'Вопросы к интервью
09 октября 2009
Z Разворот Все выпуски

Барак Обама — лауреат Нобелевской премии мира 2009


Время выхода в эфир: 09 октября 2009, 15:07



И. МЕРКУЛОВА — Николай Злобин — директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности. Николай Васильевич, добрый день.

Н. ЗЛОБИН — Добрый день.

Е. БУНТМАН – Добрый день. Объясните нам, пожалуйста…

И. МЕРКУЛОВА — В чем конкретные заслуги Обамы?

Н. ЗЛОБИН — Я думаю, что, во-первых, Нобелевская премия была присуждена самому яркому человеку планеты, поэтому это большой плюс для самой Нобелевской премии. Для ее пиара я думаю, с этой точки зрения, безусловно, они пытались решать эту проблему тоже. Сегодня все об этом говорят.

Материалы по теме

Одобряете ли Вы присуждение Бараку Обаме Нобелевской премии мира?

нет, не одобряю
65%
да, одобряю
30%
затрудняюсь ответить
5%


И. МЕРКУЛОВА — А им нужен PR?

Н. ЗЛОБИН — Безусловно. Потому что Нобелевская премия мира в последние годы становилась все менее заметной. Я думаю, что даже были предложения ее отменить и нужно было реанимировать эту проблему. Привлечь интерес к этой премии. Она очень политизирована, безусловно. И присуждение ее Бараку Обаме, безусловно, вызовет очень большие споры во всем мире, что полезно с точки зрения популярности Нобелевского комитета, безусловно. Но мне кажется, что премия была присуждена в значительной степени в знак признания не столько действий, сколько обещаний, которые делал в последний год Барак Обама. Обещания практически во всех внешнеполитических областях, и главное – в фундаментальном изменении американской внешней политики. И в первую очередь его программы по попытке восстановить контроль над распространением ядерного оружия, попытки начать переговоры о глобальном сокращении ядерного оружия. Вообще все, что могло делаться в этой сфере в последние годы, было проигнорировано, американская позиция полностью отсутствовала, по сути дела мы вступили фазу распространения ядерного оружия. Мне кажется то, что Обама это предложил, сыграло большую роль в присуждении этой премии. Хотя практических шагов, безусловно, пока еще нет.

Е. БУНТМАН – Мы все время говорим обещания, надежды и так далее, что касается Барака Обамы, действительно не было подписано никаких соглашений толком, которые изменили бы мир. Были только обещания, речи и слова. Этого достаточно для Нобелевской премии мира или мы как-то идеалистически воспринимаем эту премию?

Н. ЗЛОБИН — Я думаю, что на самом деле Нобелевская премия мира является для самого Обамы точкой невозврата. Он сегодня уже не сможет отказаться от многих предложений, которые он делал в последние месяцы. Хотя внутри Америки, как мы хорошо знаем, на него оказывается и на его администрацию очень сильное давление с тем, чтобы он изменил свою внешнеполитическую линию, многие считают, что она ослабляет в своем предложении Америку. И мне кажется, Нобелевская премия мира стала со стороны мирового сообщества некой попыткой гарантировать, что Обама под воздействием своих внутренних проблем, внутренних противоречий, а ему надо будет скоро начинать избираться на второй срок, новая избирательная кампания. Он не сможет после получения Нобелевской премии отходить от тех принципов, предложений, которые он подписал в последние месяцы. Она на самом деле, как ни парадоксально, при всем почете и уважении к этой премии она может даже осложнить положение Обамы, потому что она лишит его, на мой взгляд, некой гибкости и возможности маневрировать в своей внешнеполитической активности. Ему уже будет трудно менять позиции, которые он высказывал в последние месяцы.

И. МЕРКУЛОВА — Любопытны отклики на решение Нобелевского комитета. Сегодня талибы* заявили, что не одобряют то, что лауреатом Нобелевской премии мира стал Барак Обама.

Е. БУНТМАН – Их можно понять.

И. МЕРКУЛОВА — А президент Ирана сказал, что поддерживает это решение.

Н. ЗЛОБИН — Я думаю, что действительно многие американцы, например, недовольны политикой Обамы в отношении Ирана, они считают, что надо действительно гораздо жестче и Буш, говорят они, был более эффективен в отношении Ирана. Отказываясь идти на прямые переговоры с Тегераном, и постоянно шантажируя Тегеран возможностью военного удара по иранским ядерным объектам. Обама, как известно, предлагает прямые переговоры с Тегераном, предлагает международные санкции, которые надо обсуждать, в том числе с Россией и Китаем. Его позиция гораздо более дипломатичная и многие американцы считают, что эта позиция мягкая, это позиция слабости со стороны США. Но для Ирана это, безусловно, позиция, которая позволяет Ирану, видимо, и позволит вступить в прямые переговоры с Вашингтоном. Что иранские лидеры требовали на протяжении многих последних лет, от чего администрация Буша отказывалась. Поэтому я думаю, что международное признание через Нобелевскую премию позиций Обамы по Ирану не может ни нравиться Тегерану.

Е. БУНТМАН – Присуждение Нобелевской премии президенту США вряд ли повлияет на его планы увеличить присутствие военное американское в Афганистане.

Н. ЗЛОБИН — Нет, безусловно, я думаю, что сама идея окончательного выхода из Ирака, изменение стратегии в Афганистане и упор на сотрудничество с местной властью, планы по подписанию договора с Россией о сокращении стратегических наступательных вооружений, вообще его идея о возможности перехода к глобальному нулю так называемому, то есть полному отказу от ядерного оружия, — это все в сумме, наверное, возбудило такие оптимистические ожидания, такой оптимизм в мире на фоне постоянного лузерства в международных отношениях, постоянных провалов в последние годы, что мне кажется, Нобелевская премия мира стала просто символом того, что люди хотят надеяться на лучшее, на какую-то надежду, которую Обама им дает сегодня, хотя бы инициируя то, что он инициирует, и говоря то, что он говорит. Все в этом видят хотя бы какой-то проблеск надежды на то, что может быть мир все-таки станет стабильным и более предсказуемым.

И. МЕРКУЛОВА — И последнее, о чем мы хотели вас попросить. Прокомментировать нашумевшее заявление зам. министра обороны США Александра Вершбоу о том, что Украина может войти в зону размещения американских ракет «Пэтриот», это заявление немало шума наделало. И не очень понятно, это точка зрения Вершбоу или может быть какая-то позиция Вашингтона.

Н. ЗЛОБИН — Я думаю, что такие решения, безусловно, носят чисто политический характер и Вершбоу не решает эти проблемы никоим образом. Его позиция в данном случае большого значения не имеет. Но я думаю, что американцы в той или иной степени заинтересованы в ситуации на Украине и им хочется думать и давать знать украинской элите, особенно накануне президентских выборов январских, всем сегментам украинской политической элиты, что Америка будет оставаться стратегическим союзником, а при удачном стечении обстоятельств военным союзником Украины. И с этой точки зрения позиция Америки не должна быть предметом дискуссии на предстоящих президентских выборах. Американцы обещают, что будут продолжать поддерживать Украину независимо от того, кто выиграет на выборах.

И. МЕРКУЛОВА — Но позиция Украины учитывалась, согласие Украины есть?

Н. ЗЛОБИН — Я думаю, что вопрос, поскольку не идет о практических пока шагах, наверняка согласие Украины надо будет учитывать. Я не уверен, что Украина согласится, любое украинское правительство согласится на такое развитие событий. Скорее я повторяю, это носит такой сугубо политический пропагандистский шаг. По крайней мере, я не слышал серьезных разговоров на эту тему, и ни о каком американском оружии на территории Украины речи, безусловно, не идет, тем более на сегодняшний день, насколько известно украинская Конституция это просто запрещает.

И. МЕРКУЛОВА — Спасибо. Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности был у нас в эфире.


* «Движение Талибан» - террористическая организация, запрещённая в России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире