'Вопросы к интервью
А. ДУРНОВО – Ну что, герцог и герцогиня Кембриджские…

С. БУНТМАН – Кейт, кстати, уже говорить с сегодняшнего дня не полагается.

И. ЗЕМЛЕР — Для леди Кейт с сегодняшнего дня наступила масса ограничений, о которых мы в течение этого часа еще расскажем.


А. ДУРНОВО – Устрицы есть нельзя.

С. БУНТМАН — Тут очень много флагов. Мы сейчас смотрим, как идет толпа праздничная в Лондоне. Очень много флагов мы видим флаги разных народов Британии, шотландский флаг Святого Андрея, Святого Георгия, английский флаг, ирландского я не видел. Хотя бы юнионистского, крест Святого Патрика который. Но японский флаг. Вот это очень здорово. Их сейчас по всему миру очень много. И не забывают.

И. ЗЕМЛЕР – Это как знак сочувствия.

С. БУНТМАН – Да, последние без малого два месяца это знак сочувствия, идет солидарность с Японией. Один мне непонятный флаг, хотел бы спросить у слушателей, может быть, кто-то знает. Вот уэльский флаг бело-зеленый с красным драконом. Был один непонятный флаг. Алеша, ты не заметил?

А. ДУРНОВО – Я заметил канадский.

С. БУНТМАН – Нет, непонятный флаг это черный или темно-темно-синий с прямым белым крестом. Таким же крестом, как у Швеции, Дании. Мне непонятно.

И. ЗЕМЛЕР — Если кто опознает флаг, пришлите нам на sms.

С. БУНТМАН – Только понятно, что здесь кроме шуток.

А. ДУРНОВО – На полном серьезе.

С. БУНТМАН – Потому что интересно, какие флаги. Так же какая униформа была надета, например, принцу Уильяму, принцу Гарри.

И. ЗЕМЛЕР — Вообще униформа в подготовительных к свадьбе сообщениях упоминалась как одна из самых больших загадок предстоящей свадьбы, кто в чем будет.

С. БУНТМАН – Долго думали, будет ли принц Гарри например в форме ВВС…

И. ЗЕМЛЕР — Королевский этикет как-то определяет это все?

С. БУНТМАН – Что нам сделал лорд Камергер, прислал конвертики знаменитые, которые показывали по всем каналам телевидения и текст приглашения. Что королева поручила лорду Камергеру пригласить, дальше вписывается имя, фамилия, титул, на церемонию тра-та-та свадьбы принца Уильяма Уэльского тогда и Кейт Миддлтон. Дальше форма одежды. Для мужчины – три вида одежды: униформа военная, визитка и просто строгий деловой костюм. То есть достаточно все было демократично. Кто был из цивильных костюмов, кто был одет по полной программе, то есть по высшей гамме. Это отец, господин Миддлтон, он был в серых брюках, сером жилете, бордовый галстук был и черный цилиндр. Черная визитка, визитка это понятно что, это отходящие назад полы, полукруглые.

И. ЗЕМЛЕР — Как фрак, только с полукруглыми.

С. БУНТМАН – Нет, не с острыми. Это такой удлиненный пиджак полукруглый, который был обязательным для свадеб раньше и для утренних дневных визитов. Почему у нас по-русски он называется визитка.

А. ДУРНОВО – Я бы вот на что еще обратил внимание, что голову Кейт Миддлтон, прощу прощения, леди Кэтрин украшала та самая тиара, в которой выходила замуж королева Елизавета. Это какой-то знак высочайшего расположения?

С. БУНТМАН – Я думаю, да. Потому что еще даже пари заключались, какие украшения будут на голове у невесты.

И. ЗЕМЛЕР — И на цвет шляпки бабушки жениха.

С. БУНТМАН – Это ты угадала.

А. ДУРНОВО – У нас Инесса Землер одета. Точнее королева Елизавета одета так же как Инесса Землер.

С. БУНТМАН – Абсолютно одинаково. У тебя шляпка есть желтенькая?

И. ЗЕМЛЕР — Не успела. Между прочим, то, что Леша никак не может…

С. БУНТМАН – Вот тиару показывают, кто смотрит Сетевизор и параллельно телетрансляцию, где показывают проезд свадебного кортежа из Вестминстерского аббатства в Букингемский дворец, показывают знаменитую тиару.

И. ЗЕМЛЕР — То, что Леша никак не может перейти на леди Кэтрин и абстрагироваться от такого междусобойничества в виде Кейт, многие наблюдатели предполагали…

С. БУНТМАН – Ну ты сделай себе шляпку.

И. ЗЕМЛЕР — Сейчас приду домой займусь. Предполагали, что журналисты и друзья нынешней леди Кэтрин не сразу смогут перестроиться и смогут ли вообще непонятно, но и отмечается, что сама женитьба принцип Уильяма на простолюдинке Кейт это прецедент для Великобритании и до сих пор наследные принцы женились только на аристократках. Это так?

С. БУНТМАН – Не совсем так. Насчет аристократок не совсем так. Благородных кровей – да, благородных кровей это бывало, в достаточно отдаленные времена. Запрет существует только один – невеста наследника престола даже второй ступени, если она хочет быть королевой, а он хочет быть королем, не может быть католичкой и если она протестантка или кто-нибудь еще по вере, причем других ограничений религиозных нет.

А. ДУРНОВО – Не может быть разведена, по-моему.

С. БУНТМАН – Да, кем бы она ни была, не может быть разведена.

А. ДУРНОВО – Это та история, которая случилась с Эдуардом VIII.

С. БУНТМАН — Не то, что она американка, она была, как минимум дважды разведена.

И. ЗЕМЛЕР — А она должна быть по рождению этой религии или она может принять ее?

С. БУНТМАН – Там никто, по-моему, этим не занимался, что она должна перейти в англиканскую церковь. В общем, она католичкой не должна быть. Это акт, подтвержденный в 1701 году королем Вильгельмом Третьим, потому что это все в напряженную эпоху возможной реставрации Стюартов и попытки возвращения католичеству, католицизму при Якове Втором. Такая подспудная попытка, за что его и выгнали тогда. В 1688-89 годах.

А. ДУРНОВО – Но вот что еще интересно, что в последнее время в королевской семье просто мода такая пошла на брак с простолюдинками или простолюдинами. Марк Филипс, старший из внуков Елизаветы, пусть он кажется, десятый в цепочке престолонаследия не так давно женился на абсолютно простой девушке Келли Отом. И кажется, его сестра собирается замуж за регбиста. Это уже традиция такая?

С. БУНТМАН – Получается, конечно, это все демократизируется. Вот Миддлтон, люди из такой выросшей…, из рабочего класса. Из трудящегося класса. Которые сами всего добились. Ну и что? Не то что много, а не так мало я бы сказал проблем других у британской монархии, чтобы держаться за именно происхождение социальное невесты или жениха. Кого-нибудь из королевской семьи. Если будет принц Уильям королем когда-то, дай бог не скоро, здоровья пожелаем Елизавете Второй. Дальше посмотрим, потому что не все ясно, конечно, со следующим королем. По ощущениям очень многих и британцев, и не только, конечно, если не дай что случится с пожилой королевой, Уильям следующий король это было правильно. Это вздох облегчения во многом был бы. Флаг белый крест прямой крест на черном фоне это Корнуолл. Спасибо всем. Я Сашу заметил, еще очень многих, кто прислал точные сведения. Так что была не телевизионная иллюзия, именно черный фон.

А. ДУРНОВО – А кстати, минут через 8 по расписанию должен состояться поцелуй новобрачных.

И. ЗЕМЛЕР — Как венец свадьбы?

С. БУНТМАН – Нет, это обязательно. Ну что ты. Это первый прилюдный поцелуй официальный то, что на балконе Букингемского дворца должно происходить.

А. ДУРНОВО – Очень много вопросов о том, почему нельзя поцеловаться в церкви.

С. БУНТМАН – Нравы высокой церкви я не знаю.

А. ДУРНОВО – А тут надо ждать два часа с половиной.

С. БУНТМАН – Зато мне понравилось, что среди гимнов была хорошая поэзия. Один из гимнов это стихотворение замечательный гимн Уильяма Блейка. А среди одежды дождаться бы конечно, нашей собеседницы, тут совершенно умопомрачительные шляпки у девушек. Дочерей Эндрю, герцога Йоркского. Герцогиню не позвали бывшую. Там была целая история…

А. ДУРНОВО – Которая по-моему, по популярности может с леди Дианой сравниться.

С. БУНТМАН – Там были достаточно спекулятивные разговоры, что Уильям очень хочет, чтобы бывшую тетю позвали на свадьбу. Потому что она очень поддерживала в свое время принцессу Диану, она очень с ней была солидарна, дружелюбна и вроде бы Уильям хотел, чтобы ее включили в список. Но мало того что она развелась с герцогом Йоркским, принцем Эндрю со всякими скандалами мощными, что не зря их называли его…, «свинячьи герцоги» были, прости господи, вместо Йорка. И у нее был скандал большой, она подторговывала аудиенциями.

И. ЗЕМЛЕР — А можно я сейчас немножко выйду из королевского дома во весь мир. Тут пришел вопрос на сайт от Петровича: правда ли, что на церемонии бракосочетания демонстративно не приглашены послы Ливии и Сирии? Да, это правда, более того у посла Сирии публично отозвали приглашение ранее присланное.

А. ДУРНОВО – А я всматривался, честно говоря, в гостей.

С. БУНТМАН – Принц Филипп перешел в англиканскую церковь, смотрите, да, Егор, он не был католиком, вот в чем дело. Он же греческий принц.

А. ДУРНОВО – Я к тебе о Греции.

С. БУНТМАН – Потому что там любая другая, вы понимаете, может быть протестантка не англиканка. Любая. Королева Шарлотта была, по-моему, лютеранка. Да и короли Ганноверские первые были лютеране.

А. ДУРНОВО – Я не увидел Константина Второго…

С. БУНТМАН – Он должен был быть, греческий ты имеешь в виду.

А. ДУРНОВО – Да, крестный отец Уильяма.

И. ЗЕМЛЕР — Тут кстати очень хорошо сейчас соединились две темы. Первая – престолонаследия, и вторая – с крестным Константином. Многие британцы хотели бы, что молодой привлекательный принц Уильям занял место своего отца. Но при этом Интерфакс цитирует высказывание Константина. Он написал своему крестному сыну, в котором предупреждал о том, что опасно управлять вертолетом, будучи влюбленным. Представляете.

А. ДУРНОВО – Ксения Соколова, обозреватель журнала GQ к нам присоединяется.

С. БУНТМАН – Сейчас будет выход, достойный королевской свадьбы.

И. ЗЕМЛЕР — И Константин кстати призвал соблюдать все-таки очередь на престол, но вот это очень красивое предупреждение мне кажется.

С. БУНТМАН – С верой там все понятно, главное чтобы не католики. Этот бзик со времен Генриха VIII он есть.

А. ДУРНОВО – Со времен Марии Кровавой.

С. БУНТМАН – Извините меня, это восстановление, это недолгая реставрация католицизма такая серьезная. И в общем, гражданских религиозных фактически войн в Англии в 16 веке. Генрих VIII, когда пытался разводиться с Екатериной Арагонской, матушкой Марии Кровавой, ему папа не давал развод, он сказал: все, ребята, тогда я буду сам здесь папой. И сам себя разведу. Что он и сделал.

И. ЗЕМЛЕР — А теперь, когда мы все в сборе я бы хотела задать вопрос, который в принципе берегла на начало программы. Вот это событие для Великобритании на ваш взгляд больше политическое событие или светское?

К. СОКОЛОВА — Вы знаете, я сейчас по дороге не чувствуя себя большим специалистом по свадьбе принца Уильяма, позвонила своему приятелю англичанину, который здесь шеф-бюро Newsweek. Он сидит на Кутузовском проспекте и смотрит соответственно это событие. И я говорю: Оуэн, скажи, мне, пожалуйста, что-нибудь на эту тему. Он говорит: ты не представляешь, Ксения, на каких я сейчас эмоциях. Ты просто скажи всем вашим, сколько вы потеряли в 1917 году. Потому что говорит это такое, действительно вся нация совершенно консолидирована, все чувствуют себя членами этой семьи. И то, что все настоящие мундиры, настоящие военные, это не какой-то дизайнер сшил, это с 12 века. Это аббатство. И чувство причастности совершенно наполняет.

С. БУНТМАН – Надо учесть, что это достаточно трезвый и очень скептический человек.

К. СОКОЛОВА — Это абсолютно так. Ему совершенно не свойственны никакие эмоции.

С. БУНТМАН — Он просто не будет прыгать на одной ножке от каких-то восторгов тетеньки такой из средней Англии, не будет.

К. СОКОЛОВА — Абсолютно, это нормальный циничный парень наш.

С. БУНТМАН – Журналист с огромным опытом всего.

А. ДУРНОВО – Мне знаете что интересно, с подданными ее величества понятно, но почему по всему миру два миллиарда человек смотрят свадьбу.

С. БУНТМАН – Это красиво действительно своей какой-то подлинностью. Хотя британцы могут сколько угодно говорить, как немцы говорят это слишком немецкое, я это не могу видеть, но это не по своим историческим причинам. А британцы: я не люблю вот это все слишком британское такое королевское типа фильма «Королева», как была мне кажется такая психологическая ошибка и прививка, когда после такой шикарной со слезами умиления свадьбы принца Чарльза и принцессы Дианы вышло миллион фильмов сентиментальных художественных и малохудожественных. Слушайте, балкон показывают, сейчас целоваться будут. Так вот, при всем этом есть такое хорошее доброе чувство.

И. ЗЕМЛЕР — Смотри, как площадь замерла.

С. БУНТМАН — В Британии очень много было мрачных церемоний в последнее время.

К. СОКОЛОВА — Еще вчера мы ужинали с Олей Романовой, и она рассказала, что она оказалась в Лондоне когда умерла королева мать…

С. БУНТМАН — Все, открывают двери, на балкон выходят герцог и герцогиня Кембриджские.

А. ДУРНОВО – Машут руками.

С. БУНТМАН – Теперь она имеет право на это приветствие. Приветствие народу. Она после церемонии, когда их объявили мужем и женой, она стала членом королевской семьи. Она имеет право…

К. СОКОЛОВА — Она и до этого рукой махала.

С. БУНТМАН – Она по-другому махала ручкой. Не официально. Она в частном порядке махала.

И. ЗЕМЛЕР — Со знанием дела.

А. ДУРНОВО – Профессионально машет ручкой.

И. ЗЕМЛЕР — По-моему, они не хотят целоваться.

А. ДУРНОВО – Тогда это весьма странная свадьба.

К. СОКОЛОВА — Нет, им надо приветствовать подданных.

С. БУНТМАН – Принц Гарри в своем кавалерийском мундире. Слушайте, меня поразил сегодня принц Филипп.

К. СОКОЛОВА — А вы обратили внимание, как они все стали похожи. Филипп, Чарльз, Уильям. Такая порода и мне кажется, что девушка Кейт им очень подходит. А вот Диана совсем не подходила. Стилистически.

С. БУНТМАН – Они очень похожи были на Виндзорскую породу, на часть ее, но в принципе у них такая…

А. ДУРНОВО – Нос такой. Выразительный.

С. БУНТМАН – Все-таки он мамин сын, согласитесь.

А. ДУРНОВО – Вот целуются.

И. ЗЕМЛЕР — Довольно целомудренный поцелуй был.

А. ДУРНОВО – Очень короткий.

С. БУНТМАН – А как они должны?

И. ЗЕМЛЕР — А как у нас в ЗАГСе целуются.

С. БУНТМАН – Ой, девочка замечательная. Уши зажимает. Громко.

И. ЗЕМЛЕР — А кстати, что это за девочки?

С. БУНТМАН — Это девочки и мальчики пажи. Или друзей, знакомых, родственников близких сотрудников.

И. ЗЕМЛЕР — Я прошу прощения за такую терминологию, это обязательный элемент церемонии?

С. БУНТМАН — Конечно, естественно.

К. СОКОЛОВА — А вы всю церемонию смотрите?

С. БУНТМАН — Я смотрел всю.

К. СОКОЛОВА — Заметили хоть какой-нибудь ляп?

С. БУНТМАН — Нет.

А. ДУРНОВО – Что-то с кольцами было.

С. БУНТМАН – Все, начинаются эти разглагольствования. Кольцо маленькое, кто-нибудь пробовал надеть кольцо на палец, вы мне скажите, бедняга невеста она долго стояла, у нее руки были вниз долго, да элементарные вещи.

А. ДУРНОВО – Плохо готовились, значит, надо было помазать каким-то…

К. СОКОЛОВА — Вазелином.

С. БУНТМАН — Специально утвержденным бобровым или каким-то салом…

К. СОКОЛОВА — Мне кажется что это даже трогательно, когда какие-то такие человеческие вещи происходят.

С. БУНТМАН – Мы посмотрели, как он абсолютно хладнокровно и ловко справился.

И. ЗЕМЛЕР — При этом герцогиня только что показала пальцем куда-то.

А. ДУРНОВО – Теперь все будем рассматривать под микроскопом.

И. ЗЕМЛЕР — Мы обещали рассказать, что герцогине теперь многое нельзя будет позволено. Алексей уже сказал про устриц, я добавлю, что она не сможет играть в игру «Монополия».

А. ДУРНОВО – Интересно, она играла в нее когда-нибудь раньше.

С. БУНТМАН – Когда запрещают, сразу захотелось наверняка.

И. ЗЕМЛЕР — И она больше никогда не сможет работать. И также ей будет указано на нежелательность шумной светской жизни.

А. ДУРНОВО – И самое интересное, что она должна будет быстро есть.

И. ЗЕМЛЕР — Да, потому что после того как королева Великобритании завершит трапезу, никто уже не смеет поднести кусок еды ко рту.

С. БУНТМАН – Это во время официальных. А так может…

К. СОКОЛОВА — Меня всегда в детстве бабушка учила, что леди должна есть медленно. А вот не так.

И. ЗЕМЛЕР — Будем надеяться, что королева Великобритании тоже не торопится.

С. БУНТМАН – Королева Елизавета не на ходу съедает гамбургер с картошкой в пакетике и убегает куда-то.

А. ДУРНОВО – Между тем поцеловались второй раз.

С. БУНТМАН – И воздушный парад последняя часть всех торжеств.

А. ДУРНОВО – Я хотел задать вопрос: а в чем секрет бешеной популярности принца Уильяма? Ведь он гораздо популярнее папы, брата.

С. БУНТМАН – Популярнее папы быть несложно. Потому что беднягу Чарльза, он человек мрачноватый был всегда. Хотя когда был скандал с Дианой и еще они были достаточно молодые, лучше всех сказала бабушка его королева мать Елизавета: ну что вы хотите от мальчика, которого так третировали в частной школе и делали ему что-то типа Ниагары бедному Чарльзу, когда он был маленький. Он мрачноватый парень, причем симпатии к принцессе Диане… Заметьте, шляпки маленьких йоркских девочек, которые уже взрослые сейчас, я этот вопрос обязательно задам, эти шляпки стиля, кроя… Ну так вот, они ребята, которых как детей Дианы, вы скажите, если я не прав, мне кажется, что их отслеживали как таких милых сказочных принцев, причем которых отправляют в школу, они вроде бы почти как простые дети. Притом они сами такие компанейские ребята. Сцену оплакивания поражения сборной Англии по регби, они сидели со всей командой мрачно в пивной. И Уильям и Гарри сидели и мрачно третий тайм мрачный проводили.

К. СОКОЛОВА — Но мне кажется, что в их положении какая-то все-таки есть определенная роль, которую они должны играть. И они играли роль симпатичных популярных принцев. Таких хороших собой…

С. БУНТМАН – Но не без ляпов.

К. СОКОЛОВА — Конечно. Они же еще маленькие принцы.

С. БУНТМАН – Гарри в своем немецком маскараде.

А. ДУРНОВО – Гарри в Ирак ездил, проявлял себя как мужчина-воин.

С. БУНТМАН – А Уильяму не разрешили просто.

К. СОКОЛОВА — Но потом это тоже демонстрация перед союзниками, что нация не ошибается и правительство не ошибается, послав своих людей в Ирак.

А. ДУРНОВО – Но Уильям был всегда кумиром девочек, вроде Орландо Блума и раньше Леонардо Ди Каприо.

К. СОКОЛОВА — Опять-таки вся пресса писала, что он вел чрезвычайно скромный образ жизни, и как и девушка Кейт, они 10 лет вместе, единственное, чем прославилась, каким вызывающим поступком она на школьном показе мод она вышла в каком-то полупрозрачном платье. И в тот-то вечер ее и приметил принц.

С. БУНТМАН – Кое-кто считает, что это был с холодной головой разработанный план совращения наследника британского престола.

К. СОКОЛОВА — Я уже в каком-то женском журнале в парикмахерской прочитала, что девочки, все берите пример с Кейт. Потому что она с пяти лет наметила себе — выйдет замуж за принца и станет принцессой. Психолог какой-то пишет.

И. ЗЕМЛЕР — Сколько сейчас принцев-то в мире осталось.

К. СОКОЛОВА — Вы тоже намечайте себе цели, и прямо идите к ним.

А. ДУРНОВО – Ксения, если бы написал лет 10 назад, так и я могу написать…

С. БУНТМАН – Вообще он не последний на свете принц. Девушки дорогие.

И. ЗЕМЛЕР — Много еще?

С. БУНТМАН – Да полно.

К. СОКОЛОВА — Во-первых есть Гарри. В прекрасном мундире совершенно рыжий. Не лысый пока.

С. БУНТМАН — Только не надо при этом интриговать и делать из него Ричарда Глостера, что, а вот  у тебя старший брат, еще и папа, и бабушка. Давайте мы мимо них пройдем и будем королями.

И. ЗЕМЛЕР — Извините, Ольга спрашивает: чем устрицы провинились? Ольга, боятся, что морепродукты будут отравлены.

А. ДУРНОВО – Но она при этом скорее всего дома у Миддлтонов будет кушать морепродукты.

К. СОКОЛОВА — Запрется там и давай себе две дюжины устриц.

А. ДУРНОВО – Вы представляете, какой будет скандал, выяснится через пару лет, что герцогиня Кембриджская графиня Стрэтхернская и баронесса Кэррикфергюсская леди Кэтрин Миддлтон тайно играет в «Монополию».

И. ЗЕМЛЕР — Сама с собой.

К. СОКОЛОВА — А ей нельзя?

А. ДУРНОВО – Нельзя.

К. СОКОЛОВА — А во что еще нельзя? В пьяницу.

А. ДУРНОВО – «Монополия» делает членов королевской семьи неприлично азартными.

И. ЗЕМЛЕР — Я так понимаю, что на деньги нельзя играть.

С. БУНТМАН – И представляешь, обложки первые страницы любимой газеты…

И. ЗЕМЛЕР — Где папарацци подсмотрел за герцогиней.

С. БУНТМАН – Дай бог, дорогие друзья, в день свадьбы скажем, что это был самый страшный шантаж и разоблачение.

К. СОКОЛОВА — У Кейт такой вид, что мне кажется, она все правила будет исполнять неукоснительно. И ничего подобного тому, что происходило с принцессой Дианой, с Кейт никогда не будет. Она им как-то стилистически подходит этой семьей. Чего нельзя мне кажется было сказать про Диану. Диана была совершенно другая по стилю, по типажу, темпераменту она совершенно выбивалась.

А. ДУРНОВО – А может быть как-то подогрели интерес Уильяма. Потому что была история года три назад, была информация о том, что они вроде как расстались. И Уильям даже плясал и кричал: свободен в каком-то клубе. А тут вдруг.

К. СОКОЛОВА — Но поскольку Кейт как мы знаем от психолога теперь, с пяти лет долбила эту тему, то избавиться от Кейт, видимо, не удалось.

С. БУНТМАН – Если они будут счастливо жить 50 лет после этого, и даже больше, как дедушка с бабушкой, то дай им бог. Ну и что она его добивалась. Ну и очень хорошо.

И. ЗЕМЛЕР — Правильно сделала. А как вы думаете, стилистически кого удачнее, не что удачнее, слово дурацкое подобрала, кого проще называть принцессой: леди Диану или герцогиню Кэтрин?

К. СОКОЛОВА — Этим длинным титулом, который я даже повторять не буду, потому что запутаюсь, мне кажется, что Кэтрин как-то более подходит именно этой семье. Потому что Диана она такая абсолютная принцесса. Она просто образ принцессы. Она солнечная, роскошная женщина, с которой и должны происходить такие красивые и драматические события, которые с ней произошли. А ясно, что Кэтрин будет выполнять все обязанности, конечно жизнь с этим титулом это жизнь, состоящая из обязанностей.

С. БУНТМАН — Тогда вопрос у меня. Принцесса Диана была кумиром, давайте не будем забывать, что принцесса Диана кроме своего вида и немножко фрондирующего поведения по отношению к королевской семье много чего делала серьезного и хорошего в мире. И делала много на публике, но еще больше без публики. Но при этом принцесса Диана была кумиром английских и не только английских женщин, скажем, среднего, чуть ниже среднего класса, она была всеобщей любимицей. У Миддлтон давайте пока так называть, у нее шансы есть стать популярной, но в какой среде?

К. СОКОЛОВА — Мне кажется, я могу ошибаться, что она будет популярна, как популярны все члены королевской семьи Великобритании. То есть у нее нет какой-то своей мощной харизмы, которая выбивается из той среды, где она оказалась и будет существовать. У Дианы была своя, у нее была индивидуальность, которая конфликтовала с ее окружением, ее ролью. Поэтому она, кроме того, что она была героиней, поскольку она была соответственно принцессой, членом королевской семьи, она была еще героиней сама по себе. То есть за ней следили не только какие-то серьезные издания, но и таблоиды. Я думаю, что сказать про Кейт таблоидам будет особенно нечего. В «Монополию» она играть не будет, с арабами заводить романы не будет, и видимо, и на машине не разобьется.

А. ДУРНОВО – Красивая пара, скажите?

С. БУНТМАН – Симпатичная.

К. СОКОЛОВА — По-моему, да, они просто стилистически подходят друг другу. Я бы сказала, что они конечно гораздо красивее и гармоничнее как пара, чем Диана и Чарльз. Потому что это был мезальянс, который визуально ощущался.

С. БУНТМАН – Они похожи больше и по истории такая боковая ветка на младших дядю и тетю.

К. СОКОЛОВА — Младшие дяди и тети там кто напомните?

С. БУНТМАН — Принц Эдвард. Он тихо спокойно вел свою жизнь, стоял на том и его жена тоже из тех, кто учится, кто работает. Тех, кто знает свое дело. Мне кажется, что Кейт Миддлтон не то что привлекательно, а солидарно с ней существует у тех, кто знает, умеет, работает. Такие молодые современные умные знающие, добивающиеся своего — да. Но и умеющие что-то делать. Умеющие учиться, и быть самостоятельными.

А. ДУРНОВО – А может быть она достигнет популярности, будучи такой постоянной спутницей. Все время с ним.

К. СОКОЛОВА — Я думаю, что это будет стандарт, благотворительность и все, что связано с этим.

С. БУНТМАН — Но какая, потому что у Дианы одна, сама королева Елизавета, когда была принцессой, была война и она служила во вспомогательных войсках, совсем юная девочка, она работала.

К. СОКОЛОВА — Красивая история.

С. БУНТМАН — И она у нас последний ветеран войны, кстати, глава государства.

И. ЗЕМЛЕР — Ксения, вы были несколько дней назад в Лондоне, там насколько в атмосфере витала подготовка к этому бракосочетанию?

К. СОКОЛОВА — У меня так наложилось, я была перед Пасхой. Поэтому там они все готовились к Пасхе и мне кажется, поскольку я была до этого еще месяц назад, то мне кажется, что в тот момент Пасха как-то превалировала. Потому что там очень красивая подготовка. Но конечно, абсолютно все было завалено сувенирами, везде, то есть холодильник открываешь и утюг включаешь, и у тебя отовсюду принц и Кейт. От этого нельзя было никак избавиться. И каждый день что-то было во всех газетах на эту тему и конечно все светские журналы и сплетни и что будет и кто что наденет. И платье McQueen, не McQueen, но мы видим, что поскромнее сделали, конечно.

С. БУНТМАН – Платье нравится вам?

К. СОКОЛОВА — Мне нравится выбор платья. Потому что конечно, то, о чем я говорю, платье о котором говорили, что, скорее всего, она выберет McQueen, потому что очень красивая была последняя коллекция, такие со стойкой, с перьями, с оголенными руками. Спину оголять нельзя, а часть рук по-моему можно. И многие думали, что это будет вот это платье. Но я думала, что так не будет, потому что оно слишком вычурное, красивое, но вызывающее. Это опять же идеальный средний выбор. Все закрыто, идеально скроено, кружева. Никаких ни шага вправо, влево, это длинный шлейф…

С. БУНТМАН – Мне кажется оно по силуэту гармонично.

К. СОКОЛОВА — Она же еще очень сильно похудела. У меня парикмахерская источник знаний, сейчас вам расскажу. То есть даже писали, что какие-то доктора пишут…

С. БУНТМАН – А я пропустил, что она пополнела.

К. СОКОЛОВА — … что вот у Кейт Миддлтон анорексия на  нервной почве. Потому что перед свадьбой все девушки худеют, но она уже похудела как-то так, что просто все с нее падает и ноги сфотографированы крупным планом, очень тощие.

И. ЗЕМЛЕР — Где же их подцепили-то?

К. СОКОЛОВА — Везде. Ее же все время фотографировали, где она идет в каком-то английском Marie Claire, что я видела фотографию, платье такое-то 385 фунтов, кольцо обручальное или кольцо помолвки с огромным сапфиром 38 миллионов 500 с чем-то фунтов. И она бежит с сумкой. То есть достаточно часто фотографировали ее одну и конечно очень много выводов, что наша Кейт слишком даже как-то похудела, но наверное зато свадебный туалет будет хорошо сидеть.

И. ЗЕМЛЕР — Покормить ее надо.

К. СОКОЛОВА — Мы видели, что хорошо сидит свадебный туалет.

А. ДУРНОВО – Если мы заговорили о парикмахерской, то как вам ее прическа?

К. СОКОЛОВА — Слушайте, я честно скажу, что я прическу не разглядела.

С. БУНТМАН – Она никакая.

И. ЗЕМЛЕР — Она довольно простая. Распущенные волосы на проборчик.

К. СОКОЛОВА — Да, кстати что редкость.

И. ЗЕМЛЕР — И сверху диадема.

А. ДУРНОВО – Тиара.

К. СОКОЛОВА — Распущенные волосы даже некий вызов, потому что обычно конечно свадьба прическа. Вот тут Кейт хотела нам что-то сказать. Мы можем попробовать расшифровать, что именно. Может быть что она такая простая девушка, простая молодая девушка с простыми волосами.

С. БУНТМАН – Она высокая.

К. СОКОЛОВА — А сколько у нее рост?

С. БУНТМАН – Я не знаю, я точно не скажу. Но она высокая. И предположение навскидку, что ей делать высокую прическу у нее очень хорошие волосы длинные, это как-то так…

К. СОКОЛОВА — Можно же сделать прическу невысокую, но мне кажется это единственное, я сейчас смотрю на ее силуэт, это единственное, что можно обсуждать. Потому что все остальное соответствует высочайшему, но стандарту. А вот волосы да, это не совсем обычно.

А. ДУРНОВО – Я вот еще хочу спросить про титул, который выбрали для Уильяма. Герцог Кембриджский не было с 1904 года, почему именно это. Выбрали наобум?

С. БУНТМАН – Было несколько вариантов, которые рассматривались. Из них, наверное, совсем неприемлемый был герцог Виндзорский. Потому что это титул двоюродного дедушки, придуманный, когда он отрекся, и надо было с ним что-то делать. Это Эдуард VIII бывший. Совершенно непонятный титул. Потом было Кларенс например. Кларенсы были в Ганноверской династии, которые потом превратились в Виндзоров. Но тоже какая-то неприятная шекспировская ассоциация.

А. ДУРНОВО – А Глостер например?

С. БУНТМАН — Глостеры есть целая семья и так. Должен быть свободный титул и хочешь, не хочешь, но есть в ветви королевской семьи, которые носят из поколения в поколение и не иссякают. Здесь нужен прервавшийся иссякнувший, то есть свободный титул.

А. ДУРНОВО – Выбрали не самое счастливое, потому что первые четверо герцогов Кембриджских умерли в младенчестве.

С. БУНТМАН – Это ему уже не грозит. Он взрослый дядя, ему 29 лет будет в июне месяце.

А. ДУРНОВО – И он уже лысеет.

С. БУНТМАН – Вот об этом слишком много говорят. Ну да, лысеют ребята, ну и что.

И. ЗЕМЛЕР — С кем ни бывает.

С. БУНТМАН – Ну и что?

К. СОКОЛОВА — Все-таки в 29 лет это…

С. БУНТМАН – Ну и что?

А. ДУРНОВО – Можно пересадить волосы.

К. СОКОЛОВА — Да  ничего, некрасиво просто.

С. БУНТМАН – Я не знаю, Уэйн Руни тоже почти…

А. ДУРНОВО – Он и был такой лет в 16.

С. БУНТМАН – И ничего страшного здесь нет.

К. СОКОЛОВА — Мне кстати кажется, лучший выход лысеющего мужчины и по-моему очевидно это просто побриться наголо…

С. БУНТМАН – Да у него нормальная прическа, он же не делает какой-то бухгалтерский зачес как Бобби Чарльтон в его же возрасте. В 60-х годах.

К. СОКОЛОВА — Это как-то совсем позорно мне кажется. Лысина есть, так носи…

С. БУНТМАН — Все-таки можно мне сказать два слова о замечательном пожилом джентльмене, о герцоге Эдинбургском. Как он держится, ему сейчас 87.

А. ДУРНОВО – 86 кажется.

С. БУНТМАН – Он на год старше королевы. Протоколы, не протоколы как полагается, он сам поднялся не без труда. Шатается еще шотландская карета. Сам он вошел туда, первым вышел, бодро, легко и подал руку королеве. И вообще он живой прекрасный, характер у него о-го-го, мы знаем, но это человек, который через все эти сколько 60 лет, 65 несет…

А. ДУРНОВО – 58 с момента вступления.

С. БУНТМАН – Был человек, который был столь же блестящим, может быть более блестящим, но это была короче история. Это принц Альберт.

К. СОКОЛОВА — Это не тот, который модник был страшный?

С. БУНТМАН – Нет это был принц Уэльский, будущий Эдуард VII, сын Виктории. А это муж Виктории. Это его отец. Принц Альберт был абсолютно блестящий человек, но он довольно рано умер. А здесь не было такого, что принца-консорта, чтобы так долго был на посту.

А. ДУРНОВО – Потому что Елизавета Первая была не замужем. …ее мужа, чтобы было с кем посоревноваться.

С. БУНТМАН – Ой, не знаю. Отцовские нравы, их могло быть просто, кому голову отрубят, кого еще что-нибудь.

И. ЗЕМЛЕР — Простите, пожалуйста, тут очень смешная sms: худа уж очень, в бане не попаришь, подпись: Кустодиев-младший.

С. БУНТМАН — Вот будете жениться, Кустодиев-младший, выбирайте кустодиевскую девушку себе.

К. СОКОЛОВА — Она от волнения похудеет перед свадьбой

С. БУНТМАН – Вот незадача будет.

А. ДУРНОВО – Ну что же, спасибо большое. Мы смотрели вместе с вами и комментировали для вас свадьбу герцога и герцогини Эдинбургских…

С. БУНТМАН — Кембриджских.

А. ДУРНОВО – Конечно, я уже…

И. ЗЕМЛЕР — Ты не накаркай только.

А. ДУРНОВО – Итак. Внимание, мы смотрели и комментировали для вас свадьбу принца Уильяма, ныне герцога Кембриджского и Кейт Миддлтон, ныне леди Кэтрин герцогиня Кембриджская. Теперь все правильно. Мы – это Инесса Землер, Алексей Дурново, Сергей Бунтман и Ксения Соколова, обозреватель журнала GQ.

Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

xlica 29 апреля 2011 | 16:57

Зачем пригласили такую пустую девушку Ксению, разговор перешел сразу на желизну.


purple_tentacle 29 апреля 2011 | 19:49

ДАДАДА! Она с тааакииим мааасковииим выговором начала, что даже я, коренной москвич, вздрогнул :)


29 апреля 2011 | 22:24

>Прямая трансляция свадьбы Кейт Миддлтон и Принца Уильяма

Неужели это правда кому-то интересно?


lw 29 апреля 2011 | 23:18

Самое страшное, что да.


savv 30 апреля 2011 | 09:20

после навязчивой рекламы этого действа три дня не включаю телевизор и думаю-мы уже подданные Её Величества?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире