'Вопросы к интервью
И.ВОРОБЬЕВА: 15:35 в Москве, это дневной «Разворот», мы продолжаем эфир, Ирина Воробьева и Виталий Дымарский. И мы, как бы, разворачиваемся в другую сторону, в другую тему. Говорим мы о Белоруссии, и такая у нас тема сегодня: «Может ли Россия повлиять на исход белорусских выборов?» Ну, в общем, тема, которая лежит на поверхности, и, в общем, вопрос, которые многие задают. Напомню наши координаты, +7 985 970-45-45 – телефон для ваших SMS-сообщений, и 363-36-59 – телефон прямого эфира. Но это попозже мы подключим. Ну что? Могу сказать, что сегодня Государственная Дума рассматривает проект заявления о российско-белорусских отношениях и всячески депутаты высказывают свои опасения и свои какие-то тревоги относительно Белоруссии. И мы решили спросить у людей, которые в этом хорошо понимают, что же происходит и как, все-таки, Россия влияет на Белоруссию. Итак, приветствуем, у нас на прямой телефонной связи со студией первый заместитель председателя Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин. Алло, здравствуйте, слышите ли вы нас?

К.ЗАТУЛИН: Здравствуйте. Слышу.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да, приветствую, Константин.

К.ЗАТУЛИН: Да, добрый день.

В.ДЫМАРСКИЙ: И такой первый вопрос. Вот, буквально, по-моему, через полчаса Госдума начнет обсуждать проект заявления, текст заявления?

К.ЗАТУЛИН: Да.

В.ДЫМАРСКИЙ: У меня такой вопрос. Что там будет в этом заявлении примерно понятно после того видеоблога недавнего нашего президента. Но у меня вот такой вопрос. Кого вы считаете, вы, депутаты, принимая такого рода заявление, кого вы считаете, в первую очередь, адресатом такого рода документов? Кому это адресовано?

К.ЗАТУЛИН: Вы, вообще-то, это очень любопытно, задаете вопрос мне, а ответ с меня спрашиваете за всех депутатов. Все депутаты не на одно лицо, они, во-первых, в 4-х разных фракциях находятся. А во-вторых, внутри фракций тоже есть разные точки зрения.

В.ДЫМАРСКИЙ: Хорошо. Ваше мнение?

К.ЗАТУЛИН: Вот, мое мнение следующее. Ну, во-первых, конечно, текст заявления достаточно сдержанный, и в нем нет всех тех личных эпизодов, которые привел в своем обращении президент РФ, да и не может быть. Мы не общаемся напрямую с президентом республики Беларусь, мы не встречаемся с ним в режиме двусторонних встреч и мы, как бы, знаем о делах и словах президента республики Беларусь не больше, чем наша аудитория. А на самом деле, этот текст, скорее всего, я повторяю, сдержанный, который подчеркивает согласие наше с позицией президента РФ, я имею в виду согласие Госдумы в данном случае, говорит о том, что это обострение антироссийской риторики не в традициях наших отношений, что, напротив, мы должны заниматься интеграцией в рамках союзного государства, СНГ, Таможенного союза, во всех тех форматах, в которых мы вместе с Белоруссией участвуем. И говорится о том, дается оценка, что, скорее всего, это все происходит в предвыборных конъюнктурных политических целях. Я имею в виду риторика со стороны белорусского президента, белорусского руководства.

На самом деле, фамилия Лукашенко, его титул, он сам в этом заявлении не упоминаются, речь идет лишь о белорусском руководстве, руководстве республики Беларусь. И в этом заявлении сделана попытка, ну, может быть, менее яркая, чем выступление президента РФ, ну, отделить отношения с руководством от традиционных братских отношений с белорусским народом, с гражданами республики Беларусь. Это я добросовестно передал вам текст или своими словами передал текст этого заявления.

В.ДЫМАРСКИЙ: Константин, а скажите, мне показалось или нет, что, вот, вы, рассказывая об этом тексте, у вас подспудно звучит, ну, скажем так, не стопроцентное согласие хотя бы с формой, если не с содержанием, того заявления, которое сделал президент Медведев?

К.ЗАТУЛИН: У меня, на самом деле, есть вполне очевидное несогласие с тем, что мы принимаем сегодня это заявление.

В.ДЫМАРСКИЙ: А, даже так, да?

К.ЗАТУЛИН: Этим, вот, я буду отличаться от кого-то другого. Мы не обсуждали этот вопрос предварительно на фракции. Я не исключаю, что фракция, в целом, займет позицию в поддержку этого заявления. Тем не менее, это не было предметом обсуждения. И я хочу заметить, почему, чтобы было понятно почему. Я считаю, что президент сказал – не мне судить президента, я имею в виду РФ – выразил свою точку зрения. Ему виднее, поскольку он, действительно, встречается с Лукашенко. И мы, действительно, вряд ли можем быть удовлетворены тем потоком брани, который периодически разражается по поводу российского руководства президент республики Беларусь.

Но я считал ненужным, я воздержался в Комитете и собираюсь воздержаться при голосовании этого заявления. Я считал ненужным добавлять к заявлению президента еще какие-то заявления Государственной Думы. Мы не упрощаем президенту задачу, а усложняем ее. Потому что в отсутствие реакции с белорусской стороны, отсутствие может быть чисто ситуативно. Может быть, завтра Лукашенко разразится очередным потоком слов. Но пока, во всяком случае, он по поводу сказанного президентом РФ никак не высказался.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, за него это делают другие.

К.ЗАТУЛИН: Он находится в Турции и, может быть, поэтому он не высказался. У него государственный визит в Турецкую республику. Вот, в этой ситуации мы или должны были делать заявление раньше, когда только прозвучало все это в пятницу со стороны Лукашенко, или могли бы поддержать эту паузу – ничего бы страшного не произошло. Просто наши уважаемые коллеги из ЛДПР, Комитет по делам СНГ, председателем его является представитель ЛДПР, они спешат выразить свои чувства к нашему президенту. И вывели этот вопрос в плоскость, ну, лояльности или нелояльности, верности или неверности. Им важно это подчеркнуть. Они же, якобы, оппозиционная партия, поэтому они хотят подчеркнуть, что, вот, в этом вопросе они вместе с президентом РФ. Я не вижу для себя необходимости еще и еще раз подтверждать то, что и так очевидно – что я поддерживаю президента РФ, премьера РФ и должен это каждый раз в своих заявлениях по любому поводу в Государственной Думе утверждать. Я в этом необходимости сейчас не вижу. Более того я считаю, что, к сожалению, это заявление может быть использовано против нас в рамках углубления риторики, углубления кризиса в российско-белорусских отношениях. Даже такое сдержанное.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. Потому что, все-таки, то, что называли антироссийской риторикой в Белоруссии, она могла быть, аккуратно говорю я, вызвано быть и антибелорусской риторикой в России.

К.ЗАТУЛИН: Ну, тут дальше это уже историкам будущего разбираться, кто начал, кто продолжил.

В.ДЫМАРСКИЙ: Мне непонятно только одно: ну, не ЛДПР же определяет решения в Госдуме?

К.ЗАТУЛИН: Да, не ЛДПР определяет. Но как видим, есть ловкие люди в ЛДПР, которые, ну, пользуясь своими полномочиями, они повернули этот вопрос в плоскость, когда все, как бы, по отдельности внутренне понимают, что это, может быть, перебор. Но с другой стороны, не все готовы сказать «Вы знаете, а король голый». И не надо, не обязательно – я имею в виду с этим заявлением – не обязательно нам во что бы то ни стало сейчас бросаться на каждый финский нос с криком «За Родину!»

И.ВОРОБЬЕВА: Константин Затулин у нас по телефону, обсуждаем мы Белоруссию. У меня к вам такой вопрос. В общем, давайте, если вы сможете, конечно, ответить по поводу, собственно, самой Белоруссии. Дело в том, что резкие слова Медведева в адрес Лукашенко, в общем, очень понравились белорусской оппозиции, которая сразу же говорила, что ее донесут до Европы, вот эту вот отповедь Медведева и так далее, и так далее. Все-таки, Россия – она большое влияние имеет на вот эту предвыборную кампанию нынешнюю в Белоруссии и на исход выборов?

К.ЗАТУЛИН: Не, ну, Россия влияет, но вы понимаете, что влияние России не может быть немедленно предъявлено к оплате. И с этой точки зрения оставшееся время до выборов (выборы 19 декабря) явно не повредят настолько все эти обращения и наши заявления президенту республики Беларусь, чтобы избиратель Белоруссии, который, в общем, долго приходит к точки зрения, а потом долго придерживается этого мнения, сегодня качнулся в чью-то другую сторону. Тем более, что никто, ни мы, никто в оппозиции Белоруссии не может четко сказать, а кто лучше-то, собственно говоря? Кто вне всяких подозрений, кто заведомо лучше Лукашенко? Мы этого сказать не можем и они не могут, они между собой спорят по этому вопросу.

В.ДЫМАРСКИЙ: А возможно ли обратное влияние? Что вот такого рода антибелорусская, или антилукашенковская, скажем так, риторика, наоборот, укрепляет позиции Лукашенко?

К.ЗАТУЛИН: Ну, в краткосрочном плане да, укрепляет. В долгосрочном вполне возможно скажется это все. Но я боюсь другого, на самом деле, даже не вопроса о том, как она укрепляет или как она разрушает. Я не хотел бы, чтобы мы сегодня скоропалительно сделали вывод, что мы должны всю эту риторику наращивать до 19 декабря с тем, чтобы после 19 декабря не признать итоги выборов.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот, кстати, есть возможность того, что Москва может не признать итоги выборов?

К.ЗАТУЛИН: Нет, ну, конечно, РФ может и наблюдатели от РФ могут так сформулировать вопрос. Но, опять же, если это непризнание будет только с нашей стороны, то мы будем выглядеть крайне глупо. Ясно, что это непризнание должно быть продуктом совместного непризнания со стороны России, со стороны целого ряда других стран. Я, во-первых, против того, чтобы мы объединялись в борьбе с Лукашенко, даже с самыми лучшими своими друзьями на Западе. Потому что мы таким образом допускаем их в святая святых, в свои отношения с Белоруссией, на свой задний двор в СНГ, если хотите, в свои внутренние, снговские дела.

Второе. Я уверен, что даже при всем наличии наших возможных договоренностей с теми, кто и так не любит Лукашенко на Западе, все равно его кто-то любит. Его, например, любят в Китае или, по крайней мере, делают вид, что любят. И вполне возможно, что Китай признает эти выборы.

В.ДЫМАРСКИЙ: Его еще Венесуэла.

К.ЗАТУЛИН: Лукашенко будет говорить: «Да, вот мировая держава, Китайская народная республика признала выборы». Ну и что? Понимаете, дальнейшее все наращивание… То есть мы можем, конечно, зажечь большой пожар в лесу, чтобы согреться. Но будет это вообще для нас хорошо или нет?

В.ДЫМАРСКИЙ: А не получается ли так, что мы ведем себя примерно так же, как по отношению к Ющенко относительно недавно, и у нас кто-то во власти считает, что тогда же мы достигли в конечном итоге того результата, который…

К.ЗАТУЛИН: Это разные истории. Вот, я, например, абсолютно поддержал все, что было сделано нами, и мало было, может быть, даже еще сделано. Но то, что было сделано в связи с Ющенко. Потому что вопрос о Ющенко – это был вопрос очевидный и для большинства населения России, подавляющего большинства, и для большинства, как мы прояснили это в ходе выборов, населения Украины.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, не подавляющего.

К.ЗАТУЛИН: Совершенно разные подавляющие ситуации, совершенно разные политические системы. На Украине эта система подвержена влиянию и давлению. Белоруссия на сегодня – это факт – она не подвержена в такой степени влиянию извне.

И.ВОРОБЬЕВА: Спасибо вам большое, мы прояснили многие моменты.

В.ДЫМАРСКИЙ: Отпускаем Затулина голосовать.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, отпускаем вас голосовать, разбираться с этим заявлением. Я напомню, что у нас на прямой телефонной связи сейчас со студией был первый заместитель председателя Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин.

Ну что же, по мнению господина Затулина Украина более подвержена влиянию такому, внешнеполитическому нежели чем Белоруссия. И какое-то другое мнение, может быть, с другой стороны, а точнее изнутри, из самой республики Белоруссии мы попробуем буквально в ближайшие минуты выяснить и выяснить у человека, который, собственно, является кандидатом в президенты Белоруссии от Объединенной гражданской партии.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но это не Лукашенко.

И.ВОРОБЬЕВА: Это не Лукашенко, вы удивитесь, да. Было бы, конечно, гораздо интересней, наверное, услышать сейчас… Хотя нет, до заявления не интересно. Вот, после заявления Госдумы мне было бы интересно услышать Александра Григорьевича, потому что у него, как правило, речь цветиста и он иногда выдает очень красивые фразы, которые буквально должны записываться и потом входить в какой-нибудь сборник. Будет у нас по телефону Ярослав Романчук, человек, который является кандидатом в президенты Белоруссии. Напомню, что выборы состоятся 19 декабря. Собственно, пытаемся мы понять, насколько Россия, все-таки, может повлиять на исход этих самых выборов. Ну и мы приветствуем Ярослава Романчука. Ярослав, здравствуйте, вы нас слышите?

Я.РОМАНЧУК: Добрый день, вас слышу замечательно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Во-первых, мы рады, что вы на свободе.

Я.РОМАНЧУК: Да, я на свободе, даже в городе Борисов, вот, стою в пикете и собираю подписи. Беспрецедентный уровень свободы на местах. Впервые власти дали возможность нам общаться напрямую с людьми.

И.ВОРОБЬЕВА: Это, вот, в этом году такое изменение?

Я.РОМАНЧУК: Да, впервые за последние 15 лет вот такого рода общения не было никогда. Любые пикеты, которые раньше требовались, они требовали согласования с исполкомами, а сейчас этого не надо.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ярослав, а скажите, пожалуйста, то есть у вас какой-то процесс, хоть небольшой, там не знаю, большой, не большой, демократизации идет, видимо, судя по разрешению провести митинг или пикет. Но скажите, в какой степени те достаточно резкие заявления, которые сделал в последнее время президент Медведев, российский президент, которые собирается сделать сейчас Госдума, приняв специальное заявление по российско-белорусским отношениям. В какой мере такого рода документы и слова влияют на предвыборную ситуацию в Белоруссии?

Я.РОМАНЧУК: Они оказывают, безусловно, прямое влияние. Вот, 5 дней последних я провожу в пикетах, 8 часов общаюсь с людьми. Есть десятки людей, которые подходят и говорят: «Давай, я подпишу за тебя, потому что мне очень не нравится тот тон разговоров, тот конфликт, который устроил Лукашенко с Россией. Вместо того, чтобы сказать «Спасибо», он устроил истерику». И в этой ситуации, конечно же, отношения с Россией будут фактором, который, я думаю, сократит поддержку Лукашенко на, может быть, 10-15 процентных пунктов. Сегодня у него поддержка не превышает 35%. Что бы он ни делал, конфликт с Россией ограничивает его популярность в то время, как альтернативу люди видят именно в нас, в тех людях, которые последовательно на протяжении более 10 лет выступали за партнерство с Россией, за дружеские отношения, но не в жестких рамках, не в перспективных, на мой взгляд, договорах типа Таможенного союза или союзного государства, а на основании свободной торговли, свободного перемещения товаров, инвестиций, услуг, безвизовом пространстве, едином экономическом пространстве, которым мы можем быть.

И.ВОРОБЬЕВА: Ярослав, я правильно понимаю, что вы не идете на выборы с лозунгом «Беларусь в Европу»?

Я.РОМАНЧУК: Я иду с лозунгом «Открытая страна. Создадим новое, сохраним лучшее». У нас есть много того, что нужно сохранять, но, безусловно, нужна модернизация, модернизация против России – это не модернизация, это Средневековье, это совершенно понятно. Модернизация нужна прежде всего для белорусских людей. И знаете, когда я говорю, что если мы будем воевать с Россией, то каждое второе место промышленности в Белоруссии исчезнет. Это аргумент очень так, близко к сердцу приходит к людям. Потом еще важный момент, который люди отмечают, это то, что, наконец-то, Дмитрий Анатольевич Медведев начал говорить про то, о чем мы говорим с 1999 года.

И.ВОРОБЬЕВА: Вот об этом я хочу вас отдельно спросить. Наша коллега Ирина Халип написала недавно статью о том, что, вот, она посмотрела все эти фильмы, которые показывали про Лукашенко здесь, в России. И она не испытывала никакого злорадства, ей было стыдно, потому что на протяжении многих лет правозащитники, журналисты, политики бьются и говорят «Пропадают люди, коррупция, преступления». Почему только сейчас Россия об этом заговорила? Ну, хорошо, заговорила открыто, и вот эти фильмы, все то, что вылилось на Лукашенко здесь, в нашей стране, оно как-то повлияло на общество у вас там, в Белоруссии?

Я.РОМАНЧУК: Оно стало для многих шоком. Люди не знали, что, действительно, такое происходило. И поэтому мы благодарны Дмитрию Анатольевичу Медведеву и руководству России за то, что впервые за многие-многие годы, действительно, эта тема встала в повестку дня и вопрос стоит именно таким образом.

И.ВОРОБЬЕВА: Подождите, а Дмитрию Анатольевичу Медведеву-то вы за что благодарны?

Я.РОМАНЧУК: За то, что он впервые открыто сказал, что он требует расследования дел исчезнувших в Белоруссии, что российское руководство поднимает эту тему. Потому что мы понимаем, что НТВ не делало фильмы про Батьку просто так, потому что у них такая редакционная политика. Поэтому впервые поменялось отношение к этой теме.

В.ДЫМАРСКИЙ: Управляемая свобода слова.

Я.РОМАНЧУК: Я с Гончаром, с Захаренко был в одной партии, мы сидели за одним столом переговоров. Были с коллегами. И поэтому для нас дело чести, дело, как бы, ответственности нашей. Поэтому это не привязано к президентской кампании, поэтому мы сделаем все для того, чтобы такая комиссия была создана, не поддерживали Совет Европы, поддерживали ОБСЕ и сейчас поддерживаем руководство России – оно, действительно, серьезно собирается разобраться с этим делом, помочь нам в этом.

В.ДЫМАРСКИЙ: А скажите, Ярослав, все-таки, давайте признаем одну вещь – что, все-таки, господин Лукашенко не сумасшедший. И начав вот такую антироссийскую кампанию или, как выразился господин Затулин, антироссийскую риторику применяя, он, видимо, рассчитывает с помощью этой самой риторики как-то повысить свои электоральные рейтинги. Это что означает? Что он пытается найти некое соответствие общественным настроениям?

Я.РОМАНЧУК: Знаете, как говорят, Акелла промахнулся. На этот раз Лукашенко грубо ошибся, потому что воинственная риторика и конкретные действия против Кремля, Газпрома, российских компаний, они никак не приведут к тому, что он повысит свой рейтинг. Более того, он снижается. Предыдущую кампанию Лукашенко начинал с рейтингом 45-48%, сегодня этот рейтинг 33% по данным «Гэллап Балтик» – это авторитетная социологическая служба. Поэтому мы наблюдаем последние 6 месяцев эскалацию такой риторики, но это никак не отражается на росте его рейтинга. Значит, Лукашенко перестал слышать белорусский народ, он перестал его понимать и, безусловно, это создает огромные угрозы для стабильности его политического режима. Более того, когда мы говорим про то, что Лукашенко, якобы, пойдет на Запад – он туда не пойдет, потому что 3 года он обещал Западу либерализацию, он обещал, что Запад (НЕРАЗБОРЧИВО) в Белоруссию определенные деньги, а на выходе получилось, что нету ни денег, ни инвестиций, либерализации. Мы встречались с руководством Германии, руководством Польши, целого ряда других европейских стран и они выражают очень серьезное разочарование по поводу того, что официальный Минск только говорит, декларирует либерализацию, но причем делает это на очень неуклюжей форме – либерализация против России.

В.ДЫМАРСКИЙ: И еще один вопрос по поводу белорусского народа. А как вообще белорусский народ узнает о мнениях и о тех позициях, которые высказывает российский президент? У вас то, что, вообще, происходит на российском телевидении в том числе, это не перекрывается, информационные каналы для этого?

Я.РОМАНЧУК: У нас давно уже нет единого информационного пространства. У нас перекрываются российские каналы, но не все программы, поэтому есть возможность какие-то программы, все-таки, смотреть. Часть программ выкладывается в YouTube. У нас 40% проникновение интернета, поэтому, действительно, интернет стал уже частью информационного пространства очень важной. Есть независимые газеты, которые тоже об этом информируют, порядка 150 тысяч копий в месяц. Ну, это не большой объем, но, все-таки, те люди, которые интересуются, они об этом узнают. Ну, плюс еще то, что называется сарафанное народное радио. И сегодня, вот, судя по тем пикетам, которые у нас есть по всей стране – мы работаем в 32 белорусских городах – подавляющее большинство населения против такого ужесточения риторики официального Минска и охлаждения отношений с Россией.

И.ВОРОБЬЕВА: Я напомню, что у нас по телефону на прямой телефонной связи со студией из Белоруссии кандидат в президенты от Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук. Ярослав, скажите пожалуйста, Россия помогает как-то белорусской оппозиции? Может быть, она дает какие-то деньги? Или, может быть, информационно или еще как-то?

Я.РОМАНЧУК: Ну, самая главная форма поддержки – это информационная кампания, которая началась, Кампания правды. Конечно, о форме можно спорить, но по содержанию многие факты, о которых мы бы хотели донести до наших людей, собственно, сообщаются из российских СМИ. Очень важно, что мы имеем возможность сегодня говорить через российские телеканалы, печатать свои материалы в российских газетах. Для очень большого количества белорусов российские СМИ – это авторитетные источники информации. Это влияет на настроения номенклатуры, на настроения предпринимателей и, безусловно, это повышает наш авторитет. Потому что мы предлагаем всегда открытую четкую позицию, мы предлагаем… Я, вот, направил в администрацию президента письмо с предложением открыто обсудить проблемы белорусско-российских отношений в связи с их обострением. Мне оттуда пришел ответ, что телевидение в Белоруссии независимое, мы не влияем на его редакционную политику. Поэтому власти как только видят, что они где-то проигрывают, они идут по пути «Мы этого не слышим, этого нет».

И.ВОРОБЬЕВА: Ярослав, простите, пожалуйста, что перебиваю. Информационно – понятно, мы все смотрели эти фильмы. Я вас спросила также о финансовой поддержке. Она есть какая-то?

Я.РОМАНЧУК: Финансовой поддержки нет. Дело в том, что 16 лет работы всего лишь с одним политиком в Белоруссии привело к тому, что российское руководство, российские дипломатический, депутатский корпус, они не знают, кто есть кто в Белоруссии, знакомство только начинается. Вот, даже судя по той конференции, которую мы проводили в Москве 30 августа по проблематике белорусско-российских отношений, интерес больше, чем был год назад, но это еще очень мало. Поэтому я думаю, что Кремль будет проводить информационную кампанию, но поддержки финансовой, ресурсной ни один из кандидатов пока не получит. Я думаю, что как Кремль, так и Запад ждут, все-таки, кто станет белорусским демократическим лидером. И я считаю, что при активной кампании сегодня этот лидер рождается именно в таких пикетах, которые мы ежедневно проводим десятками по всей стране.

И.ВОРОБЬЕВА: Очень короткий вопрос вам как участнику этих событий. Вот, у нас в блоге писал ваш коллега господин Санников, что в пикетах, в которых собирают подписи в поддержку Лукашенко, там почти что нет никого. Это правда?

Я.РОМАНЧУК: Абсолютно верно. Вот, сейчас я нахожусь в городе Борисов. Возле моего пикета стоит человек 30, люди подписываются активно, обсуждают вопросы, задают мне вопросы. Напротив, буквально метрах в пяти стоит с большими государственными флагами пикет Лукашенко, там сиротливо сидят 4 человека и ждут, когда бы кто-нибудь к ним подойдет.

И.ВОРОБЬЕВА: Спасибо вам большое. Я напомню, что у нас на прямой телефонной линии со студией был Ярослав Романчук, кандидат в президенты Белоруссии от Объединенной гражданской партии. Желаем господину Романчуку, чтобы он, действительно, остался на свободе как минимум, поскольку мы все знаем, что происходит в Белоруссии, особенно в период предвыборной кампании. Выборы будут 19 декабря и мы будем следить за тем, что за заявление сейчас выпустит наша Государственная Дума РФ.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире