'Вопросы к интервью
А. БЕЛЬКЕВИЧ – У нас в гостях сегодня Сергей Куприянов — пресс-секретарь председателя правления ОАО «Газпром». Добрый день.



С. КУПРИЯНОВ — Здравствуйте.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Начнем с последних новостей. Развитие какое-то есть, связаны они с Белоруссией. Вчера было заявлено, что президенты Лукашенко и Медведев встретятся в ближайшие дни для обсуждения условий так называемого Таможенного союза. Были там серьезные проблемы со стороны Минска последнее время. И вчера же белорусский МИД опубликован перечень своих претензий, которые они предъявляют России по поводу некоторых нестыковок в отношении этого единого экономического пространства. И Таможенного союза. И один из пунктов касается цен на газ. Если суммировать, примитивизировать, белорусы не хотят платить больше за российский газ, чем за него платят в России. В том сообщении, которое распространил Кремль по поводу предстоящей встречи Медведева и Лукашенко, была в частности фраза о том, что президенты договорились поручить подготовить к встрече глав государств различные компромиссные варианты решения проблемы. Касается это ли цены на газ, готов ли «Газпром» идти на какие-то переговоры по поводу цен на газ с Белоруссией?

С. КУПРИЯНОВ — На самом деле надо отметить, что мы всегда достаточно конструктивно работаем с нашими белорусскими партнерами. И в частности в 2009 году в условиях достаточно непростой экономической ситуации, связанной с общим финансовым кризисом, мы согласились применять понижающий коэффициент не 0,8, а 0,7 к формуле цены. И считаем, что это было шагом навстречу нашим белорусским партнерам. В этом году, как и предусмотрено контрактом, действует коэффициент 0,9, в следующем году будет единица в соответствии с контрактом. Считаем, что если сравнивать с ценами поставки газа в другие страны бывшего Советского Союза, это вполне конкурентоспособная, если не сказать одна из лучших цен, которые имеют наши партнеры на пространстве бывшего Советского Союза. Наша позиция в том, что действующий контракт надо, безусловно, выполнять. Если будут приняты какие-то другие решения, это будет уже потом. А сейчас надо точно следовать букве и духу тех договоров, которые у нас подписаны и действуют.

А. САМСОНОВА — Если у нас с Белоруссией будет единое экономическое пространство, то чем может объясняться разная цена на газ для российских потребителей и белорусских?

С. КУПРИЯНОВ — Вы очень правильно отметили: если будет.

А. САМСОНОВА — Соответственно не будет, пока цена не станет одинаковой.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – По крайней мере, Минск это заявляет одним из условий. В том числе и перед встречей Лукашенко и Медведева.

С. КУПРИЯНОВ — Такова их переговорная позиция.

А. САМСОНОВА — Но правильно ли полагать, что у нас не будет общего экономического пространства до тех пор, пока «Газпром» не сделает одинаковые цены для белорусских потребителей и российских?

С. КУПРИЯНОВ – Смотря, что вкладывать в понятие единое экономическое пространство. На данный момент у нас действует контракт, в котором записана формула цены, связанная с европейскими ценами, предусмотрен ряд понижающих коэффициентов и в качестве элемента, демонстрирующего интеграцию наших государств, еще в 2006 году было принято решение о том, что не применяется экспертная пошлина при поставке газа в Белоруссию. Это существенное послабление, в том числе благодаря этому на протяжении последних нескольких лет цена газа для Белоруссии была относительно низкой.

А. САМСОНОВА — В конце мая говорилось о том, что «Газпром» собирается перестать условно субсидировать российских потребителей, и привести цены внутренние в соответствие с европейской ценой на газ. Когда вы примерно планируете это сделать и идет ли какая-то работа?

С. КУПРИЯНОВ — Предполагалось, что это произойдет уже со следующего года, с 2011. Но на данный момент, учитывая с одной стороны текущую конъюнктуру цен на мировых рынках и на европейском рынке в том числе по нашим контрактам, учитывая экономическую ситуацию в нашей стране, было принято государственное решение о том, что этот переход будет более плавным и, по всей видимости, закончится к 2014 году. На следующий год принято решение о повышении внутренних цен на газ на 15%.

А. САМСОНОВА — По вашим оценкам как это отразится на прибыли «Газпрома»? На сколько процентов увеличится?

С. КУПРИЯНОВ — Прибыль «Газпрома» зависит не только от поставок на внутренний рынок, к сожалению или к счастью и, конечно же, основную долю прибыли мы получаем за счет экспортных поставок. Что касается влияния на наше финансовое положение, прежде всего надо отметить, что мы сейчас должны осваивать новые месторождения, которые находятся гораздо севернее, чем те, которые используются сейчас, и гораздо восточнее. Это значительные инвестиции, которые необходимо делать для того, чтобы через 5-10-15 лет мы были с газом.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Мне бы хотелось к Белоруссии вернуться. Вы сказали: сейчас действует контракт, понижающий коэффициент 0,9. Средняя цена я нашел в Интернете в первом квартале 2010 года – 169 долларов за тысячу кубометров. Тем не менее, Белоруссия выполняет контракт? Есть данные о том, что они платят меньше, чем 169.

С. КУПРИЯНОВ — Строго говоря, нет. По собственному внутреннему решению, не согласованному с нами, «Белтрансгаз» платит в этом году, как и в прошлом по цене 150 долларов. Но если в прошлом году в соответствии с формулой цены она снижалась в течение года, и в результате к концу 2009 года полностью накопившаяся в первом полугодии задолженность «Белтрансгаза» была погашена автоматически, просто потому что по контракту цена была ниже, чем 150 в конце года. Они продолжали платить по-прежнему, то сейчас ситуация будет другой. Если у нас действительно в первом квартале цена газа для Белоруссии по контракту и по формуле цены около 169 долларов, то уже во втором квартале 184,8, ожидаемая средняя по году порядка 187. Это будет зависеть от того, как будут меняться цены на нефть и нефтепродукты в Европе. Это означает, что если ничего не изменится и «Белтрансгаз» будет по-прежнему платить по этой им самим для себя установленной цене в 150, это означает, что долг будет накапливаться от месяца к месяцу и к концу года составит более полумиллиарда долларов.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – То есть получается, что сейчас Белоруссия не выполняет даже тот контракт, который есть. Все-таки они видимо надеются на политический ресурс, политические решения. Может так развиваться ситуация, что после этих встреч Лукашенко с Медведевым, «Газпром» будет вынужден пойти на ту цену, которая по факту сегодня существует.

С. КУПРИЯНОВ — Ситуации могут быть разные и договоренности могут быть разные. Но в любом случае если мы посмотрим например, на Украину, то снижение цены, которое получили наши украинские потребители, это чисто государственное решение. Которое финансируется именно из государственного бюджета. Была снижена ставка экспортной пошлины при поставках на Украину газа «Газпрома» и ровно на эту величину произошло снижение цены для Украины. Таким образом, это было государственное решение. Но контракт, на что бы мы ни рассчитывали, на что бы наши белорусские друзья ни рассчитывали в отношении договоренностей, мы считаем, что до тех пор, пока их нет, контракт нужно выполнять.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – То есть фактически вы не исключаете, что на государственном уровне будут приняты какие-то решения, которые обеспечат Белоруссии те цены, которые они хотят.

С. КУПРИЯНОВ — Это будет зависеть от того, как пойдут переговоры.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Касательно «Белтрансгаза» какова там ситуация? Были заявления, что «Газпром» покупает контрольный пакет, сейчас вроде непонятно, будет ли это контрольный пакет, с одной акцией вроде договориться не могут. 50% дают, а вот одну акцию нет.

С. КУПРИЯНОВ — 50% у нас уже есть. Это было одной из частей пакетного соглашения, достигнутого в конце 2006 года. И на данный момент мы имеем 50% акций «Белтрансгаза». Мы имеем представительство в совете директоров, имеем возможность следить за тем, как идут дела в компании. Однако на те результаты, которые показывает эта компания, определяющее влияние имеют те решения, которые принимаются непосредственно на территории Белоруссии. В частности это речь идет о наценке, которую делает «Белтрансгаз» при перепродаже газа уже непосредственно потребителям. И на тех отчислениях в разного рода бюджетные и небюджетные фонды, которые делает компания. Поэтому те заявления, которые прозвучали с белорусской стороны в отношении готовности продать нам контрольный пакет акций, тут что называется самое главное в деталях. Поскольку мы предметных переговоров по этому поводу еще не вели. И то, какими условиями будет сопровождаться такого рода решение белорусской стороны, в этом и будет заключаться ответ на вопрос: интересно это или нет.

А. САМСОНОВА — Вы упоминали Украину, давайте перейдем к ней. Велись разговоры о слиянии «Нафтогаз Украины» и «Газпрома»…

С. КУПРИЯНОВ — Они и ведутся.

А. САМСОНОВА — Казалось, что господин Янукович четко закрыл этот вопрос для России. Возможен ли такой сценарий и если да, то на каких условиях?

С. КУПРИЯНОВ — Если говорить о надежде, тут сложно сказать, у кого она должна прежде всего быть. У Украины или у нас. Потому что мы считаем, что если смотреть в будущее, то очевидно совершенно, что возможности для развития у газовой отрасли Украины есть, если она развивается вместе с газовой отраслью России. В том случае, если мы ведем совместный бизнес, у нас есть понимание, зачем мы осуществляем инвестиции в модернизацию газотранспортной системы Украины. И как мы управляем всем этим комплексом. На данный момент ситуация следующая. Мы продолжаем контактировать с «Нафтогаз Украины» в отношении возможных схем реализации этого предложения о слиянии. При этом понимаем, что на первом этапе наверное нужно было бы говорить о создании совместного предприятия на паритетных началах, как об этом и говорил президент Украины.

А. САМСОНОВА — То есть мы согласны 50:50?

С. КУПРИЯНОВ — Как первый этап. И сейчас мы смотрим на то, какие активы могли бы стать наполнением этого совместного предприятия.

А. САМСОНОВА — А к чему мы стремимся?

С. КУПРИЯНОВ — К слиянию конечно. Можно я отмечу еще, что на самом деле нужно рассматривать вопросы, смотреть вперед и что называется назад. В советское время и газотранспортная система Украины, и России создавалась как единое целое. Это был единый Советский Союз, и те решения, которые тогда были заложены, а именно большое количество подземных хранилищ газа на западной границе Украины, которые позволяют сглаживать неравномерность спроса на европейских рынках, это система обеспечения восточных регионов Украины. Когда все это строилось, никто даже не мог предположить, что это будут два разрозненных и порознь управляемых производственных комплекса.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Судя по тому, что вы говорите, «Газпром» интересует, прежде всего, газотранспортная система, но, насколько я понимаю, она «Нафтогазу» не принадлежит.

С. КУПРИЯНОВ — Да.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – И как здесь быть?

С. КУПРИЯНОВ — Ищем варианты, как сделать так, чтобы это совместное предприятие было интересным и нам, и Украине.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – То есть этот вопрос пока не закрыт, после того, что говорил Янукович, он обсуждается.

А. САМСОНОВА — Есть вопрос от Николая: а почему цены на газ в Белоруссии ниже, чем у нас. Николай россиянин. Почему так несправедливо, газ-то наш.

С. КУПРИЯНОВ — Ниже в каком регионе.

А. САМСОНОВА — Видимо, для конечных потребителей. Такого нет?

С. КУПРИЯНОВ — Во всяком случае, тот газ, который мы продаем «Белтрансгазу», эти оптовые цены значительно, незначительно, но выше, тем не менее, чем оптовые цены, по которым мы продаем газ внутри страны. Я не очень хорошо знаю, существует ли какое-то перекрестное субсидирование внутри Белоруссии, может, там населению они продают газ дешевле, может быть с этим связан вопрос. Но, конечно же, мы как страна, которая газ добывает, имеем в этом смысле совершенно четкое конкурентное преимущество, которое хотя бы просто связано с тем, что наши потребители ближе, и нам не нужно тратиться на транспортировку.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Давайте пройдемся по месторождениям. «Газпром» отказался от привлечения иностранных партнеров к освоению двух крупных шельфовых проектов. Это Сахалин-3 и Западно-Камчатский шельф. Притом, что ранее как говорили в «Газпроме», такие переговоры велись. О том, что иностранцев там не будет, было заявлено накануне. Представитель «Газпрома» об этом заявил Виктор Тимошилов. Тем не менее, он не объяснил причин, мотивов, почему так сделано. Вы можете что-то сказать по этому поводу?

С. КУПРИЯНОВ — Когда мы говорим об участии тех или иных зарубежных партнеров в наших проектах по добыче газа, то прежде всего нам нужно понять, какую добавленную стоимость они вносят в эти проекты и что мы получаем, допуская их к добыче. Если мы посмотрим на те проекты, которые уже реализуются, например, проект освоения Южнорусского месторождения, которое мы осуществляем вместе с двумя нашими немецкими партнерами, компаниями BASF и EON или например, проект освоения более глубоких ачимовских залежей Уренгойского месторождения, которое мы ведем вместе с Wintershall, то все сделки по вхождению иностранных партнеров в данные проекты сопровождались пакетом договоренностей, в результате которых мы получали также те или иные активы, которые нам интересны. В частности, мы увеличили долю «Газпрома» в компании «Вингаз», которая занимается поставками газа в Германии, она увеличилась до 50% минус одна акция. Мы получили долю в добывающих активах этой компании в Ливии. В сделке с EON мы получили крупный пакет наших собственных акций, который принадлежал этой компании. А при работе с партнерами из Азиатско-Тихоокеанского региона, например, с компанией «Petrovietnam», мы также говорим о том, что одновременно будут реализовываться совместные проекты на территории России и на территории Вьетнама и это уже происходит. Поэтому здесь при принятии тех или иных решений мы прежде всего отталкиваемся от того, что нам может дать, входя в проект иностранный партнер. На данный момент пока такой необходимости по Сахалину-3 нет.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – То есть вы посчитали, что просто вам невыгодно. Означает ли это, что скорость освоения этого месторождения будет меньше, с иностранцами, по крайней мере, я слышал мнения аналитиков, они говорили, что быстрее бы все получилось.

С. КУПРИЯНОВ — Время покажет. Быстрее или нет. Мы видим массу проектов с участием иностранных партнеров, я не говорю про «Газпром», а в целом про нашу страну, где их появление скорости не добавляет.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Просто есть еще и другие сообщения.

А. САМСОНОВА — Можно по Сахалину вопрос. А почему на первый взгляд кажется невежливо с иностранными партнерами поступили, отказали и даже не объяснили причин.

С. КУПРИЯНОВ — Невежливо было бы, если бы им что-то пообещали, а потом это не выполнили. Но таких обещаний не было.

А. САМСОНОВА — Поэтому можно просто сказать «нет».

С. КУПРИЯНОВ — Конечно.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – На восточном направлении, Сахалин, вчера пришли новости по Ковыкте о том, что «Газпром» не будет в этом участвовать, считает Ковыкту неперспективным проектом.

С. КУПРИЯНОВ — Я не назвал бы это новостью.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – В комплексе складывается такое впечатление, что на восточном направлении «Газпром» вообще не особенно большую активность проявляет. По крайней мере, экспансией это никак не назовешь. Там рынка сбыта нет для нашего газа?

С. КУПРИЯНОВ — Нет.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Планы обеспечить Китай к 2015 году российским газом они существуют по-прежнему?

С. КУПРИЯНОВ — К 2012 году конечно нет. К 2015 да, реально и мы продолжаем переговоры с Китаем в отношении контракта коммерческого на поставку газа. Здесь, как и на всех других рынках, мы придерживаемся старого проверенного временем подхода, который заключается в том, что газ сначала надо продать, а уже потом добыть. Поэтому если мы заключаем коммерческий контракт на поставку газа, то уже после этого можно развивать соответствующую инфраструктуру, но никак не наоборот. В целом же на востоке мы работаем достаточно активно, и например, на Камчатке, куда мы вышли сравнительно недавно, я думаю, что в конце лета, начале осени мы уже сможем дать первый газ потребителям.

А. САМСОНОВА — Сергей из Саратова спрашивает: будут ли в этом году дивиденды такими же, как в прошлом — 36 копеек и какие в связи с этим были изменения в бонусах топ-менеджеров «Газпрома» за прошлый кризисный год?

С. КУПРИЯНОВ — Что касается прошлого года и дивидендов и вознаграждений членам совета директоров, в прошлом году по инициативе государства дивиденды «Газпрома» были снижены, принято было это решение в связи с тем, что посчитали, что важнее в данной ситуации с точки зрения учета всех факторов, чтобы «Газпром» больше средств направил на реализацию своей инвестиционной программы. Поскольку это дополнительные заказы, как строительным компаниям России, так и компаниям, которые производят оборудование, трубы, металл. И тогда действительно были значительно сокращены дивиденды по сравнению с предусмотренными дивидендной политикой. В этом году четко в соответствии с дивидендной политикой, дивиденды будут выплачены в размере 17,5% от чистой прибыли. Очищенные от бумажной так называемой составляющей. Полученные за счет переоценки финансовых активов. Точные цифры на одну акцию это два рубля 39 копеек.

А. САМСОНОВА — Но секвестированы были дивиденды, а были ли бонусы?

С. КУПРИЯНОВ — Поскольку решение о вознаграждениях членам совета директоров к тому моменту уже было принято, на собрании акционеров все они объявили о том, что все полученные средства будут направлены на благотворительность. Кстати, надо сказать, что по сравнению с дивидендами это гораздо более скромные цифры. Думаю, что в этом году на собрании акционеров они смогут рассказать о том, что именно они профинансировали.

А. САМСОНОВА — Еще одна новость, не могу не спросить о «Голубом потоке», который, как сказал Владимир Путин, не будет продлен до Израиля по экономическим причинам. И Израиль нашел у себя газ на шельфе, скорее всего «Голубой поток» не может быть продлен до Израиля. Это решенный вопрос?

С. КУПРИЯНОВ — Этот проект так называемый «Голубой поток-2», увеличение мощности «Голубого потока» с продлением газопровода через территорию Турции для поставки газа в страны Ближнего Востока прорабатывался. Действительно последние сообщения, которые поступают из Израиля, говорят о том, что есть вопросы в отношении востребованности нашего газа на этом рынке. Учитывая дальность транспортировки. Очевидно, что новое открытие в Израиле естественно повлияет на наши планы в отношении этого проекта. Наверное, действительно его экономическая целесообразность сейчас под большим вопросом.

А. САМСОНОВА – Не могу не спросить, если вы получаете бонусы, то на какие благотворительные цели вы направили свои?

С. КУПРИЯНОВ — Я не член совета директоров, поэтому это ко мне не относится.

А. САМСОНОВА — Спасибо большое. Сергей Куприянов — пресс-секретарь председателя правления ОАО «Газпром» был в эфире дневного «Разворота».







Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире