'Вопросы к интервью
А. ДУРНОВО – Итак, Лю Сяобо – лауреат Нобелевской премии мира 2010 года. Лю Сяобо довольно известный, к сожалению, малоизвестный в России, но довольно известный в Китае, США и Европе писатель и правозащитник, без которого не обошлось ни одно громкое событие в Китае последних лет. В частности он в беспорядках на площади Тяньаньмэнь участвовал в 1989 году, отсидел несколько месяцев. Потом в середине 90-х побывал в трудовом лагере. В 2008 написал хартию 08, это было открытое письмо властям Китая с требованием соблюдения прав человека и проведения политических реформ. Многократно осуждал однопартийную систему, критиковал политику Китая. И в июне 2009 года был арестован и вскоре приговоре к 11 годам лишения свободы за попытку свержения власти и, если я не ошибаюсь, за попытку дискредитировать Компартию Китая.

Материалы по теме

Можно ли правозащитникам вручать Нобелевскую премию мира?

да, можно
68%
нет, нельзя
30%
затрудняюсь ответить
2%


А. САМСОНОВА – Но стоит отметить, что Лю Сяобо сейчас находится в китайской тюрьме и по всему миру разные правозащитные организации, политические организации устраивают акции в его поддержку, чтобы его выпустили наконец из тюрьмы. Но пока это не удалось. Возможно, каким-то образом свою роль сыграет присуждение Нобелевской премии мира. Деятельность Лю Сяобо нельзя назвать мирной в прямом смысле этого слова.

А. ДУРНОВО – В общем, да, это скорее агрессия по отношению к правящим кругам Китая. Это именно борьба, борьба, правда, не насильственная, но, тем не менее, это борьба против политики, политиков.

А. САМСОНОВА — В России Лю Сяобо не так чтобы уж очень известен, но наверняка о нем нам расскажет Андрей Ниязович Корнеев — замдиректора Института стран Азии и Африки при МГУ. Андрей Ниязович с нами на прямой телефонной линии. Добрый день.

А. КОРНЕЕВ — Здравствуйте.

А. САМСОНОВА — Вас обрадовало, удивило, может быть, это решение Нобелевского комитета или вы его ждали?

А. КОРНЕЕВ — Для всех, кто следил за ситуацией, считало, что Лю Сяобо был самым вероятным победителем того отбора кандидатов, которые были выдвинуты. И интрига была в том, что удастся ли властям Китая надавить на Нобелевский комитет, и была информация, что на уровне замминистра иностранных дел там были встречи. Или все-таки Нобелевский комитет может занять принципиальную позицию.

А. САМСОНОВА — Какие инструменты могли быть у властей Китая, чтобы давить на Нобелевский комитет?

А. КОРНЕЕВ — По крайней мере, в прессе прямо были репортажи о том, что Китай сообщал, что в случае принятия этого решения, отношения с Норвегией могут пострадать. То есть были такие заявления. Ну а мы знаем, что сейчас все страны стремятся как можно более тесно сотрудничать с Китаем, который только что стал второй крупнейшей экономикой мира. Сейчас такое есть желание у всех стран как-то прислониться к этому поднимающемуся гиганту. Наверное, инструментов у них было много.

А. ДУРНОВО – А что ждет теперь Лю Сяобо, его теперь освободят после того, как ему дали премию мира или наоборот его будут еще больше гноить в тюрьме?

А. КОРНЕЕВ — Конечно, было бы хорошо, чтобы его освободили после этого. Но опыт подсказывает, что вряд ли это произойдет. Например, недавние события в китайско-японских отношениях показали, что в Китае сейчас нарастает такое стремление очень жестко вести себя с иностранцами. Например, в случае с Японией эта жесткость была оправдана. И японцы пошли на попятную, и в итоге Китай выиграл тот спор. В данном случае я думаю, что сами власти вряд ли захотят сделать вид, что они поддались внешнему давлению. Другое дело, что внутри Китая я уверен, что очень многие люди даже в правящей элите считают, что его нужно было бы освободить. Даже известно, что в январе этого года было письмо 20 старых коммунистов, которые тоже с такой просьбой обратились к секретарю компартии Китая Ху Цзиньтао, они просили его выпустить, и они считают, что зря его посадили.

А. САМСОНОВА — Насколько в Китае распространены мнения такие, которые разделяет Лю Сяобо, насколько он там одиозная фигура оппозиции, с кем его можно сравнить в советской истории. Насколько он знаковая фигура в Китае.

А. КОРНЕЕВ — Это очень интересный вопрос. Мне кажется, что идеи, с которыми он выступает открыто, в частном порядке разделяют очень многие люди и даже не стесняются об этом говорить. То есть все-таки Китай это уже сейчас не какой-то брежневский застойный режим, это нечто другое. Но с другой стороны очень мало людей таких смелых как он, которые могут изложить это систематически и потребовать это от властей. Вы сказали, что он написал эту хартию. Достоверно мы толком не знаем, он написал, посадили только его из тех, кто были авторами этой хартии. Значит, возможно, он сыграл главную роль. Но вот эти идеи, они мне кажется являются достоянием очень широкого круга людей, которые не занимаются только зарабатыванием денег, а которых интересует дальнейшее развитие страны.

А. САМСОНОВА — Но тогда можно предполагать, что если Лю Сяобо выпустят и у него такое большое количество сторонников, он сможет стать важной политической фигурой в Китае?

А. КОРНЕЕВ — Нет, в этом и есть китайская головоломка, что притом, что много людей, ведь он не высказывает ничего крамольного. Вот вы сказали несколько минут назад, что он какую-то агрессию к правительству, ничего подобного. Он всего-навсего требует то, что например, имеют граждане РФ. То есть право обсуждать все что угодно, право собираться, политические какие-то собрания, шествия и так далее. Но головоломка как раз состоит в том, что какие-то вещи можно говорить, например, на кухне или каком-то научном собрании, где сидит 20 человек, но когда вы выступаете с этими же идеями, например, как Лю Сяобо выступил, то его арестовали, обвинили в том, что он пытается подорвать государственную систему страны.

А. ДУРНОВО – Андрей Ниязович, насколько я понял, хартию 08 подписало примерно 8 тысяч человек. В масштабах Китая это довольно мало. Вообще в китайском обществе известен Лю Сяобо или это имя, которое многим ни о чем не говорит?

А. КОРНЕЕВ — Я думаю, что, конечно же, круг людей, которые знают о Лю Сяобо не очень большой. Конечно же, это интеллигенция. Ограничивается, скорее всего, студенческими кампусами, интеллигентской средой. А широким массам, в общем, это все вряд ли хорошо известно. Вот именно поэтому нынешнее правительство и может, например, убрать с глаз Лю Сяобо, потому что в целом конечно общественность об этом мало что знает. Хотя фактор Интернета, он меняет эту ситуацию. Я специально посмотрел перед передачей, уже в китайской ветви Интернета огромное количество материалов появилось и поскольку все не заблокируешь, то я думаю, что сейчас уже это возможно сотни тысяч, может быть даже миллионы человек, которые об этом узнают, и каким-то образом это будет вызывать резонанс.

А. САМСОНОВА — Как вы думаете, при освобождении, притом, что он стал нобелевским лауреатом, а это довольно важно в политике, он выйдет на свободу? Будут ли его поддерживать иностранные правительства, возможно ли, что он сделает публичную политическую карьеру в Китае или это вопрос закрытый абсолютно.

А. КОРНЕЕВ — Мы знаем судьбу, например Вэй Цзиншена. Тоже очень крупного диссидента, который отсидел 15 лет, потом уехал, сейчас живет в Америке. То есть такая наиболее вероятная траектория, что после того как власть некоторое время для сохранения лица его подержит в тюрьме, наверное, через год-два его все-таки выпустят. И тогда он сможет продолжить свою деятельность, но, к сожалению, уже, наверное, откуда-нибудь из-за океана. Если же он захочет остаться, это будет совершенно новый какой-то этап, но это уже будет полностью от него зависеть. И, наверное, если он захочет остаться и продолжить свою деятельность, его могут снова упечь по новому обвинению. Мне кажется, что так сразу избраться в парламент Китая, конечно, ему никто не даст.

А. ДУРНОВО – Большое спасибо. Андрей Корнеев — замдиректора Института стран Азии и Африки при МГУ.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире