН: Практики нет, потому, что практика, скажем так, это связано именно, с конкретным выявлением преступлений, и…

И. ВОРОБЬЕВА: Я просто не очень понимаю, как может существовать эта инспекция, без отдела безопасности?

И. СОЛОМАТИН: Ну, там наверное какие-то функции переданы другом подразделениям, но это вы сами понимаете, это то же самое, что МВД передать функции подметать двор.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Понимаете, там по-разному пытаются скрывать свои преступления, и свои недочеты, сама система. И если недавно вы помните, скандал проходил вокруг госпожи Черничук, которая являлась заместителем управления ФНС. Якобы, весь НДС, возмещение НДС по Москве, курировала она, Незаконные возмещения НДС. Но вышла из этого дела, и вот система сейчас, её меняют практически на такого же человека, который будет выполнять её функции, на госпожу Платову. И понимаете, всё происходит… Система, она не прекращает такой деятельности, потому, что схема установлена, всех это устраивает. И происходит просто замена личностей. Но личности, они ни чем не лучше, чем те, в отношении которых уже проводятся какие-то мероприятия.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Но знаете, у меня вопрос возникает ещё один. Прошу вас отнестись к этому правильно, и попытаться ответить. Вы тоже работали в системе, так или иначе. Зачем вам это надо? Почему вы сейчас вдруг, стали бороться с этим же?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Я 2 года назад начал заниматься этим, это был 2009 год, был открыт федеральный информационный центр «Аналитика, и безопасность», и мы начали бороться с коррупцией в органах внутренних дел, почему это произошло? Да потому, что когда я уже работал, я понял в 2009 году, я уже не могу ничего делать. То есть, свои функции, как сотрудника отдела по налоговым преступлениям, я выполнять не могу. На какую бы организацию я не направил свою деятельность, не проводил оперативные мероприятия, фактически, вся система вертикали власти, вплоть до заместителя начальника департамента экономической безопасности, приказ идёт вниз, тебе дают по рукам, и ты фактически, сидишь на месте, ничего не делаешь. А зарплата, сами знаете, там совсем не большая.

И. СОЛОМАТИН: А у нас вообще, подразделения, ну, кроме всех остальных направлений (неразборчиво), должно было заниматься именно этим направлением. Поэтому, мы занимались именно по линии своей. И с этим столкнулись.

И. ВОРОБЬЕВА: Игорь спрашивает. Такой, странный вопрос, но тем не менее. «Судьба Магницкого вас не пугает»? Вот всё, что происходит с людьми, которые так или иначе, пытаются бороться в нашей стране с такими преступлениями, тем более, должностными.

И. СОЛОМАТИН: Ну, если такие вопросы задают, тогда это и будет до тех пор твориться вот это безобразие, которое происходит. Пока не начнут спокойнее к этому относиться.

И. ВОРОБЬЕВА: То есть, не пугает.

И. СОЛОМАТИН: Конечно, нет.

И. ВОРОБЬЕВА: Ясно. Ещё вопрос, на номер +7-985-970-45-45, телефон для ваших СМС сообщений нашим гостям, 5 минут осталось у нас ещё до конца эфира. Вот мы говорили с вами о том, что вы обращались в различные ведомства, в Государственную Думу, ещё куда-то. Но как-то мы обошли стороной, всё-таки, обратная связь какая-то была, и что происходит там? Как реагируют журналисты, как СМИ реагирует? Какая обратная связь?

И. СОЛОМАТИН: Ну, можно говорить о том, что результаты моих обращений, это стали возбуждения уголовных дел. С журналистами, я как-то не трудился в те моменты, потому, что я исполнял свои обязанности необходимые, по своему должностному регламенту. Но теперь уже, в связи с изменившейся обстановкой, и то, что у меня нет отдела, который это выполнял. И у меня как бы, есть свободное время, я бы так сказал. Просто я хочу сказать, что кроме меня, уволен ещё мой заместитель, ещё люди, которые там трудились. То есть, как бы, я хочу, чтобы слушатели понимали уровень заинтересованности этой оргпреступности, которая существует в этой работе.

И. ВОРОБЬЕВА: Я просто, почему спрашиваю? Потому, что есть вещи, которые довольно просто объяснить. Вот мы там боремся против незаконных мигалок. Ну, условно говоря, да? А здесь приходится долго объяснять, в чём состоит преступление, какова схема, кто все эти люди, и куда уходят все эти деньги. Куда уходят кстати, все эти деньги?

И. СОЛОМАТИН: Я думаю, в производстве вот дела будут следственном, когда решение. Там должны уже, так сказать, ответить, куда происходят…

Р. МИЛЬЧЕНКО: Просто я боюсь, сейчас эта система уже равносильна, и можно провести аналогию просто с фирмой-однодневкой. Которая просто используется для того, чтобы слить эти денежные средства. А деньги, куда они уходят, ну, вы видели наверное, в Арабские Эмираты, на дома, особняки, по своим карманам. Уходят на всё, что угодно, но не на нас с вами. Хотя, весь этот бюджет, вот этот налог в бюджете, формируем именно мы с вами, народ.

Т. ОЛЕВСКИЙ: (Неразборчиво) дырки в законе каким-то образом, то есть, поменяв закон, это можно как-то?

Р. МИЛЬЧЕНКО: А закон вполне подходит, понимаете? Другое дело, что вот эта преступность, стоит над законом. И то, что над законом происходит работа…

И. СОЛОМАТИН: Нет, я бы по-другому сказал.

И. ВОРОБЬЕВА: Просто вы так друг на друга смотрите, вы перебивайте, если что-то не так вы говорите.

И. СОЛОМАТИН: Я хотел сказать, что да, там есть инструкция, всё правильно написано абсолютно, при условии, что каждый исполнитель, будет выполнять свою роль там. То есть, нужно проверять контрольно-финансовую деятельность, надо проверять. Движение по счетам нужно проверять? Нужно проверять. А если предприятие не его деятельности, вот уже пол миллиарда выбрасываем.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Может просто упростить закон?

И. СОЛОМАТИН: Да нет, надо просто пятерых людей, которые подписались под этим, просто уводить, и всё.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Ну как так? Я так понимаю, что если они занимаются преступностью, почему уволить? Их сажать надо, это организованная преступность, которая покровительствуется со стороны того же МВД. Если есть факты, которые указывают нам, что допустим, тот же господин Хорев с лицами, со своими карманными оперативниками работает с (неразборчиво), покровительствует этому, то… Ту понимаешь, увольняй, не увольняй людей. Тут надо бы прибегать к более кардинальным мерам. Эти меры должны быть в привлечении к уголовной ответственности именно. Только тогда, люди будут уже думать из этих десяти человек, входящих в комиссию, стоит им подписываться под таким вот актом, или не стоит.

И. ВОРОБЬЕВА: Наши слушатели задают вопрос, вот федеральный информационный центр «Аналитика и безопасность», руководителем которого вы являетесь, вообще, вот вся ваша деятельность, спрашивает вас наш слушатель Рамзай, по-моему. «Кто финансирует вашу деятельность»?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Она на самообеспечении находится.

И. ВОРОБЬЕВА: Это как? У вас реклама есть?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Нет, у нас организация, которая имеет право, заниматься коммерческой деятельностью, юридическим сопровождением дел, и от юридических консультаций.

И. ВОРОБЬЕВА: Всё понятно. Ну что ж, ещё пару минут осталось, предлагаю нашим гостям какие-то точки расставить, то есть, вот у нас тут спрашивают, почему, вот мол Медведев и Путин об этом не знают? Неужели не знают? Знают же, наверное. Высшее руководство страны, что происходит. Ведь это же скандал-скандал получается.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Конечно, скандал. И Путин, и Медведев я думаю, если не знают, они должны узнать. Мы пытаемся докричаться до них. Но может быть, они сейчас заняты другими делами, предвыборной компанией. Но на самом деле, я думаю, для них это очень важно, знать эту тематику, потому, народ, он обеспокоен, вот сейчас, на самом деле. Понимаете, мы весь вот этот НДС, он замыкается на нас с вами. Только на гражданах. Это конечный продукт, все услуги мы покупаем, включаем в свои деньги, этот НДС. И мы его формируем в бюджет. Но если ресурсами уже с нами страна не делится, но почему они отнимают вот эти деньги? То есть, Путин с Медведевым должны на это прямое внимание обратить, тем более, перед выборами.

И. ВОРОБЬЕВА: Короткий вопрос, Евгений спрашивает: «Кого нужно заметить, чтобы преступников начали наказывать, а не перемещать с должности на должность»? Вот кого?

Р. МИЛЬЧЕНКО: Я думаю, всю верхушку ФНС необходимо заменить, это точно.

И. ВОРОБЬЕВА: Понятно. Спасибо большое, мы обсуждали здесь в этой студии тему, почему не расследуются уголовные дела, связанные с незаконным возмещением НДС. Мы благодарим наших гостей, это бывший начальник отдела безопасности МНС №1 Игорь Соломатин, и руководитель федерального информационного центра «Аналитика и безопасность», Руслан Мильченко, спасибо большое, удачи вам.

Р. МИЛЬЧЕНКО: Спасибо, удачи.

Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

harry_r 04 октября 2011 | 16:43

Гости программы так и не смогли объяснить слушателям: в чем суть т.н. «возмещения» НДС.

Объясняю «на пальцах».
Почти при каждой реализации товаров (работ, услуг) их покупатель уплачивает продавцу сверх цены товара сумму НДС. А продавец эту сумму должен уплатить в бюджет РФ за вычетом сумм НДС, которые он уплатил своим продавцам, будучи покупателем.
Так происходит на всех стадиях обращения товара (работ, услуг) плоть до розничного потребителя. Таким образом, конечным плательщиком НДС всегда является потребитель.
Однако, законы России действуют только на территории России. Если товары (работы, услуги) экспортируются, зарубежный покупатель не обязан уплачивать российскому продавцу НДС сверх цены реализации.
В таком случае, российский экспортер оказывается в неравных условиях, по сравнению с другими продавцами товаров (работ, услуг), реализующими их на территории России.
Поэтому, при экспорте товаров НДС в бюджет не уплачивается. Но этого мало. Поскольку экспортер не уплачивает НДС, у него нет и возможности вычесть НДС, уплаченный своему продавцу – просто неоткуда вычитать. Вот, в этом случае законом предусмотрено возмещение экспортеру из бюджета РФ тех сумм НДС, которые он уплатил своим продавцам при приобретении на территории России товаров (работ, услуг), которые впоследствии стали предметом экспорта.
Для такого возмещения требуется представить массу различных документов, которые проверяются налоговым органом.
То же самое происходит и с товаром, который ранее был ввезен в Россию из-за рубежа и снова вывозится. Только при возе товара НДС уплачивается импортером при таможенном оформлении непосредственно государству. Если товар впоследствии снова вывозится, НДС также подлежит возврату.

Вот, вокруг этого и шла речь.
=====
Добавлю тут, что проблема возмещения НДС – двоякая. То, о чем шла речь: возмещение НДС по фиктивным документам – это лишь одна сторона вопроса.
Есть и другая сторона: налоговые органы всячески препятствуют возмещению НДС добросовестным экспортерам, не принимая подлинные документы. При этом, также зачастую вымогаются взятки и т.п.


barbara16 05 октября 2011 | 13:37

Налоговые органы не любят НДС к возврату не только у добросовестных экспортёров, но у любых добросовестных плательщиков НДС. Тут же возникает камеральная проверка и выискиваются причины, чтобы те или иные документы на возврат НДС объявить неправильно составленными по причине отсутствия запятой.


barbara16 05 октября 2011 | 13:43

Был бы налог с оборота, а не НДС, всё было бы предсказуемо, и не было бы лазеек для хищений. Ставки налога с оборота можно было бы сделать разными по отраслям.


babr 05 октября 2011 | 15:18

У этой системы еще долго ничего не изменится, т.к. народ практически никогда не обсуждает конкретику практики. И совсем наоборот , когда разговоры типа о политике или о ни о чем.
Вот вышеизложенный пример тому... тишина...ни красных, ни белых, ни зеленых).

в житухе всегда доминируют более активные над пассивными- это Закон природы, ктрый был, есть и будет. А раз так, значит все течет в правильном направлении с точки зрения природы...
Если ныне у пиплов бОльшие выгоды от воровства (по нашим, человеческим понятиям),чем от простой работы,то токо смена вектора направленности выгоды изменит ситуацию. Что пока никак не просматривается среди доминирующих групп. Правильно работать, по законам данной системы, НЕ ВЫГОДНО и точка!).

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире