'Вопросы к интервью
А. ДУРНОВО: У нас в эфире Алексей Медников, генеральный директор ЗАО «Ростест». Здравствуйте.

А. МЕДНИКОВ: Здравствуйте.

А. ДУРНОВО: Мы хотели сразу Вас спросить, отмена сертификации целого ряда товаров, по-вашему, это плюс или минус? Вы за или против?

А. МЕДНИКОВ: Позвольте, я немножечко поправлю те слова, которые вы до этого говорили, чтобы было понятно, о чём разговор. Естественно, никто ГОСТы не отменяет. Те ГОСТы, которые на продукцию ставятся, на продукты питания, они остаются, они должны будут всё равно поставлены.

Н. АСАДОВА: Для того, чтобы получить ГОСТ, продукты должны пройти в специальных лабораториях проверку?

А. МЕДНИКОВ: Нет, не совсем так. ГОСТ – это некий нормативный документ, официальный, государственный, который существует и по которому эта продукция производится. Либо, если производитель хочет производить, добавить какие-т о плюсы или минусы, то он производит продукцию не по ГОСТу, а по Техническим Условиям. Это то, о чём мы говорим. Когда мы рекомендуем смотреть на продукцию, чтобы там было написан ГОСТ, потому что ГОСТ предполагает безопасность продукции.

Н. АСАДОВА: Скажите тогда, какого рода сертификация отменяется?

А. МЕДНИКОВ: есть сертификация, она подтверждает соответствие продукции этим ГОСТам. Получается, что производитель производит продукцию по тому ГОСТу, который он указывает на упаковке, а подтверждать этот ГОСТ сейчас никто не будет. И изготовитель берёт на себя ответственность, принимая декларацию о том, что продукт соответствует ГОСТу. Проблема именно в этом, что если сейчас существует обязательное подтверждение соответствия продукции этому ГОСТу, т о с 15-го числа получается, что мы будем вверены на совесть того самого предпринимателя, который производит эту продукцию.

Н. АСАДОВА: Мне, честно говоря, стало страшно. Правильно ли я понимаю, что если я нечистоплотный предприниматель и в погоне за наживой я могу произвести масло, поставить на нём ГОСТ, мне легко написать эти буковки и потом меня никто не проверит, соответствует это качеству или нет?

А. МЕДНИКОВ: К сожалению, есть такая опасность, поэтому мы радеем за одно… Сейчас я попробую ответить на вопрос по поводу отменять или не отменять обязательную сертификацию. Важно говорить об ответственности этого предпринимателя. Он в первую очередь должен быть ответственен, причём, деньгами и немалыми.

Н. АСАДОВА: Но сейчас штрафы очень маленькие.

А. МЕДНИКОВ: Просто смешные. Поэтому, как и любой предприниматель, наверное первой задачей ставит получение прибыли.

Н. АСАДОВА: Я хочу уточнить. С уличного торговца, который продаёт некачественную продукцию, штраф, если это обнаружится, будет 1-2 тыс. рублей.

А. МЕДНИКОВ: Вы знаете, даже с должностного лица, большого ритейлера штраф всё равно будет 1-2 тыс. рублей. Дело не в том, что это торговец уличный или большой ритейлер. Проблема в том, что штраф должен быть на юридическое лицо просто неподъёмный, чтобы предприниматели задумались о том, что недопустимо допускать фальсификацию продукцию к продаже. А сейчас пока, к сожалению, ситуация становится обратной.

А. ДУРНОВО: правильно ли я понимаю Вас, что при высоких штрафах и при такого рода ответственности производителей, сертификацию можно спокойно отменить?

А. МЕДНИКОВ: Я принципиально против любой обязаловки в жизни. Я считаю, что обязательная сертификация выполнила свою задачу в начале 90-х, когда остановила поток опасной продукции на российский рынок, когда открыли границы. Есть цивилизованная схема проведения той же цивилизации. В Европе с 1 января 2010 года ужесточили контроль за качеством безопасности продукции в разы. А мы сейчас идём по пути расслабления. Это тоже странно.

Н. АСАДОВА: А кто вообще будет контролировать в этой новой системе качество продукции?

А. МЕДНИКОВ: Хороший вопрос. Я думаю, что мы, как организация, занимающаяся сертификацией, должны участвовать. Мы призываем производителей приходить добровольно на проведение сертификации, как и во всём мире.

Н. АСАДОВА: Зачем им это нужно?

А. МЕДНИКОВ: представьте себе, что продукция на полках европейского магазина появляется без сертификации. Это нереально.

А. ДУРНОВО: То есть, просто не окупится. Не будут покупать, грубо говоря.

А. МЕДНИКОВ: ну вот сейчас эти все истории насчёт отзыва автомобилей «Тойота», «Хонда», это же всё та самая история. Выгодно потратить 1-2 млрд. евро на отзыв автомобилей, чем получить предписание о штрафе, который в Европе существует.

А. ДУРНОВО: Всё-таки, сейчас, пока сертификация обязательная ещё существует, как она проходит, даёт ли она какую-то гарантию потребителю, что эта банка тушёнки или маринованных огурцов действительно высокого качества.

А. МЕДНИКОВ: Очень хороший вопрос. Я считаю, что на сегодняшний день в той форме сертификация, в какой она существует. Она не защищает потребителя. Я обопрусь на слова Дмитрия Анатольевича Медведева, который сказал о фиктивных органах сертификации, о лабораториях, которых не существует на самом деле. Система требует немедленной реанимации. Немедленной!

Н. АСАДОВА: И решили начать с отмены сертификации.

А. МЕДНИКОВ: Мне кажется, сначала ответственность, надзор за рынком, сначала оздоровление сертификации, как во всём мире, а тогда уже отмена. И тогда и население и предприниматели, и мы в том числе, двумя руками проголосуем за такое действие, потому что это цивилизованное направление. Просто очень странная форма.

Н. АСАДОВА: У нас существует Национальный Фонд Стандартов, где 23 с лишним тысячи стандартов. Насколько я понимаю, пару недель назад, как раз Медведев об этом говорил, производители теперь, после отмены этой сертификации, должны будут сами выбирать из этого перечня стандартов те стандарты, которым они хотят соответствовать. Это всё на добровольной основе. Я не очень понимаю, что будет стимулировать производителя идти и это всё делать?

А. МЕДНИКОВ: Вы подняли очень большой вопрос, который раньше, к сожалению, в прессе никогда не поднимался. Чтобы ответить на Ваш вопрос, мне точно не хватит одной минуты. Я могу сказать…

Н. АСАДОВА: У Вас есть больше.

А. МЕДНИКОВ: Понял, тогда стараюсь. Есть Фонд Стандартов, который существует с советских времён, который постоянно дорабатывается, изменяется, подстраивается под изменение экономики. Дальше существует т.н. технические регламенты. Это те документы, которые были разработаны в соответствие с требованием закона о техническом регулировании. Как раз наш президент говорит о том, что необходимо ускорить принятие технических регламентов, которые и будут заставлять предпринимателя соответствовать требованиям безопасности и качества. А эти регламенты опираются на требования этих стандартов.

То есть, там немножко многоуровневая система. Но это неплохо, это первый шаг в правильном направлении.

А. ДУРНОВО: у меня к Вам может быть основополагающий вопрос. Вы сказали, что будете призывать бизнесменов идти за сертификатами добровольно. Но где гарантии, что они пойдут? У нас здесь не Западная Европа и такой привычки к сертификатам нет.

Н. АСАДОВА: Я, например, спрашивала Лёшу перед эфиром: «Ты, когда покупаешь продукты, ты смотришь какой-то сертификат на них, ГОСТ?» Лёша не смотрит.

А. ДУРНОВО: Да, я могу Вам сказать, что Наргиз Асадова клялась и божилась, что смотрит, но я уверен, что далеко не всегда она это делает.

А. МЕДНИКОВ: Если вы посмотрите, вы никогда не сможете сказать, правильный это сертификат или нет. Здесь задача надзорных органов следить за этим. А с точки зрения общего контроля, наверное, действительно, есть надзор, который осуществляется по рынку. Если приходит проверка в магазин, берёт продукцию, просит предоставить какие-то документы, они должны быть предоставлены. Специалисты должны проверить. Я бы пример привёл.

Была ситуация, есть такая организация «Зелёный патруль», они проводили акцию. Они закупали продукты питания и они принесли нам на исследование в нашу лабораторию. По поводу документов и проверки этих документов. Дело в том, что практически чуть ли не в 100% случаев документы в полном объёме предоставлены не были, т.е. если из 14 образцов документы были предоставлены на 13, причём, не в полном объёме, вплоть до того, что передавали сертификат на творог, а продавали в этот момент под этой документацией кефир.

И второй момент – неправильно перелагать ответственность на потребителя. Ни вы не специалисты, ни мои родители не специалисты. Они не могут определить по составу, указанному на этикетке, хорошо это или плохо. Вспомните, наверняка читали, там же огромное количество пищевых добавок, все эти эмульгаторы, разрыхлители, красители, ароматизаторы, консерванты. Как они действуют? Не может знать человек, который не получил образования. Много их там, мало, хорошо это или много. Это задача наша. Мы должны брать на себя ответственность за то, что продукт на полке находится безопасный.

Н. АСАДОВА: Насколько я понимаю, законодательство в этой связи совершенно не разработано и отмена этих сертификатов, она сильно не улучшит и не ухудшит ситуацию, которая сложилась на рынке. Как травились… Мы сегодня тоже искали примеры в интернете и за одни сутки Лёша по всей России нашёл огромное количество этих отравлений пищевыми продуктами.

А. МЕДНИКОВ: Достаточно вспомнить этот страшный случай в Якутии.

А. ДУРНОВО: да, вот сейчас, по последним данным, если я ничего не путаю, там несколько сотен человек.

Н. АСАДОВА: Да, 200 с лишним человек.

А. ДУРНОВО: Этих людей, которые попали в больницу с отравлением, их 241 человек.

А. МЕДНИКОВ: Что бы мы с вами не говорили, две основные проблемы – проблема изготовителя и проблема продавца. Изготовитель должен следить за тем, чтобы производить продукцию безопасную, что вероятней всего не было сделано на заводе молочном. А продавец – это уже следующий шаг, там, где вопрос стоит о хранении продукции, о правильном, о транспортировке правильной, т.е. такая логистика получается.

Н. АСАДОВА: Но ещё и контроль качества должен быть. И штраф, то, о чём Вы говорили, их надо увеличивать, как в Европе, в сотни раз.

А. МЕДНИКОВ: В сотни раз надо увеличивать. И тогда этот самый завод молочный, он тысячу раз подумает, прежде чем фальсифицировать.

Н. АСАДОВА: Спасибо Вам огромное, Алексей Анатольевич. Я напомню, что у нас в эфире по телефонной связи был Алексей Медников, генеральный директор ЗАО «Ростест».

Давайте поговорим с Надеждой Головковой, сопредседателем Союза потребителей РФ. Алло! Надежда Сергеевна, здравствуйте!

Н. ГОЛОВКОВА: Здравствуйте.

Н. АСАДОВА: такая ситуация у нас складывается, отмена этих сертификатов. Вы это оцениваете положительно или отрицательно?

Н. ГОЛОВКОВА: Пока трудно оценивать, некоторая настороженность есть, опасение есть. Обоснованы они потому, что мне кажется, что мы ещё не готовы, системно не готовы к переходу на добровольную сертификацию. У нас же всё делается так, как в странах ВТО. Поэтому мы свою нормативную базу унифицируем с их нормативной базой, чтобы она не противоречила. Они давно уже на добровольной сертификации. Почему у них работает, а мы опасаемся, что у нас не будет работать?

Н. АСАДОВА: ну, рынок другой.

Н. ГОЛОВКОВА: Дело даже не в том, что другой рынок, а в том, что ответственность другая.

Н. АСАДОВА: Культура другая.

Н. ГОЛОВКОВА: нет, нет. Ответственность продавца и изготовителя совсем другая. У них штрафы такие… если они выдали сертификат или без сертификата, ведь он же добровольный, пропустили продукт какой-то в продажу и он оказался небезопасным, то штрафы будут настолько разорительные, что достанется и производителю, причём крепко, и магазину. Магазин могут закрыть. А у нас что такое штраф за отсутствие сертификата или за несоответствие указанному в сертификате того, что есть на самом деле. Одна-две тысячи рублей.

А. ДУРНОВО: Так что нам делать? Может поднять штрафы раз в 10?

Н. ГОЛОВКОВА: безусловно. Я думаю, что не в 10. Вот смотрите, 2 тыс. рублей штраф, в 10 вы подняли, ну будет 20 тыс. рублей. Для магазина это комариный укус.

А. ДУРНОВО: Хорошо, в 50.

Н. ГОЛОВКОВА: В 50-100 раз, штрафы должны быть разорительными. Ведь у нас нарушать закон выгодно. Именно так. Я ставлю эту проблему именно в такой плоскости. У нас всем выгодно нарушать закон. Надо сделать так, чтобы нарушать закон было невыгодно. Когда эти штрафы будут неподъёмные, тогда и продавец не возьмёт несертифицированный товар. И производитель побоится продавать свой товар, предлагать его в торговлю. Он лучше заплатит за сертификацию, он потратится на это, потому что ему это будет выгодно – потратиться на сертификацию.

Ведь что такое сертификация? Это исследование товара с тем, чтобы указать изготовителю узкое место. Он благодарен за это, он за это деньги платит, а не за бумажку разрешающую.

Н. АСАДОВА: На данный момент мы знаем, что несмотря на то, что существует сертификация, случаи отравления продуктами питания в России существуют, и их очень много. Скажите, нам, потребителям, которые оказались в такой ситуации, что нам делать?

Н. ГОЛОВКОВА: Пока сейчас паниковать не надо. Я думаю, что наши законодатели подумают о том, что надо выровнять ситуацию, уравновесить ответственность, которую берут на себя изготовитель и продавец, с реальной ответственностью, выражаемой в денежном эквиваленте. Я знаю, что наши депутаты готовят поправки в административный кодекс. Надо посмотреть, каковы будут поправки и успеют ли они к 15 февраля. Ведь 15 февраля чуть ли ни завтра.

Н. АСАДОВА: Это понедельник следующий.

А. ДУРНОВО: Сертификаты, которые сейчас выдаются, они хоть какую-то гарантию качества дают?

Н. ГОЛОВКОВА: Смотря кто выдал этот сертификат, и что за товар. Понимаете, почему вообще эта идея возникла, перехода на добровольную сертификацию. К сожалению, обязательная у нас не срабатывала именно потому, что контроль за соблюдением того, что было указано в сертификате, он был ничтожный.

Н. АСАДОВА: И сейчас таким же остаётся.

Н. ГОЛОВКОВА: И сейчас таким же остаётся. И поэтому ситуация не улучшается, а усугубляется. Вот я и говорю, что у нас есть очень большие опасения.

Н. АСАДОВА: Спасибо Вам огромное. Я напомню, что это была Надежда Головкова, сопредседатель Союза потребителей РФ.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире