'Вопросы к интервью
А. ДЫХОВИЧНЫЙ – У нас на связи Уильям Браудер — глава «Хермитаж Кэпитал Менеджмент». Здравствуйте.

У. БРАУДЕР — Здравствуйте.

А. САМСОНОВА — Добрый день, господин Браудер.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Господин Браудер, на днях на сайте YouTube вы опубликовали видеоролик, где обвиняете российских чиновников в рейдерстве и скажите, пожалуйста, собственно говоря, история эта уже достаточно давнишняя. Почему сейчас вы решили сделать этот фильм и опубликовать его на YouTube?

У. БРАУДЕР — Моя основная озабоченность на данном этапе это тюремное заключение нашего адвоката Магнитского. Ему 37 лет, у него двое детей. Его арестовали через две недели после того, как он давал показания против полиции в отношении похищения нашей компании. Его 11 месяцев уже в СИЗО держат. Ему не дают возможности лечиться, не разрешают свидания с семьей и с родителями. Я сказал: хорошего понемножку. Несправедливо, когда невинного человека держат в тюрьме в качестве заложника. И мы решили, что надо миру рассказать нашу историю.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Господин Браудер, как я понимаю, может быть это не так, но Магнитский проходит по делу о неуплате налогов, которые не уплачивались компанией в связи с тем, что якобы там работали инвалиды. Это совершенно иная история и она никак не связана с тем роликом, который был опубликован вами. Потому что там совершенно другое дело и другие суммы.

У. БРАУДЕР — История, по которой его арестовали это обычное поведение полицейских сил. Они выдумали преступление, которого просто не могло быть в его деле. Его обвиняют в неуплате налогов в 2001 году, он ничего с этой компанией общего не имел до 2002 года. Они просто изобрели это преступление, которое не имеет ничего общего с реальностью. Кроме того, они заявили, что он является директором компании, в которой он никогда директором не был. Но самое важное, он дал показания против определенных сотрудников полиции, и офицер по фамилии Артем Кузнецов в Министерстве внутренних дел в Москве его и арестовывал. Поэтому господин Кузнецов так расстроился, что Магнитский давал показания против него, что они изобрели фальшивое преступление, арестовали его из-за этого.

А. САМСОНОВА — Господин Браудер, ваша обеспокоенность судьбой Магнитского понятна, но если мы вспомним некоторые схожие дела в России, то когда сажали Ходорковского, я помню ваше интервью, где вы говорили, что вы поддерживаете этот процесс. Более того, даже в 2006 году, когда дело с «Хермитаж Кэпитал Менеджмент» уже развивалось в России, вы опубликовывали статьи, в которых продолжали хвалить Путина. Как вы это объясните. Не видите ли вы связи между судьбой Магнитского и Ходорковского?

У. БРАУДЕР — Позвольте несколько моментов подчеркнуть. Прежде всего, думаю, что бы ни сделал Ходорковский, он уже отсидел свое. Он в тюрьме. Он уже отсидел свой приговор. Что касается Путина, первые годы свои правления он был отличным реформатором, он сократил, урезал коррупцию. Он боролся с коррупцией в «Газпроме» и РАО «ЕЭС», он был большой сторонник этого. А сейчас мы обнаружили, что те же самые люди, которые занимались преступлениями в 2006 году, замешаны в этих преступлениях в хищении 11,2 млрд. рублей. Сюда входят сотрудники МВД, из Федеральной налоговой службы, судьи, адвокаты, частные предприниматели. И я думаю, что сейчас руководители России что-то должны сделать, чтобы защитить российский народ от потери 11,2 млрд. рублей. Нельзя судить о политиках на основе того, кто они. А надо судить по тому, что они делают. Я любого политика поддержу, который будет бороться с этой неподходящей ситуацией, которая существует в отношении преступников в России.

А. САМСОНОВА — Господин Браудер, журнал «Экономист» назвал вас одним из главных сторонников Путина на Западе и в то же время в своем недавнем интервью на BBC вы сказали, что вы боитесь говорить о Путине по  телевизору, потому что это слишком опасно. Но может быть вы скажете об этом по радио. Что вы думаете о господине Путине в связи с вашим делом, как вы оцениваете его работу?

У. БРАУДЕР — Я думаю, это очень важная проверка для России. Давайте будем откровенными. Мы написали письмо в Счетную палату, в прокуратуру, в государственный Следственный комитет. И подробно изложили о потере, краже у государства 11,2 млрд. рублей. И мы указали фамилии тех чиновников, которые были замешаны в этом. И информация вся имеется в наличии для того, чтобы раскрыть это преступление, это ужасное преступление против российского народа. Это очень серьезная ситуация, которую должны разрешить руководители России. Если они ее разрешат, то очень хорошо, если нет, то тут очень серьезные вопросы встают в отношении России.

А. САМСОНОВА — Есть ли какая-то реакция со стороны тех ведомств, в которые вы посылали свои письма?

У. БРАУДЕР — Да, очень большая реакция общественности.

А. САМСОНОВА — А со стороны Счетной палаты, Центробанка и Федеральной налоговой службы? И Министерства финансов.

У. БРАУДЕР — Мы это направили в конце прошлой недели. Сейчас пока преждевременно ждать какой-то реакции. Но если не будет реакции, то это будет очень плохой сигнал для всего, что происходит в России. Что должен думать российский гражданин, который платит налоги, и вдруг какая-то кучка чиновников и полицейских крадут 11,2 млрд. рублей из тех налогов, которые они платят. Это нечто такое, что должно беспокоить любого россиянина. Это не преступление против иностранных инвесторов, это преступление против российского народа.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Господин Браудер, я позволю несколько вопросов на основании ваших ответов. Во-первых, мне не очень понятна ваша позиция по поводу аналогии дела, в частности, Магнитского и дела Ходорковского. Я читаю это интервью, которое вы давали швейцарской «Ле Тан» 23 апреля 2007 года. «Эта история, — говорите вы, имея в виду историю с ЮКОСом и Ходорковским, — была призвана послужить уроком для всей страны. Основным результатом данной политики явилось то, что в казне государства начали накапливаться налоговые поступления. Это с лихвой окупилось, когда цены на нефть поползли вверх». Вы оправдываете действия власти по отношению к Ходорковскому. Объясняя это тем, что налоги стали собираться. Чем тогда история с Магнитским отличается от той истории. Вы сказали, что Ходорковский уже отсидел. Он еще не отсидел. Даже по первому сроку. А сейчас вопрос о втором возникает. Объясните, пожалуйста, вашу позицию.

У. БРАУДЕР — Я думаю, в определенном смысле ситуация с Магнитским соответствует ситуации с Ходорковским. Эта ситуация, когда есть какая-то цель и кто-то связан с этой целью такие как господин Магнитский, которого берут в заложники. Я не думаю, что здесь так же происходит как с Бахминой, когда пытаются послать какой-то сигнал мне. Что касается Магнитского, могу только сказать, что он полностью невинный человек и единственная причина, по которой он попал в тюрьму – потому что он считал, что правосудие в России работает и его в тюрьму посадить нельзя, потому что он ничего дурного не сделал.

А. САМСОНОВА — Господин Браудер, вы почти 10 лет вели бизнес в России и сейчас говорите о том, что планировать долгосрочный бизнес и инвестиции в России это безумие. Тем не менее, у вас получалось, и ваша компания была весьма успешной, пока ее у вас ни отобрали. Нельзя сказать, что тогда в России было больше торжества права, чем сейчас, Может быть вы раньше просто умели договариваться лучше с чиновниками коррумпированными, а потом не получилось, и из-за этого возникла вся история.

У. БРАУДЕР — Я не думаю, что я когда-то договаривался с какими-то властями раньше или сейчас. Раньше мы действовали так, мы делали инвестиции на фондовом рынке, затем проводили исследования по поводу компаний, в которые мы вкладывали средства с тем, чтобы убедиться, как можно сделать так, чтобы они работали на более транспарентной основе. И публиковали эти исследования в СМИ. В результате раскрытия неправильной практики в работе этих компаний, ценность этих компаний повышалась, мы зарабатывали, потому что росли в стоимости акции этих компаний и другие акционеры также получали прибыль и правительство тоже. В результате нашей прибыли мы заплатили более 500 млн. долларов российскому правительству. Все работало очень хорошо, пока в 2005 году в ноябре однажды, когда я летел обратно в Москву, меня остановили на границе и сказали, что я больше в Россию въезжать не могу. С тех пор мой бизнес в России с точки зрения моих инвестиций приблизился почти к нулю. После этого полиция совершила рейд на наше помещение нашей конторы, они арестовали наши документы и выкрали наши компании. И затем после этого они использовали 230 млн. долларов, которые были уплачены, как свою прибыль. Если полиции разрешают таким образом поступать, то это не то место, где надо долгосрочные инвестиции осуществлять. Одно хочу сказать. Что у меня есть надежда на Россию. Я надеюсь, что это лишь проходной этап, та преступность, которая сейчас происходит. Я в России работал 10 лет, и познакомился со многими россиянами. В России очень много хороших людей, много честных людей, много людей, которые вселяют надежду. Есть небольшая группа людей, которая находится на властных местах или в правоохранительных органах и они делают жизнь ужасной для многих. Я надеюсь, что я, опубликовав это в YouTube, могу что-то сделать для того, чтобы улучшить жизнь честных россиян.

А. САМСОНОВА — Господин Браудер, тем не менее, рассчитываете ли вы, что ваш бизнес российский к вам вернется. Насколько это вероятно или цель всех ваших сейчас действий заключается в том, чтобы победить правовой нигилизм в России?

У. БРАУДЕР — Я не думаю, что я сам могу решить свою проблему, но если люди возмутятся, если достаточное число людей возмутится в России по поводу этого юридического правового нигилизма, то тогда такие правовые нигилисты начнут бояться.

А. САМСОНОВА — Таким образом вы не рассчитываете на возвращение собственного бизнеса.

У. БРАУДЕР — Все может случиться, может быть, мой российский бизнес вернется. А что еще более важно – вернутся мои российские друзья, моя любовь к России.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Какова цель публикации этого ролика и вообще съемок этого ролика. Кто не видел ролик, в общем он сделан, он стоит денег. Кстати, сколько стоили съемки этого фильма?

У. БРАУДЕР — Вообще удивитесь, насколько это недорого.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Все равно вы же что-то заплатили за его съемки.

У. БРАУДЕР — Да, я что-то заплатил.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Для чего, с какой целью вы это сделали?

У. БРАУДЕР — Цель такая, что часто мы отправляемся в газеты для того, чтобы рассказать свою историю, а журналисты слишком напуганы, чтобы писать об этом. Почему они напуганы? Потому что мы говорим о полицейских, которые замешаны в преступности. И они боятся, что их арестуют те же самые полицейские, у которых есть такие возможности. И мы сидим сейчас со всеми эти подробностями относительно того, что с нами произошло и очень мало кто знает в России об этом. И мы не хотели отдавать себя на откуп какой-то кучке испуганных журналистов в том, чтобы довести до гласности нашу историю. А сейчас Интернет, слава богу, еще свободен и можно рассказать свою историю, никто тебя не остановит. И мы поэтому это сделали и это стали смотреть больше всего на YouTube, когда это было там помещено. Поэтому мы считаем, что мы прорвались через блокаду страха, который нам не давал это сделать в России.

А. САМСОНОВА — Говоря о блокаде страха, я тогда хочу еще раз задать вам прямой вопрос о Путине. Вы все время уклоняетесь и однажды даже сказали, что о Путине говорить опасно. Может быть, вы все-таки поделитесь с нами своим отношением к этой политической фигуре. Чтобы вдохновить российских журналистов.

У. БРАУДЕР — У меня нет какого-то определенного подхода того или другого. Я в России не живу. Я живу в Лондоне. Меня не пускают по-прежнему в Россию. Поэтому у меня никакой связи с премьер-министром нет. Ноль.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Вы говорите, что вас не пускают в Россию, но вы не боитесь, что если вас пустят, то вас арестуют? Вы же находитесь в розыске.

У. БРАУДЕР — Россия одна из немногих стран в мире, где то, что говорит Министерство внутренних дел часто не является правдой. Полтора года тому назад в апреле 2008 года МВД заявило об арестах, обысках в Интерполе и так далее. А ничего этого не было. И могут такое же сделать объявление, и когда мы там были, ничего не было сделано.

А. САМСОНОВА — Если вам откроют вдруг визу, вы приедете в Россию?

У. БРАУДЕР — Конечно. А почему бы нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – То есть это неправда, что вы находитесь в международном розыске?

У. БРАУДЕР — Но такой вещи как ордер нет, есть ордер на арест, он связан с Интерполом. Такого ордера на арест нет, и они ничего не представляли в Интерпол, а если бы даже и представили, то это было бы отклонено. Интерполу совсем не хочется становиться рукой коррумпированных российских чиновников.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Господин Браудер, и последний вопрос. Вы ответили на вопрос, почему выбрали такую форму размещения своего материала как Интернет. Но вы не сказали все-таки, для чего вы это сделали. Какова цель съемок и публикации этого видеоролика.

У. БРАУДЕР — Цель и философия: если пролить яркий свет на зло, то зло исчезнет. И я пытаюсь пролить как можно более яркий свет на зло, чтобы эти все плохие люди были слишком напуганы, чтобы что-то делать такое.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Я предлагаю закончить на этой ноте. Потому что время наше, увы, к сожалению, истекло. Господин Браудер, спасибо вам.

А. САМСОНОВА — У нас в студии по телефону из Лондона был Уильям Браудер — глава «Хермитаж Кэпитал Менеджмент». Большое спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире