'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: В Москве 15:35, это дневной «Разворот» на «Эхе Москвы», Алексей Осин и Ольга Журавлева его ведут. И у нас следующая тема, причем очень интересная. Судебные иски в защиту чести и достоинства народов. За и против. Ну, это очень общая позиция (есть информационный повод). У нас в студии Владимир Зорин, заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН. Добрый день.

В.ЗОРИН: Добрый день. Здравствуйте.



О.ЖУРАВЛЕВА: Александр Шутов, адвокат. Здравствуйте.

А.ШУТОВ: Добрый день.

О.ЖУРАВЛЕВА: И, вот, собственно, эти люди, можно сказать, попали под лошадь, попали под суд народов, потому что… Ну, расскажите эту историю сами, в чем вас обвиняют?

В.ЗОРИН: Ну, история – она очень простая. Во-первых, первый раз мы столкнулись, что целый научно-исследовательский институт обвинили в разжигании межнациональной розни, и повод для нас очень неожиданный. Повод – это передача на «Радио России», ВГТРК, проект, который называется «Русский XXI века». Ну, сейчас много говорят о русском народе, об его этнокультурном развитии, о роли и статусе. И вот такая дискуссия идет, очень интересная, она достаточно острая. Потому что тема достаточно непростая. Ну и некий гражданин Марценюк подает в суд на Институт за то, что он пропагандирует тему русского народа, тем самым разжигает межнациональную рознь.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тем самым унижает другие народы.

В.ЗОРИН: Ну, конечно, да.

А.ОСИН: Конкретно что было сказано?

В.ЗОРИН: Ну, вот, я не знаю, ознакомился. Во-первых, институт никаких оценок никому не давал и выступал здесь в роли эксперта. И я не знаю, представлены ли доказательства.

А.ОСИН: Александр Шутов – у него там и обширные записи, он сейчас нам расскажет, что же вы такого сказали-то.

А.ШУТОВ: Вы знаете, основные тезисы этого сумбурного искового заявления состоят, в общем-то, в следующем – что в том проекте, который поддерживает институт, положительно характеризуются русские как представители великого языка и великой культуры, толерантны к представителям других национальностей, обладающие широкой и открытой душой, любящие природу. Далее автор в противопоставление заявляет: «А как же наличие русских скинхедов? Как пирушки на природе с горами мусора и непогашенными кострами?» Он сравнивает идеологию проекта с идеологией фашистской Германией: «Германия превыше всего». И полагает, что в силу закрепленного в Конституции принципа равноправии народов России, нельзя обособлять один народ от другого и подчеркивать превосходство одного народа над другим.

А.ОСИН: А в чем превосходство? Вы же не говорили, что русские лучше?

А.ШУТОВ: Совершенно верно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но они добросердечные в отличие от всех остальных.

В.ЗОРИН: Нет, а кто подчеркивает? Это же не специалисты института.

А.ШУТОВ: Совершенно верно.

В.ЗОРИН: Нет, это люди, которые звонят.

А.ШУТОВ: Это слушатели, которые звонят на радиостанцию в прямой эфир. Они говорят о тех или иных качествах, в частности, русского народа, и при этом не противопоставляя его другим национальностям, безусловно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но человек все равно счет себя оскорбленным как представитель другого этноса, я правильно понимаю?

А.ШУТОВ: Совершенно верно. Он ссылается, кстати говоря (для вас тоже, наверное, интересно), на статью 4-ю закона о СМИ, которая запрещает использование СМИ для распространения экстремистских материалов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так. Ну вот здесь меня интересует вообще, в чем суть проблемы? Этот иск законен и суд его должен принять, я правильно понимаю?

В.ЗОРИН: Любой иск, наверное, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Или должна быть какая-то предварительная экспертиза? Там, посмотрит эксперт, скажет «Боже мой, какая чушь. Унесите эту гадость и не будем судиться».

А.ШУТОВ: Ну, здесь я должен сказать, что при наличии определенных формальных предпосылок суд обязан принять любой иск. Собственно говоря, само существование подобного рода иска, конечно, тоже является таким отражением несовершенства нашей судебной системы и нашего гражданского процессуального законодательства, которое позволяет подобного рода иски… Вы, может быть, представляете себе, да?

А.ОСИН: Да-да-да, каллиграфический почерк. Нам такие письма периодически на радио приходят.

А.ШУТОВ: Да. Вообще принимать к рассмотрению. Здесь, кстати говоря, немножечко лягнули и вашу радиостанцию.

А.ОСИН: Да что вы?

А.ШУТОВ: Да. Он пишет: «Это тем более непозволительно для всероссийского радио, каким является радио Москвы. Ведь, это же не «Эхо Москвы», и даже не «Русское радио». (смеется)

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, да. Это приятно. Спасибо. Очень хорошо.

В.ЗОРИН: Но вы знаете, я что здесь хотел сказать?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, это Владимир Зорин.

В.ЗОРИН: Да. Но, вообще-то, здесь есть и позитивный момент. Это лучше, чем избивать ученых в подъездах домов, да? Это, наверное, через суд разобраться. Тоже, может быть, это явление времени. Но, действительно, я согласен, что здесь…

О.ЖУРАВЛЕВА: Но это не напоминает вот ту самую пресловутую политкорректность, доведенную до идиотизма, над которой все так радостно смеялись, что вот это, значит, афроамериканец, а не кто-нибудь там, потому что он не любит, когда его называют негром? У нас уже есть такое понятие «афророссиянин».

А.ОСИН: Да ладно «негром» — «чернокожим».

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. У нас есть понятие «афророссиянин», такое, может быть, юмористическое. Ну а как? Уже мы тоже как-то идем в ногу со временем.

В.ЗОРИН: Но подождите. Вот сейчас мы подсчитаем по переписи все результаты, и мы там узнаем столько интересных названий и самоназваний, так что еще сюрпризы будут. Ну, небольшие, конечно, но сюрпризы ожидаются. Вот.

О.ЖУРАВЛЕВА: «К какому этносу принадлежит истец?» — интересуется Сергей из Кронштадта. Вот и разожгли: к какому этносу принадлежит истец, вы знаете?

В.ЗОРИН: Нет, я просто могу одно сказать, что согласно той же статье Конституции мы не имеем права ни задавать этот вопрос, ни интересоваться. Понимаете, в чем дело? И, вот, кстати, если вы помните, в Мосгордуме лежал закон, проект закона о том, чтобы в СМИ запрещать указание национальности…

О.ЖУРАВЛЕВА: Национальности преступника.

В.ЗОРИН: Да, преступника и так далее. Вот как раз этот закон не прошел. И я думаю, что он и не пройдет – это очень тема такая, неоднозначная и сложная.

А.ОСИН: Группа блондинов с голубыми глазами. (все смеются)

В.ЗОРИН: Да. Но у нас запрещает закон задавать такие вопросы. Так что я…

О.ЖУРАВЛЕВА: В чем дело? В несовершенстве закона? Или просто в том, что, ну, разные есть люди, они трактуют обиду или оскорбления, может быть, слишком хорошо? «Вот, слишком хорошие слова о русских, — пишет наш слушатель, — оскорбляют нерусских». Ну, в общем-то, это, конечно, какая-то странность.

В.ЗОРИН: Кстати, в этой передаче я один раз участвовал на ней как эксперт, там звучали и другие характеристики русского народа. Вот, не те, что выбрал автор этого заявления, а и прямо противоположные, отрицательные характеристики звучали. Ну, вот, автор сконцентрировался на этих характеристиках и почему-то они его задели.

Но я просто хотел напомнить для сведения, что наш институт за последний год выпустил 55 научных работ, только фундаментальных, где рассказывается об истории, о культуре, ну, на сегодняшний день около 60 народов уже, населяющих нашу страну. Здесь на «Эхе Москвы» передача была, где рассказывалось о всех народах, «Мы» она называлась, если помните, да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, конечно.

В.ЗОРИН: Да. И мы здесь в этой студии рассказывали о многих народах, населяющих нашу страну. Я думаю, наоборот, это хорошо.

А.ОСИН: Хорошо. А извините, такой вопрос задам. Может, вообще неуместно эту тему поднимать? Вот, мы живем в России, мы все – россияне, как в Америке все американцы. Какого цвета кожи, какой этнос, не имеет значения.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, есть гражданство, а этнос – это твое личное дело.

А.ОСИН: Нет, а, понимаешь, если педалировать эту тему и рассказывать, какие чуваши хорошие, татары, я не знаю там, украинцы и так далее, то у кого-то может вызвать, действительно, какие-то неприятные ассоциации.

О.ЖУРАВЛЕВА: Комплекс неполноценности.

А.ОСИН: Может, вообще эту тему закрыть для себя? Не по закону, а просто, вот, закрыть: «Мы об этом не рассуждаем»?

В.ЗОРИН: Ну, я думаю, что это категорически неправильно, потому что мы тогда не будем знать, где мы живем и с кем мы рядом живем. Ведь, Россия образовалась тысячу лет назад как многонациональное государство. Если мы возьмем даже «Повесть временных лет», там упоминается 15 языков, 21 народ. А сегодня у нас по переписи 2002 года 182 народа и 247 языков. Ну, мы же должны знать, кто с нами живет, какова культура этих народов. Она не всегда совпадает. И вот это многообразие культур – оно только обогащает нашу общероссийскую идентичность и гражданственность. Я думаю, что это очень интересно для многих.

А.ОСИН: Давайте вспомним ту ситуацию, когда для многих народов даже придумывали письменность – такое, ведь, было?

О.ЖУРАВЛЕВА: Цыгане, например, у нас в 30-е годы вдруг обрели какую-то новую культуру, вот, стали продвигать народ, делать его другим.

А.ОСИН: То есть вы считаете, что в пределах России должна быть самоидентификация каждого народа, который в ней живет, и подчеркиваться их корни, традиции, культура и так далее?

В.ЗОРИН: Да. И в то же время, как, кстати, об этом говорилось 11 февраля на президиуме Госсовета, и в то же время состоит задача, чтобы мы могли ощущать себя гражданами одной страны, а в науке это называется «Общероссийская и гражданская идентичность».

Вообще, есть такое выражение (наш директор института любит его употреблять), что Россия – это нация наций. Вот это большое такое гражданское сообщество людей, которые объединены общей историей, общими идеалами, общими ценностями. И это, действительно, так.

А.ОСИН: Но тут очень тонкий момент, и мы с этим моментом сталкиваемся. Я, например, когда разговариваю с людьми из Украины. Они, вот, считают, что те даже выходцы из этой страны, ну, по крайней мере, из тех городов и земель, которые сейчас принадлежат Украине, они, вроде как, и не украинские. Ну, там, можно, там, Катаева, Бабеля, Зощенко и так далее, многих очень людей вспомнить.

В.ЗОРИН: Гоголя.

А.ОСИН: Да, Гоголь, в конце концов. Вот, они как-то их как-то отодвигают в сторону, да? Потому что они – носители русского языка. И получается, что если какой-то народ помимо своей культуры, он еще и является, ну, естественно, поскольку живет в России, носителем русского языка и культура у него тоже отчасти и русская, то получается, что он растворяется. И, вот, может, в этом еще обида?

В.ЗОРИН: Нет-нет-нет, он не растворяется, а, наоборот, дверь в мировую культуру лежит через русский язык, либо через английский, либо через китайский.

А.ОСИН: А вот это не обидно?

В.ЗОРИН: А почему обидно?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, это, все-таки, ущербность. Я прошу прощения, я видела однажды прекрасный совершенно плакат на одной литературной выставке много лет назад. Там было написано: «Все великие французские писатели, на самом деле, были бельгийцами». Тот же самый комплекс. Ну, действительно, ну, франкофонное сообщество считает их французами, но они по происхождению бельгийцы.

В.ЗОРИН: Ну, я вам приведу такой пример просто. В мире на сегодняшний день насчитывается 7 тысяч языков, из них половина бесписьменная. Как можно сделать достоянием мировой культуры их эпос, историю и культуру без выхода на какие-то крупные языки? И я думаю, что определенная часть этих народов – она через русский язык, через русскую культуру выходит на мировой уровень. И, вот, я сейчас называл цифру, что у нас 239 языков, наречий и диалектов, и из них тоже не все имеют всю инфраструктуру языка, культуру. 44 языка народов РФ являются достоянием мировой культуры именно через русский язык.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот! Вот в этом месте, пожалуйста, смска от Флюры из Казани: «Очень даже правильно. Действительно, вы пиарите только русских, возвышаете русских, провоцируете русских к самовосхвалению. А попробуй я показать на леность, пьянство великого русского народа – нельзя, проект откровенно экстремистский. Я слушала».

В.ЗОРИН: Хорошо. Отвечаю. Ну, я абсолютно согласен, что можно говорить о лености, о пьяности определенной части народа. Но на весь народ вешать какие-то ярлыки…

О.ЖУРАВЛЕВА: А на весь народ можно сказать, что он гостеприимен, добр и щедр. Ну, согласитесь?

В.ЗОРИН: Хорошо. А трудолюбивый татарский народ, а гостеприимный татарский народ? Это наша нормальная лексика, мы всегда говорим об этом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Совершенно верно. Мы никогда…

А.ОСИН: Ну, вот, нас, имперцев это не обижает. Мы же имперцы, по сути, получаемся.

В.ЗОРИН: Ну, почему имперцы? (смеется)

А.ОСИН: Ну, мы же империя. А чего? Так и есть.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, так вышло. Потому что Казань брал, Астрахань брал. И они это помнят. И мы можем вспоминать Ивана Грозного там разными словами…

В.ЗОРИН: Ну и Москву брали.

О.ЖУРАВЛЕВА: Совершенно верно.

В.ЗОРИН: И Москву брали, и Рязань брали, и Киев брали, и так далее. Конечно, в истории надо искать именно то, что нас объединяет. А объективно говоря (это я отвечаю уже Флюре), объективно говоря, мы вот это евразийское пространство, где мы живем, в самые разные государственные образования от тюркского каганата, кончая Российской империей и новыми независимыми государствами, Советским Союзом, мы в этом едином пространстве все время вместе в самых разных формах объединения. И это, наверное, нормально. И наше богатство состоит в объединении культур, в объединении языков. Не в смысле их слияния, а их богатства.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я прошу прощения. Вы – ученый человек, занимаетесь вот этим всем, там, в кабинетах и в своем замечательном институте. Объясните мне, пожалуйста, нельзя ли в таком случае идти на хитрость? Ну, было имперское прошлое, есть обиды и против, скажем… Как это? Градообразующие, государствообразующие нации. Есть. Вот, вы видите то, что приходит на SMS, это совершенно очевидно.

В.ЗОРИН: Ну, хорошо, что человек об этом говорит, хорошо, что он вступает в дискуссию, высказывает…

О.ЖУРАВЛЕВА: А если он подает в суд, это тоже хорошо?

А.ОСИН: Это тоже дискуссия.

В.ЗОРИН: А я выше сказал, что тоже нормально.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Хорошо.

А.ОСИН: Он же не с камнем идет голову проламывать.

В.ЗОРИН: Да, да-да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Совершенно верно.

В.ЗОРИН: Но я хочу сказать, что если я ее не убедил, значит, я готов продолжить с ней этот разговор. И если, допустим, в чем-то она права и мы с ней найдем общий язык, то институт обязательно…

О.ЖУРАВЛЕВА: Я прошу прощения. У меня просто возникло ощущение, что ученые, может быть, юристы, может быть, кто-то еще, может придумать такое… Ну, не равное положение получается народов, да? Ну, не равное в этой прекрасной многонациональной…

В.ЗОРИН: Ученые ничего придумать не могут.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я имею в виду другое. Нельзя ли сделать некий допуск?

В.ЗОРИН: Что?

О.ЖУРАВЛЕВА: Что, вот, русские про себя, там, тихонечко молчат в тряпочку, или когда мы говорим, там, гостеприимный как и любой другой, там, славянский народ, или еще как-нибудь. Что? Нужно хитрости какие-то делать? Или, действительно, установить такую политкорректность, которая доведет все это до полного маразма?

В.ЗОРИН: А зачем? Ну, давайте запретим употребление…

О.ЖУРАВЛЕВА: А затем, что людей это, действительно, оскорбляет.

А.ОСИН: И не будем вылезать из судов.

В.ЗОРИН: (смеется) Да. Не будем вылезать из судов.

А.ОСИН: Я просто так: формула как на пачке сигарет должна быть. Значит, русский народ добр, гостеприимен, обязательно надо добавить: «Как и все остальные народы, населяющие нашу страну».

В.ЗОРИН: Абсолютно! Абсолютно согласен.

А.ОСИН: А тогда вопрос: а зачем тогда это говорить? Если все народы добрые, справедливые, трудолюбивые и так далее?

О.ЖУРАВЛЕВА: Александр из Москвы пишет: «Назовите любой народ, и я найду о нем хорошие слова».

В.ЗОРИН: Великолепно. Молодец, Александр, спасибо ему.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я тоже считаю, гостеприимный новозеландский народ и добросердечные маори. А почему нет?

В.ЗОРИН: Ну, вы знаете, не совсем так.

А.ОСИН: Если не скушают, то…

О.ЖУРАВЛЕВА: Да почему? Не нагнетай.

А.ОСИН: Шучу.

В.ЗОРИН: Вот, если взять ту же татарскую культуру, то практически татарская кухня – это самая толерантная кухня и приемлется вообще всеми народами. Она не очень острая и не очень пресная.

А.ОСИН: А я давно говорю, что шашлык – это русское национальное блюдо. (все смеются)

О.ЖУРАВЛЕВА: А тюркский язык – основа русского языка.

А.ОСИН: А кто у нас не умеет шашлык готовить?

В.ЗОРИН: Ну, а как же? Идет обмен. Идет обмен вот на этом большом пространстве. И я думаю, это хорошо.

А.ОСИН: Нет, я просто понимаю, что я сейчас выйду за границы в этом смысле, этнические границы России, но я повторюсь, что я очень часто с украинцами спорю. Я им говорю, что мы – один народ, а они начинают обижаться.

О.ЖУРАВЛЕВА: Правильно. Потому что ты подгребаешь под себя, имперец.

А.ОСИН: Да никого я не подгребаю – пожалуйста, живите как хотите, пусть у вас столица будет там, свой госбанк, Чемпионат по футболу и так далее. Но вы не сможете отделить, границу поставить там, где ее нет, где у нас вот так плавно располагается население, скажем, от Киева до Москвы – там не сразу заканчивается Россия, начинается Украина. А куда вы денете Одессу? Куда вы денете Крым? Понимаешь, в чем дело? А они обижаются. Они говорят, что вы нас, действительно, хотите к себе…

В.ЗОРИН: Ну, вопрос, действительно, очень деликатный и очень тонкий. Я, например, считаю, что, конечно, педалировать тему особенностей, особенно сравнительные характеристики народов вообще недопустимо. Но и наука этим не занимается. Вот, когда говорят, что институт и так далее. Во-первых, это передача при участии института, где он дает экспертные оценки и так далее. Ни в одной научно-исследовательской работе ни одного серьезного института, в том числе такого как этнологии и антропологии, вы не найдете таких характеристик, что этот народ, там…

О.ЖУРАВЛЕВА: Добросердечный.

В.ЗОРИН: Не-не-не: жуликоватый, этот народ добросердечный и так далее. Найдите хоть одно научное исследование, где… Значит, в рамках нашего института это есть.

О.ЖУРАВЛЕВА: (НЕРАЗБОРЧИВО).

А.ОСИН: Ты про Волгоград?

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет.

А.ОСИН: «В паспорте пятой графы нет, а национальность каждый знает. Откуда? Сергей из Волгограда». А, вот, Сергей, как, кем кто себя считает, тем он и есть.

В.ЗОРИН: Да. 26-я статья Конституции.

А.ОСИН: Мне очень понравилось, в свое время Валентин Гафт, когда его спросили, ну, на эти темы, он сказал: «Я – русский актер». Ну, все удивились. Понятно, что он – человек еврейской национальности. А он сказал, что «я всю жизнь в русской культуре, я говорю по-русски, я играю по-русски, вот, я – русский актер», при этом оставаясь, кстати говоря, евреем. Вот ситуация, понимаете?

В.ЗОРИН: Вообще, национальность, самочувствие – это культурное понятие, все-таки, в основном. И это самочувствие каждого человека, что и определено 26-й статьей Конституции. Вот, мы проводили перепись, мы учитывали не народы, а ответы на вопросы о вашей принадлежности к каким-то национальностям.

А.ОСИН: А, ты имеешь в виду про передачу вопрос?

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, мне понравилась формулировка, которую прислал наш слушатель: «Гостеприимный русский народ, суровый татарский, интересный якутский» и так далее. (смеется) Перечисление просто…

А.ОСИН: А, вот, Михаэл точное замечание, кстати: «А будет ли передача «Мы – татары»?»

В.ЗОРИН: Была! Ну, была! Здесь же, на этом же «Эхе Москвы», на этом же «Радио России».

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, передача была просто «Мы».

В.ЗОРИН: Не-не-не.

О.ЖУРАВЛЕВА: Там не было сказано «Мы – русские». Я просто, чтобы все вспомнили.

В.ЗОРИН: Нет, и здесь нет передачи «Мы – русские». Эта передача называется «Русские XXI века». Да, русский народ в XXI веке.

А.ОСИН: Ну хорошо, я переиначу вопрос Михаэла: а будет «Татары XXI века»?

В.ЗОРИН: Ну, давайте на 182 народа, давайте обратимся к…

А.ОСИН: А времени много в эфире.

О.ЖУРАВЛЕВА: А почему тогда русский нужен, а татарский или якутский, интересно, не нужен?

В.ЗОРИН: Ну, потому что были и о татарском, и о якутском, и о коренных малочисленных народах. Все передачи были, но никто почему-то их не заметил, а вот на эту передачу здесь обратили внимание.

О.ЖУРАВЛЕВА: Если можно, несколько слов к адвокату. Вот, как вы собираетесь строить, какая у вас будет стратегия защиты? Вот, было ли оскорбление или не было, или в чем там? Вот, как это можно сделать?

А.ШУТОВ: Ну, на мой взгляд, безусловно, никакой экстремистской деятельности на ВГТРК ни журналистами, ни приглашенными экспертами не ведется.

О.ЖУРАВЛЕВА: А слушателями?

А.ШУТОВ: Слушатели тем более, постольку поскольку у нас существуют такие моменты о том, что, в частности, Пленум Верховного суда обращал внимание судов на то, что следует учитывать особенности телевидения и радиовещания, которые ограничивают возможности журналистов и редакторов по исправлению, уточнению, толкованию или комментированию утверждений, сделанных участниками передач в прямом эфире. Здесь, кстати говоря…

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо Михаилу Федотову за закон о печати – я еще раз, я прошу прощения. (все смеются)

А.ШУТОВ: Да. Кроме того, мы понимаем, что в силу той же самой 29-й статьи Конституции, СМИ и граждане, которые выступают в этих СМИ, имеют право свободно распространять эту информацию и отстаивать свое мнение. И, кстати, еще очень немаловажный момент: никто не может им этого запретить. Ну, во-первых, в силу отсутствия цензуры, как вы знаете. Во-вторых, знаете, это же статья 58-я закона о СМИ предусматривает, в частности, и ответственность за ущемление свободы массовой информации.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть нельзя человеку запретить, если совсем по-простому, говорить, что русский народ гостеприимен? Он позвонил в прямой эфир, сказал – запретить нельзя.

А.ШУТОВ: То, что он считает нужным.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, хорошо. А если бы он позвонил и сказал, что, там не знаю, «всех черных вон из Москвы», например? Экстремизм?

А.ШУТОВ: Ну, я думаю, что это, наверное, экстремизм, да.

А.ОСИН: То есть надо его лично ловить, сажать, судить? Его лично? Или СМИ?

В.ЗОРИН: Вообще в этих случаях обычно наш институт очень часто выступает как эксперт и дает заключение. Здесь, конечно, нужен анализ и заключение контекста, что за этим следует и так далее. И мы очень часто даем, действительно, заключение для судебных процессов о том, что такие-то высказывания являются экстремистскими. И еще раз хочу ответить Флюре – она молодец, она так, видите, пробилась, задала вопрос – что у нас есть, институтом выпущены тома и по русскому народу, и по татарскому народу одним из первых. И по коренным малочисленным народам Севера, и по чувашам. Сейчас готовится том по якутам и так далее. То есть в данном случае институт не говорит «Мы – русские, мы – татары, мы – чуваши».

А.ОСИН: «Мы все вместе», — говорит институт.

В.ЗОРИН: Да. «Мы все вместе». Когда я говорю «Мы – россияне», тут институт, значит, весь присутствует.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я прошу прощения, очень тоже интересная смска. «А как же богоизбранный русский народ? – пишет Николай. – А другие как? Низшая раса, что ли?» Я просто вспоминаю, что богоизбранный у нас не русский народ. А русский народ у нас богоносец – это разные люди совершенно.

В.ЗОРИН: Да нет, ну потом это кто заявляет? Есть разные люди, которые заявляют разные вещи. Ну, это не есть позиция науки и фундаментальной. Конечно, да, вот человек – он сейчас озвучил, Что мы сейчас, несем ответственность? И завтра кто-то нам скажет, что мы с вами на передаче объявили какой-то народ богоизбранным?

А.ОСИН: ну, просто к комплексам надо очень тщательно относиться. Вот, яркий пример комплекса подписал человек Володимир (именно так): «Осин (ну, то есть ко мне обращаются), Украина – Европа, а Россия – Азия. Все!» Уважаемый Владимир, Россия – это Россия. Но если вы считаете и ваш комплекс состоит в том, что Украине надо к кому-то присоседиться, ну, считайте на здоровье. Потому что меня всегда чего-то коробит, когда говорят «Иван Иванов, фирма такая-то». Иван Иванов сам по себе – не обязательно фирма какая-то, не обязательно министерство какое-то, структура какая-то. Владимир, не надо комплексов. Мы можем жить вместе и будет нам хорошо.

В.ЗОРИН: Да. И я думаю, что мы умеем это делать. Но, к сожалению, последнее время чего-то мы засомневались, а правильно ли мы делали тысячу лет. Правильно делали.

А.ОСИН: Ну, раз тысячу лет прожили. (смеется)

В.ЗОРИН: Да, да. И дальше будем жить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Угнетали малые народы Севера. (все смеются) Спаивали бедных чукчей и так далее, завоевывали Казань. Не знаю, не знаю. Разные есть точки зрения.

А.ОСИН: Казань… Много чего было.

В.ЗОРИН: Ну, знаете, мало ли что было в истории. Еще раз хочу подчеркнуть 2 момента. Я вижу, у нас время заканчивается.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да.

В.ЗОРИН: Значит, первое. Давайте искать в истории то, что нас объединяет, а не разъединяет, общая история. У нас общее будущее, общая история. И следующее, уж лучше, конечно, в суде выяснять отношения, в правовых инстанциях, чем ловить друг друга в подъездах или выходить на площадь с арматурой.

А.ОСИН: Абсолютно верно. Спасибо.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое. Владимир Зорин, заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН, Александр Шутов, адвокат, представляющий интересы института в данном процессе. Говорили мы о судебном иске в защиту чести и достоинства народов.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире