'Вопросы к интервью
27 августа 2009
Z Разворот Все выпуски

Памяти Сергея Владимировича Михалкова


Время выхода в эфир: 27 августа 2009, 15:08



И. ВОРОБЬЕВА: 15-08 в Москве. Мы говорим о Сергее Владимировиче Михалкове, который, к сожалению, скончался сегодня в Москве. Говорим мы об этом человеке с теми, кто его знал, с теми, кто с ним работал, с теми, кто его уважал. И у нас на прямой линии телефонной связи поэт и писатель Андрей Тюняев. Андрей Александрович, здравствуйте.

А. ТЮНЯЕВ: Добрый день.

А. ДУРНОВО: Добрый день. Мы знаем, что вы много работали с Сергеем Владимировичем Михалковым. Расскажите, пожалуйста, что он был за человек, как с ним работалось вместе.

А. ТЮНЯЕВ: Сергей Владимирович был прекрасный человек, работалось с ним очень легко. Его замечания всегда были по делу, очень в точку, очень конструктивные. С моей точки зрения, это был полностью положительный человек. Он откликался на любые просьбы, всегда помогал, всегда давал какой-то дельный совет, всегда его советы были чрезвычайно важны. Сами понимаете, что Сергей Владимирович – это, можно сказать, глыба нашей эпохи, на которой держалась наша детская поэзия и творчество для детей вообще. И поэтому этот человек служил фундаментом для всех последующих детских писателей, в том числе и для меня. Очень скорблю, очень жаль, очень несвоевременно ушел. Честно говоря, я даже не ожидал. Но великие люди всегда уходят несвоевременно.

И. ВОРОБЬЕВА: Андрей Александрович, вы сказали, что Сергей Владимирович ушел не вовремя. Понятно, что вовремя никогда не бывает. Сейчас происходила какая-то совместная работа с ним?

А. ТЮНЯЕВ: Мы с ним выпускали ряд детских книг. Мы с ним участвовали в таком интересном проекте, как «Царь-книга», т.е. самая большая книга в мире, которую мы выпустили вместе с ним. Это книга три на шесть метров. Она и в энциклопедию уже вошла, были сюжеты по ней. В этом году должны были на выставке ее пятилетие отмечать. Хотели Сергею Владимировичу подарить красиво оформленный фрагмент книги. Участвовал он и в других наших проектах.

А. ДУРНОВО: Это рабочие моменты. А в жизни вы с ним общались, просто как друзья?

А. ТЮНЯЕВ: Да, в жизни как друзья общались. Я вам и говорю, что это был человек теплый, удивительно проникающий, проникновенный. Удивительно точно он давал характеристики каким-то жизненным моментам, от глобальной политики (не буду в эфире это озвучивать, потому что не сейчас) и до каких-то частных, чисто житейских, личных моментов.

И. ВОРОБЬЕВА: Я напомню, что у нас по телефону Андрей Тюняев – поэт и писатель, человек, который работал с Сергеем Владимировичем Михалковым. Андрей Александрович, все понимают, что ни одно поколение детей выросло на «Дяде Степе», на «Празднике непослушания» и так далее. А дети, внуки Сергея Владимировича, они тоже выросли на его произведениях, на его жизненной философии

А. ТЮНЯЕВ: Дети поэтов, писателей, они всегда так или иначе растут на каких-то делах своего отца, своих родителей. Здесь тоже не исключение. Писатель детский, он передает в своих произведениях свою жизненную позицию всегда, и он выкладывается в своих детских произведениях именно с той своей стороны, которую он хотел бы показать не только всем детям в своем творчестве, но как раз донести эту позицию в том числе и до своих детей, до своих внуков. Я думаю, что у Сергея Владимировича это получилось.

А. ДУРНОВО: Вы несколько минут назад сказали, что он был положительный человек. А какие черты характера вы могли бы особенно выделить?

А. ТЮНЯЕВ: Во-первых, он был патриотом. Во-вторых, он был человеком, который очень быстро соображал, очень быстро проникал в суть проблемы, которую перед ним ставили. Это очень важное, особенно в таком возрасте, качество. А когда человек проникает в какую-то проблему, когда обращаются, например, к нему с просьбой или за каким-то советом, то человек такого опыта, он всегда давал наиболее важный, наиболее полный, наиболее качественный совет.

И. ВОРОБЬЕВА: Андрей Александрович, я понимаю, что Сергей Михалков – это человек, который останется в истории нашей страны очень многим. Но все-таки, может быть, что-то важное, самое-самое важное, самое-самое глобальное, что останется после Сергея Владимировича в истории нашей страны.

А. ТЮНЯЕВ: Я вам скажу, что Сергей Владимирович со своей стороны служил цементом нашей страны. Может быть, это несколько высокопарные слова, но именно в этом качестве он останется. Он останется в памяти людей в том плане, что служил на протяжении нескончаемой перемены наших эпох – и положительных, и отрицательных – той осью мира, на которой держалась хотя бы часть нашего бытия, хотя бы та часть, которая касается детской поэзии, общественной жизни писателей, общественной жизни вокруг детской поэзии, подрастающего поколения, молодых людей.

А. ДУРНОВО: Андрей Александрович, прямо скажем, очень много печатался Сергей Михалков и в Советском Союзе, и в России. Может быть, теперь имеет смысл издать какое-то полное собрание сочинений, такое централизованное, куда бы вошло всё – и басни, и пьесы, и стихотворения.

А. ТЮНЯЕВ: Я думаю, что такое произведение будет издано. Естественно, туда войдут все его произведения, войдут какие-то интересные случаи из его жизни, войдут воспоминания о нем, какие-то оценки… Думаю, что это будет издано. Думаю, что то будет издано в ближайшее время.

И. ВОРОБЬЕВА: Андрей Александрович, примите наши соболезнования. Спасибо вам огромное за то, что вы вышли к нам в эфир и всё это рассказали. Я напомню, что у нас на прямой телефонной связи был поэт и писатель Андрей Тюняев, который много работал вместе с Сергеем Владимировичем Михалковым и рассказал о том, какой он был человек.



*******



И. ВОРОБЬЕВА: О Сергее Михалкове мы говорим сейчас с нашими гостями. Я напомню, что мы ожидали у нас в студии на прямой телефонной связи лидера КПРФ Геннадия Зюганова. Геннадий Андреевич, здравствуйте.

Г. ЗЮГАНОВ: Здравствуйте.

А. ДУРНОВО: Геннадий Андреевич, хотели вас спросить, в первую очередь как читателя, читателя произведений Сергея Михалкова. Они на вас какое-то влияние оказали?

Г. ЗЮГАНОВ: Прежде всего, я хочу высказаться и как человек, который его близко знал, очень много с ним общался и относился к нему с огромной симпатией и уважением. Я считаю, что Сергей Михалков – это целая эпоха. Более того, он объединил две эпохи – советскую и нынешнюю своим удивительным гимном, который вместе с Эль-Регистаном писал в 43-м, на пике подъема военно-патриотического духа нашей советской державы. Но он всё сделал, чтобы сохранить этот гимн и для нынешней России. Его «Дядя Степа» вошел в каждую семью. И если бы современная милиция побольше брала пример с его уникального образа Дяди Степы, который помогал и детям, и взрослым, сегодня было бы гораздо больше порядка.

Я хочу поблагодарить и поклониться его светлой памяти за то, что он выпустил великолепный «Фитиль», на котором воспитывались многие и который прочищал нам мозги и совесть, заставляя жить по правде, добру и красоте. Мне очень посчастливилось, я вместе с ним помогал сохранять Союз писателей. И лишь его огромный авторитет и поэта, и писателя, и гражданина позволил сохранить писательскую организацию и срастить те порванные узы писателей, которые порушились во время развала нашего союзного отечества.

Михалков имел еще одно удивительное качество. Он один из немногих, кто, занимаясь постоянно творчеством, одновременно занимался большой государственной работой. Он был лауреат всех премий – и Государственной, и Ленинской, и Сталинской, и одновременно оставался очень доступным, добрым человек, который всячески помогал всем, кто к нему обращался. С его уходом страна и все мы потеряли очень многое. Я бы очень хотел, чтобы его светлый образ, память о нем, его огромная государственная, патриотическая и политическая работа вдохновляли нас на преодоление тех трудностей, с которыми мы все с вами столкнулись. Хочу выразить искренние соболезнования всем друзьям, его близким и всем нам. Ушел великий человек, великий гражданин, талантливый писатель и поэт.

И. ВОРОБЬЕВА: Геннадий Андреевич, возвращаясь к тому, каким Сергей Владимирович был человеком… У нас в эфире радиостанции детская писательница Ирина Токмакова сказала, что у него был такой характер, он любил помогать людям. Действительно ли это было так. Может быть, вы расскажете о нем как о человеке?

Г. ЗЮГАНОВ: Абсолютно согласен. Я видел, как к нему обращались и со всех республик… Он ни одного обращения не оставлял без внимания. Обращался, писал, ходил по большому начальству, шутил, настаивал. Он умел это делать. И к нему не случайно очень многие обращались. Потому что это обращение обязательно заканчивалось хорошим результатом, по крайней мере доброжелательным ответом. Я видел, как шла атака на Союз писателей, на здание на Комсомольском. И благодаря его авторитету и влиянию, даже в эту смутную эпоху, удалось отстоять и многое сохранить. Я видел, как к нему тянутся все приезжие, участвовал в съездах, пленумах и заседаниях. Так он был открыт, доступен всем. Он собрал, соединил эпохи не только своим гимном, но и своим гражданским долгом и отношением, будь то к детям, взрослым писателям или просто гражданам. И в этом отношении он человек редкий, уникальный и удивительный.

И. ВОРОБЬЕВА: Геннадий Андреевич, скажите, а вы в отрочестве, в молодости, в детстве читали книги Сергея Михалкова? Нравились ли они вам тогда? И чем они вам нравились?

Г. ЗЮГАНОВ: Вы, наверное, знаете, что у меня в роду 10 человек преподавали в школах, вузах и техникумах. У меня мать вела начальные классы, и она в каждом классе с удовольствием читала его стихи, я сам у нее учился четыре года. У нас большая библиотека. И сегодня я горжусь своей библиотекой, где есть практически всё для детей, для взрослых, для философов и математиков. И в этом отношении книга для нас – это не просто собрание чьих-то сочинений, а это образ. И Михалков всегда присутствовал в семье, на уроке, в беседах. И когда я впервые переехал в Москву, встретился с ним на комсомольском форуме, пообщался, был очень рад, что увидел того, кого с детства считал для себя классиком.

И. ВОРОБЬЕВА: Я напомню нашим слушателям, что у нас по телефону на прямой связи лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Геннадий Андреевич, когда вы увидели Сергея Владимировича Михалкова, он, такой человек, автор таких произведений, он каким показался вам сначала?

Г. ЗЮГАНОВ: Вам, может быть, не понравится такой образ, но мне показалось, что он Дядю Степу с себя списал. Красивый, высокий. А потом я к 90-летию видел великолепный фильм о нем, сделали журналисты. Он прошел всю войну, он настоящий фронтовик, он настоящий боевой офицер, он настоящий корреспондент, он был корреспондентом в двух газетах сразу. Он нигде не скрывался, не укрывался. В этом отношении он для меня был и Дядей Степой, и фронтовиком. У меня отец ногу потерял под Севастополем, в роду все воевали, сражались, я на Орловско-Курской дуге, по сути дела, жил и родился, видел, во что вылилась война для моей родной Орловщины. В этом отношении он был таким собирательным образом. У меня осталось от первой же встречи очень теплое воспоминание. Очень теплое.

И. ВОРОБЬЕВА: Геннадий Андреевич, в Союзе писателей России говорят, что Сергей Михалков всегда чувствовал время, поскольку он пережил две большие эпохи. Он действительно чувствовал время перехода, время России? Не время СССР, а время России.

Г. ЗЮГАНОВ: Я не случайно начал с того, что он объединил эпохи. Написать такой гимн на подъеме нашего государственного патриотизма, когда сломали хребет фашистам на Орловско-Курской дуге и когда, в общем-то, возвращалось многое – и знаки, и символика, и дух той тысячелетней России, которую он любил и понимал, в советском облике… Он очень бережно пытался всё это вложить в новые качества, после трагедии распада Союза, одновременно сохранив эту удивительную мощь единого Советского Союза и народный дух России. Мне кажется, в этом его огромная заслуга. Ведь были попытки и десятков тех, кто предлагал другие, но он все сделал тактично, для того чтобы сохранить это единство. Мне кажется, мы все довольны, что гимн Советского Союза звучит в сегодняшней России, и понимаем, что автор слов Михалков сделал многое для этого.

А. ДУРНОВО: Геннадий Андреевич, да, Михалков – это огромное влияние на умы, в том числе и детские. Как вам кажется, не ослабло оно с годами, уже последнее десятилетие, даже два десятилетия?

Г. ЗЮГАНОВ: В целом ослабла тяга к книге. СССР был самой читающей страной в мире, и это все признавали. Герберт Уэллс, великий английский фантаст, когда встречался с Лениным, он был поражен «великим кремлевским мечтателем», он написал «Россия во мгле», что в ближайшие пятьдесят, сто лет она не воспрянет. А когда он через десяток лет снова приехал в страну и увидел, что все читают, вся страна учится, вся страна строит и развивается, он был в восторге от этого. Но последние годы, к сожалению, книга уходит из библиотек, тиражи становятся меньше. Я второго сентября специально поеду на Всемирную книжную выставку, я каждый год участвую и всё делаю для того, чтобы классика, прекрасные произведения, в том числе и Михалкова, дошли до каждой библиотеки. Недавно предлагал Медведеву издать стотомник русской классики, хороших стихов для детей, школьников. Без этого мы не можем двигаться и развиваться. Но уверен, что дух его произведений, его слово обязательно останется на страницах учебниках, войдет в библиотеки и будет издано и востребовано большими тиражами. Пройдет это наваждение, и мы будем по-прежнему самой читающей, образованной, духовной страной в мире.

А. ДУРНОВО: Геннадий Андреевич, а лично ваше любимое произведение Сергея Михалкова?

Г. ЗЮГАНОВ: Не хочу выделять сегодня. Давайте поклонимся его светлой памяти. Мне нравится его гражданское мужество, его верность хорошему слову, его подвиг солдата, который не прятался в окопах, который прошел от Сталинграда до Берлина. Мне нравится, что он сохранил русскую душу… И одновременно с большим почтением относился ко всем эпохам нашей тысячелетней истории и всё делал для того, чтобы страна была духовной и возрождалась.

И. ВОРОБЬЕВА: Буквально последний вопрос у меня остался. Геннадий Андреевич, скажите, что главное и глобальное, самое важное, что останется в России, какой след останется в России от Сергея Владимировича Михалкова? Я понимаю, что, действительно, это большой человек, который сделал очень многое. Но что самое важное?

Г. ЗЮГАНОВ: Мне кажется, останется верность русскому слову, нашей духовности, чувство гражданского мужества, уважение к человеку. И одновременно большой жизненный, государственный опыт, без которого немыслима настоящая биография.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо большое.

А. ДУРНОВО: Спасибо.

И. ВОРОБЬЕВА: Геннадий Андреевич Зюганов, лидер КПРФ, был у нас в гостях по телефону на прямой телефонной связи со студией.



Комментарии

5

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

valentin_angeln1 27 августа 2009 | 16:59

Оценка деятельности
Никого, кроме "коммуниста" Зюганова и "приспособленца" Тюняева и не нашлось, чтобы сказать посмертные слова про "патриарха" Совписа.
Вот и цена его славы.


libera1 27 августа 2009 | 18:21

Какой же ты урод


28 августа 2009 | 00:10

Вот и цена его славы.
Вы абсолютно правы.



Михалков сравнил себя с рекой Волгой.Умер от скромности.


27 августа 2009 | 17:12

хорошо куклачев сказал. *тысячелетняя россия в советском облике*. проханов на него в суд подаст за нелицензионное использование бренда.


27 августа 2009 | 19:40

Умер один из идеологических столпов подлого, кровавого и палаческого сталинского режима. Желаю Сергею Владимировичу хотя бы на том свете осознать КАК он жил и КОГО он воспевал в своих "нетленках". Желаю ему искреннего раскаяния!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире