20 июня 2011
Z Разворот Все выпуски

Внесение в Госдуму законопроекта, позволяющего Конституционному суду блокировать исполнение решений Европейского суда по правам человека


Время выхода в эфир: 20 июня 2011, 15:08

И. МЕРКУЛОВА: 15 часов 11 минут в Москве, дневной «Разворот» продолжается. Ну а теперь переходим к Европейскому суду. Исполняющий обязанности спикера Совета Федерации Александр Торшин внес в Госдуму законопроект, по которому Конституционный суд России будет решать, возможно ли применить в России то или иное решение Европейского суда по правам человека. И сейчас мы обсудим эту проблему с Тамарой Морщаковой, судьей КС в отставке, членом Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте. Тамара Георгиевна, добрый день. Вы с нами?

Материалы по теме

Должна ли Россия безоговорочно выполнять решения ЕСПЧ?

да
72%
нет
25%
затрудняюсь ответить
3%




Т. МОРЩАКОВА: Добрый день. Да.

И. МЕРКУЛОВА: Добрый день. Получается, что Россия в отдельных случаях не будет признавать решения Европейского суда по правам человека. Но, по-моему, это противоречит нашим обязательствам, да, в общем, и из Совета Европы нас могут выгнать.

Т. МОРЩАКОВА: Ну, на самом деле речь идет не о всех решениях Европейского суда, а только о таких, в которых Европейский суд находит общую проблему, связанную с содержанием нашего законодательства. Вот по проекту, который предлагается сейчас, предусматривается, что такого рода решения для того, чтобы привести к пересмотру конкретного дела, должны сначала быть одобрены как бы Конституционным судом Российской Федерации. Ведь Торшин, он предлагает проект свой, направленный на изменение в процессуальных кодексах, прежде всего в Уголовно-процессуальном кодексе. А это значит, что никакой гражданин, права которого были признаны нарушенными в ЕСПЧ, не сможет рассчитывать на пересмотр своего дела, если в основе решения этого дела была плохая норма закона. Ну, конечно же, это нарушает очень многие конституционные принципы и принцип признания Россией обязательности международных стандартов. Россия впервые в Конституции сказала, что она отказывается от дискриминации своего российского народа и готова им предоставить международные стандарты. Будет нарушен, конечно, и принцип статьи 46 Конституции о праве на судебную защиту, поскольку там судебная защита предполагает, естественно, обращение в Европейский суд, к международной юрисдикции, и получается, что эта защита не сможет быть эффективной. Но на самом деле нарушается и технология законодательского процесса. Потому что когда предложения формулируются об изменении простого федерального закона, а именно кодекса, допустим, Уголовно-процессуального кодекса или Гражданского процессуального кодекса, то эти законы, находящиеся на более низком в иерархии законов уровне, чем, например, Конституция и Федеральный конституционный закон, не могут первыми меняться. Их изменения должны соответствовать тому, что, согласно 15-й Конституции, имеет более высокий ранг в числе источников права. А ранг более высокий имеют Федеральные конституционные законы и имеет, конечно, Конституция. Федеральный конституционный закон о Конституционном суде не знает такого полномочия Конституционного суда.

В. РОМЕНСКИЙ: Тамара Георгиевна, объясните мне просто, если Европейский суд решил, что какая-то норма закона, она действительно неправильная, мы что, по решению Европейского суда должны менять свое законодательство?

Т. МОРЩАКОВА: Да, конечно, мы должны менять законодательство, если не хотим бесконечно платить из федерального бюджета за одни и те же нарушения. Более того, я даже готова видеть в этом очень позитивную роль Конституционного суда, но при условии, что Комитет министров Совета Европы будет ставить свой общий вопрос, который Россия должна урегулировать, не только перед российским правительством, которое обладает законодательной инициативой, не только перед российским парламентом, который принимает законы, но и перед Конституционным судом, чтобы он просто неконституционную норму дисквалифицировал. Это возможно. Но сейчас предлагает другое – предлагается запрет пересмотра конкретного уголовного дела, если это дело было основано на неконституционной норме. Ну представьте себе норму, даже из области уголовного права взятую, о запрете наказывать дважды за одно и то же. У нас есть нормы, которые этот запрет нарушают. Значит, получается, что Европейский суд не может указать на это нарушение эффективно.

В. РОМЕНСКИЙ: Ну вот смотрите, давайте на примере. Вот Троицкого судят сначала по Административному кодексу за то, что он там кого-то оклеветал, потом за те же самые слова он проходит по Уголовному кодексу. Вот у него сейчас целых четыре, по-моему, дела таких. То есть если он потом обращается в Европейский суд, и Европейский суд говорит: «Ребята, да, действительно, здесь вы действуете неправомерно»…

Т. МОРЩАКОВА: Ну вы приводите сейчас пример практики. А речь в этом законопроекте идет о нормах, которые приводят к этой практике. Ведь ни в Административном кодексе, ни в Уголовном не написано, что можно привлекать второй раз за одно и то же. А речь идет в проекте именно о нормах, которые нарушают международные стандарты, международные принципы.

И. МЕРКУЛОВА: Тамара Георгиевна, я бы хотела еще, чтобы вы оценили роль председателя КС Зорькина в этом конфликте со Страсбургом.

Т. МОРЩАКОВА: Нет, это не мое дело – оценивать председателя Конституционного суда…

И. МЕРКУЛОВА: Да, но он заявил после того, как было решение по делу Маркина, что Россия не должна исполнять решение Страсбургского суда…

Т. МОРЩАКОВА: Это его личная позиция. Эта позиция может быть воспринята, и это моя позиция…

И. МЕРКУЛОВА: А личная позиция может быть у председателя Конституционного суда?

Т. МОРЩАКОВА: …только в том случае, если будет изменена российская Конституция.

И. МЕРКУЛОВА: Я бы еще раз хотела повторить вопрос. Личная позиция у председателя КС может быть в такой ситуации? В такой ситуации он может высказывать личную позицию?

Т. МОРЩАКОВА: Я не знаю, это его статус, и он оценивает его, и общество оценивает его со своей стороны. Но для того, чтобы такая позиция была реализована, сначала в России нужно поменять ее Конституцию.

В. РОМЕНСКИЙ: Можно еще последний вопрос, который пришел нам на СМС +7 985 9704545? Сергей спрашивает из Томска: «Почему не наказывают судей, чьи решения оспаривает Европейский суд по правам человека?».

Т. МОРЩАКОВА: Вы знаете, это очень большая теоретическая проблема. Наказывать судей за эти решения нельзя. Это вытекает из определенного принципа, признанного тоже в мире – судья не может нести ответственность за содержание решения по делу. Наказывать его и не нужно, потому что восстановление прав тех, кто потерпел от неправедного решения – обязанность государства. Причем полное восстановление в правах.

В. РОМЕНСКИЙ: Спасибо вам большое. Это была Тамара Морщакова, судья КС в отставке, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире