'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 09 марта 2011, 16:35

И. ВОРОБЬЁВА — 16:35 в Москве. Последняя часть нашего «Дневного Разворота». По традиции в этой студии Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании «НЕОКОН». Михаил, здравствуйте.

М. ХАЗИН — Здравствуйте.



Т. ДЗЯДКО — Ой, я должен видеотрансляцию включить.

И. ВОРОБЬЁВА — Да. Я уже там поставила тебе камеры все. Поэтому включай видеотрансляцию. На сайте echo.msk.ru. Трансляция идёт у нас как всегда с нашей камеры Rutube’а и у нас идёт трансляция «Сетевизора». С 4 камер вы можете смотреть.

М. ХАЗИН — Что такое «Сетевизор»?

И. ВОРОБЬЁВА — «Сетевизор»… я вам сейчас покажу. Это очень круто. Нас видят 4 камеры одновременно. Вот, вас и нас, и всю студию.

М. ХАЗИН — А, это то, что делает этот самый… я понял.

И. ВОРОБЬЁВА — Вот, да. И, значит, можно смотреть не только на компьютер…

М. ХАЗИН — Это то самое Интернет-телевидение, о котором столько говорили большевики.

И. ВОРОБЬЁВА — Действительно.

Т. ДЗЯДКО — Мы в ногу со временем.

М. ХАЗИН — Я просто знаю человека, который это организовывает.

И. ВОРОБЬЁВА — Ну, мы тоже, судя по всему, знаем. В общем, всё это в хорошем качестве. Можете смотреть ещё даже со своих мобильных устройств. Если у вас устройства iphone, ipad или любое мобильное устройство с google android. Все рассказали. Ещё забыли +79859704545. Телефон для ваших СМС-сообщений.

Т. ДЗЯДКО — Да. А начать нам хотелось бы с новостей сегодняшнего дня. Сегодня стало известно, что «Газпром» подписал договор о покупке Ковыктинского месторождения. В рамках процедуры банкротства компании «РУСИА Петролеум». Подписал конкурсный управляющий «РУСИА Петролеум» Олег Сметанин договор с «Газпромом» о… договор о купле-продаже имущества. «Газпрому» крупно повезло?

М. ХАЗИН — Ну, это вопрос сложный, понимаете. То, что лицензия должна была достаться «Газпрому», в общем, насколько мне известно, обсуждалось уже много лет тому назад. Тема была такая… тема уже настолько избитая, что, в общем, даже разговаривать не о чем. Всё это всем было понятно. Ну а что, как бы… на самом деле, это совершенно естественная ситуация. Не секрет, что такого рода крупные сделки всегда решаются на достаточно высоком уровне в неформальной обстановке, после чего принимаются какие-то решения. Это было всегда во всех странах мира во все времена. И в этом смысле ничего удивительного нет.

Т. ДЗЯДКО — Но мы помним ещё одну куплю-продажу имущества, реализованную в рамках процедуры банкротства, когда была процедура банкротства компании «ЮКОС», как-то удачно банкротятся в нужный момент…

М. ХАЗИН — Понимаете, в чём дело? С Кавыктой ситуация была понятная, что те решения, которые были приняты ещё, там, не помню, в конце 80-х или начале 90-х…

Т. ДЗЯДКО — Угу.

М. ХАЗИН — Они все пошли на пересмотр. Потому что многие из них были приняты, мягко говоря, в непрозрачном виде, сильно невыгодном. Поэтому тут как раз ничего удивительного нет.

Т. ДЗЯДКО — Сильно невыгодном для государства?

М. ХАЗИН — Да. Сильно невыгодном для государства. Что касается конкретных деталей сделки, то тут я бы не стал ничего комментировать, потому что нужно очень тщательно разбираться. При условии, что мы понимаем, в чём разбираться. Потому что обычно такие сделки происходят в закрытом режиме. Мы мало что знаем про них. Да, потом иногда, конечно, всплывают разные документы, но, опять-таки, я не берусь, потому что могут быть самые разные договорённости, которые находятся за пределами вот этих документов. Я просто объясню. Дело в том, что в силу обстоятельств я в 90-ые годы знал некоторые обстоятельства по некоторым сделкам. Я могу сказать, что там закулисная составляющая, она была не в том смысле, что нелегальна, а в том, что она не входила в типовой перечень документов. Она была довольно значительная. И человек, который смотрел толком на официальные документы, у него возникали вопросы – а почему здесь 2 раза дороже, чем обычно, а здесь в 2 раза дешевле, чем обычно?

Т. ДЗЯДКО — Так надо.

М. ХАЗИН — Не просто «так надо». А то, что нужно понимать все обстоятельства дела. Если мы их не знаем, то делать далеко идущие выводы обычно преждевременно.

Т. ДЗЯДКО — Хорошо. Если продолжить разговор о месторождениях и недрах, что это за неожиданное предложение господина Сороса делить доходы, да, от нефти, которая добывается на территории государства. Мне кажется, что Коммунистическая Партия Российской Федерации должна рукоплескать и выйти на…

И. ВОРОБЬЁВА — Они были спонсорами.

Т. ДЗЯДКО — Выйти к памятнику Карлу Марксу с плакатом «Джордж, ты прав».

М. ХАЗИН — Вы знаете, это очень интересная вещь, потому что, вообще говоря, я не знаю, обращали ли вы внимание, что современные средства массовой информации, особенно те, которые претендуют на некоторую, ну, как бы респектабельность, они все работают, как по одну гребёнку. То есть некоторое мнение принимается, и они все говорят одно и то же с небольшими вариациями. Связано это с тем, что у нас глобализация. По этой причине элиты едины более или менее. Мы сейчас не будем говорить про отдельные страны, в которых имеются свои независимые позиции. Они могут быть даже более правильные, чем позиции элиты. Но, тем не менее, они всё-таки настолько маленькие, что большой роли не играют. И именно эту позицию, вот, как бы СМИ и отражают. Вот, например, там, было мнение, что в Ливии происходит такая же ситуация, как в Египте и в Тунисе. И вот эту позицию, там, мировые СМИ, начиная с CNN и кончая Аль-Джазирой, её и транслируют. Потом они постепенно, уже когда стало понятно, что в Ливии другая совершенно ситуация, они её стали адаптировать.

И. ВОРОБЬЁВА — Ну, вы не правы. Давайте так. Вы не правы, потому что после того, когда начались события в Ливии, СМИ, в том числе те, которые вы упомянули, сказали, что вот теперь началась Ливия, да, там… вот теперь…

М. ХАЗИН — Это было неправильно, потому что никакого народного выступления в Ливии нет. В Ливии идёт межплеменная схватка, там совершенно другие механизмы и другие действующие силы.

И. ВОРОБЬЁВА — Мы слышали и эту версию, и много других. Просто, ну, давайте не будем обвинять, да, там…

М. ХАЗИН — Нет, обвинять мы будем совершенно точно, потому что подстановочные кадры, там, просто сплошь и рядом. Это во-первых. А, во-вторых, я просто сам… я смотрю Euronews утром, вот, у меня есть период с 8 утра…

И. ВОРОБЬЁВА — Это вы сейчас смотрите?

М. ХАЗИН — До половины 9-го. Я смотрю… теперь они сделали вместо получасового блока 15-минутный. Поэтому я смотрю с 8 до 8:15 Euronews. Такая вот традиция. Я там смотрю. Мне рассказывают, что ливийские беженцы бегут из Ливии в Тунис. Проходит 2-3 дня, и они наконец говорят… а в Интернете написано, что это не ливийские беженцы, а это иностранные люди, которые работали в Ливии. И только через 2-3 дня мне сообщают уже в Euronews, что да, это больше египтяне и ещё остальные. И ещё раз говорю, не буду сейчас спорить.

И. ВОРОБЬЁВА — Нет, секундочку. Нет, подождите. Вы… давайте так. Не надо обвинять. Вы же не знаете, когда пришла новость, которую они дали в 8:15. Может быть, в 8:30 уже пришла другая новость. Они её дали тогда, когда вы уже не смотрели, Михаил.

М. ХАЗИН — Ну, я 3 дня смотрел.

И. ВОРОБЬЁВА — Хорошо, да.

М. ХАЗИН — За 3 дня можно было.

И. ВОРОБЬЁВА — Я поняла. Давайте, да, давайте про Сороса.

М. ХАЗИН — А Сорос – это инсайтер, это человек, который знает, как реально образуются какие-то вещи, вот, пока они реально образуются. И только потом они как-то выходят на широкую арену. Поэтому он иногда говорит вещи, которые, ну, как бы сильно опережают новостной ряд, и при этом они менее политкорректны, то есть они не адаптированы, вот, под эту типовую картину. И давайте смотреть, что понимает Сорос. Что кризис продолжается и что это его очень волнует. Он много раз говорил о том, что надо увеличивать спрос в западных странах. Действительно, поскольку основной механизм кризиса – это падение спроса, спрос нужно увеличивать, но он не растёт. А теперь вопрос: как можно поднять экономику западных стран? Если не получается увеличивать внутренний спрос, надо увеличивать спрос внешний. То есть, иными словами, нужно увеличивать экспорт из западных стран в другие страны. Ну, там, условно говоря, развивающиеся. Откуда у развивающихся стран источник денег? Источник денег понятный. Это доходы от продажи нефти. У нас есть колоссальное количество стран, ну, там, два десятка, которые сегодня концентрируют бешеные деньги, потому что они экспортируют всё более и более дорогущую нефть. Но эти деньги до потребителей этих стран не доходят. Поэтому…

И. ВОРОБЬЁВА — Какая неожиданность.

М. ХАЗИН — Поэтому позиция… кстати, для Ливии это не совсем так. В Ливии как раз доходит значительно больше, чем во многих других странах.

И. ВОРОБЬЁВА — Но всё-таки недостаточно для того, чтобы в стране не вспыхнули беспорядки, пусть и клановые.

М. ХАЗИН — Ну как, клановые? Они хотят делить нефть. Они хотят делить доходы от продажи нефти, лидеры кланов.

И. ВОРОБЬЁВА — Слушайте, Михаил, вы хотите сказать, что там люди так хорошо живут, а нефть…

М. ХАЗИН — Они там хорошо живут.

И. ВОРОБЬЁВА — Да что вы.

М. ХАЗИН — По африканским мерам они живут совершенно уникально.

И. ВОРОБЬЁВА — В Ливии?

М. ХАЗИН — В Ливии, да.

И. ВОРОБЬЁВА — Замечательно.

М. ХАЗИН — Так вот, там очень маленькое население. Там доход на одного человека много выше, чем в других местах. Это как Норвегия. Дело не в том, что они получают абсолютно больше всех. Дело в том, что они на одного человека очень много получают.

И. ВОРОБЬЁВА — Давайте про Сороса.

М. ХАЗИН — Так вот, Сорос на самом деле говорит следующее. Что, ребята, мы должны своими деньгами поделиться с нашим народом, чтобы они покупали наши товары. И тем самым за счёт увеличения спроса на наши товары мы перейдём от спада к росту. Вот это логика, о которой говорит Сорос.

И. ВОРОБЬЁВА — Ну, так в чём она… она прекрасна, мне кажется.

М. ХАЗИН — Нет, она прекрасна… это не коммунистическая логика. Это логика такая, что вы должны те деньги, которые вы получили, через ваших потребителей отдать нам обратно, чтоб у нас начался экономический рост. А на самом деле это показывает, что внутренние ресурсы роста западной экономики, американской, европейской, японской и так далее, они уже исчерпаны. Их уже не хватает. Нужны дополнительные источники. На самом деле и дополнительных источников не хватит. Но, вот, слова Сороса показывают, что, во-первых, он себе в этом отчёт отдаёт, а, во-вторых, что он пытается эту мысль транслировать. И, кстати, заодно он объясняет, что будут требовать те же Соединённые Штаты Америки от новых режимов в этих странах. Ребята, дайте людям деньги, чтобы они могли покупать наши товары.

И. ВОРОБЬЁВА — Михаил Хазин у нас в эфире.

Т. ДЗЯДКО — Услышат Сороса?

М. ХАЗИН — Посмотрим. Будет очень интересно.

И. ВОРОБЬЁВА — Действительно, посмотрим. +79859740545. Есть у вас ещё немножко времени…

М. ХАЗИН — Ну, это намёк…

И. ВОРОБЬЁВА – Подождите секундочку, Михаил, извините, пожалуйста… чтобы прислать ваши СМС-сообщения, вопросы для Михаила Хазина. Давайте, заканчиваем с Соросом. У нас есть ещё вопрос.

М. ХАЗИН — Это намёк. Вот, смотрите, намёки они постоянно делают разные. Вот, они делали Владимиру Владимировичу Путину намёк.

И. ВОРОБЬЁВА — Это какой же?

М. ХАЗИН — Ну как, смотрите, они ему сказали – вот, смотрите, Владимир Владимирович, вот, Михаил Сергеевич Горбачёв, он нам помог, он развалил СССР. За это мы его хвалим и даже королева придёт к нему на празднование дня рождения. И обратите внимание, Владимир Владимирович, он всё это сделал абсолютно бескорыстно. Ему даже пришлось потом пиццу рекламировать. Так вот, если вы будете себя вести, как Михаил Сергеевич Горбачёв, то мы вам предложим должность президента Международного олимпийского комитета.

Т. ДЗЯДКО — И пиццу.

М. ХАЗИН — Ну, соответственно.

И. ВОРОБЬЁВА — Нет, нет, тут уже надо побольше.

М. ХАЗИН — Пицца уже будет не нужна. Потому что всё-таки президент МОК – ему уже пицца не нужна. Ну, не знаю, может, он Ламборджини будет рекламировать, я не знаю.

Т. ДЗЯДКО — Спрашивает депутат законодательного собрания.

М. ХАЗИН — Владимир Владимирович отказался, кстати.

Т. ДЗЯДКО — От пиццы?

М. ХАЗИН — Нет, от МОКа.

Т. ДЗЯДКО — А, от МОКа. Пишет следующее: «В Ханты-Мансийском автономном округе, в регионе, кормящем всю Россию, царят панические настроения. Все от градоначальника до дворника повторяют слухи о том, что нефть заканчивается. Самотлор практически полностью высосан. Как вы думаете, известие о том, что нефть заканчивается, скрывается Путиным или наоборот, эти катастрофические для России факты скрываются от Путина?».

М. ХАЗИН — Ну, вообще говоря…

Т. ДЗЯДКО — Нефть заканчивается в России?

М. ХАЗИН — В Самотлоре, как известно, при том варианте механизма добычи, который был, довольно много ещё нефти осталось. Другое дело, что достаточно дорого стоит её оттуда извлечь. Да, действительно, добыча будет падать. Да, действительно, что-то с этим нужно делать. Ну, собственно, Кавыкты – это же газовое месторождение. Но всё равно, движение в сторону Восточной Сибири – это связано с тем, что месторождения Западной Сибири постепенно исчерпываются. Это известно. Другое дело, что не исключено, что будут какие-то новые месторождения. Это вопрос сложный, потому что на самом деле я не исключаю, что по итогам развития кризиса просто спрос на нефть довольно существенно упадёт.

Т. ДЗЯДКО — Угу. А под воздействием событий весны на Северной Африки и на Ближнем Востоке?

М. ХАЗИН — А сколько они могут длиться? Ну, полгода, ну, год. Дальше-то никуда не денутся. Кто бы там ни пришёл к власти более-менее всерьёз и надежно, он будет продавать.

Т. ДЗЯДКО — Ну, да.

И. ВОРОБЬЁВА — Так. Другой вопрос. Смотрите, сейчас в Москве находится вице-президент Соединённых Штатов Джозеф Байден, как вы знаете.

М. ХАЗИН — Да. И. ВОРОБЬЁВА — Вы, наверное, знаете об этом, да?

М. ХАЗИН — Да.

И. ВОРОБЬЁВА — И одной из тем, которые будут сегодня обсуждаться с Дмитрием Медведевым, насколько мы понимаем со слов госпожи Тимаковой, будет вступление России в ВТО. И, смотрите, сегодня Шувалов, например, говорит, что Россия планирует с помощью Соединённых Штатов вступить в ВТО уже в этом году. Вопрос о том, нужно нам это или не нужно, мы задаём уже 1000 раз, 2000 раз, не буду спрашивать об этом. А что, нам действительно Соединённые Штаты помогают?

М. ХАЗИН — Ну откуда ж я знаю? Я думаю, что в сегодняшней ситуации без них ничего нельзя будет сделать, потому что они должны сломить сопротивление Грузии. Как известно, последние требования Грузии, чтобы они контролировали таможенную границу Абхазии и Южной Осетии. Понятно, что абхазы на это никогда не пойдут, как, впрочем, и Южная Осетия. По этой причине что тут можно сделать? Это единственный способ просить американцев надавить. Но давайте уж будем смотреть, мы уже много раз обсуждали.

Т. ДЗЯДКО — А что, Россия со стороны не может надавить на Абхазию и Южную Осетию, чтобы это произошло?

М. ХАЗИН — Понимаете…

Т. ДЗЯДКО — Я, конечно, понимаю, что я забыл, что это независимые государства, но так или иначе.

М. ХАЗИН — Именно потому что они независимые, возможности России по части давления на Абхазию и Южную Осетию ограничены.

И. ВОРОБЬЁВА — Да что вы?

М. ХАЗИН — Да.

И. ВОРОБЬЁВА — Очень сильно ограничены?

М. ХАЗИН — Очень сильно ограничены. Во всяком случае, история… мы же не хотели их признавать.

Т. ДЗЯДКО — Да… преступный режим Саакашвили, кровавого тирана.

М. ХАЗИН — Ну, в некотором смысле, да. Ну, на самом деле, понимаете, называть преступным и кровавым можно любое государственный режим, вообще, любое государство – оно в тех или иных вариантах проявляет жестокость и ещё чего-то. И, собственно, государство – это инструмент подавления. Поэтому я бы не стал употреблять эпитеты, вот. То, что господин Саакашвили живёт на чужие деньги, это, в общем, понятно. Грузия вообще не самодостаточная страна в экономическом плане. Ну, как бы… ну живёт. Куда ему деваться? Мы же ему не даёт денег. Значит, он должен у кого-то ещё взять денег.

И. ВОРОБЬЁВА — Смотрите, из Тамбова спрашивают, удастся ли нашим властям держать экономику страны в более-менее равновесном состоянии до выборов 2012 года?

М. ХАЗИН — До выборов скорее всего получится. Хотя, в общем, сегодня уже такой уверенности нет. Всяко может быть. Если у нас будет в этом году плохой урожай, будут большие проблемы. Ещё там есть целая куча разных мелких вещей. Но я не очень понимаю, зачем нужно было устраивать реформу МВД в такой критический момент. Потому что реакция очень простая. А вы себе представляете, что такое вывести за штат министерства?

Т. ДЗЯДКО — Я думаю, что это серьёзно…

М. ХАЗИН — Я объясню. Дело в том, что зарплата у работника МВД – она состоит из маленького оклада и большого количества надбавок.

И. ВОРОБЬЁВА — Надбавок.

М. ХАЗИН — Которые существуют.

И. ВОРОБЬЁВА — Ну, да. И у солдат, да.

М. ХАЗИН — Когда их выводят за штат, им надбавки не платят, а платят только голый оклад. Полковник сегодня получает, вот, выведенный за штат, около 10 тысяч рублей. Лейтенант, там, старший лейтенант – соответственно. Формально реформа должна длиться до июня месяца.

И. ВОРОБЬЁВА — Ну, послушайте, мы же с вами понимаем, что полковник, да, вы сказали.

М. ХАЗИН — Да.

И. ВОРОБЬЁВА — Пройдет… они же проходят переаттестацию, полковники?

М. ХАЗИН — Да. До мая месяца… 3 месяца…

И. ВОРОБЬЁВА — Согласитесь, что он пройдёт переаттестацию раньше, чем получит этот голый оклад.

М. ХАЗИН — 10 тысяч. Я думаю, что переаттестация будет идти достаточно медленно. Значит, 3 месяца он должен будет получать 10 тысяч рублей. Это мало.

И. ВОРОБЬЁВА — А, вот, сегодня было сообщение, что, наоборот, сотрудники полиции, выведенные за штат, перестали брать взятки.

М. ХАЗИН — Ещё одна проблема. Они же проходят переаттестацию, там, детектор лжи и прочее. Детектор лжи иногда показывает, что многие из них не совсем честные. Их сразу выгоняют. А если их сразу выгоняют, то образуются вакансии, на которые никто не хочет идти. Потому что, вообще, работа-то собачья.

И. ВОРОБЬЁВА — Нет, ну подождите. Давайте так. А что, почему… вакансия хорошая освобождается. Это же не нынешняя милиция, а уже, вот, новая полиция.

Т. ДЗЯДКО — Новая полиция, да. Совсем другое дело.

И. ВОРОБЬЁВА — Новая полиция, которая с совсем другими людьми. Опять же, вы сегодня говорите, вот…

М. ХАЗИН — Где вы таких людей возьмёте?

И. ВОРОБЬЁВА — Это те, которые придут на смену выгнанным.

М. ХАЗИН — Откуда они возьмутся? С неба, что ли, упадут?

И. ВОРОБЬЁВА — Да нет, ну, что вы.

М. ХАЗИН — Откуда они возьмутся? Вот, вы пойдёте?

И. ВОРОБЬЁВА — Новая полиция… нет, я как-то не пойду.

М. ХАЗИН — А вы пойдёте?

Т. ДЗЯДКО — Да.

И. ВОРОБЬЁВА — Нет, я не пойду.

М. ХАЗИН — Вы пойдёте?

И. ВОРОБЬЁВА — Тихон давно хочет, на самом деле. Он давно хочет пойти в полицию, да.

Т. ДЗЯДКО — Я в милицию не хотел, а в полицию сразу. Если мне ещё дадут этот самый, как называется, жетон.

М. ХАЗИН — Да, там будет написано имя, да.

Т. ДЗЯДКО — Имя, фамилия. Без ошибок. Никто не будет мою фамилию путать.

И. ВОРОБЬЁВА — Я не понимаю, а что вам не нравится, в конце концов. Ну какая разница? Ну затеяли бы они такую же реформу, только после выборов.

М. ХАЗИН — Потому что, соответственно, у нас и без того достаточно проблем, чтобы ещё заниматься потрясением… ну, вот, понимаете, это примерно то же самое…

Т. ДЗЯДКО — А они не понимают, что ли?

М. ХАЗИН — А я не верю, что они это понимают.

И. ВОРОБЬЁВА — Ну, хорошо, а с чего тогда начинать надо? Вот, вы говорите, что у нас много других проблем. Вот, у нас осталась минута время до конца эфира. С чего начинать надо, раз не с полиции?

М. ХАЗИН — Хе-хе.

И. ВОРОБЬЁВА — С какого края-то подходить?

М. ХАЗИН — Давайте начнём с экономики.

И. ВОРОБЬЁВА — Ну, с экономики. Михаил, экономика – это, вот, такое вот огромное понятие.

М. ХАЗИН — Нет, давайте разберёмся. Давайте сначала напишем, в каком… к черту подробности. В каком веке живём. Давайте мы реально напишем, что у нас с экономикой. Давайте мы не будем говорить, что у нас инфляция 8%, давайте мы не будем говорить, что у нас бешеный экономический рост, давайте мы скажем, как у нас есть на самом деле. А потом обсудить, что с этим делать. Вместо этого нам вешают лапшу на уши. Причём, ладно бы они нам вешали. Они себе вешают. Они же искренне как бы… понимаете, если очень долго говорить «халва», то в конце концов…

И. ВОРОБЬЁВА — Станет сладко.

М. ХАЗИН — Да.

Т. ДЗЯДКО — Впрочем, я слышал, что сколько ни говори «халва», слаще она не станет, но это разные интерпретации. О-кей.

М. ХАЗИН — Да.

Т. ДЗЯДКО — Благодарим вас. Михаил Хазин, президент консалтинговой компании «НЕОКОН» был в «Дневном Развороте». И мы с Ириной Воробьёвой… Ирина Воробьёва и Тихон Дзядко с вами прощаемся и напоминаем номер нашего слушателя: 89655295189. Акция «Позвони матерщиннику» продолжается. Счастливо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире