'Вопросы к интервью


О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 16-07. Это «Дневной разворот». Как всегда в студии в этот день, Андрей Белькевич и Ольга Журавлева. Сегодняшнее заявление Дмитрия Медведева, которое он сделал в Довиле, послужило поводом для нашего разговора. Дмитрий Медведев заявил, что примет участие в саммите Россия – НАТО в Лиссабоне. Этот саммит пройдет 20 ноября. Встреча Россия-НАТО пройдет в рамках саммита, на котором главы государств 28 стран альянса должны принять стратегическую концепцию альянса, которая станет основной доктриной организации на ближайшие 10-летия. Так всё судьбоносно

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Стратегическая концепция. Я не совсем понимаю, причем здесь Россия. Что они, без нас не могут концепцию принять?

О. ЖУРАВЛЕВА: Вот на этот вопрос мы сейчас и попытаемся получить ответ. Ведущий научный сотрудник Института мировых экономических и международных отношений РАН Ирина Кобринская с нами на связи. Ирина Яковлевна, здравствуйте.

И. КОБРИНСКАЯ: Здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА: Скажите, пожалуйста, а вот это согласие Дмитрия Медведева на участие в саммите Россия-НАТО, оно же, наверное, было ожидаемым. Его все-таки пригласили. Или была какая-то интрига?

И. КОБРИНСКАЯ: Интрига, безусловно, была, потому что участие российских лидеров в таких саммитах означает, что есть некие позитивные сдвиги. Я думаю, в противном случае Медведев не согласился бы ехать туда, туда могли поехать и другие российские официальные представители. Что касается стратегической концепции и причем тут Россия. Вообще, на самом деле совсем причем, именно причем.

В феврале сюда приезжала так называемая группа мудрецов. Это такие люди, как Мадлен Олбрайт, очень видные политики, которые готовили специальный доклад для генерального секретаря НАТО в связи с подготовкой этой новой стратегической концепции. И приехали они сюда, для того чтобы поговорить с нашим Министерством иностранных дел, с Лавровым, они встречались с экспертами, в частности у нас в ИМЭМО была встреча. Это всё было off the record, т.е. очень откровенный разговор. Они высказывали свои мнения, но больше они слушали нас. И они пытались найти пути сближения.

И вот по той информации, которая у меня есть, тот доклад, который написали мудрецы, он все-таки был консервативным, он все-таки был еще из старого времени, хотя они пытались сделать подвижки в сторону России. А вот уже в новой концепции, говорят, но ее еще никто не видел, все-таки написано, что там Россия является стратегическим партнером НАТО. И это уже совершенно другая история. Во всяком случае на словах, в риторике это уже другой формат.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Ирина Яковлевна, скажите такую вещь. Помимо этого заявления, что Медведев поедет в Лиссабон на саммит НАТО, он сегодня еще и о Грузии говорил в Довиле. В частности, российский МИД заявляет (просто на фоне событий в Довиле это уже как-то по-другому смотрится): «Вывод российских пограничников из села Переви закрывает вопрос о соблюдении Россией соглашения по Грузии президентов РФ и Франции Дмитрия Медведева и Николя Саркози». Запад нам всё простит, что было в Грузии сейчас?

И. КОБРИНСКАЯ: По большому счету, нам Запад уже все простил, что было в Грузии.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Только в Лиссабоне это все оформит.

И. КОБРИНСКАЯ: На самом деле нам Запад простил, благодаря тому, что Саркози очень правильно себя повел после конфликта и во время конфликта, благодаря экономическому кризису. Это было целое совпадение обстоятельств. И потом Косово признали. Понятно, что здесь мы чуть-чуть квиты. Мне кажется, что решение проблемы будет долгим и сложным, и в условиях нынешней политической ситуации в Грузии достичь окончательного решения этого вопроса будет трудно. Но нормализовать отношения, наверное, можно. Во всяком случае, это не есть главная проблема в отношениях Россия и Запад, Россия и Евросоюз, Россия и НАТО. Это принимается во внимание, это данность. Есть данность Косово, есть данность Южной Осетии и Абхазии. И здесь мы плюс-минус равны.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ирина Яковлевна, но тогда возникает следующий вопрос. А что же главная проблема, самая больная точка?

И. КОБРИНСКАЯ: Главная проблема, что на словах всё хорошо, а когда дело доходит до дела, все равно НАТО решает само, что оно будет делать. Когда Россия нужна, они обращаются к нам. Вот мы нужны альянсу в Афганистане – они к нам обращаются. Мы идем навстречу. Идем навстречу, потому что нам это тоже нужно. Речь идет о том, что нам все-таки нужен какой-то механизм. Вот этот механизм совета Россия-НАТО, он хорош, он задумывался как очень хороший. Но, наверное, в нем тоже что-то нужно сдвигать. Нам нужны какие-то новые форматы.

Вот G-7 превратили в G-8. И что бы ни говорили, «восьмерка» начала работать. Наверное, нужно что-то новое. Не то чтобы новые структуры, но новое понимание. И, наверное, благодаря сегодняшней встрече, благодаря тому, что Медведев поедет в Лиссабон – а это не то что Путин ездил в Мюнхен, – он едет туда с позитивом, готовность к позитиву, и там есть готовность к позитиву, вот благодаря этому возникают какие-то точки, когда мы начинаем говорить, причем говорить по совершенно конкретным вопросам. Вопросов таких дикое количество. Ведь, по сути, все признают… Почему сейчас Россия оказалась важным мировым игроком? Не потому что у нас нефть, не потому что деньги, даже не потому что энергетическая история. Потому что ключевые проблемы безопасности без России Запад решить не может.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: С нашей, российской точки зрения, как в идеале это выглядело бы? Т.е. по всякому вопросу они должны обращаться к нам. Но мы же членом НАТО не являемся. Тогда как это получается?

И. КОБРИНСКАЯ: Они и так обращаются к нам. В идеале мы должны использовать эту ситуацию, когда они без нас не могут, как окно возможностей. Вон оно возникло, и оно завтра не исчезнет. Вот за это время – а это не год и не два – мы должны преобразовать себя и преобразовать наши отношения таким образом, чтобы Россия, не вступая в НАТО, тем не менее, стала настолько стратегическим партнером, чтобы главные вещи решались все-таки вместе, чтобы российские интересы принимались во внимание реально, чтобы не было новых Ираков, чтобы такие вещи, они происходили совместно.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Последний короткий вопрос по поводу противоракетной обороны. По этому поводу мы договоримся с ними? Вот есть сегодня опять заявление Медведева: «Россия изучает возможность присоединения к европейской ПРО, но пока не определилась».

И. КОБРИНСКАЯ: У нас сегодня утром как раз была очень интересная встреча. У нас есть такая Евроатлантическая инициатива в области безопасности. В Москве сейчас находится Ишингер, который председательствует в этой мюнхенской конференции по безопасности. Все ведущие, реалистически мыслящие политики считают, что если сейчас Россия с США и с НАТО договорится о совместных шагах в области противоракетной обороны, то мы сломаем тот климат недоверия, который существует. Как только это будет сломано, как только мы начнем доверять друг другу… Т.е. реальные шаги.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Но там же, кажется, основные проблемы именно с нашей стороны были. Они-то нас приглашали всё время, насколько я помню.

И. КОБРИНСКАЯ: Нет, не только с нашей. Во всяком случае, то, что делали США, вообще отдельно, без НАТО… Между прочим, европейские страны – члены НАТО выступали против этой американской инициативы национальной противоракетной обороны, вот эти элементы, которые они хотели размещать в Чехии, в Польше, это не были элементы общей противоракетной обороны, нет, это была национальная противоракетная оборона НАТО…

А. БЕЛЬКЕВИЧ: По этому поводу американцы говорили о совместном контроле, о том, что мы вас зовем, давайте вместе.

И. КОБРИНСКАЯ: Это так: мы могли быть при этом. Сейчас речь идет о том, что мы будем в этом. Технически это сложно, это не один год, это потребует серьезных технических решений. Но, с точки зрения политической, если мы об этом договариваемся, а похоже, что есть понимание того, что договариваться нужно, это будет переломным моментом, прорывом: мы уйдем от прежней логики сдерживания «холодной войны» и перейдем к новой логике сотрудничества.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Спасибо, очень интересный комментарий. Ирина Кобринская, ведущий научный сотрудник Института мировых экономических и международных отношений РАН, была у нас в эфире.






Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире