'Вопросы к интервью
23 февраля 2011
Z Разворот Все выпуски

Ситуация в Ливии


Время выхода в эфир: 23 февраля 2011, 15:07

И.ВОРОБЬЕВА: Мы связались по телефону с Леонидом Радзиховским. Леонид, здравствуйте, слышите ли вы нас?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, слышу.

И.ВОРОБЬЕВА: Правильно ли мы поняли ваш пост о том, что президент имеет полное право стрелять в тех, кто восстает?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Конечно, президент имеет право. Более того, это его конституционная обязанность – сохранять власть. Другое дело – это не значит, что можно взять ружьишко, выйти на улицу и постреливать в первых встречных-поперечных. Если происходит восстание, если восставшие сами применяют насилие, а они обычно его применяют, то, разумеется, президент не может, сложив лапки, сказать: «Ребят, раз вы вышли, раз вас много, раз вы стреляете, бьете стекла, кричите, я тут же сажусь в самолет и драпаю, и вообще, я в этот момент становлюсь непротивленцем злу насилием». Президент обязан применять силу, как ее применял Ельцин в 93-м году, как ее применяли в США в 60-е годы против «Черных пантер», против восстаний в черных районах Лос-Анджелеса, и так далее. Только тут должно быть несколько условий. Например, народ, общество, должен иметь право на свободных выборах мирно, тихо, спокойно менять президента. А не так, что президент уселся своей задницей на голову народу и говорит: «Если вы этим недовольны, буду давить и стрелять». То есть тут должно быть две стороны медали: условие спокойной, легальной, свободной смены власти и, безусловно, условие, при котором власть умеет и обязана защищаться против неспокойных, нелегальных, насильственных способов ее сбросить.

Материалы по теме

Допустимо ли когда лидер государства атакует с воздуха тех, кого правительство считает мятежниками?

нет, не допустимо
80%
да, допустимо
17%
затрудняюсь ответить
3%


Т.ДЗЯДКО: Ну смотрите, Леонид, а насколько можно эту ситуацию, если брать разные случаи, и в данном случае мы говорим о Ливии, насколько на эту ситуацию можно смотреть одинаково повсюду? Иначе говоря, если лидер, президент он или премьер-министр, не суть важно, если лидер государства – абсолютное зло, то так же мы ему говорим: «Ты имеешь право постреливать и стрелять»?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, я только что сказал, что должно быть два условия. Одно условие: президент и государство вообще обязаны защищать свою власть против насильственных неконституционных способов эту власть скинуть. Второе условие: общество должно иметь возможность мирно, законными, легальными средствами эту власть менять на выборах. Вот если эти два условия соблюдены, то относительный порядок в стране соблюдается. Если нарушено одно из этих двух условий, порядка не ждите.

Т.ДЗЯДКО: Хорошо. Если, например, у президента срок шесть лет, он становится президентом и через год начинает массовые репрессии и геноцид, и люди выходят с мирными требованиями?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Разумеется, есть исключения, вне всякого сомнения, совершенно законным, конституционным способом стал канцлером Гитлер и начал творить невозможные вещи. Безусловно, бывают такие законно, легально избранные президенты, которых надо свергать. Но это редчайшие исключение. Вы сказали «абсолютное зло». Вот президентов, которых можно считать абсолютным злом, их по пальцам пересчитать. Ну, Дювалье. Ну, Пол Пот в Кампучии. Кстати, далеко не все эти люди приходили к власти законным путем. Так что, конечно, у всякого правила есть исключения. Но разумеется, если президента законно избрали, а он спятил и начал просто стрелять всех встречных-поперечных, ну конечно, его надо…

И.ВОРОБЬЕВА: Я прощу прощения, последний вопрос у меня к вам будет тоже на уточнение. Ну вот согласитесь, что если у народа есть возможность законно и спокойно поменять власть в стране, вряд ли они, на самом деле, пойдут на столкновения, на битье витрин, на насилие, не будут они брать в руки оружие, собственно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, это совершенно неправильно. Например, США в 60-е годы, «Черные пантеры». Никто не будет отрицать, что Америка демократическая страна, и, тем не менее, «Черные пантеры» открыто применяли насилие. Париж, 68-й год – Франция была совершенно демократическая страна, и, тем не менее, там строили баррикады. Правда, до кровопролития там не дошло. Хватило ума и у властей, и у восставших студентов.

И.ВОРОБЬЕВА: Но если мы говорим конкретно о Ливии и, например, конкретно о России?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я не такой знаток ситуации в Ливии. Мне кажется, я еще раз подчеркиваю, мне кажется, что Каддафи, особенно в последние годы, чуть изменился, но в принципе, конечно, это президент, который не вел свою страну к какому-то нормальному гражданскому обществу. Поэтому мне представляется, что – ну, он не президент, во-первых, он лидер революции – Каддафи как лидер, кстати, лидер не конституционный, еще раз подчеркиваю, это плохой лидер. И в этом смысле вооруженное выступление против Каддафи – это, к сожалению, единственный способ его власть сменить. Правда, я думаю, что его сменят на нового Каддафи. С поправкой на время, это будет или такой же новый вождь революции еще на несколько десятков лет, или страна развалится. То есть восставшие за что боролись, на то и напорются. Но Каддафи – это как раз пример того, как лидер создает ситуацию безнадежную: или умрет, или его убьют, или силой скинут, а сам он уходить не хочет. Что касается России, то это, мне кажется, другая история.

И.ВОРОБЬЕВА: Другая история, но, тем не менее, у нас тоже вот стреляют. Спасибо большое. Это был Леонид Радзиховский, публицист. Полностью то, что написал Радзиховский на эту тему, у нас на сайте можно почитать – echo.msk.ru.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире