'Вопросы к интервью
18 августа 2010
Z Разворот Все выпуски

Возбуждение дела против Олега Митволя за продажу дешевого молока


Время выхода в эфир: 18 августа 2010, 15:35

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 15:35 в столице, продолжается дневной «Разворот». Тихон Дзядко, Татьяна Фельгенгауэр, и у нас в студии Олег Митволь, префект Северного округа Москвы. Здравствуйте, Олег Львович.

О.МИТВОЛЬ: Здравствуйте.



Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас прямая трансляция работает на сайте и вы можете присылать свои вопросы на номер +7 985 970-45-45. Главная тема нашего сегодняшнего разговора – это возбуждение дела за продажу дешевых молочных продуктов.

О.МИТВОЛЬ: Слишком дешевых молочных продуктов для стариков.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Ну, наверное, надо сначала прояснить саму всю эту историю.

Т.ДЗЯДКО: Да. Сегодня пришли сообщения, вот я цитирую по агентству «РИА Новости», Федеральная антимонопольная служба возбудила дело в отношении префекта Северного административного округа Москвы Олега Митволя по делу о реализации префектурой совместно с компанией «Вимм-Билль-Данн» программы по продаже молочной продукции этой компании с минимальной торговой наценкой льготным категориям москвичей. Сейчас будем разбираться. Я лишь напомню, +7 985 970-45-45 – номер для ваших сообщений SMS, присылайте их также с нашего сайта. Олег Львович, так, что продавали?

О.МИТВОЛЬ: Вы знаете, очень бы хотелось, чтобы, честно говоря, антимонопольная служба заявила, что возбуждено дело в отношении организаций, которые завышают цены на продукты, которые создают монопольные условия для беспричинного повышения цен на молоко, хлеб. Извините, не очень понятно, чем, все-таки, закончилось дело, помните, когда в прошлом году начался птичий грипп, золотая пора для продавцов марлевых повязок, которые в 10 раз… Чем закончилось? Кого наказали?

Т.ДЗЯДКО: Давайте пойдем по порядку.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте с начала.

О.МИТВОЛЬ: С начала, да. Действительно, в прошлом году неожиданно выяснилось, что есть возможность при том, что и продавцы, и производители зарабатывали деньги, но не как обычно 100% на молоке для стариков, а чуть поменьше. В общем-то, сделать так, чтобы наши пенсионеры, ветераны войны, многодетные матери, то есть все те, кто относятся к социальным группам населения – а это у нас обладатели социальной карты москвича, их 300 тысяч в округе – все получили возможность получать молоко одного только вида, литровый пакет, трехпроцентной жирности за 17,50. Кефирчик литр за 24 рубля. Там была мука 2 килограмма и так далее. Ну, то есть мука – это, кстати, не «Вимм-Билль-Данн», а другая компания. Но неудобно и не заметили. Вы знаете, творог, сметанка – вот все, 4 позиции. Плюс мука – другой производитель, плюс пытались еще кто-то, не могли выдержать цены. Вроде благое дело.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А, то есть было несколько компаний, которые участвовали в этой акции?

О.МИТВОЛЬ: Да. Но кто-то забыл, что мука там была. Ну, забыли просто, не интересно.

Т.ДЗЯДКО: «Вимм-Билль-Данн» с молочными продуктами и мука – какая-то другая компания.

О.МИТВОЛЬ: Да. Приходили компании, уходили другие, но не могли держать цены. Потому что, ну, не интересно им было только 20% наценки. Вы знаете, мы все с вами вместе смотрели телевидение, по телевидению я, например, видел как председатель правительства был в «Перекрестке» в магазине в Крылатском и говорил как раз про торговые наценки. То есть идея-то не моя, я идею по телевизору посмотрел. И подумал, что было бы совсем неплохо.

А в чем проблема организовать? И выясняется, и, действительно, дело пошло, в ста магазинах наши старики покупали молочные продукты. До сих пор, кстати, подходят и спрашивают, почему снова? С начала года эта программа прекратилась. Я им не могу объяснить, почему государство стоит не на страже стариков.

Т.ДЗЯДКО: А это было заключено какое-то соглашение между префектурой и «Вимм-Билль-Данном»? Или как?

О.МИТВОЛЬ: Никакого. Вот именно, что никакого соглашения.

Т.ДЗЯДКО: А как технически?

О.МИТВОЛЬ: Технически именно в связи с тем, что… Мы сказали о том, что мы, я как раз только тогда приступил к работе и сказал: «Мы будем всячески приветствовать все те организации, которые будут для стариков торговать с минимальной наценкой». То есть по социальной карте москвича торговать с минимальной наценкой. Там появились и какие-то предложения от «Перекрестка». Кстати, к нам пришел и «Перекресток» — ну, то есть он хотел тоже в этой программе участвовать. Но он потом, когда увидел эту историю с ФАСом, ушел, так сказать, лег на крыло. Ну, то есть, вы понимаете, и в «Перекрестке» есть брендовое молоко под названием «Перекресток».

Но это никого не интересовало в ходе этих разбирательств. Сначала все кричали, вот, коммунисты кричали, что это «Единая Россия» делает под выборы. Выборы прошли, а молоко продавалось. И до начала этого года.

Т.ДЗЯДКО: Не, а почему именно «Вимм-Билль-Данн»?

О.МИТВОЛЬ: Значит, вопрос следующий. Дело в том, что, видимо, было легче прихватить их.

Т.ДЗЯДКО: Не-не-не, я имею в виду, почему именно «Вимм-Билль-Данн» продавал дешевле? Вы с ними запустили общую программу, подписали какие-то договоренности?

О.МИТВОЛЬ: Нет. Я сказал, что мы приветствуем все компании, которые… Я знаю, почем покупают подмосковные заводы у фермеров молоко – это 10-11 рублей. И сказал, что «было бы неплохо, если бы компании для именно этих групп торговали до 18 рублей». Все. На это дело откликнулся сначала «Вимм-Билль-Данн», потом подошел «Перекресток» – они вообще овощи предлагали продавать, потом мук-отделы. Все это по дороге потеряли. Значит, с «Вимм-Билль-Данном» история следующая: дело в том, что производителю в этой ситуации грозит 20-процентный штраф с оборота. Их вызвали, сказали, что, вот, будете говорить, что не было сговора?

Т.ДЗЯДКО: Это когда было?

О.МИТВОЛЬ: Ну, у нас, вы знаете, что ФАС занимается этим почти год. То есть более 15 заседаний было. Сначала дело рассматривалось на уровне московского управления ФАС. Потом забрали на самый верх, на уровень федерального ФАСа. Представляете, если бы эти силы все бросить на цены на бензин, на продукты, которые непонятно почему растут?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, так и в одно из этих разбирательств «Вимм-Билль-Данну» сказали, что либо вы признаетесь, либо?..

О.МИТВОЛЬ: Нет. Ну, «Вимм-Билль-Данн» же юрист и закон читает. И там написано, что если производитель признается и прекращает, то освобождается от ответственности. А если не признается и не прекращает, то получает штраф 25% с оборота. И понятно, что это коммерческая компания, и я их понимаю. И наверное, ну, не хочется говорить о том, что, ну, потеряли бы люди деньги за благое дело.

У меня же позиция совершенно другая. Вот, ФАС там сегодня пытался что-то вывернуться, что-то объяснить. Извините, меня хотят обвинить в картельном сговоре с производителем с какой целью? Для того чтобы молоко было вполовину дешевле? Извините меня, то есть картельный сговор государства с целью того, чтобы у пенсионеров были дешевые молочные продукты. Так вы, извините, в такие картельные сговоры государство обязано вступать. Вы поймите, это функция государства защищать малообеспеченное и социально неблагонадежные группы населения.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Олег Львович, объясните, почему вы эту программу не согласовали с какими-то органами власти?

О.МИТВОЛЬ: Минуточку, минуточку! Ее не было письменно. Там же все вилами по воде писано еще почему? Письменно ничего не было. И все основывается на показаниях «Вимм-Билль-Данна» после того, что ему антимонопольщики за год расследования объяснили, что его ждет, если они не признаются. А в случае если «Вимм-Билль-Данн» сознался в сговоре, то тогда он освобождается от ответственности. Как вам?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вы получаете административный иск?

О.МИТВОЛЬ: Да, административное дело, которое грозит мне штрафами. И за что? За то, что молоко было вполовину дешевле, чем в других округах. Извините, вместо того, чтобы провести совещание, понять, может, это в других округах надо сделать? может, это по всей стране надо сделать? Если, извините, такие торговые наценки, может, для стариков-то наценочку надо пониже сделать?

Вы знаете, ну, удивительная история. Я сегодня весь день об этом говорю. Если меня накажут – а я понимаю так, что, ну, это, видимо, специально делается… Я не знаю, кто эту ситуацию заказал, что это такое. Я знаю, что если меня накажут за то, что я позволил старикам пить полгода молоко дешевле, чем оно сейчас стоит, то вы знаете, я посчитаю это государственной наградой для себя.

Т.ДЗЯДКО: Смотрите, а здесь, если я правильно понимаю (это, опять же, вы сказали агентству «РИА Новости»), что может быть либо штраф, либо дисквалификация.

О.МИТВОЛЬ: Да, штраф от 20 до 50 тысяч либо дисквалификация.

Т.ДЗЯДКО: То есть лишение вас ваших полномочий?

О.МИТВОЛЬ: Да. Но вы знаете, я хочу сказать, что за всю историю ни одной дисквалификации не было ни с кем. То есть у нас цены вы сами знаете – вы на бензоколонках покупаете бензин и в магазины ходите. У нас ни одного расследования не было процедуры дисквалификации. Если на мне начнут, ну что ж, посмотрим. Вопрос заключается в том, что, извините меня, я считаю, что функция государства – следить, чтобы спекулянты не пользовались… Сейчас же начнется. Сейчас из-за этих лесных пожаров нам будут спекулянты эти цены взвинчивать.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, слушайте, а с другой стороны, есть же такая вещь как демпинг.

О.МИТВОЛЬ: Какой демпинг?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: ФАС может увидеть все и везде.

О.МИТВОЛЬ: Слушайте, значит, если человек плохо видит в сфере в той, в которой он работает, значит, он не может работать в этой сфере.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не просто же так началась проверка.

О.МИТВОЛЬ: Я могу сказать, что, действительно, не просто так. Действительно, ужасная история. У нас в округе живет 1 человек по фамилии Аким Богатырев. Значит, он с 1980 года нигде не работает, живет с мамой, в Войковском районе. Вы знаете, это тот как раз Аким Богатырев, который первый возвестил о прибытии в нашу страну инопланетян. И вот этот человек – действительно, я понимаю так, стоящий на страже нашей планеты – написал жалобу в ФАС.

Т.ДЗЯДКО: Во всяком случае, вашей Северной административной уж точно.

О.МИТВОЛЬ: Да. Вы знаете, приятно, что и ФАС… А, кстати, вы знаете, следующим сообщением Аким Богатырев потребовал правительство Путина в отставку. Интересно, ФАС вот этим сообщением также рьяно займется как и предыдущим? И на основании именно одного этого заявления, именно одного ФАС целый год, высшие должностные лица ФАСа ранга зам руководителя Федеральной службы собирались, проводили комиссии, вызывали других производителей. Те, не хотя ссориться с ФАСом, говорили: «Да-да, мы пострадали, только не понимаем как». Ну, вот это из этой оперы, помните, «Я – свидетель. А что случилось?» Довели «Вимм-Билль-Данн» до того, что тот сознался во всем. У нас, кстати, до этого был прокурор Вышинский, у него были методологии, по которым он мог вообще, как бы, человека убедить сознаться в любых вещах. А тем более здесь, ведь, очень интересная история. Если ты сознаешься, ты освобождаешься от ответственности. А если ты не сознаешься и упираешься, то оборотный штраф. Вы знаете, у нас, ведь, история (опять, вспоминая историю), у нас, ведь, история уже была – унтер-офицерская вдова, которая сама себя и высекла.

Т.ДЗЯДКО: Смотрите, а поясните тогда мне. С чем, может быть, связано, на ваш взгляд, столь пристальное внимание к вам со стороны Федеральной антимонопольной службы?

О.МИТВОЛЬ: Вы знаете, и, действительно, ведь, не Федеральная служба по городу Москве. Ведь, дело – такое серьезное дело, представляете, ужас какое серьезное дело! Оно было затребовано на самый верх! Ведь, разбирается комиссия под руководством статс-секретаря. То есть вы понимаете, да? То есть какого уровня серьезное дело о пенсионерах и их молоке. Вот. И, честно говоря, я сам не понимаю, неужели в ФАСе нечем больше заняться? Представляете, какое количество людских ресурсов на эту тему отвлекается? Я не понимаю, к чему это все. Я считаю, что вообще государство должно регулировать некоторые позиции, социально значимые продукты для некоторых категорий граждан – для стариков, пенсионеров. Потому что я считаю, что, ну, неправильно на человеке, получающем одну пенсию по старости, вкручивать туда 100% рентабельности.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наш слушатель Антон спрашивает: «А вы можете подать встречный иск? То есть обратиться в суд, чтобы там разобрались в законности?»

О.МИТВОЛЬ: А в чем?.. Нет, смотрите. Ущерб доказать никто не может. Аким Богатырев, как я понимаю, сейчас занят встречей инопланетян и, наверняка… Я только на это могу сослаться, такую его влиятельность. Вы представляете, один человек с Войковской своей жалобой.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, ну смотрите, административный иск, ведь, есть?

О.МИТВОЛЬ: Вы не поняли. Это административное дело.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, административное дело.

О.МИТВОЛЬ: У них следующая ситуация. Они сначала возбудили дело по ситуации. С чувством выполненного долга, что называется, прекратили безобразную практику торговли дешевым молоком. Ну, в начале года же они это прекратили. И решили пойти дальше. Решили получить признательные показания у «Вимм-Билль-Данна». А у «Вимм-Билль-Данна» выбора не было – они должны были либо признаться… Те сказали: «Да-да, вступили в сговор. Только, извините, бумаги нет ни одной. Ущерба никто показать не может». Ведь, ущерб – это юридическое понятие, я вам как юрист говорю. Показать никто не может, всем кажется. И уже у них появилась возможность предъявить претензии лично мне за то, что я об этом говорил. Ну, я не очень понимаю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть вы отстаивать свою правоту не будете никаким образом?

О.МИТВОЛЬ: Вопрос. В чем отстаивать свою правоту? Вы знаете, я не знаю, как отстаивает правоту государство, которое я как руководитель территориального органа исполнительной власти олицетворяю на встрече с пенсионерами, которым я не могу объяснить, почему государство не стоит на их стороне. Почему государство не делает так не только в Северном округе, а во всех округах и Москвы, и России? Почему у нас нет социально защищенных позиций самых ходовых позиций продовольственных товаров? Это есть даже в благополучной Америке – вы знаете, там специальные талоны на эту тему выдают.

Так что, ну, какую правоту? Извините, сказать о том, что, может быть, посмотрим выступление зампреда правительства Виктора Алексеевича Зубкова на эту тему? Извините, вот этот фильм, я смотрю репортаж НТВ о посещении премьер-министром магазина «Перекресток» в Крылатском, в котором он как раз говорил про розничные оценки. Он об этом говорил. Я привык к тому, что если выступает руководитель правительства, то все чиновники должны к этому прислушиваться.

Т.ДЗЯДКО: Смотрите, а вы будете какие-то показания?

О.МИТВОЛЬ: Да, 26-го приду.

Т.ДЗЯДКО: 26-го числа вы в ФАС?..

О.МИТВОЛЬ: В 11 часов, да. У нас, правда, утром в 10 утра окружной педсовет, то есть я встречаюсь с учителями. Но я там как-то побыстрее попытаюсь, поеду выступлю. Я не считаю себя в чем-то виновным. Я считаю, что, видимо… Я не понимаю. Вы знаете, у меня такое впечатление, что инспектора, которые эту тему подняли, они сами не поняли, что они открыли. Они открыли, в общем-то, непонятную ситуацию. Тем более, что юридически никаких бумаг с «Вимм-Билль-Данном» я не подписывал. Вот, другие предприятия, которые там участвуют… Конечно, «Вимм-Билль-Данн» по дороге потерял, сами они, естественно, заявляться не будут – вы понимаете, да? Зачем им на штрафы нарываться? Но это же факт. И те люди, которые у нас в 100 магазинов ходили (100 магазинов продавало по таким ценам!) – они-то, наверное, помнят. И по результатам, между прочим, многие говорят, эти люди обо мне – вот такую память оставил. Ну, так что я в этой ситуации спокойно совершенно к этому отношусь. Ну, дисквалификация – значит, дисквалификация. Если у нас картельные соглашения по любым сферам деятельности заканчиваются штрафом в 30 тысяч, а за то, что старикам молоко подешевле сделать, — дисквалификация, ну, значит так.

Т.ДЗЯДКО: Смотрите, вот наш слушатель Сергей, я цитирую его сообщение: «Митволь дал преимущество в реализации продукции в своей вотчине одной фирме».

О.МИТВОЛЬ: А как я его мог дать? Сергей зовут молодого человека?

Т.ДЗЯДКО: Сергей, да.

О.МИТВОЛЬ: А что такое «дал преимущества»?

Т.ДЗЯДКО: Ну, вот, они продают дешевле и их покупают больше.

О.МИТВОЛЬ: Какое преимущество, если я не влезал в механизм торговли? Вы что, не понимаете? Дело в том, что дистрибьюторы как были Вимм-Билль-Данновские, так и были. Договора как у них были… Мы не влезали, преимуществ не давали. Вопрос: какие преимущества? Кто-нибудь, вот, мне может рассказать? Мне самому уже интересно. Через полгода после происшедшего…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Может, вам 26 числа что-нибудь новое расскажут.

О.МИТВОЛЬ: Ну, они ничего не расскажут. Они скажут, что «Олег Львович, хотим спросить вас. Вот, у нас есть признание «Вимм-Билль-Данна». Ну, я вспоминаю, у нас в истории нашей страны были такие годы, когда на признание других товарищей подклеивали коллеги приговор, и он в лучшем случае уезжал в Сибирь, в худшем на расстрел. То есть я-то исхожу из того, что в моем случае не все так плохо. В крайнем случае, уйду работать на «Эхо Москвы».

Т.ДЗЯДКО: 15 часов и 52 минуты в Москве, Олег Митволь у нас в прямом эфире, префект Северного административного округа. Напомню, на сайте www.echo.msk.ru продолжается видеотрансляция – заходите на сайт и смотрите все то, что в студии происходит, смотрите на Олега Митволя.

О.МИТВОЛЬ: Я, кстати, могу предложить на сайте у вас провести конкурс, чтобы кто-нибудь, может, из читателей помог ФАСу, чтобы придумали хоть в чем какие конкурентные преимущества я дал. Потому что, действительно, бедная женщина, которая сейчас там зам руководителя управления картельных соглашений, я так понимаю, у нее задача стоит, а как делать непонятно.

Т.ДЗЯДКО: Я думаю, что в комментариях к этому эфиру будет возможность прислать все, что они хотят. Давайте мы сейчас перейдем к другой теме. Сегодня стало известно о том, что столичные власти приняли решение об ограничении по времени суток розничной продажи крепкой алкогольной продукции. Если ранее у нас алкоголь продавался, поправьте меня сейчас, я не могу точно найти.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С 11-ти.

Т.ДЗЯДКО: А, запрет действовал с 11-ти до утра, то теперь сдвинули на час раньше. И кроме того, если раньше позволяло по согласованию с префектурой округа вести круглосуточную продажу алкогольной продукции, то теперь всем запрещено. У вас в округе как это в последнее время?

О.МИТВОЛЬ: Ну, вы знаете, наверное, вы слышали, в прошлом году я пытался уже там, как говорится, идя впереди паровоза запретить эту круглосуточную торговлю. Был некий скандал, меня обвинили в том, что я зажимаю малых предпринимателей, которые только что нащупали золотую жилу в торговле ночью спиртным на остановках. И, соответственно, помните, там была история, как говорится, меня поправили. Ну вот, а теперь, видите, все по закону.

Т.ДЗЯДКО: Но вам кажется, эта мера действенная?

О.МИТВОЛЬ: Я считаю, очень правильная. И вы знаете, здесь вопроса два. Это вопрос алкоголя и сигарет. Дело в том, что у нас средний возраст мужчин падает, средний возраст смерти мужчин из-за того, что многие просто спиваются. И это у нас идет не откуда-нибудь, это выходит у нас из доступности алкоголя. И алкоголизации школы. И вы знаете, основным… Это не только российский опыт, это, скорее, зарубежный, европейский опыт. Основной, наверное, инструмент борьбы с алкоголизацией – это снижение доступности. То есть алкоголь должен продаваться только в специализированных местах – это супермаркеты, магазины, где администрация несет ответственность, где не продадут лицу, не достигшему соответствующего возраста, не продадут школьнику. А то, что у нас, извините, сегодня в объектах нестационарной торговли, по которым я тоже категорический противник, можно купить около школы все, что угодно, и вы видели, наверное, сериал «Школа», где вот эти школьники выходят и вы видели, что они там покупают, в этом соседнем «Тонаре». И это, ведь, правда.

Т.ДЗЯДКО: А как технически будет контроль осуществляться за этим?

О.МИТВОЛЬ: Очень легкий. Дело в том, что раньше нам не давали горлышко сузить, а теперь мы будем четко выполнять соответствующее распоряжение правительства и все.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но это ограничение по времени только.

О.МИТВОЛЬ: Пока да. Но я надеюсь. Вот, давайте, так скажем, может, через год на эту тему еще поговорим. Вот, полдня уже запретили. Я надеюсь, что в конечном счете мы уйдем от торговли на остановках общественного транспорта алкоголем и сигаретами. Мы уйдем от торговли… Сигаретами, я считаю, торговать надо только в больших магазинах или – и эту тему я, кстати, с мэром обсуждал – или в специализированных киосках, помните, как были по типу «Табак»? Которых было мало, которые, в общем-то, выполняли свою функцию, но при этом они отвечали в том числе потерей лицензии на продажу несовершеннолетним этих сигарет.

Вы поймите, ведь, удивительная история. Вы знаете, что у нас сигареты сегодня не лицензируются? Потому что выясняется, что именно в России сигареты не наносят ущерб здоровью. В Америке идут иски миллиардные родственников умерших из-за рака и так далее. А в России сигареты исключены из перечня товаров, которые могут вызвать вред здоровья. То есть они, оказывается, у нас не вызывают, то есть они у нас только полезны. И поэтому у нас потом в школах появляются клубничные сигаретки, грейпфрутовые сигареты. Вы знаете, я просто, ну, диву дался. То есть производители сигарет уже идут к детям.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А если вернуться к алкоголю. Вот, сейчас речь идет только о продаже крепкого алкоголя. Как вы считаете, необходимо ли перенести подобное ограничение и на продажу пива?

Т.ДЗЯДКО: 15% сейчас стоит.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, содержания спирта.

О.МИТВОЛЬ: Вы знаете, лично моя позиция – ну, меня сейчас в предвзятости обвинят, я-то сам не пью. Хотя, например, если мои родственники и знакомые в застолье какое-то нормальное количество вина белого и красного к мясу или, там, к каким-то салатам пьют…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Так, с продажей пива-то что? Нужно ограничивать?

О.МИТВОЛЬ: Вы знаете, я считаю, что эти вопросы тоже надо регулировать. То есть пиво надо тоже в специализированные рестораны убирать, в специализированные торговые точки. Убирать доступность. То есть вы хотите попить пива – пошли в соответствующее заведение, попили там пива. Вы хотите купить домой пива – пошли в супермаркеты, в магазины, взяли, там, прибор для изготовления пива в домашних условиях, пиво в банках, в бутылках, как угодно. И все.

Т.ДЗЯДКО: Ну, так, взяли прибор для изготовления пива в домашних условиях – таким образом мы идем к тому, что было в конце 80-х годов. Нам это нужно?

О.МИТВОЛЬ: Ой, неправильно. Давайте в крайности не шарахаться, давайте, все-таки, европеизацию. Я считаю, что необходимо посмотреть, какое количество точек нам нужно по торговле тем же пивом. И все. Но там, где будут торговать пивом, мы будем понимать, что, например… Вы же понимаете, что супермаркет очень редко продавать будет несовершеннолетним запрещенные товары. Потому что он рискует лицензией, рискует бизнесом и так далее. Все эти не будут в это дело играть. А, вот, приехавшие с зарубежья… А, вот, например, вот эти «Тонары» с вывеской «Хлеб», а торгуют пивом, сигаретами. Вы знаете, да? Что там туалета нет, руки они не моют, извините, потребности справляют в ведро, которое там стоит.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть палаточки эти надо тоже ликвидировать?

О.МИТВОЛЬ: Я считаю, что они не красят город. И я уверен, что рано или поздно вот эти все нестационарные объекты торговли, вот эти вот, скажем так, «Тонарчики», всякие другие изделия на колесах – все уберем. Почистим. Ну, не хотелось бы терять, все-таки, в этом смысле облик культурного города.

Т.ДЗЯДКО: Давайте будем постепенно закругляться, потому что время наше подходит к концу.

О.МИТВОЛЬ: Закругляйтесь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще раз, чтобы уточнить. 26 числа вы явитесь в Федеральную антимонопольную службу?

О.МИТВОЛЬ: Постараюсь, да.

Т.ДЗЯДКО: И какие-то показания там будете давать. Спасибо большое. Я напомню, у нас в эфире был Олег Митволь, префект Северного административного округа Москвы. Мы сейчас прерываемся на новости, после чего продолжим тему, которую мы обсуждали последние 10 минут – будем мы говорить об ограничении на продажу в Москве, розничной продаже крепкого алкоголя. Свяжемся мы сперва с Никитой Белых, губернатором Кировской области, который мне расскажет… Который нам расскажет о том, как…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Тебе-тебе, Тиша. Все расскажет тебе Никита Белых.

О.МИТВОЛЬ: Ну а все послушают.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А мы послушаем.

Т.ДЗЯДКО: Да, а все послушают. Он расскажет, как этот запрет действует в Кировской области. После чего будем слушать вас по телефону 363-36-59.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире