'Вопросы к интервью
15 сентября 2009
Z Разворот Все выпуски

Судьба русской крепости Форт-Росс в Калифорнии


Время выхода в эфир: 15 сентября 2009, 16:08



А.САМСОНОВА: Олег, добрый день. Как вы нас слышите?

О.ЛИХАРЕВ: Добрый день, слышу вас великолепно.

А.САМСОНОВА: У вас глубокая ночь?

О.ЛИХАРЕВ: У нас раннее утро, скажем так.

А.САМСОНОВА: Ну спасибо вам за героический шаг и за то, что согласились с нами пообщаться по телефону.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну смотрите, ведь Форт-Росс же пока существует, там какие-то проблемы с финансированием… Но вот что сейчас представляет собой этот памятник, можете рассказать тем, кто не знает, может быть?

О.ЛИХАРЕВ: Да, конечно. Форт-Росс находится порядка 100 км от Сан-Франциско к северу. Представляет из себя несколько хозяйственных… Ну, что там расположено? Во-первых, часовня Святой Троицы. То есть это такое поселение, сложенное квадратом из бревенчатых стен, из секвойи сделано. Там стоит артиллерия, пушки старые. Это укрепленное поселение. Там колодец находится.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Но можно сказать, что это поселение-музей? Там живет сейчас кто-то?

О.ЛИХАРЕВ: Нет, там сейчас никто не живет, это именно музей. То есть он не функционирует как поселение, этот форт. Это памятник нашим первопроходцам, тем, кто пришел когда-то в далеком 1812 году в Калифорнию и принес сюда православие. Вот эта часовня Святой Троицы – это первая часовня в западно-американских штатах. Отсюда пошло православие. И до сих пор в этой часовне, кстати, проводятся богослужения, приезжают многие, порядка 200-300 тысяч человек в год бывают в этом Россе.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Понятно. Ну смотрите, а вот почему вдруг сейчас эти разговоры, что его закроют? Откуда эта проблема? Вроде бы Калифорния – богатейший штат.

О.ЛИХАРЕВ: Ну, вы понимаете, конечно, богатейший штат. Но, тем не менее, как всегда, бывает т.н. дефицит бюджета. И не то чтобы хотят закрыть именно Росс, а проблема шире. Просто сокращают расходы на национальные парки, а Росс, памятник истории, как раз находится в национальном парке. Американцы, кстати, очень хорошо относятся к культурному наследию. И я почему-то не думаю, что все настолько трагично. Сейчас наш калифорнийский казачий круг вместе с епископом Сан-Францисским и Западно-Американским православной церкви в Америке, я думаю, будем обращаться к губернатору. И у меня есть внутренняя какая-то надежда, что господь не даст закрыть это место, место сбора всех русских. Вот я после венчания, когда я здесь венчался, приехал, посетил этот Форт-Росс. И когда у меня родился ребенок, я его привез после этого туда. Так что это место для русских очень значимое. И я не думаю, что его закроют. Тем более закрыть эту часовню, прекратить там богослужения… Я почему-то не думаю, что это случится. Хотя для этого нужно предпринимать определенные усилия. Мы сейчас будем обращаться к нашему верховному атаману казачьему Водолацкому Виктору Петровичу. То есть, возможно, будут нужны какие-то средства для того, чтобы этот форт все-таки функционировал и не нес никакую нагрузку на бюджет.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну а цена вопроса какая там?

А.САМСОНОВА: Олег, у вас на официальном сайте Форт-Росс есть такая кнопочка «пожертвовать».

О.ЛИХАРЕВ: Цена вопроса? Я не готов сейчас, в ранние часы калифорнийского рассвета обсуждать какие-то цифры.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Нет, ну это что – тысячи долларов, миллионы, сотни миллионов?

О.ЛИХАРЕВ: Да нет, я думаю, что гораздо меньше, чем миллионы. Я думаю, что это, наверное, десятки тысяч. Не думаю, что миллион. Потому что там, как говорится, содержится охрана, определенные есть противопожарные мероприятия, все-таки это все из дерева. Нужно платить зарплату, содержать рейнджеров, которые следят за порядком. Безусловно, это все ложится на казну. Но я не думаю, что это миллионы. Скорее всего, это в порядке ста тысяч, по годовым. Может быть, больше.

А.САМСОНОВА: Олег, возвращаясь к истории Форт-Росса – он раньше принадлежал Российской Империи, потом был продан Калифорнии, принадлежал разным компаниям частным, которые занимались, соответственно, мореплаванием и транспортировкой разных грузов и так далее. Может быть, имеет смысл отдать Форт-Росс в собственность России, и тогда на российские деньги восстанавливать его и содержать?

О.ЛИХАРЕВ: Я не могу вам сказать, не могу утверждать, что отдать и содержать на российские деньги. Я думаю, что все-таки Форт-Росс значим и для Америки, и для России. Почему должна содержать Россия? Я считаю, что, может, поровну должны быть поделены расходы или создан какой-то общественный фонд. Мы вот сейчас ведем переговоры с президентом фонда «РуссоБалт», он активно включился в проблему Форт-Росса для того, чтобы сохранить его для потомков, потому что, конечно, Форт-Росс очень важен и для американцев. Сюда наши казаки привезли первую лозу когда-то виноградную. Смотрите, прошло 200 лет, и Калифорния – это винодельческий штат стал. Здесь построены первые ветряные мельницы. Посмотрите, в Калифорнии энергию ветра используют везде практически. И это очень важный исторический объект – именно и для американцев, не только для русских. И для потомков русских. То есть настолько в Америке переплелись корни русские с 1812 года, настолько много людей ассимилировалось, влилось в американскую жизнь и принесло очень много пользы и для России, и для Америки. Я считаю, что это общий наш – не только для России важен этот исторический объект, Форт-Росс. Он также важен и для американцев – у них тоже с этим очень много связано. Я считаю, что будет, наверное, неправильно, если только Россия будет заботиться о Форте-Росс. Я думаю, что губернатор штата это тоже понимает, и до сих пор окончательного решения не принято по поводу закрытия. Я думаю, что все-таки общественность Америки приложит определенные усилия, поскольку это затронуло очень многих – и в Калифорнии, и не только. Я думаю, что казачество подключится, поскольку когда-то наши предки пришли сюда. Я думаю, что не закроют Форт-Росс. Это будет слишком несправедливо и слишком жестоко по отношению к тем людям, которые вложили душу в это место. Там же наши могилы, погосты наши. В конце концов, там индейцев крестили. Очень многие индейцы знали русский. Да и сейчас, наверное, передают как память о тех белых казаках, которые пришли и принесли православие. Так что я не думаю, что он будет закрыт. Хотя, конечно, сидеть сложа руки нельзя. Нужно прикладывать усилия, прилагать определенные, возможно, усилия в том плане, что действительно по финансированию нужно решить вопрос. Я имею в виду, чтобы создать какой-то общественный фонд, который мог бы финансово подпитывать этот Форт-Росс. Ну и, соответственно, может, здесь поучаствует наша православная церковь в Америке, и наша РПЦ. Я думаю, что место, откуда началось православие, куда принесли православие, где намоленное место, оно заслуживает того, чтобы люди туда постоянно приходили и это место не закрыли. Иначе это будет просто, я считаю, неправильно.

А.САМСОНОВА: Олег, вот в Форте-Росс находится деревянная часовня, невероятно красивая и очень страной архитектуры, и вы говорите, что в ней до сих пор идут службы. Скажите, а это как-то подчиняется РПЦ? Какое там взаимодействие с РПЦ?

О.ЛИХАРЕВ: Вы знаете, это сестринское взаимодействие между РПЦ за рубежом и православной церковью в Америке. Но обычно, как правило… Почему это очень важная часовня, эта церковь Святой Троицы? Она была построена в 1820 году. Там проводит службу преосвященнейший Вениамин, епископ Сан-Францисский и Западно-Американский. Это православная церковь в Америке. Поэтому, безусловно, поскольку он сам лично проводит там службу, конечно, все понимают значимость этого места для православия – и РПЦ, естественно, там приходят священнослужители, там всегда бывает очень много народу. Хотя и нерегулярно, но, тем не менее, проводятся православные богослужения. Почему нерегулярно – поскольку там нет постоянных прихожан. Все-таки это больше музей. Но, тем не менее, богослужения проводятся, и, подчеркиваю, на эти богослужения приходит очень много народу. Это праздник. Эта часовня Святой Троицы – не как памятник, именно как храм, как очень намоленное место. Там колокол очень красивый – такой малиновый звон у этого колокола. И я себе не представляю, как это все можно закрыть. Я как атаман Калифорнийского казачьего круга серьезно даже не рассматриваю почему-то, что это может случиться, что могут закрыть.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Олег, ну вот смотрите, вы говорите, что всерьез не рассматриваете, но вот российская пресса сегодня тоже об этой проблеме пишет. Вот, в частности, в газете «Труд» есть статья по этому поводу, и там они цитируют нашего российского посла в США Сергея Киселева. Вот вы уже сказали, что собираетесь губернатору Шварцнегеру писать. Киселев уже написал ему и вроде бы даже ответ получил. И Шварцнегер пишет, что все понимает, но ничем помочь не может, потому что в бюджете огромная дыра – дефицит 26 миллиардов, местные власти на всем экономят. Поэтому даже ради такого памятника истории, как Форт-Росс, какими-то другими статьями бюджета он жертвовать не собирается. Ну вот все-таки, если так гипотетически предположить, что не удастся найти денег для финансирования Форта-Росс, что тогда будет? Там просто сторож останется? То есть замок на ворота повесим. Церковь тоже не будет работать? Как это будет выглядеть?

О.ЛИХАРЕВ: Вы знаете, наш Калифорнийский казачий круг, наше казачество, я думаю, просто этого мы не допустим. И я думаю, что мы найдем средства, объявим сбор пожертвований. Православная церковь в Америке, безусловно, подключится, и РПЦ, я думаю, что не останется в стороне, я уверен в этом. И, опять же, это не такие большие деньги. Мы сейчас записали обращение к нашему верховному атаману Водолацкому Виктору Петровичу, чтобы он обратился к президенту РФ и к премьер-министру. Тем более, что у Дмитрия Анатольевича Медведева папа кубанский казак, а мама у него все-таки донская казачка, и я думаю, что все-таки казачьи гены нашего президента российского не позволят допустить того, чтобы место, куда в 1812 году пришли казаки и поставили флаг Российской Империи, построили храм, принесли православие, чтобы это место было закрыто, стоял сторож, как вы сказали. Ну, это как-то не по-божески – закрывать часовню действующую, намоленную, там стоит несколько икон, такой колокол великолепный еще тех лет, с малиновым звоном.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Олег, смотрите, ну вот сейчас, поскольку сейчас Форт-Росс действует как музей, то есть наверняка там существует какая-то плата за вход, опять же, есть церковь, тоже, видимо, там какие-то пожертвования собираются – этих денег недостаточно, это совсем малая сумма, чтобы он продолжал действовать?

О.ЛИХАРЕВ: Вы знаете, вход в музей бесплатный.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Может, какую-то плату ввести тогда?

О.ЛИХАРЕВ: Вы знаете, это, наверное, правильно, что плату не взимают, потому что все-таки на территории нашего Росса стоит храм, и как же можно в храм взимать плату? Считаю, что это не совсем верно. А вот проводить какие-то мероприятия торжественные, какие-то, может, встречи, концерты, там очень хорошая ровная площадка достаточно, красивый вид на океан. Мы планировали вместе с верховным атаманов казачества России провести встречу православной молодежи России вместе с американской нашей православной молодежью с русскими корнями, провести такие тематические встречи, концерты, но, конечно, сейчас это все под угрозой срыва, такие планы. Но мы надеемся, что все равно это случится. И, конечно, поступления от таких вот выступлений наших казачьих ансамблей, которые приедут из России, конечно, могли поступить в некий фонд поддержки или финансирования этого Форта-Росс, который для каждого русского американца, для каждого русского и вообще для каждого американца это символ истории, символ культуры, символ православия, который, как первый росточек, проложило себе… Смотрите, сейчас по всей Америке масса монастырей, храмов, очень много. Все начиналось вот с этого Форта-Росс. Конечно, быть иваном, не помнящим родства, это ужасно. Я почему-то уверен, что губернатор Шварцнегер не закроет и все-таки найдем и мы средства, и поможет нам верховный атаман России.

А.САМСОНОВА: Олег, вот смотрите, даже в Калифорнии Форт-Росс где-то в районе 80-го места по туристическим местам, по памятникам, к которым ездят туристы. И действительно, там 80 км к северу от Сан-Франциско – это далековато. То есть есть ощущение, что если он и вызывает интерес, то в основном у людей, связанных с русской культурой, либо живущих в Америке, либо русских туристов в Сан-Франциско, которым интересно съездить посмотреть, о чем же поется в опере «Юнона и Авось». Но вопрос заключается вот в чем. Он же сейчас содержится на деньги государства, правильно я понимаю?

О.ЛИХАРЕВ: Да.

А.САМСОНОВА: И вас наш слушатель Сергей из Барнаула спрашивает: а почему он должен содержатся за государственный счет, когда он интересен только русским? Почему русские не сорганизуются в Америке и не будут его содержать за счет своего фонда?

О.ЛИХАРЕВ: Ну, это да, это как раз то, о чем я говорил – мы скорее всего сорганизуемся, особенно казачество как наиболее организованная часть, но, понимаете, скажем так, почему государство не должно его содержать? Еще раз подчеркиваю – он же интересен не только для русских. Сюда и американцы приезжают. Ведь американцы очень любят свою историю. И этот форт – на самом деле, отсюда пошло виноделие в Калифорнии, здесь первые ветряные мельницы сделали. То есть это интересное место, место начала развития, место начала рывка вперед штата Калифорнии. Штат Калифорния был просто никому не известным местом, а после того, как расцвели виноградники и судостроение в Калифорнии пошло, много из того, что впервые привезли в Форт-Росс русские, сейчас получило серьезное развитие и дало огромные деньги штату, вывело его, можно сказать…

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну понятно. То есть, короче говоря, Форт-Росс – это не Россия, это Америка. Уже очень мало времени у нас остается, не могу не задать вопрос, многие слушатели спрашивают на нашем сайте – они вообще были удивлены, что такой гость у нас по телефону сегодня – атаман Калифорнийского казачьего круга. Они вот спрашивают, что за казачество такое в Калифорнии?

О.ЛИХАРЕВ: Ну, мы объединяем потомков тех, кто приехал когда-то в Америку, кто здесь родился. Мы объединились в Калифорнийский казачий круг. И совместно с православной церковью в Америке мы развиваем сотрудничество и с общественными организациями, и направлением туризма занимаемся на базе духовно-культурных центров в Калифорнии.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну понятно. То есть храните традиции, можно так сказать.

О.ЛИХАРЕВ: Да, мы храним традиции казачества и объединяем наших потомков казаков и не только казаков. В принципе, мы объединяем здесь всех русских.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Хорошо, Олег, спасибо. Атаман Калифорнийского казачьего круга, Олег Лихарев из Калифорнии был у нас на прямой связи.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире