'Вопросы к интервью
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — 15.03. Дневной «Разворот» начинается. Весь этот час мы беседуем с Владимиром Кожиным, управляющим делами президента. Здравствуйте.

В. КОЖИН — Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы начнем вот с чего. Близится 65-летие победы, и довольно большой резонанс получило ваше интервью нашим коллегам в «Московском комсомольце». Напомню слушателям, что сегодня Павел Гусев будет нашим гостем ровно через два часа. В 17 часов. Где вы сказали, что президент РФ на 65-летие победы никого из высоких иностранных гостей не приглашает в отличие от 60-летия. Что вызвало уже массу вопросов у наших зарубежных коллег. Все-таки будут ли гости иностранные на 65-летие победы. Вам их размещать и кормить. Это ваши проблемы.

Часть 1


Часть 2


Часть 3


В. КОЖИН — Не только размещать и кормить, Алексей, главное, что они примут участие в этих знаменательных событиях. Гости будут. Их мы ожидаем очень много. Уже большинство крупнейших стран, участников антигитлеровской коалиции, заявились на участие в этих мероприятиях. То, с чего начали, да, действительно это в этот раз именно так. Президент официально ни к кому не направлял приглашения. Каждая страна, каждый лидер решали самостоятельно, они хотят участвовать или нет. Если они изъявляли желание, то конечно, дальше уже наступают специальные процедуры, которые все будут соблюдены. На сегодняшний день мы ожидаем более 30 делегаций из разных стран. Конечно, будут все страны СНГ и все крупнейшие европейские страны я думаю, также будут участвовать в праздновании.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы сказали об антигитлеровской коалиции, мы сейчас поговорим об особенностях парада, который будет 9 мая этого года, но будут ли руководители стран наших союзников, я имею в виду, прежде всего, Франции, Великобритании и США. То есть тех четырех стран, которые официально когда-то делили Берлин.

В. КОЖИН — Что касается США, то вопрос пока открыт. Но мы надеемся, что они будут участвовать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сегодня у нас, кстати, в 18 часов посол США Байерли, мы зададим ему этот вопрос, кто будет представлять США.

В. КОЖИН — Франция, Великобритания тоже уверен, будут участвовать в этих мероприятиях. Имеется в виду главы государств.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А как вообще будет происходить, если нет приглашения, вообще так принято, что звонят от президента, говорят: знаете, господин Саркози очень хочет приехать, вы уж обеспечьте нам встречу или мы сами в гости заглянем на огонек.

В. КОЖИН — Не совсем так. У президентов, у глав государств очень много поводов для встреч и они происходили и будут происходить, и в рамках этих встреч происходят переговоры, в том числе возникают устные приглашения, если соответственно есть согласие, то конечно, дальше возникают все процедуры, которые необходимо соблюсти, чтобы глава приехал к нам.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте здесь подведем некий итог. Правильно ли я понял, что глава правительства Великобритании и президент Франции уже заявили о своем желании приехать на сегодняшний день, а США просто еще не определились, кто приедет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Состав.

В. КОЖИН — Что касается Франции, то да, мы ожидаем президента Франции. Что касается Великобритании, вопрос до конца еще не решен.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Между королевой и премьер-министром?

В. КОЖИН — Нет, возглавляет правительство Великобритании премьер-министр. И конечно, мы ожидаем премьер-министра. Что касается королевы Великобритании, здесь очень интересный момент. Осталось не так много людей, в особенности среди лидеров государств, которые имели и имеют прямое отношение к этим событиям. Как известно, королева Великобритании в период Второй мировой войны находилась в действующих частях, она была капитаном британских вооруженных сил. И это вдвойне подчеркивает ее роль в этих событиях и конечно мы были бы рады видеть ее, но это вопрос не такой простой.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А теперь про СНГ. Известно, что за последнее время возникали некие напряженности в отношениях бывших республик Советского Союза, не только СНГ, но и Прибалтики, есть ли какие-то приезды уже из руководителей бывших советских республик? Кто-то уже сказал, что приедет?

В. КОЖИН — На последнем из саммитов СНГ этот вопрос обсуждался и все главы СНГ, кроме Грузии, которая вышла из этого сообщества, подтвердили свое участие в этих событиях. В празднованиях. Все будут в Москве. Конечно, они все будут отмечать этот праздник и в своих странах.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы заговорили о Грузии, а если господин Саакашвили изъявит желание приехать, потому что грузины сражались в частях советской армии.

В. КОЖИН — Да, мы отделяем грузинский народ от сегодняшнего президента. И надеюсь, в Грузии будет отмечаться самым достойным образом народом этот праздник. Потому что грузины воевали, и сотни тысяч их отдали жизнь. Что касается господина Саакашвили, то его никто в Москву не ожидает.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И три президента прибалтийских стран.

В. КОЖИН — Это также их решение. Если они захотят участвовать в этих событиях, мы рады будем видеть в Москве.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — К какому сроку мы можем ждать окончательный завершенный список высоких зарубежных гостей?

В. КОЖИН — Сейчас работает оргкомитет, который я возглавляю, он начал свою работу в конце года. Вчера буквально второе заседание состоялось, работы очень много, вопросов много. Мы работали почти 4 часа и поняли, что нужно собираться еще чаще. На ваш вопрос отвечаю, мы сейчас стараемся сделать так, чтобы к 1 марта мы имели, по крайней мере, на 90% ясность, кто же прибудет в Москву.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Теперь парад. Собственно говоря, чем парад к 65-летию победы будет отличаться от того, что было? Вы давали интервью тоже нашим коллегам из «МК», где говорили, что там будут принимать участие страны антигитлеровской коалиции. Это так или нет? Расскажите о параде.

В. КОЖИН — Что касается парада, то такого парада никогда в нашей стране не проводилось. Я думаю, что в последующем уже, наверное, никогда не будет в силу уникального этого события. Парад пройдет в Москве с 9 мая. Начнется в 10 утра, но помимо этого по всей стране пройдут парады. Именно в 10 утра по московскому времени во всех городах-героях РФ…

А. ВЕНЕДИКТОВ – По московскому времени.

В. КОЖИН — Подчеркиваю, могу на этом позже остановиться. Независимо от того, где какой сдвиг, страна наша огромная. Во всех городах-героях РФ, а также в ряде городов, где расположены штабы военных округов и флотилий, пройдут полномасштабные парады с участием войск и военной техники. Это 17 городов на сегодняшний день. И во всех городах воинской славы, которых недавно количество увеличилось на три, также пройдут, но не парады, а торжественные мероприятия с участием почетных караулов и других воинских подразделений. Смысл масштабности в таких мероприятиях общероссийского парада в том, чтобы пригласить на этот парад всех живых участников Великой Отечественной войны.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А сколько у нас осталось?

В. КОЖИН — Сколько их осталось, это несколько сотен тысяч человек на всю страну. И все, кто по состоянию здоровья захотят поучаствовать в этих мероприятиях, все будут приглашены. И мы надеемся, что они будут сидеть во Владивостоке, в Новосибирске, и в Екатеринбурге и в Севастополе в Туле и видеть тот парад, который будет происходить в этих городах и конечно будут видеть, такая возможность будет – центральный парад и главное – обращение к ним президента страны, главного верховного главнокомандующего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вы упомянули Севастополь. Вы организуете парад в этом городе 9 мая?

В. КОЖИН — Да, конечно, парад организует Министерство обороны, организационный комитет. И силами Министерства обороны в Севастополе будет организован парад.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы даете какие-то рекомендации коллегам стран СНГ, чтобы как-то синхронизировать события 9 мая? Обсуждаете это с кем-то?

В. КОЖИН — Что касается стран СНГ, то конечно, мы никаких рекомендаций давать не можем. Независимые государства.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но обсуждаем.

В. КОЖИН — Как я уже сказал, мы надеемся, что все главы государств будут 9 мая в Москве на Красной площади. В столицах этих стран, уверен, пройдут также крупные события, также будет чествоваться этот великий праздник, потому что там огромное количество ветеранов проживает. И участников войны. Но это их решение. Никакой специальной работы по координации не проводится.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте мы вернемся к параду. Еще раз напоминаю вопрос, на который вы не ответили. Вы говорили о том, что возможно в параде будут участвовать представители вооруженных сил антигитлеровской коалиции. То есть кто, американцы, англичане, французы. В Москве я имею в виду.

В. КОЖИН — В Москве на сегодняшний день есть предварительная договоренность, надеюсь, она будет окончательно решена в ближайшее время, что будут участвовать представители США, Великобритании и Франции.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В параде. Вооруженные силы.

В. КОЖИН — Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть части.

В. КОЖИН — Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Или ветераны?

В. КОЖИН — Нет, не ветераны. Ветераны все и наши, и проживающие за рубежом, как вы знаете, это люди очень преклонного возраста, поэтому никто не будет их заставлять маршировать, шагать. Они будут почетными гостями везде.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А шагать будут военные.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Если говорить о военной технике, чем собираетесь нас поразить 9 мая, а главное – выдержат ли улицы Москвы репетиции, а потом и Красная площадь сам парад, потому что мы с коллегами внимательно наблюдали, какие тут борозды были потом по Новому Арбату от этой военной техники.

В. КОЖИН — Мы поражать никого не собираемся, но показать то, чем сегодня располагает российская армия, безусловно, необходимо. Это будет сделано. По Красной площади традиционно пройдут колонны воинских соединений, представители всех наших родов войск и конечно пройдет военная техника. Будут показаны как действующие образцы, так и поступающие сегодня в вооруженные силы. Кроме того, будет достаточно большая авиационная составляющая воинского парада. Что касается подготовки и то, о чем вы сказали, состояния проспектов и Красной площади, конечно, это сказывается, но совместно с властями города Москвы предпримем все усилия, чтобы это воздействие было минимально. Есть сегодня такие возможности. По отношению к Красной площади совместно с министром обороны мы хотим выйти сразу после 9 мая к президенту РФ с предложением о закрытии Красной площади на капремонт. Она давно этого требует. Это необходимость и я думаю, что в этом году уже какие-то работы начнутся.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Коль Владимир повернул на ремонт Красной Площади, мы конечно еще вернемся к 65-летию победы, есть масса вопросов, есть вопросы про Вечный огонь, про мемориал. Но все-таки что вы называете ремонтом Красной площади? В чем там проблема?

В. КОЖИН — Проблема заключается в одном – покрытие Красной площади. Это брусчатка. Я когда нахожусь на параде все последние годы и смотрю, как красиво идут наши военнослужащие, у меня всегда такое двойственное чувство. Потому что я знаю, что им это стоит. Если мы сейчас с вами просто пойдем по Красной площади, постараемся идти строевым шагом, почувствуем на себе, что это такое. На своих ногах. Покрытие Красной площади не ремонтировалось серьезно никогда. И основания, грунты, все, на чем лежит эта знаменитая брусчатка, все это требует серьезного ремонта, реконструкции. Вот на это все будет направлено.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А что там за грунты, проседания, что происходит?

В. КОЖИН — Конечно, если на нее посмотреть даже невооруженным взглядом, присесть, посмотреть, вы увидите легкую рябь морскую. Вот так она сегодня выглядит. Хотя с птичьего полета вроде все красиво. Поэтому все усилия будут направлены на то, чтобы реконструировать на десятки лет это покрытие, чтобы оно было идеальное, ровное, не требовалось больше ремонта, все, что касается осадков и масса технических вещей. При этом что касается облика, ничего не изменится.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте еще про брусчатку. Надо будет менять кирпичи, или вынуть, все сделать и поставить назад.

В. КОЖИН — Задача стоит сохранить. Если какие-то элементы единичные потребуют замены, наверное, это будет сделано. Но надеюсь, что все, что мы сегодня там видим, что десятками лет находится, будет сохранено.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — У вас проект приблизительный этой реконструкции есть? Сколько это может продолжиться, как это будет выглядеть? Я дойду до Исторического музея и упрусь в забор, как я смогу подойти к ГУМу. Красная площадь это самое важное для туристов место. И для москвичей тоже. Что мы в ближайшее время увидим там после 9 мая?

В. КОЖИН — Конкретного проекта на сегодняшний день не существует. Это наш план. Потому что для того чтобы даже сделать проект, уже необходимы средства и мы хотим начать эту работу после 9 мая. Но с учетом того, о чем вы сказали, важности Красной площади не только для туристов, для нашей страны в первую очередь, постараемся сделать так, чтобы всю Красную площадь одномоментно не закрывать. Проводить работы этапами, кусками так, чтобы Красная площадь была доступна для москвичей, жителей страны и туристов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А сколько это может занять по времени? Вы прикидывали наверняка.

В. КОЖИН — Да. С учетом того, что нельзя закрывать ее всю целиком, это займет примерно год.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тогда еще один вопрос, да не один, а вопрос, связанный, любители старины, когда говорят о разрушении Москвы, о реконструкции Москвы, в основном адресуя конечно мэру Москвы, как известно, памятник Минину и Пожарскому стоял не там, где он сейчас стоит. И очень часто любители старины говорят о том, что уж коли реконструкция, Кожин говорит, может вернуть его на место между ГУМом, пусть на Мавзолей показывает. Обсуждалось?

В. КОЖИН — Нет, ничего подобного не обсуждалось. Я думаю, что не будет обсуждаться. Я уже сказал выше, что при той реконструкции, которая состоится, все сохранится в том виде, в котором сегодня есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А если говорить по содержанию, очередной раз поднимался вопрос о перезахоронении Владимира Ленина. Оставив здание Мавзолея.

В. КОЖИН — Я тоже на эту неоднократно высказывался. Хочу еще раз повторить. Никаких официальных планов руководства страны по переносу, как тела Ленина, так и тех, кто захоронен у кремлевской стены, и в самой кремлевской стене, нет. И я надеюсь, что в ближайшее время не будет. Потому что время к этому не пришло. Вот и все. Нельзя эту тему сейчас даже обсуждать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но обсуждается все равно.

В. КОЖИН — Если кто-то хочет обсуждать, ее, пожалуйста, можно, но повторяю, никакой официальной программы не существует.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Еще один вопрос, связанный и с военной техникой, объединяя вопрос и парада и реконструкции Красной площади. Состояние Храма Василия Блаженного и фундамента. Что там происходит? Там тоже нужно заниматься реконструкционными работами.

В. КОЖИН — Там нужно, как и всегда памятниками такого уровня нужно заниматься системно и постоянно. Поэтому там проводится системный контроль и за грунтами, на которых стоит наш храм, и за его состоянием. Поэтому были в предыдущие годы такие всплески, я читал, что там все плохо и чуть ли ни угроза существует. Ничего подобного нет, и мы такой информацией не обладаем.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть ни военная техника, ни рок-концерты не помешают.

В. КОЖИН — Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я почему спросил – потому что мы в этой студии беседовали в Пиотровским, директором Эрмитажа и он все-таки говорит о том, кстати, хотелось бы ваше экспертное мнение, что громкая музыка на катке, которая на Дворцовой площади, все-таки оказывает влияние на состояние фундаментов, стен и некоторых экспонатов Эрмитажа. Он считает, что когда там уровень превышен, стекла и так далее. На самом деле насколько громкая музыка на Васильевском спуске и на Дворцовой площади действительно оказывает влияние на состояние исторических зданий?

В. КОЖИН — Мы не располагаем официальной технической научной информацией о том, что громкая музыка несет при разовом, у нас же не каждый день там эти вещи происходят. На Красной площади вообще единичные случаи. Когда это происходит, что это оказывает резко негативное воздействие, скажем, на Храм Василия Блаженного, такой информации у нас нет. Что касается Дворцовой площади, там та же самая картина. Что там, рок-концерты проходят каждый день или каждый месяц? Вообще единичные случаи в год. Поэтому я не думаю, что какое-то серьезное воздействие они несут на Эрмитаж. При этом, конечно же, озабоченность директора Эрмитажа я разделяю, он для того и директор, чтобы заботиться о тех бесценных сокровищах, которые ему доверены. И следить за тем, чтобы такие процессы, когда они возникают, появление новых форм рок-концерта на Дворцовой площади, чтобы они были в определенных рамках.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Если продолжать тему ремонтов, Вечный огонь из Александровского сада перенесли на Поклонную гору. Все ли сейчас идет по плану, как долго надо будет ездить на Поклонную гору?

А. ВЕНЕДИКТОВ – И в чем была проблема, давайте шаг назад сделаем, почему это потребовалось?

В. КОЖИН — Да, нужно именно с этого начать. Почему. Проблема очень простая. Техническое состояние. Когда было принято решение, что необходимо к 9 мая, ко дню победы провести реконструкцию всего, что находится у кремлевской стены, это и могила Неизвестного солдата, и стела городов-героев, мы естественно начали с детального обследования. И специалисты, когда принесли заключение, увидели, что состояние там дел очень не блестящее. С момента того, когда все это было открыто, и вот до последних дней там никогда никаких работ не проводилось.

А. ВЕНЕДИКТОВ – 45 лет.

В. КОЖИН — Совершенно верно. И думали, что обойдемся, не трогая Вечный огонь. Но когда специалисты углубились, они дали нам однозначное и неутешительное заключение. Без того, чтобы погасить Вечный огонь, невозможно провести работы на газовой системе, которая и питает Вечный огонь. Это вопросы безопасности, это уже не шутки.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть там проржавело, грубо говоря.

В. КОЖИН — Элементарно можно сказать, что так. Не хочу в детали углубляться, всевозможные термины употреблять и тратить на это время, но суть примерно в том, что все нужно было поменять. Что касается под землей, что мы не видим. Без этого Вечный огонь дальше эксплуатировать просто было бы небезопасно. И соответственно работы проводить небезопасно. И как нам ни хотелось, как мы ни искали варианты, чтобы все-таки сохранить его…

А. ВЕНЕДИКТОВ – А такие варианты обсуждались.

В. КОЖИН — Конечно, это был крайний вариант — перенос. Но, тем не менее, специалисты сказали, что это невозможно сделать. И тогда встал вопрос о необходимости того, чтобы потушить огонь, но поскольку Вечный огонь на то и вечный, как я уже говорил, он должен гореть, поэтому решили его перенести. И тогда было доложено президенту и предложено место, оно, на мой взгляд, идеально подходит к этому – Поклонная гора. Дальше произошло то, что произошло — огонь сегодня находится там. Все работы идут по плану, и 23 февраля в праздник Вечный огонь вернется на свое историческое место, и президент РФ по новой зажжет огонь на могиле Неизвестного солдата.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи вопрос о городах-героях. Это тонкий вопрос, тем более что некоторые города-герои находятся уже за границей. Вы недавно сказали, что будет какая-то стела общая. Или я неправильно понял или все будет восстановлено так, как было до и ничего нового, но зато все старое.

В. КОЖИН — 8 мая по предварительному графику будет открыта стела. Но не городам-героям, стелы городам-героям есть, они все там, они будут отреставрированы. Все, что было, сохранится, приобретет просто красивый вид. Рядом со стелами разработан проект, и он сейчас реализуется – будет открыта стела, посвященная городам воинской славы РФ. Сколько их сейчас, вы уже знаете. Еще три добавилось. Вот мы над этим сейчас и работаем. Вместе с реконструкцией идет установка этой стелы. Ее изготовление и установка. И 8 мая она будет торжественно открыта. Эта стела посвящена городам воинской славы. Более того, на ней еще зарезервировано место, поскольку процесс присвоения этого звания не закончен, хотя и он критичен. Так вот, там сохранено место, чтобы если еще какие-то города воинской славы появятся в РФ, также займут почетное место их наименования на этой стеле.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А где будет эта стела? Я пытаюсь представить, Вечный огонь…

В. КОЖИН — Было много вариантов, не скрою, здесь была жаркая дискуссия, была специальная рабочая группа создана. Специалистов собрали, историков, естественно, ветеранов. Были дискуссии, было много обсуждений, проектов. Но в итоге был утвержден президентом проект, эта стела встанет в один ряд с теми, которые сегодня существуют, стелами городов-героев. Она их продлит или точнее закончит.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте обратно на Поклонную гору вернемся. Тем более что в последнее время очень много говорят о том, что возможно вскоре появится там новый памятник, речь идет о копии того мемориала, что был взорван в Кутаиси. Все-таки что же мы увидим на Поклонной горе и когда?

В. КОЖИН — Что касается ближайших событий, а именно 9 мая, я думаю, что мы увидим то, что есть. Что касается, вы упомянули тот варварский случай со взрывом памятника ветеранам и участникам войны в Кутаиси. Об этом тоже все сказано, поручено правительству Москвы подыскать место, я знаю, что над этим работает и мэр Москвы, и его команда. Окончательное место еще не определено. И все-таки это процесс достаточно сложный. Нужно не просто что-то построить, нужно восстановить, идея была восстановить именно так, как стояло в Кутаиси. Поэтому не думаю, что к 9 мая это будет сделано. Это, наверное, будет сделано позже. То, что это необходимо, я целиком с этим согласен.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Просто показалось странным, Владимир, что называлась Поклонная гора, все-таки это некий комплекс, и там извините за слово, потом еще какой-то памятник, потом еще какой-то памятник.

В. КОЖИН — Поэтому я и говорю, Алексей, что вопрос пока еще находится на стадии изучения. Никаких решений окончательных не принято. И никто не сказал, что это будет именно на Поклонной горе. Тут надо все взвешивать, я с вами согласен. Сегодня Поклонная гора мемориал, это законченный памятник со всеми атрибутами, поэтому любое внедрение чего-то нового требует очень серьезной экспертизы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть мы несколько торопимся, когда говорим, что этот мемориал будет восстановлен на Поклонной горе. Может быть и другое место.

В. КОЖИН — Думаю, что да. Тут не надо торопиться.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тут есть еще один странный вопрос, потому что памятник в Кутаиси это памятник грузинам, павшим в Великой Отечественной войне, значит нужно где-то ставить памятник украинцам, павшим в Великой Отечественной войне, эстонцам павшим. Это странный памятник, был бы посвященный по национальному признаку. Когда он стоял в Грузии – понятно.

В. КОЖИН — Не думаю, что возникнет такая цепочка, о которой вы говорите. Точнее не уверен, что она вообще требует дискуссии. Потому что мне даже не хочется думать о том, что подобные вещи могут возникнуть в Белоруссии или на Украине.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но в Ташкенте там тоже проблемы у нас.

В. КОЖИН — Да, переделали. Поэтому то, о чем вы упомянули, это конечно прецедент и дай бог, чтобы он больше никогда не повторился.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте по сегодняшним новостям.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сегодняшняя новость, хотя она является только информационным поводом. Сегодня суд первой инстанции или высший апелляционный суд Ниццы признал, что собор знаменитый, принадлежащий православной церкви, он признал это собственностью РФ. Это первая инстанция, наверняка будут апелляции. Там очень интересный спор юридический. Суть была в том, на какие деньги это было сделано. На личные деньги императора и тогда община имела право владеть или на деньги российской империи, император от имени российской империи. Часто вам, разбираясь с собственностью, непонятно какой за рубежом, приходится сталкиваться с такими казуистическими процессами?

В. КОЖИН — Часто приходится сталкиваться. Потому что сегодня основа это юридические документы, как правило, которые как известно, не горят, рукописи не горят. Эти документы и везде по нашей зарубежной собственности, где мы пытаемся ее вернуть, мы начинаем с того, чтобы найти документы. А эти документы рождались 100-200 лет назад. Что касается церковной собственности, то здесь надо сказать, этот год будет, на мой взгляд, достаточно, если можно так выразиться прорывным в плане приращения этой собственности по всему миру. Последние несколько лет происходила очень серьезная работа и предыдущий президент Путин и сегодняшний президент Медведев участвуют в этой работе, и она начнет давать результаты. Первое – это Иерусалим. Возвращение одной из наших исторических святынь. Когда-то весь центр Иерусалима принадлежал России. Сегодня это не так. Но процесс пошел. Сергиевское подворье, огромный красивейший замечательный комплекс исторический. Возвращен нам, России. Сейчас начинается процесс его подготовки к реставрации и затем, я надеюсь, через несколько лет мы увидим его в прекрасном виде, и там будет культурный центр.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это останется в собственности РФ или будет передано РПЦ по собственности?

В. КОЖИН — Что касается Сергиевского подворья, это будет в собственности РФ, это было условие возврата со стороны Израиля.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть должно остаться в государственной собственности.

В. КОЖИН — Совершенно верно. Хотя я не исключаю какое-то присутствие РПЦ. Там будет и императорское палестинское общество присутствовать, там будет наш культурный центр, поскольку это очень большой комплекс. Далее необходимо сказать, надеюсь, в этом году мы закончим строительство уникального комплекса на святой реке Иордан. Вчера у нас было крещение, поэтому стоит об этом сказать. Сейчас полным ходом идет строительство. Красивый интересный паломнический комплекс возникнет, и мы надеемся осенью его открыть. Он будет принадлежать РПЦ. Он будет передан РПЦ. Она им будет управлять.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А что касается Свято-Николаевского собора в Ницце, уже заявила французская ассоциация, что они собираются подавать апелляцию. Вы в своей конечной победе уверены?

В. КОЖИН — В таких процессах нельзя говорить однозначно, тем более сейчас, когда состоялся только суд первой инстанции. Мы сделаем все, чтобы было именно так. Чтобы этот храм вернулся. Но этот процесс сложный и долгий. Здесь нужно быть к этому готовым, все эти вещи достаточно сложные, долгие. Потому что очень сложна юриспруденция касательно этого блока, имущественных блоков, особенно когда речь идет о разных странах.

А. ВЕНЕДИКТОВ – У нас много таких историй в зарубежных странах сейчас?

В. КОЖИН — Не так много, хотя…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Казалось, в 90-е годы было много.

В. КОЖИН — Не так много, но есть. Есть и то, о чем вы сказали, это наследие 90-х годов, когда неразбериха, хаос, когда развал Советского Союза. Документы терялись, документы не передавались и сейчас, когда мы начали этим несколько лет заниматься, провели полную инвентаризацию, поняли, что в некоторых странах без судебных процессов не обойтись. И тогда приходится заниматься этой работой.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В связи с этим единственное государство, которое не признало правопреемственность России, единственная республика, правопреемственность России на собственность Советского Союза, в обмен на долги, я напомню слушателям, это Украина. И до сих пор это так.

В. КОЖИН — К сожалению, да. Существует так называемый нулевой вариант, соглашение, по которому все долги всех бывших союзных республик переходят на Россию, но при этом и вся собственность переходит на Россию. Зарубежная. Как известно, Россия выполнила четко все свои обязательства, и все долги взяла на себя, не только взяла, но и погасила их и все с этим согласились, и никаких проблем не было. Украина сначала согласилась, был подготовлен нулевой вариант, затем передумала, потом опять согласилась, потом начала предлагать разные компромиссные варианты. Вроде начались переговоры, потом они заморозились. Все это длится уже несколько лет. И это конечно нам очень сильно мешает именно в правовом плане для того, чтобы оперативно управлять, ремонтировать, содержать нашу зарубежную собственность. Но надеюсь, что все-таки это скоро изменится.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Рассчитываете ли вы, что это изменится с новым украинским президентом?

В. КОЖИН — Рассчитываем.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Велись ли переговоры с кандидатами в президенты, касались ли в переговорах премьер-министра с Тимошенко и Януковичем, что и этот вопрос является вопросом, который надо решать.

В. КОЖИН — Этот вопрос постоянно поднимается на всех уровнях, на всех переговорах и всех уровнях переговоров. Потому что повторяю, это серьезная проблема двусторонних отношений. И со всеми руководителями Украины он всегда обсуждался. Если говорить о предвыборных делах, то мы никак это не связываем. Уж точно не предмет какой-то предвыборной гонки, и каких-то обещаний. Это проблема, которую нужно решать с действующей украинской властью. Какова бы она ни была.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Давайте про имущественные вопросы внутри страны, тем более что совсем недавно большая тема была поднята – возвращение церкви имущества как движимого, так и недвижимого. Тут возникло сразу очень много вопросов. Что передавать, каким образом музеи будут выселять, не выселять, куда их будут переносить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я напомню, что в Кремле существуют соборы действующие в том числе, которые находятся под управлением президента или управделами президента. Как этот вопрос надо решать конкретно и комплексно?

В. КОЖИН — Если говорить о правовой стороне вопроса, то в том решении, которое озвучено, как раз московский Кремль за скобками. Всего того, что находится в Кремле, это не касается. В целом по стране считаю это абсолютно правильное и справедливое решение. При этом увидим, что процесс пойдет очень спокойно, и без всяких катаклизмов. То, о чем вы сказали, действительно так сложилась история, что во многих храмах уже есть музеи, какие-то краеведческие подразделения музеев, и много чего другого за период Советского Союза все перемешалось. Здесь уверен, будет совершенно спокойная, последовательная работа, направленная на то, чтобы не навредить. Уверен, у нас мудрейший патриарх и совместно со светскими властями в регионах этот процесс будет решаться именно так. Я в силу ряда своей общественной работы, имею отношение к восстановлению храмов и на Валааме и в Великом Новгороде. Сделано за последние годы очень много. Восстановлены уникальные наши монастыри. Валаамский и все, что его окружает, монастырь под Великим Новгородом, Иверский монастырь, и они тоже когда-то не имели отношение к церкви. Сегодня есть правовая основа. Потому что как только к чему-то касаешься конкретно, все начинается с этого. Куда вкладывать деньги, чье это, где документы, кому принадлежит. Сегодня возникает правовая основа. Это очень здорово. В церкви возвращаются их святыни, а то, о чем вы сказали, уверен, что никаких проблем не будет ни с музеями, ни с теми какими-то светскими учреждениями, которые сегодня находятся в храмах.

А. ВЕНЕДИКТОВ – На вашем месте сидел министр культуры, который, поддержав решение, тем не менее, считал, что каждый случай должен расследоваться отдельно. Потому что была история с Ипатьевским монастырем, где музей. Ну, хорошо так Новодевичий монастырь в Москве, там небольшое помещение занимает музей и наверное, можно найти место. А где действительно музей. Каким образом, кто будет предоставлять помещение. Это важная и болезненная история.

В. КОЖИН — Абсолютно согласен с министром, повторяю, каждый случай так и будет решаться. Ведь никто не говорит, что завтра все храмы, что бы там ни было, музей, не музей, все должны быть в течение недели освобождены. Ну это мы проходили, революция наоборот. Не будет этого ни при каких условиях. Будет совершенно спокойная взвешенная работа с теми епархиями на местах, с властями на местах, с губернаторами, мэрами и будут находиться абсолютно логичные схемы, как сделать так, чтобы и храмы были восстановлены и возвращены церкви, и там если где есть музей, они существовали и продолжали работать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Владимир Владимирович, когда встречался со святейшим, он говорил, что там есть проблемы, что если передавать в собственность, я так его понял, во всяком случае, кто будет ремонтировать. Кто будет содержать. Как такие вопросы должны решаться? Вы говорили о правовой основе, а вот здесь какая правовая основа?

В. КОЖИН — Это очень серьезный вопрос. Потому что действительно это огромное имущество и не просто дома, это как правило еще и наши памятники исторические, там 13-14-15 века. Это наша история с вами. И здесь я знаю подход премьера в этом вопросе, государство должно помогать церкви. Должно финансировать содержание и восстановление, в первую очередь реставрацию, ведь еще огромное их количество, многое сделано за эти годы, но их огромное количество, когда едешь по стране, видишь эти жемчужины и с битыми крестами, проваленными куполами. Дальше о чем говорить. Поэтому нужны огромные деньги. Конечно, церковь их завтра не соберет. Она собирала, и будет собирать пожертвования, но без государства здесь не обойтись.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А Соловки. Очень многие слушатели спрашивают: что происходит на Соловках.

В. КОЖИН — Я недавно встречался со святейшим, и мы обсуждали, я еще раз рассказывал все наши планы и по Иерусалиму, и Иордании, по Иерихону, по другим объектам, где мы работаем. И касались конечно Соловков.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Святейшему про Иерихон рассказал, а нам нет. А что по Иерихону?

В. КОЖИН — Здесь приятное событие нас ожидает. Палестинская администрация подарила нам уникальный земельный участок в городе Иерихон, в этом году Иерихону будет 10 тысяч лет. Даже цифра не очень укладывающаяся. И на этом участке, это не просто земельный участок, там растет знаменитое дерево Закхея. Это первый мытарь. И дерево существует, я подходил к нему, трогал его руками.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сердюков был?

В. КОЖИН — Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как бывший мытарь.

В. КОЖИН — Нет, надеюсь на открытие того, что мы там построим, он поедет. Так вот на этом участке мы начали строить по пожеланию палестинской администрации, естественно, по согласованию с патриархом русский культурный центр. И к осени этого года надеемся, что он будет построен. И торжественно открыт.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А Израиль не препятствует приходу России как собственника на территорию палестинской администрации?

В. КОЖИН — Нет, я там был уже неоднократно. Причем, находясь в Израиле, выезжал туда, обсуждал с властями палестинской администрации, возвращался в Израиль, никто ни слова мне не сказал на эту тему.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть там будет культурный центр, как на Сергиевском подворье, только в Иерихоне.

В. КОЖИН — Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И в этом году он будет построен.

В. КОЖИН — Да. Осенью надеюсь, мы его откроем.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Соловки.

В. КОЖИН — Не надо рассказывать, что это такое. Это наша история, это уникальный монастырь, памятник и много, много слов. Требует такой же комплексной реконструкции как Валаам, как Иверский монастырь, как другие наши монастыри. И сейчас обсуждается схема, как будет участвовать и государство, как будут участвовать жертвователи в этой работе и надеюсь, мы такую схему совместно построим и приступим к этой работе. Но она очень большая. Он конечно в очень тяжелом состоянии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я знаю, что вокруг Соловков идет разговор построения такого мемориала памяти жертв и некоторые люди, Дмитрий Ананьев, например, предлагает построить. Как это с разных сторон: церковь, государство, частные жертвователи, комплекс.

В. КОЖИН — Алексей, уверен, что здесь никакой проблемы не будет. В том, что с Соловками связана страшная страница нашей истории, нечего обсуждать. Нужно, чтобы она была увековечена. Как это сделать, я думаю, что мы найдем форму…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Там в 17 веке ссылали. Место было такое…

В. КОЖИН — Совершенно верно. Место еще то. Поэтому мы найдем, как совместить эти вещи. Они, в общем, совместимые. И как будут участвовать и государство и бизнес в восстановлении, тоже достаточно просто сделать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте про сохранение памятников не только духовных, но и про природные заповедники. Вопрос, который присылает каждый третий наш слушатель. Что с Утришем?

В. КОЖИН — Ничего, точнее я естественно знаю, читал все материалы, вопросы. Но повторяю, мы к этому не имеем никакого отношения.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А что там?

В. КОЖИН — Там есть частный проект на небольшом участке земли, этим занимается один из фондов, который достаточно много…

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть это не управление делами президента.

В. КОЖИН — Мы к этому не имеем никакого отношения.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Никакой президентской резиденции…

В. КОЖИН — Никакой президентской резиденции там не будет. Она не строится, потому что президентскую резиденцию строим мы на бюджетные деньги, и дальше существует сложная процедура, как. Ничего этого нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте про то, что все-таки строите. Это парламентский центр. Где же он будет, столько тумана напустили.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Почему тумана. Это что, на месте гостиницы «Россия», например, где, уже можно сказать?

В. КОЖИН — Дело в том, что нельзя этого сказать, потому что нет окончательного решения. Есть твердое желание, это еще раз могу подчеркнуть, что он необходим. Сегодняшнее положение дел в будущем недопустимо. Содержание нашего парламента в том виде, в котором он есть, мы знаем два адреса: Охотный ряд и Совет Федерации на Большой Дмитровке. Но это вы знаете, а мы знаем, поскольку мы этим управляем, еще 2-3 десятка адресов, которые с этим связаны. И дальше огромная пирамида, связанная с эксплуатацией, транспортом и бог знает чего. Я уж не говорю о том, что на Большую Дмитровку иногда министры пешком идут, потому что не проехать. Нужен, нужен. Дальше – где. Тоже вопрос очевидный. Были предложения за кольцевой дорогой, еще что-то такое. Все это уже ушло.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В городе Тверь.

В. КОЖИН — Ну да. Можно еще дальше выслать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Красноярск освободился.

В. КОЖИН — Да, это все иллюзии, фантазии. Парламентский центр будет строиться в центральной части города внутри Садового кольца. Есть сейчас, совсем все сузилось там, два варианта. Не хочу их озвучивать, потому что нет официального решения, которые мы детально прорабатываем, вокруг них огромная цепь проблем. Кого-то надо переселять, перевозить и прочее. Но то, что это будет недалеко от Кремля, не за кольцевой дорогой, вот это подтверждаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ – У нас был вопрос от нашего слушателя, почему-то он среди прочих участков, кроме соответственно места, где стояла гостиница «Россия», там еще идет судебный процесс, связанный с Чигиринским, я понимаю, почему не озвучивается. Еще речь шла о военно-ракетной академии. Этими казармами, тоже возможная история?

В. КОЖИН — Так называемый воспитальный дом, построенный при одном из императоров, как один из вариантов это место рассматривается.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Просто мы ответили слушателю. Если можно, мы вернемся к Красной площади.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Еще одна история. Обращаюсь к вам…

А. ВЕНЕДИКТОВ – С просьбой.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Господин Кожин, от имени профессиональных фотографов, которым не разрешают работать на Красной площади, если они не работают конкретно для СМИ. Запрет, фотокорреспонденты недавно даже проводили флешмоб. И спрашивают: как может быть, с вами можно было бы встретиться, поговорить. Ну почему нельзя профессионалам снимать на Красной площади, что за запрет?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Они просто просят вас разрешить. Письмо направить.

В. КОЖИН — Дело в том, что мы ни запрещаем, ни разрешаем. Все, что связано с этой ситуацией, это вопросы безопасности. Вопросами безопасности у нас ведает Федеральная служба охраны и Красной площади, и Кремля. Давайте мы поступим так. Я, честно говоря, не очень понимаю, в чем суть проблемы. Пусть ваши коллеги вместе с вами через вас сформулируют свои предложения, передайте мне, я обещаю встретиться с генералом Муромовым, который руководит федеральной службой охраны, обсудить. Если не будет каких-то противопоказаний очень серьезных по линии службы безопасности, я думаю, что этот вопрос будет решен.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Договорились, я передам.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это вопрос Красной площади, а не Кремля. Не Ивановской площади. Еще один вопрос, поскольку у нас юбилей. День рождения Георгия Бооса, губернатора скоро. Вопрос, дача Бисмарка. Что происходит с резиденцией в Калининградской области, возможно будущей резиденции президента или что это или это государственная дача.

В. КОЖИН — Давайте начнем тогда не с губернатора Бооса, а с канцлера Бисмарка. Мы восстанавливаем эту дачу. В первозданном виде. По архивным материалам, всему тому, что там нашли и прочее. Более того, я недавно встретился с потомками Бисмарка на одном из мероприятий в Санкт-Петербурге, и когда им об этом рассказал, они просто пришли в восторг, сказали, что готовы безвозмездно передать все, что мы посчитаем нужным взять из своих архивов, лишь бы это было сделано. Что касается резиденции президента, там никогда не будет резиденции президента. В Калининграде. Резиденция президента это специальный статус объекта, который помимо стен, потолка и внутренней отделки еще предполагает наличие массы вещей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Провода.

В. КОЖИН — Не только.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Условные провода.

В. КОЖИН — Назовите это проводами, так вот ничего подобного там не будет. Это государственная резиденция. Что это такое, зачем она нужна. Она нужна для того, чтобы, в том числе помимо восстановления исторического объекта, мы просто выбрали так, разгрузить Москву. У нас контакты по лини ЕС надеюсь, будут идти только все выше и выше. И количество делегаций прибывающих в Москву, будет больше и больше. Мы выдвигаем свой аванпост в Калининград, там все будет происходить. Там граница рядом. Любому главе государства прилететь в Калининград составит, несопоставимые вещи. Повторяю, это разгрузит Москву, это создаст в Калининграде определенный дополнительный форпост, если хотите, это все-таки анклав и все жители Калининграда должны не забывать, что они часть России. И присутствие там такой государственной резиденции, наличие огромного количества событий, которые там будут происходить, политических событий, и с присутствием главы государства, других руководителей страны, лишний раз подчеркнет, что Калининград не забыт и не брошен и никогда этого не будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Там был вопрос расселения, по-моему, он решен?

В. КОЖИН — Он решен, мы вопрос держим на контроле. Это ответственность господина Бооса, губернатора. Под это были выделены специальные деньги, просчитанные, им переданы, они за это отвечали. Я постоянно бываю там, этим интересуюсь, и по моим сведениям все проблемы решены, там есть несогласованность или претензия одной или двух семей, которых что-то не удовлетворяет, но это их ответственность, они должны этот вопрос решить. И нам передать все без каких-то правовых коллизий и проблем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Еще один лидер среди вопросов от наших слушателей касается истории с поставщиком квартир для управделами президента. Это никому неизвестная фирма. И коллеги из «Ведомостей» подсчитали, что бюджет переплатил в итоге за квартиры минимум 3 миллиона долларов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Речь идет об улице Петрозаводская, по-моему.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — В Северном округе.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы в курсе этой истории?

В. КОЖИН — По конкретному адресу я не в курсе. Сейчас приеду, еще раз проверю. Я вам в двух словах расскажу механизм и соответственно не могу согласиться, что мы что-то переплатили. Сегодня все, что мы приобретаем, от квартир, машин до скрепок, мы покупаем через конкурс, через тендер. Абсолютно открытый. Можно зайти на наш сайт, познакомиться, в том числе и по квартирам. Как приобретаются, что приобретается. Поэтому когда речь идет о строительстве квартир, это одна ситуация, тогда мы один тендер выстраиваем и проверяем те компании, есть процедура. Когда мы покупаем квартиры, там другая процедура. Я знаю, что там есть какие-то материалы, что это вроде как небольшая компания…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Уставной капитал 10 тысяч рублей.

В. КОЖИН — Но мы же покупаем не уставной капитал, мы покупаем готовый продукт, квартиры. Если компания нам их предлагает, если нас все устраивает, мы все проверяем, перепроверяем, если предлагается лучшая цена, то по закону побеждает тот, кто предложил нам лучшую цену.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — В общем, заявка в итоге единственной была. Из чего выбирали. Из одной фирмы.

В. КОЖИН — Да, здесь мы иногда в достаточно жесткие условия ставим, и у нас очень часто происходит, когда 10 компаний, в результате они снимают свои заявки, не в состоянии удовлетворить. Остается один. Мы либо отменяем конкурс, либо, если нас удовлетворяет, признаем его состоявшимся.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Просто мы обратили ваше внимание на сегодняшнюю публикацию наших коллег в «Ведомости», мы услышали, что вы еще раз посмотрите эту историю.

В. КОЖИН — Не просто посмотрю, а сейчас приеду, все проверю.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Последний вопрос. Вы обещали осенью, что с 2010 года в Государственном Кремлевском дворце будут проходить российские мировые кинопоказы. Поскольку там все отреставрировано. И когда первый и какой? Где «Аватар»? Там будет 3D, когда будет 3D…

В. КОЖИН — Алексей, вы только что сказали, в первую очередь российские. «Аватар» пока не российское. Дай бог, чтобы наши кинематографисты научились снимать в 3D. Думаю, научатся. Я к вам приехал сейчас с предпросмотра одной вещи, на мой взгляд, которая будет претендовать на серьезное звание и внимание российской публики, которую я надеюсь, мы покажем в канун 9 мая в Государственном Кремлевском дворце. И он к этому готов, заканчиваются последние вещи, связанные со звуком.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Кто он-то?

В. КОЖИН — Дворец.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Дворец готов.

В. КОЖИН — И такие форматы показа фильмов достойных, в первую очередь российского производства, но не только российского, уже в этом году там начнутся.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так какой фильм-то? Что смотрел, если фильм готов уже.

В. КОЖИН — Он еще не готов. Я смотрел такие…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но что смотрел-то?

В. КОЖИН — «Утомленные солнцем-2».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Владимир Кожин, управделами президента был гостем сначала Никиты Михалкова, а затем «Эхо Москвы».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире