'Вопросы к интервью


Н.АСАДОВА: 16 часов 5 минут в Москве, это передача дневной «Разворот». Ее ведут сегодня Наргиз Асадова и Алексей Дурново. Сейчас же я хочу представить вам нашего гостя. Это Иржи Динстбир, председатель Комиссии по иностранным делам, обороне и безопасности Верхней палаты парламента Чехии. Здравствуйте.



И.ДИНСТБИР: Здравствуйте.

Н.АСАДОВА: И я напомню, что у нас идет видеотрансляция на сайте echo.msk.ru. Можете стать свидетелями нашего разговора. И телефон для смс — +7 985 970 4545.

А.ДУРНОВО: Мы хотели начать с темы размещения ПРО. Она ушла в небытие. Но вы, когда приходил Барак Обама в Белый Дом, были едва ли не первым человеком, который сказал, что скорее всего ПРО будет, но не сейчас, или, может быть, его не будет вообще. Но, тем не менее, остается проблема обеспечения безопасности в Европе. Вот как по-вашему, как должна в Европе обеспечиваться безопасность? Какая должна быть система?

И.ДИНСТБИР: Вы знаете, я думаю, что в Европе ничего опасного нет. После Второй мировой войны все поняли, и с концом биполярного мира на этом уровне все поняли, что невозможно дальше бояться военных операций из другой страны, что надо работать другим образом. Все-таки вы видите иногда, что некоторые люди, мышление которых еще старое, но это не господствует в Европе, в ЕС. Вы говорите, ни у кого нет инструментов открывания старых конфликтов. Если кто-то начнет, все остальные это не примут. Это вопросы Второй мировой войны или даже Первой мировой войны. Это история. И теперь, я думаю, что надо понимать, что решения глобальных проблем, проблем в глобальном мире с открытыми границами и с современными технологиями — мы все должны говорить о них и решать проблемы не только на глобальном уровне и на большом региональном уровне, как Евросоюз и так далее, но их нужно решать на уровне государства и городов и даже личностей.

Н.АСАДОВА: Скажите, пожалуйста, как вы считаете, есть ли какие-то угрозы европейской безопасности? Есть ли общие угрозы Европе и России? И каковы они?

И.ДИНСТБИР: Вы думаете, угроза ли Россия Европе? Нет…

Н.АСАДОВА: Нет, вот у Европы и у России есть угрозы? Они общие?

И.ДИНСТБИР: Есть угрозы, которые общие для всех.

Н.АСАДОВА: Например?

И.ДИНСТБИР: Например, мы знаем, что экспансия терроризма, получившего фундаментальную интерпретацию исламской религии, это не исламская религия. Это политическая интерпретация. И это очень важно, так как это не только Афганистан, Пакистан и банды терроризма талибанского на границах, в горах Афганистана и Пакистана…

Н.АСАДОВА: А Иран является угрозой?

И.ДИНСТБИР: Это другое дело. Этот терроризм, который идет сейчас, это не только Афганистан и Пакистан. Это южный Йемен, это Сомали, где африканская Аль-Каида строит новые кампусы. Даже у нас в Европе они проникают в Албанию, Косово, Македонию.

Н.АСАДОВА: Я поняла. Первая угроза — это международный терроризм. А вот какова вторая угроза? Иран является ли и ядерная программа Ирана? Ведь американцы хотели свою ПРО поставить, в частности, радар в Чехии, именно мотивируя тем, что Иран является угрозой.

И.ДИНСТБИР: Даже не все американцы, вы знаете. В Иерусалиме один из лучших людей интеллектуалов мне сказал — надо, чтобы вы поняли, что Иран — это несколько тысяч лет культуры, что огромное сильное гражданское общество. Мы это видели в прошлом году в течение президентской кампании после результатов. Я не боюсь Ирана совсем. Иран теперь после Ирака и Афганистана сильнее, чем до сих пор был, так как это был идиотизм Джорджа Буша младшего — идти в Ирак, не зная, что будет потом. А никто не знает даже сейчас, как это будет.

Н.АСАДОВА: То есть Иран не представляет опасности?

И.ДИНСТБИР: А Иран использует свои позиции в регионе. И он будет сильной державой региона.

А.ДУРНОВО: То есть не так страшен Иран, как представляют его?

И.ДИНСТБИР: Наверное. Даже не только Эрдоган, но и китайские и индийские политики, которые это знают лучше, чем американцы, что с иранской цивилизацией надо разговаривать, и никакие санкции не помогают. Надо разговаривать. И я не боюсь даже мощного ядерного оружия, так как у них нет ядерного оружия. И даже если будет через десять лет, это не будет использоваться в мировой политике. Это было бы самоубийством — атаковать кого-нибудь, так как их арсенал в сравнении с русским, американским будет несравнимо меньше. А я убежден, что они не смогут это использовать даже для локальной, региональной политики. Если они атакуют Израиль или кого-нибудь ядерным оружием, ответ мировых мощностей будет очень сильный. Для меня это символ державы, партнера атомных членов Совета Безопасности — у всех есть ядерное оружие. И это значит — иметь что-нибудь против угроз со стороны кого-либо.

Н.АСАДОВА: Мы говорим о том, что… президент Медведев предложил это, потом уже и Барак Обама говорил — о том, что нужно создавать какую-то общую систему безопасности Европы, США, России. Вот вы можете прокомментировать эти заявления? Вы считаете, нужно ли и возможно ли создавать такую общую систему безопасности?

И.ДИНСТБИР: Вопрос, можно ли что-нибудь, это странный вопрос. Все возможно, если мы этого хотим.

Н.АСАДОВА: Мы этого хотим?

И.ДИНСТБИР: Я бы этого хотел, но это зависит от того, будут ли это все понимать. Я уверен, у нас это официальная позиция — как строить европейскую безопасность без России, например? Какая европейская безопасность без России? Это невозможно. Я думаю, что в России вы это тоже понимаете, что строить безопасность в Европе без остальных европейских наций невозможно. Надо договориться, как договорились французы и немцы после Второй мировой войны.

Н.АСАДОВА: Я напоминаю, что у нас в студии Иржи Динстбир, председатель Комиссии по иностранным делам, обороне и безопасности Верхней палаты парламента Чехии.

А.ДУРНОВО: Не так давно как раз в Праге был подписан Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений между Россией и США. Как по вашему, насколько это значимое событие?

И.ДИНСТБИР: Я думаю, что это значительно, так как это новый сигнал. Может быть, технически это не так важно, но политически это огромный сигнал. После того, как Джордж Буш окончил эти бывшие международные соглашения, я думаю, что это очень важно. Я говорил и здесь, и с американцами о ратификации — они мне говорили, что будет ратификация скоро, что будет новый этап дискуссии потом о ядерном и ракетном разоружении, она будет продолжаться. Я это знаю все. Нельзя быть слишком оптимистичным, но, во всяком случае, это сигналы позитивного развития.

Н.АСАДОВА: В прошлом году в Чехии было проведено исследование общественного мнения Центром изучения общественного мнения, это чешский, насколько я понимаю, институт. Так вот, выяснилось, что чешские граждане считают, что безопасности их страны угрожает главным образом Россия. Это год назад было.

И.ДИНСТБИР: Знаете, это специальные политически ориентированные исследования. Если дать избранному кругу людей вопрос: «Думаете ли вы, что Россия — угроза?», некоторые напишут. Но это неважно. Вы видели, что 70% чехов было против радара, и даже правительство, которое поддержало этот комплекс, не знало, что парламент это не примет.

Н.АСАДОВА: То есть вы считаете, что радар Чехии не нужен?

И.ДИНСТБИР: Не только не нужен. Радар — это нонсенс. Это изобретение американских неоконсерваторов, Рамсфельда, который хотел поделить Европу на новую и старую. Новая — это чехи, поляки. Никто этого не хотел даже в НАТО — ни Европа, ни Канада. На всех саммитах НАТО всегда была резолюция, что мы будем об этом говорить и будет хорошо, если мы договоримся. Это значит на дипломатическом языке, что они не принимали эту концепцию.

А.ДУРНОВО: Тему радара окончательно закрыл Барак Обама, придя к власти. Однако власть в Америке может смениться — может быть, через два года, может быть, через шесть лет. Возможно, снова придут к власти республиканцы. Возможно ли тогда, что вернутся к диалогу о радаре в Чехии?

И.ДИНСТБИР: Можно вернуться к дискуссиям. Это 30 лет дискуссий. Но надо знать, что в Америке огромные группы специальные, которые эти компоненты производили, которые заинтересованы. Они всегда заинтересованы найти что-нибудь, что им принесет деньги.

Н.АСАДОВА: Иржи Динстбир, председатель Комиссии по иностранным делам, обороне и безопасности Верхней палаты парламента Чехии, гость нашей студии.

А.ДУРНОВО: Вновь хочу продолжить тему ПРО, которая, как мне кажется, еще не исчерпана. Когда в самом соку был конфликт, в России говорили, что вся Чехия против радара, в Америке говорили, что, наоборот, вся Чехия за радар. Вы сейчас сказали, что 70% населения было против радара. А кто все-таки был за?

И.ДИНСТБИР: Кто был за… Были некоторые солдаты, для которых это новая работа — участие в этих проектах. А потом — люди антиевропейские, которые хотели ставить на Америку против нашей активизации в Евросоюзе. Я им говорил три года тому назад — вы глупые, рисковать вашей карьерой, вашей репутацией личной и политической. Как я вижу дискуссию Америки, этого не будет. Это было во время Джорджа Буша. Я этого не говорил этим людям, я писал это в своих комментариях. Это глупо — рисковать своей репутацией в пользу проектов, которых не будет. Некоторые из этих журналистов и политиков говорили, что Обама их предал. Это было даже смешно.

А.ДУРНОВО: Вопрос пришел от Вадима на смс. Вадим спрашивает: «Не кажется ли вам, что смысл существования НАТО как-то исчерпал себя после того, как прекратила свое существование Организация Варшавского договора?» Нужно ли современному миру НАТО?

И.ДИНСТБИР: Вы знаете, это тяжелый вопрос. Так как существует много международных организаций и будут существовать. И дискуссия об их ликвидации — это не прагматично. Я думал, что после 89-го года, и мы говорили об этом не только с Шеварднадзе, но с Байкером и с другими, что надо делать новую систему мировой безопасности, в которой эти все организации будут играть специальную роль как части общей системы безопасности. Но даже Бейкер говорил о безопасности от Ванкувера до Владивостока. Но потом, после Саддама Хусейна в Кувейта, распалась Югославия, потом Чехословакия, Советский Союз. У всех были другие проблемы. И потом, в конце концов, после победы неоконсерваторов и Буша младшего в американской политике не было ничего, о чем говорить можно было. Они были намного более идеологические, чем Брежнев.

Н.АСАДОВА: Спасибо. У нас закончилось время. Иржи Динстбир, председатель Комиссии по иностранным делам, обороны и безопасности Верхней палаты парламента Чехии, был с нами в студии. Всего доброго.

И.ДИНСТБИР: Всего доброго, до свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире