'Вопросы к интервью
25 ноября 2009
Z Разворот Все выпуски

Газовые переговоры с Украиной


Время выхода в эфир: 25 ноября 2009, 16:07

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сергей Куприянов не доехал ещё до студии, но готов поговорить с нами по телефону. Сергей, здравствуйте.

С. КУПРИЯНОВ: Здравствуйте.





Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот смотрите, Олег Дубина, глава «Нафтогаза» выразил надежду, что встретит новый год без газовых конфликтов и, судя по всему, дома. Вы где собираетесь Новый год справлять?

Т. ДЗЯДКО: Вернее, где Вы ожидаете, что будете справлять?

С. КУПРИЯНОВ: Ну, хорошо было бы, чтобы Олег Игоревич не ошибся, мы все искренне на это надеемся. Это будем хорошей сменой традиций. То, как сейчас складывается наши взаимоотношения, как сейчас идут платежи и то, какие документы мы вчера подписали, наверное, об этом мы потом поговорим подробнее, позволяет нам рассчитывать, что объективно причин для каких-либо конфликтных ситуаций в канун Нового года нет. Главное – чтобы на Украине не произошло каких-то форс-мажоров или каких-то откровенных провокаций, которые бы поставили под угрозу выполнение всех своих обязательств.

В частности, я могу напомнить, что в прошлом году 30 декабря, в выходной день киевский суд принял решение о признании действующего контракта на транзит не действующим. К сожалению, полностью исключить такую возможность нельзя, но мы искренне надеемся на то, что всё будет нормально.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, если что-то пойдёт не так, то в этом будет виновата Украина?

С. КУПРИЯНОВ: Ну, уж это однозначно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скажите, накануне или даже скорее ночью, был подписан дополнительный протокол к соглашению о ставках транзита газа через территорию Украины. Газпром на этом теряет сколько-то? И если да, то сколько?

С. КУПРИЯНОВ: Да, конечно, Газпром теряет, поскольку существенно снижаются годовые контрактные количества по следующему году. Напомню, что в 2010 году по контракту Украина должна была бы приобрести у нас 52 млрд. кубометров газа, сейчас этот объём снизился до 33,75 млрд. кубометров. Оценивая среднюю цену следующего года для Украины примерно в пределах 280 долларов, это соответствует европейским ценам, можно посчитать, сколько мы недополучим. Это, конечно, не убытки, это недополученная выгода.

Т. ДЗЯДКО: А какой порядок цифр примерный?

С. КУПРИЯНОВ: Очень просто посчитать. Получается минус примерно 18 млрд. кубометров, умножаем на 280 долларов.

Т. ДЗЯДКО: Скажите, пожалуйста, Сергей, а с чего вдруг такое? Если раньше мы говорили и сейчас говорим, что мы с Украиной в вопросах газа, у нас исключительно рыночные отношения и деловые, почему вдруг здесь мы такую руку помощи протягиваем?

С. КУПРИЯНОВ: Это сложно назвать рукой помощи. Скорее это просто учёт объективной ситуации.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, Газпром готов пойти на такие серьёзные убытки, понимая, что это неизбежно?

С. КУПРИЯНОВ: Да. Потому что мы понимаем, что попытаться получить средства с Украины за газ, который она не получила, в данной ситуации просто нереально. Поэтому и было принято такое решение. Оно было продиктовано объективно экономической ситуацией на Украине, объективной финансовой ситуацией, с которой, что называется, не поспоришь. Можно было бы, наверное, предъявлять штрафные санкции и по текущему году, требовать полного выполнения контрактных обязательств по следующему году, но мы прекрасно понимаем, что заплатить наши украинские коллеги вряд ли смогли бы. Точнее, точно не смогли бы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это просто бизнес и никакой политики.

С. КУПРИЯНОВ: Что касается нас, безусловно, да.

Т. ДЗЯДКО: Хорошо. Мы продолжим этот разговор через пару минут. Сейчас короткая реклама, после чего вернёмся в эту студию.

РЕКЛАМА

Т. ДЗЯДКО: Ситуация стремительно меняется. Сейчас мы ждём Сергея Куприянова уже не по телефону, а в этой студии. Добрый день.

С. КУПРИЯНОВ: Здравствуйте. Невольно пришлось вспомнить ваш сегодняшний утренний эфир, когда говорили об автомобилях и выхлопах и выбросах углекислого газа. Надо не с автомобилями бороться, похоже, а с пробками. Потому что просто невозможно стало перемещаться.

Т. ДЗЯДКО: Я хочу сказать нашим слушателям, что на сайте заработала видео-трансляция, вы можете видеть Сергея Куприянова, которого, наконец-то, в этой студии видим мы. Мне хочется закончить тот разговор, который мы с Вами вели, относительно санкций штрафных и относительно объёмов потребления, которые снижены. Спрашивают наши слушатели на сайте, являются ли эти цифры, 30 млрд, если не ошибаюсь, или 33, являются ли они окончательными? Не придётся ли потом вновь их корректировать в сторону уменьшения?

С. КУПРИЯНОВ: Да, как раз те переговоры, которые мы вели, и вчера, и все предыдущие дни, были направлены на то, чтобы согласовать цифру, которую потом не пришлось бы пересматривать. И мы, и наши украинские коллеги, считаем, что согласованные годовые контрактные количества позволяют исключить риск возникновения штрафных санкций в следующем году.

Т. ДЗЯДКО: Насколько недополученная прибыль, о которой Вы говорите, бьёт по каким-то другим проектам Газпрома, в частности, по проекту Охта-центр, например?

С. КУПРИЯНОВ: Безусловно, это ухудшает наше финансовое положение, но объём доходов, которые мы получим от продажи газа на Украине, сейчас уже учтён в том бюджете, который был одобрен Советом директоров в этот вторник.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, остальные проекты, Охта-центр, о котором говорил Тихон, не будут заморожены или перенесены?

С. КУПРИЯНОВ: Ну, надо отметить, что в нашей инвестиционной программе Газпрома на следующий год проект Охта-центра пока нет, поскольку сейчас мы находимся на стадии подготовки проектной документации. В нашей инвестиционной программе все остальные добычные, транспортные проекты, которые позволяют нам в полном объёме выполнять все те обязательства, которые у нас есть, перед нашими клиентами, как внутри страны, так и за рубежом.

Т. ДЗЯДКО: Компания Газпром как смотрит на всю эту дискуссию, которая разворачивается с участием Министерства культуры, с участием общественных организаций?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Уж не говоря о выступлениях жителей Петербурга.

С. КУПРИЯНОВ: Отмечу три момента. Во-первых, как вы правильно отметили, идёт дискуссия. Нельзя сказать о том, что какое-то одно из мнений однозначно превалирует. Явно что не мы пока не смогли в полной мере доказать, что этот проект должен быть реализован и в той же мере и противники проекта не доказали обратного. Потому что пока есть такое столкновение мнений, но сказать, что однозначно та или иная сторона убеждает, по нашему мнению нельзя.

И третий момент, то, что идёт такая оживлённая дискуссия, означает, что это проект неординарный.

Т. ДЗЯДКО: Ну, проект неординарный, можно ставить разный знак – минус или плюс.

С. КУПРИЯНОВ: Так вот пока ни минус, ни плюс поставить нельзя.

Т. ДЗЯДКО: То есть, никакие временные рамки в принципе не заложены?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Очевидно, что в следующем году этого точно не будет.

С. КУПРИЯНОВ: Естественно, проект долгосрочный, нам предстоит ещё получить массу разрешений. Поэтому процесс идёт, обсуждение продолжается.

Т. ДЗЯДКО: Будем следить за этими обсуждениями. Давайте теперь перейдём ещё к одной теме. Мы говорили об Украине, есть другие варианты поставок. Это Северный и Южный поток. В последнее время всё здесь километровыми шагами движется вперёд. Как Вы можете оценить эту ситуацию и перспективы введения в строй трубопроводов в соответствие с намеченными ранее планами? Там же 2010 год фигурирует?

С. КУПРИЯНОВ: В 2010 году должно начаться строительство Северного потока, то, как сейчас мы продвигаемся вместе с нашими коллегами из Германии и Нидерландов в получении необходимых разрешений, нас обнадёживает и мы считаем, что здесь вполне мы можем уложиться в те сроки, которые были намечены. Что касается Южного потока, здесь мы пока на этапе подготовки технико-экономического обоснования, проект наверное, в этом смысле даже более сложный, чем Северный поток, поскольку помимо морского участка есть ещё и ряд наземных участков на территории стран, в том числе и ЕС.

Поэтому для того, чтобы подготовить такое комплексное сквозное, здесь потребуется много усилий, но то, как процесс двигается, то, как мы продвигаемся в подписании соглашения с нашими коллегами из стран-участниц, нас убеждает в том, что может быть, действительно, скорость реализации этого проекта будет выше, чем у Северного потока. Потому что вы знаете, что первое обсуждение тогда ещё северо-европейского газопровода началось в конце 90-х.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А Вы заметили, что может быть был какой-то переломный момент, после которого всё резко ускорилось? И мы буквально каждую неделю слышим всё новые и новые новости о том, что Северный поток семимильными шагами идёт вперёд. Что-то произошло?

Вы кого-то смогли убедить?

С. КУПРИЯНОВ: Если Вы имеете в виду прошлогодний украинский кризис, то, наверное, всё-таки, нет. Наверное, сказывается та большая подготовительная работа, которую проводила компания «Норд-Стрим», там собралась замечательная команда профессиональных людей из разных стран и сейчас это уже действительно такой пан-европейский проект, поскольку помимо непосредственно участников этой кампании – это Газпром, две немецких компании и ещё целый ряд европейских компаний участвуют в качестве поставщиков, в качестве поставщиков услуг. Так что количество компаний и стран уже перевалило за десяток, тех, которые участвуют в этом проекте.

Т. ДЗЯДКО: Евгений спрашивает по смс, как проходит строительство Южного и Северного потока, об этом мы уже слышали. Он задаётся вопросом: «Набукко, на Ваш взгляд, похоронен?»

С. КУПРИЯНОВ: Мы не ставим себе такой цели – кого-либо похоронить. Мы последовательно реализуем наши задачи и наши проекты. Когда говорят о конкуренции между Южным потоком и «Набукко», мы относимся к этому достаточно спокойно по двум причинам. Во-первых ,если говорить об этом проекте, он не ориентирован на поставки российского газа, а мы Южный поток планируем строить исходя из тех ресурсов газа, которые у нас есть, исходя из тех контрактов на поставку газа, которые у нас есть или подписать который мы ожидаем в ближайшее время.

Плюс Южный поток совершенно очевидно снижает транзитные риски, в том числе транзитные риски поставок через Украину, о чём мы уже говорили. «Набукко» нам в этом смысле ничем не может помочь.

Т. ДЗЯДКО: Если говорить о разных маршрутах, о разных поставках, не так давно во время визита г-на Путина в Китай были заключены довольно серьёзные договорённости относительно поставок газа в Китай. Каковы здесь сроки возможного начала прокладки, поставок и т.д.

С. КУПРИЯНОВ: Это будет зависеть… Цифры там крупные, действительно, в ходе последнего визита мы значительно продвинулись в наших переговорах с китайскими коллегами. Но точно так же, как наши китайские коллеги, мы в этом вопросе не торопимся, не гоним лошадей и…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А что вас останавливает в первую очередь?

С. КУПРИЯНОВ: А нас не останавливает, просто объёмы большие.

Т. ДЗЯДКО: А какие?

С. КУПРИЯНОВ: Ну, речь идёт о нескольких десятках миллиардов кубометров газа. Что было непосредственно, о чём мы договорились в ходе последних переговоров? Договорились о том, что первоочередным будет западный маршрут, мы договорились о том, что привязка цен будет осуществляться к нефтяной корзине, это на первый взгляд, вроде бы, такие очень тонкие детали, но в наших переговорах это достаточно важный и существенный шаг вперёд. Поэтому продолжаем переговоры. Как только мы выйдем к подписанию контрактов, от этого можно будет начинать отсчёт времени до начала поставок.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, никаких, даже примерных, сроков вы себе не ставите?

С. КУПРИЯНОВ: Примерные сроки, конечно, мы ставим, но они, прежде всего, зависят от завершения переговоров.

Т. ДЗЯДКО: Но Китай может стать для нас более приоритетным партнёром в наших поставках, чем Европа в настоящее время?

С. КУПРИЯНОВ: Я бы не стал говорить о приоритетах. Скорее я бы говорил о возможностях. Европа в этом смысле для нас самый крупный и традиционный рынок. Мы ожидаем, что спрос на российский газ на европейском рынке будет расти, но совершенно очевидно, что темпы роста азиатского рынка будут гораздо выше. И мы намерены занять на нём достаточно хорошие позиции.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо Вам большое. К сожалению, заканчивается время нашего эфира. Напомню, что мы беседовали с Сергеем Куприяновым, пресс-секретарём председателя Правления «Газпрома». Спасибо, Сергей, что добрались до нашей студии.

С. КУПРИЯНОВ: Спасибо. И ещё раз извиняюсь за опоздание.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире