'Вопросы к интервью
15 октября 2009
Z Разворот Все выпуски

Судьба «Антисоветской шашлычной»


Время выхода в эфир: 15 октября 2009, 16:07

А.ДУРНОВО: 16:06 в Москве. Алексей Дурново, Ирина Воробьева, дневной «Разворот». Приветствуем в нашей студии префект Северного округа Москвы Олега Митволя.

О.МИТВОЛЬ: Добрый день.



А.ДУРНОВО: Здравствуйте, Олег Львович. Думаю, вы все его узнали по голосу. Вы его не только по голосу можете узнать, но и на нашем сайте echo.msk.ru по изображению, там идет веб-трансляция.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну а я напоминаю, что вопросы и мнения о том, что происходит в этой студии, вы можете присылать на номер +7 985 970 4545, телефон для ваших смс-сообщений. Ну что же, Олег Львович, рада видеть вас в нашем эфире. И мне кажется, мы первый раз с вами так обсуждаем эту тему, судьбу…

О.МИТВОЛЬ: Ну если уж так это всех волнует и даже вызвало поляризацию общества, чуть ли не довело до гражданской войны, но пока что, слава богу, закончилось демократическими посиделками за шашлыками. И для многих борьба с коммунизмом и борьба с остатками советской власти – это пойти все-таки поесть шашлык, который не всегда нравится, но именно в правильном месте. Вы знаете, что благодаря этому скандалу шашлычная добилась того, чего хотела – она стала самой известной шашлычной в городе. И если раньше там, в общем-то, никого не было, то сейчас, как вы видите…

А.ДУРНОВО: Но не они ведь раздули этот скандал.

О.МИТВОЛЬ: А вот давайте узнаем, давайте просто поинтересуемся. Ведь есть штампы, а можно попытаться разобраться. Удивительная история. Ведь никто даже не пытался. Как-то все в меру своего сознания для себя как-то определились, что есть белое, есть черное, и все, больше нам ничего не рассказывайте – все ясно и понятно. Смотрите, все было очень просто и понятно. У нас есть закон город Москвы, который определяет правила вывешивания вывесок, и даже на входе на «Эхо Москвы» вывеска может находиться только по соответствующему разрешению. Понятно, почему это делается. Потому что понавесили бы все.

И.ВОРОБЬЕВА: Облик города.

О.МИТВОЛЬ: Конечно. И это уже, скажем так, десятки лет. У нас десятки вывесок снимается административно-технической инспекцией. Только там названия не такие и не догадались пиар делать. А вывески снимаются, штрафуются люди, и пока они не оформят документы, они не имеют права вешать. Все понятно. Обратились ветераны, Совет ветеранов, который находится через дорогу, что их смущает эта вывеска. Соответственно , пришли, спросили: «Документы есть?» Выяснили, что документов нет.

И.ВОРОБЬЕВА: А кто пришел и спросил?

О.МИТВОЛЬ: Кто и положено. Сотрудники управы. Это вполне стандартная функция. Дальше был оформлен административный протокол на 150 тысяч рублей, организация была оштрафована, было дано предписание в течение трех дней демонтировать вывеску, не имеющую документов.

А.ДУРНОВО: А если б были документы?

О.МИТВОЛЬ: Конечно, она бы осталась. Тут вопросов нет никаких. Смотрите и слушайте дальше. Вдруг они за эту тему схватились. Там оказалось, что в этом ресторане есть свой пиар-менеджер. Пиар-менеджер пригласила телекамеры – вы знаете, эту сцену потом по всем сайтам. То есть приехали телекамеры со всех агентств. Больше всего, конечно, оппозиционные – такие, как Каспаров, «Грани». Вот прямо для них было действительно событие настоящее. Приехали, вышел потерпевший в лице бедного-несчастного владельца шашлычной, как он всем там представлялся.

И.ВОРОБЬЕВА: Это господин Островский?

О.МИТВОЛЬ: Конечно. И начал рассказывать, как ему тяжело, как он делал маленький бизнес свой и вот так вот государство с ним. Потом под телекамеры торжественно сняли три буквы – «н», «т», и «и» — осталось «Асоветская». Соответственно, дали заключительную пресс-конференцию – я просто интернет-трансляцию смотрел, потом шли от Белорусской к Динамо два милиционера, но они даже не собирались туда подходить, и сняли. Видимо, имелся в виду жесткий режим, который за этим всем неусыпно следит. И, соответственно, рассказали о том, что такое несчастье произошло. И так и осталось – «Асоветская».

И.ВОРОБЬЕВА: А «а»-то почему оставили? Это ж тоже незаконно, получается.

О.МИТВОЛЬ: Вот именно. Что произошло дальше? Дальше через три дня в эту шашлычную пришли сотрудники административно-технической инспекции, спросили: «Документы вот на эту вывеску есть?» Те говорят: «Опять нет». Их оштрафовали еще раз. Дали предписание. Но второй снимать, как я понимаю, в пиар-плане не было такого мероприятия. И уже второй раз вывеску «Асоветская» сняли сотрудники управы согласно действующему законодательству. Причем, обратите внимание, управа действовала абсолютно толерантно – она одинаково оштрафовала и «Антисоветскую», и «Асоветскую». Соответственно, документы есть – вывеска есть. Нет – вывески нет. Слушайте дальше. В тот день вечером у меня была встреча с жителями района «Беговой», где, собственно, это все находится. И там начали говорить о малом бизнесе. И вдруг выходит мужчина, этот Островский, и менеджер по пиару в красивом желтом галстуке. И они сказали: «Вот, мы маленькие бедные бизнесмены, сами делаем свой маленький честный бизнес, а нам срывают вывески и не дают жить по-человечески». Я не знал, насколько Островский беден, тогда еще.

И.ВОРОБЬЕВА: Об этом мы попозже поговорим.

О.МИТВОЛЬ: Я потом разобрался, честно говоря, да, что же он такой бедный-несчастный. Соответственно, я сказал: «Извините, встреча с жителями. Давайте конкретный вопрос по поводу вашей вывески – документы есть? Документы есть – вывеска есть. Документов нет – вывески нет». В день снимаются десятки вывесок с другими названиями – никто ничего не говорит, потому что по закону так. А вы из-за своей устроили пиар-шоу. В принципе, там пиар-менеджер талантливый. Потому что они взяли и забили в очень тонкое место – это отношение к нашей истории. Мы еще до конца сами не разобрались, и бить туда шашлычной пиар-гвозди – это низкое достаточно занятие. И он потом в интернете в своем блоге написал, что я вот, бедный-несчастный владелец этой маленькой несчастной шашлычной, которая была в советские годы, и власти пугали меня сэсом-мэсом.

И.ВОРОБЬЕВА: Я правильно понимаю, что вывеску сняли исключительно по вот этим вот причинам?

О.МИТВОЛЬ: Исключительно. Так, как снимаются другие.

И.ВОРОБЬЕВА: Никакого отношения к обращению ветеранов не было.

О.МИТВОЛЬ: Еще раз. У нас на каждую вывеску приходит обращение. Соответственно, мы проверяем, есть документы или нет.

А.ДУРНОВО: А от кого обращения?

О.МИТВОЛЬ: От жителей, граждан.

А.ДУРНОВО: То есть граждане просто смотрят на вывеску и спрашивают, есть ли разрешение?

О.МИТВОЛЬ: Ну вот смотрите, вывески бывают разные – бывают светящиеся, мешают окна, напротив окна, разные бывают ситуации. Ленинградка широкая. Ну вот, например, данная вывеска вызвала какие-то вопросы у ветеранов. Соответственно, они написали, мы проверили. Документы были бы – вывеска бы осталась. Документов нет – извините, вывеску сняли. Вот здесь вот четко совершенно. Потому что потом в интернете началось: «Митволь устроил произвол…» — ну вы читали, да?

И.ВОРОБЬЕВА: Конечно, мы читали. Поэтому и спрашиваем.

О.МИТВОЛЬ: «Он редиска – он пугал сэсом бедного-несчастного мелкого предпринимателя!» Вопрос: зачем Островского пугать сэсом? И вот мне стало интересно, откуда же у таких бедных-несчастных приготовителей шашлыков такой красивый внутренний интерьер, который везде сейчас в интернете рекламируется как оплот демократии России. И откуда вот это все счастье, откуда эти пиар-менеджеры? Действительно, сам пиар-менеджер хороший – то есть очень точно выбрали место и…

И.ВОРОБЬЕВА: Нет, подождите секундочку. Что значит место выбрали?

О.МИТВОЛЬ: Место нанесения… Событие создали.

И.ВОРОБЬЕВА: Но вы же понимаете, что и тогда шашлычную эту называли «антисоветской», просто за глаза, скажем.

О.МИТВОЛЬ: В советские годы я там был, в этой шашлычной.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну так вы ж знаете, что она действительно называлась «антисоветской», просто вывески не было.

О.МИТВОЛЬ: Да, она действительно называлась «антисоветской». Извините меня, она до сих пор так называется, и никто у нее название никуда не забирал. Вопрос заключается только в том, что на ровном месте грамотный пиар-менеджер понял, что здесь можно устроить такой скандал, который принесет шашлычной необходимое количество клиентов. Даже если он есть и невкусно, люди будут из демократических побуждений сидеть давиться. Мне только не очень нравится, что именно на этом… это очень тонкий вопрос. Ну и потом уже началось – вышел из себя легко выводимый Александр Подрабинек…

И.ВОРОБЬЕВА: Ну да, это уже другая немножко история.

О.МИТВОЛЬ: Кстати, мне сегодня понравилось другое. Мне сегодня понравилось, что когда выяснилось, что еще в марте Сбербанк подал иск на четыре миллиарда, Александр Подрабинек тут же не растерялся и сказал: «Да! Конечно! Это происки режима!» Бедный-несчастный антисоветчик с миллиардами.

И.ВОРОБЬЕВА: Олег Львович, давайте мы поступим так. Сейчас мы уйдем на рекламу на пару минут и как раз вплотную перейдем к теме долгов Сбербанка и так далее. Реклама.

РЕКЛАМА

А.ДУРНОВО: 16:17 в Москве, продолжаем дневной «Разворот», и продолжаем с Олегом Митволем, префектом Северного округа Москвы говорить о шашлычной.

И.ВОРОБЬЕВА: Очень короткий вопрос остался у меня для вас по той теме. Скажите, если сейчас эта шашлычная подаст документы и надлежащим образом попытается оформить это название…

О.МИТВОЛЬ: Это оформляется в комитете по рекламе. Соответствующая процедура есть, и если она будет выполнена и документы будут… слушайте, я говорю, все по закону.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну да. Единственное, что я хочу уяснить для себя, будет ли вывеска возвращена в случае, если документы будут оформлены правильно.

О.МИТВОЛЬ: Вопрос – почему другие оформляют документы? Может, тоже скандалы такие поднимать и говорить, что мы бедный малый бизнес?

А.ДУРНОВО: Но вы же говорили, что не все оформляют документы.

О.МИТВОЛЬ: Нет, вы не поняли. Десятки случаев людей, которые вместо того, чтобы идти оформить документы… что нужно для оформления документов? Проект, архитектурный облик, ну вы понимаете – то же самое, что с перепланировкой квартиры. Есть люди, которые оформляют документы, как, собственно, положено по закону, а есть, которые делают ремонт хозметодом, и потом стены обрушиваются несущие. Вопрос же ведь заключается в том, что есть документы – есть вывеска. И прямо в законе точно так и написано.

А.ДУРНОВО: Как у почтальона Печкина было.

О.МИТВОЛЬ: Да, вы знаете классику, я смотрю.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну что же, давайте поговорим о той публикации, которая сегодня вышла в газете «Коммерсант», о том, что шашлычной «Антисоветская» предъявили счет.

О.МИТВОЛЬ: Кстати, как вы отреагировали, хотя два дня назад вышло тоже на life.ru…

И.ВОРОБЬЕВА: Я не знаю, честно говоря, не читала. Ну, видимо, мы это пропустили.

О.МИТВОЛЬ: Мне было просто интересно…

И.ВОРОБЬЕВА: Расскажите, что это была за история, чтобы наши слушатели поняли.

О.МИТВОЛЬ: Вы знаете, мне стало так интересно, что вот с одной стороны такой бедный-несчастный шашлычник, на которого бросилась власть вместе с пенсионерами и мешают ему делать несчастный бизнес. Ну сами подумайте, человек своим трудом сам сделал эту шашлычную… Вот такие в голове мысли. И тут власть за его демократические убеждения пытается наслать на него сэс, отрывает ему вывески…

И.ВОРОБЬЕВА: Ужас-ужас.

О.МИТВОЛЬ: А я же очень любознательный – я подумал: кого же он мне напоминает? И точно! Напоминает должника Донского отделения Сбербанка России. И думаю – какая же это сумма? Оказывается, 4,1 миллиарда рублей!

И.ВОРОБЬЕВА: За что же?

О.МИТВОЛЬ: Оказывается, этот честный предприниматель должен Сбербанку 4 миллиарда рублей. Да, действительно. И тут у меня возникает вопрос. Он же всем говорит, что он владелец, и мне даже говорил, а должен Сбербанку. А я, кстати, согласно декларации, опубликованной на сайте избирательной комиссии города Москвы, вкладчик Сбербанка. И я вот думаю – как же это так? И начинаю интересоваться. И выясняется, что он-то всем говорит, что он владелец, а как настоящий шашлычник он, будучи в долгах перед Сбербанком на 4 миллиарда рублей… они там, оказывается, с женой просто занимаются бизнесом, управляют. А кто же этот могущественный повелитель шашлыков говяжьих и свиных? Это, оказывается, его тесть. А я это как раз смотрел в фильме – вы же любите классику. «Берегись автомобиля» помните? На огороде там тоже стоял тесть и говорил, что я выращиваю клубнику…

А.ДУРНОВО: Выращенную своими собственными руками.

И.ВОРОБЬЕВА: Так это не запрещено законом.

О.МИТВОЛЬ: Вопрос не в этом. Возникают вопросы – а зачем он устраивал этот скандал? Первое – получил пиар-дивиденды. И второе – сейчас, как я понимаю, придут приставы, потому что уже есть решение суда.

И.ВОРОБЬЕВА: О чем?

О.МИТВОЛЬ: О взыскании с этого милого юноши 4 миллиардов рублей. Причем народных денег. Сберегательный банк у нас народный.

И.ВОРОБЬЕВА: Решение о взыскании, но не о том, чтобы шашлычная ушла Сбербанку.

О.МИТВОЛЬ: Нет. Вопрос – шашлычная-то на тесте.

А.ДУРНОВО: То есть шашлычную отобрать нельзя, получается?

О.МИТВОЛЬ: Ну я не знаю. Это уже вопрос приставов и Сбербанка, что с него получить. Как я понимаю, из имущества у него только трубка осталась. А все остальное вместе с деньгами куда-то делось. И возникает следующий вопрос: а что это такое? И представьте себе, я сегодня открываю «Коммерсант» и читаю: оказывается, Александр Подрабинек как настоящий демократ понял, что этот…

И.ВОРОБЬЕВА: Вам процитировать?

О.МИТВОЛЬ: Да, процитируйте.

И.ВОРОБЬЕВА: «Имущественный конфликт вытекает из политической составляющей. Если бы не было политики, Островскому простили бы».

О.МИТВОЛЬ: Простили бы 4 миллиарда рублей денег вкладчиков Сбербанка. Нормальная история? И при этом Подрабинек даже не спрашивает… ну вот нормальный бы человек сразу спросил – а скандал когда у нас? Ага, в сентябре. Ага, а деньги когда Сбербанк пытается по решению суда? Ага, март и июнь – два суда было.

И.ВОРОБЬЕВА: Но такой же вопрос у меня будет и к вам. Почему, если мы знаем, в марте все произошло, в сентябре скандал, а вот сейчас вдруг оказалось…

О.МИТВОЛЬ: Нет, ну я думаю, вы понимаете, что власть тут ни при чем. И, извините меня, Подрабинек ведь ничего ни у кого не спрашивает про 4 миллиарда рублей. Видимо, нашел им интересное применение, раз они сразу кончились.

А.ДУРНОВО: Ну почему заговорили-то об этих 4 миллиардах вот именно сейчас?

О.МИТВОЛЬ: Это газета «Коммерсант». Я для себя выяснил. У меня был такой вопрос. Я же, еще раз повторяю, любознательный – я же в физико-математической школе учился при МГУ, и нас учили, что надо разбираться в корне задачки. И я выяснил, что он, оказывается, не такой уж бедный-несчастный шашлычник, а, оказывается, простой человеческий должник Сбербанка России всего на 4 миллиарда рублей, а имущество, естественно, принадлежит тестю. Соответственно, в этой ситуации я лишь об этом сказал, а журналисты сделали свои выводы – имеют право.

А.ДУРНОВО: Ну, то есть вы никакой роли во всей этой истории со Сбербанком…

О.МИТВОЛЬ: Вы надо мной решили сейчас посмеяться? Вы понимаете, что когда он деньги брал…

А.ДУРНОВО: Нет-нет, во взымании.

О.МИТВОЛЬ: В марте я работал в Росприроднадзоре и не интересовался документами на вывеске.

А.ДУРНОВО: Олег Львович, вы меня сейчас неправильно понимаете.

О.МИТВОЛЬ: Вот смотрите. Вы молодой журналист, у вас еще все впереди…

А.ДУРНОВО: Что впереди?

О.МИТВОЛЬ: Ну, наверное, карьера ваша журналистская.

И.ВОРОБЬЕВА: Сэс, Леш.

О.МИТВОЛЬ: Сэс у вас не впереди. Соответственно, могу вам совершенно четко сказать. Смотрите, решение суда было в марте, второе в июне. Я приступил к работе в июле. Какое я к этому отношение имею? Попробуйте сделать какие-нибудь выводы.

А.ДУРНОВО: Да нет, я же не имел в виду, что вы имеете к этому какое-то отношение.

О.МИТВОЛЬ: Я просто случайно выяснил, кто у нас выступает в роли этого бедного, несчастного, обиженного представителя малого бизнеса. И все, и теперь мне стало нормально и весело

И.ВОРОБЬЕВА: Ну что ж, я напомню нашим слушателям, хотя они все и так прекрасно знают, что у нас Олег Львович Митволь, префект Северного округа Москвы, в гостях в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Также идет видеотрансляция. Все вопросы присылайте, пожалуйста, на смс-номер. Я, собственно, по поводу всей этой ситуации хотела другое спросить. Как я прочитала в «Коммерсанте», вы как вкладчик Сбербанка намерены взыскать долг этот.

О.МИТВОЛЬ: Вы знаете, это на совести Олега Кашина. Я сказал, что меня как вкладчика Сберегательного банка, а это действительно так, меня беспокоит, что вот так вот можно не отдать Сбербанку 4 миллиарда и потом сидеть у тестя в шашлычной, петь песни про демократию.

И.ВОРОБЬЕВА: Ну слушайте, он же не единственный должник. Может, вы всеми остальными должниками тоже озаботитесь в таком случае?

О.МИТВОЛЬ: А я не озаботился. Минуточку. Я высказал свое мнение. Я могу высказать свое мнение? Или вы считаете, что у меня как у представителя режима мнения быть не может?

И.ВОРОБЬЕВА: Константин спрашивает вас: «Подайте в суд, если вас оклеветали насчет сэс».

О.МИТВОЛЬ: Вы знаете, дело в том, что тут другая ситуация. А давайте я как заочник спрошу у Константина – на что подать? Он же не говорил фамилию «Митволь», он говорил, что его пугают власти.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть не уточняя, власти Москвы, округа…

О.МИТВОЛЬ: Да, кто именно, что именно. И что, мне сейчас сказать, что я вот один из представителей власти, и я считаю, что лично я не пугаю? И я получу решение суда, что вот лично Митволь не пугает. Слушайте, ну наверное, я все-таки квалифицированный специалист. Меня поэтому берут на работу. Чтобы глупостей не делать.

А.ДУРНОВО: Олег Львович, если вся эта история разрешится, Евгений Островский отдаст долг…

О.МИТВОЛЬ: Вернет 4 миллиарда? Вы в это верите сами? Посмотрите на Евгения Островского, зайдите на его блог – там его фотография. Вы верите, что он вернет?

И.ВОРОБЬЕВА: Мне кажется, что не стоит переходить на личности.

А.ДУРНОВО: Я вообще ни в чем не уверен.

И.ВОРОБЬЕВА: Тем более, его здесь нету.

О.МИТВОЛЬ: Так у меня с ним была дискуссия в прямом эфире телепрограммы, вы же помните. И он сразу, как услышал про свои деньги, тут же присел.

И.ВОРОБЬЕВА: У меня другой вопрос – я спрашиваю ваше мнение. Как вы считаете, изъять эту шашлычную в пользу долга было бы правильно или неправильно?

О.МИТВОЛЬ: Слушайте, я понимаю так, что сейчас эта шашлычная – это вообще святой оплот демократии, за нее выступает ОБСЕ, и сколько бы Островский не был должен, ее ни в коем случае ни у кого, даже у тестя не будут изымать. Потому что это будет покушение на демократию.

И.ВОРОБЬЕВА: Просто есть соображения пиара. Я вас спрашиваю исключительно не из соображений последствий, а вот с точки зрения долгов.

О.МИТВОЛЬ: Я понимаю так, что Островский добился своего, и теперь любое изъятие у него имущества в рамках долга – это будет прямой наезд на силы демократии.

А.ДУРНОВО: И что делать?

О.МИТВОЛЬ: Не знаю. Я не знаю, у вас деньги в Сберегательном банке?

А.ДУРНОВО: Нет.

О.МИТВОЛЬ: У меня в Сбербанке. Буду общаться с другими вкладчиками, будем думать, что делать. Напишу письмо какое-нибудь.

А.ДУРНОВО: Соберете совет?

И.ВОРОБЬЕВА: Интересно, с какими такими вкладчиками вы собрались общаться.

О.МИТВОЛЬ: Конечно, смешно. Но слушайте, у меня действительно лежат там деньги, и действительно у меня вызывает вопросы. Если, извините меня, непонятно зачем и без обеспечения дали ему эти деньги, то вопрос – надо, наверное, принять меры, чтобы хотя бы что-то вернуть. Хотя мы понимаем с вами, что аренда шашлычной не стоит 4 миллиарда рублей.

И.ВОРОБЬЕВА: Олег Львович Митволь, префект Северного округа Москвы у нас в эфире. Короткий вопрос, все-таки возвращаясь к возможной судебной истории. Вот наш слушатель из Тулы, системный администратор, спрашивает и цитирует статью Подрабинека, на которую вы сегодня так яростно нападаете. Он цитирует, что вот, мол, владельцы шашлычной уступили давлению начальника управы Штукатурова и префекта Митволя и демонтировали вывеску, ну и так далее.

О.МИТВОЛЬ: А в чем выражалось давление? Дело в том, что прямо по телевизору в передаче НТВ господин Островский признал, что не было документов. Какое давление? Слушайте, если вы едете без прав и вас останавливает сотрудник госавтоинспекции, а вы говорите «Извините, я демократ, какого черта вы ко мне вообще тут, останавливаете меня? У меня две статьи в интернете есть на демократические темы!» Он говорит: «Извините, права дайте. Вы не имеете права без прав ездить». «Как это не имею! Да вы знаете, кого вы сейчас преследуете? Я в ОБСЕ напишу!» И что? И мы с вами на этом все закончим? То есть у нас будут неприкасаемые отдельные категории граждан, «демократы», и будут все остальные, для которых действует закон, которые не могут свои мысли сформулировать, чтобы было похоже на покушение на демократию.

И.ВОРОБЬЕВА: Давайте не будем преувеличивать. Я, честно говоря, процитировала не для этого.

О.МИТВОЛЬ: Но это ж факт. А давление какое? В чем давление?

И.ВОРОБЬЕВА: Еще раз говорю – Олег Львович, не для этого я процитировала.

О.МИТВОЛЬ: Проблема в том, что Подрабинек опять не разобрался. Он ведь и во второй раз не разобрался, и в первый раз не разобрался. Для Подрабинека важнее штамп. К Подрабинеку есть серьезные моральные вопросы – что не надо стариков обижать. Вот он бы лучше меня какой-нибудь грязью облил бы. Это нормально. Это общедемократическая дискуссия. Потому что вот часто бывает у демократов – для начала дискуссии облить какого-нибудь человека грязью, и нормально. Здесь другой вопрос. Вопрос заключается в том, что давление-то какое? Что, пришли и спросили, есть ли документы?

И.ВОРОБЬЕВА: То есть давления вообще не было никакого?

О.МИТВОЛЬ: Минуточку. Еще раз, внимательно смотрите. Шашлычная работает…

И.ВОРОБЬЕВА: Я уже поняла, вы нам объяснили. Я не об этом говорила, вообще не для этого спросила. Вы собираетесь каким-то образом с господином Подрабинеком разбираться на этот счет?

О.МИТВОЛЬ: Слушайте, если я буду разбираться со всеми…

И.ВОРОБЬЕВА: Я поняла. Не разобрался, и ладно.

О.МИТВОЛЬ: Если Подрабинек даже на тему долга Сбербанку говорит, что здесь политическая подоплека, что есть люди не демократы, которые обязаны возвращать в банки свои кредиты, а есть люди демократических взглядов, которые под защиту ОБСЕ сразу.

И.ВОРОБЬЕВА: Спасибо вам большое, Олег Львович Митволь, префект Северного округа Москвы, за столь яркое выступление в нашем эфире.

О.МИТВОЛЬ: Спасибо. Всегда рад встречаться с вами и со слушателями «Эха Москвы».

А.ДУРНОВО: Приходите почаще.

И.ВОРОБЬЕВА: Спасибо большое.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире