'Вопросы к интервью
05 августа 2009
Z Разворот Все выпуски

Русские и украинцы — единый народ? (для укрепления единства РПЦ патриарх Кирилл готов принять украинское гражданство)


Время выхода в эфир: 05 августа 2009, 15:35


Смотреть видеотрансляцию программы «Разворот»: «Русские и украинцы — единый народ?»>>>


А.ВОРОБЬЕВ: 15 часов и 35 минут в Москве, еще раз добрый день. Вы слушаете «Дневной разворот». Татьяна Фельгенгауэр и Алексей Воробьев.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И еще раз здравствуйте.

А.ВОРОБЬЕВ: Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл заявил сегодня, что готов принять украинское гражданство в качестве второго для сохранения и укрепления духовного единства исторической святой Руси.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Один из священнослужителей на встрече с первосвятителем в рамках пастырского визита на Украину предложил ему жить полгода в Москве, а полгода в Киеве для сближения 2-х столиц. Предложение было встречено дружным смехом духовенства, однако Патриарх сказал: «Это очень хорошее предложение, только немножко бы еще здоровья Патриарху и сил побольше. Готов был бы принять украинское гражданство. Пожалуйста, для меня не существует никаких вопросов», — подчеркнул предстоятель Русской Православной Церкви.

А.ВОРОБЬЕВ: Патриарх Кирилл напомнил на Украине о тщетности попыток построить будущее через разделение народа и церкви. Ну, собственно, это заявление патриарха Кирилла, который совершал 10-дневную пастырскую поездку по Украине. Ну а гость этой часть «Разворота» — Алексей Осин, наш коллега. Привет, Леш.

А.ОСИН: Здравствуйте.

А.ВОРОБЬЕВ: Твой блог просто бьет какие-то немыслимые рекорды. Ты написал блог под названием «Забить стрелку», его посетило, по данным на эту минуту, 10813 человек, активность тоже очень большая, комментариев на твой блог – 369 уже поступило.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И это при том, что ты сегодня утром это писал, да?

А.ОСИН: Нет, я написал вчера.

А.ВОРОБЬЕВ: Но это бешеные показатели. О чем шла речь?

А.ОСИН: Ну, шла речь, поводом были те самые часы, которые разглядывали под обшлагом рукава у Кирилла украинские журналисты отдельные, фотографировали, куда-то выкладывали в интернет. По этому поводу тоже началась буря. Ну, я-то, честно говоря, просто говоря о скромности священнослужителей, чуть-чуть перешел на несколько другую тему. Мне показалось, что это попытка увести людей, вот вся эта история с часами, от самого визита, от того, какую цель этот визит несет. Мы можем долго обсуждать, скажем так, неискренность Патриарха, скажем так, его пренебрежение к тому, что люди живут бедно, а он носит хорошие часы. Я написал, что, ну, хорошо, часы, но вы же видите, на каких машинах ездят церковнослужители – это все понятно. То есть или народ их принимает, паства, а вроде как паства принимает – никаких возмущений ни в России, ни на Украине по этому поводу нет. Или она не принимает, тогда пусть сама паства решает свои внутренние проблемы. Потому что я к пастве не принадлежу, я не считаю себя религиозным человеком. Но дело-то в другом. Речь потом перешла…

А.ВОРОБЬЕВ: И это ключевое в твоем посте, насколько я понимаю.

А.ОСИН: Ключевое, все-таки, было то, что я написал, что Россия и Украина – это единый народ. Потому что каким-то образом тема так трансформировалась, и отвечать начали как раз на эту часть. То есть я считаю, что вот эта поездка, это последний, скажем так, довод, может быть, один из последних и, во всяком случае, очень важный в пользу того, что мы – единый народ.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну, это очень важный посыл, который мы, собственно, и собираемся сейчас обсудить вместе с вами, уважаемые слушатели.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас есть SMS +7 985 970-45-45. Избавлю Алексея от необходимости произносить столько цифр разом. Не забывайте, что у нас работает прямая трансляция на нашем сайте echo.msk.ru. Кстати, там помимо чата есть возможность также отправить сообщение и поучаствовать в нашей беседе, потому что мы сейчас все вместе будем говорить о том, действительно ли россияне и украинцы – это единый народ. Или нет?

А.ВОРОБЬЕВ: Да. Ну и, соответственно, вашим главным оппонентом будет наш коллега Алексей Осин.

А.ОСИН: Потому что многие очень со мной не согласились. И я понимаю, почему это происходит. Действительно, много есть поклонников у украинской государственности. Вообще, они считают, что мы, москали, московиты, а они у истоков цивилизации стояли, что Киевская Русь – это вообще украинское государство, укры – есть такое какое-то, ну, скажем, определение национальное. И помимо всего прочего зашла речь еще в блоге о знаменитых украинцах. Вот мы сейчас выстраивали «Знаменитые россияне» — помните, проект был на телевидении?

А.ВОРОБЬЕВ: Да-да-да.

А.ОСИН: Вот у них был свой проект, и Ярослав Мудрый там на первом месте. И я, кстати, в Одессе когда был, увидел книжку «100 знаменитых украинцев». Я ее открыл, но меня просто она привела в состояние легкого замешательства. Первые 20 имен – это князья Киевские Владимир Мономах, Ярослав Мудрый и т.д., и т.п. Но я удивляюсь: но, ведь, они же вообще норвежцы по сути своей. То есть они пришли… Ну, Рюриковичи, да? То есть это династия Рюриковичей, но почему же они украинцы? Там в это число были включены Михаил Афанасьевич Булгаков. Почему? Это русский писатель, он всегда писал на русском языке. Голда Меир – основатель еврейского государства. Ну, какое отношение она к украинцам?.. Да, она родилась на Украине, но само место рождение – что, ее в украинцы записывать? Я, все-таки, как-то выразил, что не надо делить эти культуры, у нас все общее, у нас язык общий. Если украинцы начинают делить, то получается, что у них ни особо знаменитых украинцев, ни культурных деятелей не наблюдается. А как мы начинаем объединять…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У них есть боксер Кличко.

А.ОСИН: Сейчас про боксера Кличко тоже расскажу. Из семьи военнослужащего, оба родились – не боксер Кличко, а боксеры, их же двое – что они родились в Казахстане, жили вообще по всей стране, потом осели на Украине. Получается, что момент их определения, когда Союз развалился, они жили на Украине. Ну, получается, что этим самым они украинцы? Ну, почему не казахи, почему не россияне? Они же везде жили.

А.ВОРОБЬЕВ: Итак, считаете ли вы, что украинцы и русские – это одна цивилизация, один единый народ? Поспорьте с Алексеем Осиным по телефонам прямого эфира.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 363-36-59, набирайте скорее, Алексей Осин вам ответит за всё и за всех. Ну, и не забывайте, что у нас еще работает SMS и трансляция, и масса способов с нами связаться и поговорить.

А.ВОРОБЬЕВ: В конце, я думаю, что мы проведем какое-то голосование для того, чтобы понять, какие настроения у вас есть на этот счет. Ну что, попробуем снять вот эту телефонную трубку. Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день.

А.ВОРОБЬЕВ: Добрый день, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Зовут меня Максим, Москва. Часто бываю на Украине по делам, по бизнесу и в силу определенных обстоятельств кризисного характера сейчас бизнес там умер. Но часто бываю так.

А.ВОРОБЬЕВ: Но вы – русский?

СЛУШАТЕЛЬ: Я – русский, да.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, россиянин.

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

А.ВОРОБЬЕВ: Считаете ли вы украинский и русский народы единым? Единой цивилизацией?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, с небольшими оговорками, в общем, это так.

А.ВОРОБЬЕВ: Какие оговорки?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, слишком намешано по краям самой Украины – это Румыния, в общем-то. Ну, масса народов, которые пришли, польские крови замешаны. Просто очень перемешаны на самих рубежах. И австро-венгерская империя была. В общем-то, перемешано столько кровей, что чисто сказать, что единый народ как у нас на Урале, так и у них на Галитчине, нельзя. Но, по сути своей, ядро – Киев, ближневосточные земли – это, по сути, один народ, который исторически просто был смешан, и среди векторов разных этнических склонялся к той или иной, или к Центральной России, или к западной цивилизации. По сути, в общем-то, тоже единая цивилизация в своих христианских ценностях. Но кровь – кровь намешана по окраинам.

А.ВОРОБЬЕВ: Я понял вас, спасибо большое, Максим. Есть что возразить, Алексей?

А.ОСИН: Да я совершенно согласен, абсолютно. Более того, если вы послушаете, как говорят, например, в Сибири, почитаете хотя бы Липатова, Астафьева, вы поймете, что там даже язык такой, особый несколько. Он отличается от того, как мы говорим в Центральной России, но это же все равно единый народ. И в Германии говорят на юге и на севере по-разному несколько.

А.ВОРОБЬЕВ: Да уж в маленькой Австрии – там сколько разных наречий.

А.ОСИН: Кстати, я вам скажу, что, наверняка, и, скажем, в Австралии, насколько я мог судить, когда я был в Австралии, в Австралии и США очень близкие народы. Поскольку на культуру они ориентированы, на язык. Свои особенности, конечно, есть, но вот эта общность – она существует, я вот о чем говорю. Я не говорю о том, что надо завтра занять Киев или потребовать что-то, уничтожить украинскую государственность.

А.ВОРОБЬЕВ: А именно так воспринимают многие.

А.ОСИН: Многие так. Но я еще раз говорю, я не призываю к ликвидации Украины как государства, я говорю об общности. Я говорю о том, что на Украине надо помягче с теми, кто говорит по-русски. Я говорю, что надо не запрещать российские каналы, я говорю о том, что не запрещать российские театры.

А.ВОРОБЬЕВ: Вот, помнить, о том, откуда мы, ты призываешь?

А.ОСИН: Да.

А.ВОРОБЬЕВ: Алло, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Павел из Москвы.

А.ВОРОБЬЕВ: Павел, очень приятно. Ну что думаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что, все-таки, это один народ по большому счету. Вот только что говорил с Германией. На самом деле, если взять Баварию или швапские все страны – я достаточно долго в Германии жил – я думаю, что у них языковые отличия могут быть гораздо больше, чем между украинским и русским. Тем более, что в последнее время в украинском языке было взято такое направление на разделение языков, хотя, они во многом начинали сходиться. Я сам, вообще-то, на юге вырос, я по-украински в молодые годы говорил, в общем-то, мне понятно, о чем речь. И если продолжать создавать искусственные различия, то, конечно, могут начать расходиться культурно. Но на самом деле, движение друг к другу – оно, все-таки, значительно больше, чем друг от друга.

А.ВОРОБЬЕВ: И даже в наши времена?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, даже в наши времена, конечно. Потому что если взять Западную Украину, которая, в общем-то, в составе российского государства практически никогда не была, да? И была, в общем, в какой-то мере одним из центров украинской культуры. Тем не менее, был постоянный обмен между Киевом и Львовом. Культура украинская развивалась таким образом, что она никогда на Западе не концентрировалась, не оставалась – был обмен. И в принципе, если уж говорить так, сравнение приводить, то различия в языке между, скажем, баварскими диалектами и немецкими… В принципе, немецкий язык – он, ведь, тоже создан в значительной мере был искусственно. Бавария, например, могла бы выдавать свои собственные паспорта и иметь собственное гражданство, но никто из них не стремится оторваться от Германии. Понимаете? Все зависит прежде всего от того, куда стремится элита. Если элите очень хочется оторваться от, скажем, общности, которая, ну, общность двух народов или двух народностей, я не знаю, как это лучше сказать, то, можно, конечно, довести до разрыва. Но на самом деле, мне, например, непонятно, что это значит? Значит, что фактически возводится стена между людьми, которые долго-долго-долго жили вместе, долго жили в таких условиях, когда не было ни границ, ни таможен, ничего. А теперь вдруг у всех есть, у очень многих есть родственники на Украине, да? И вдруг теперь мы должны получить стену с таможнями, с ограничениями на поездки, с ограничениями на работу. Зачем это все нужно? И кому это все нужно? Я не понимаю.

А.ВОРОБЬЕВ: Спасибо, Павел, большое. Понятна ваша позиция.

А.ОСИН: Этого пока нет, слава Богу. Я, все-таки, говорю о другом. Вот, в Одессе когда я был, а я там достаточно часто бываю в последнее время, там был такой казус. Запретили дублировать иностранные фильмы на русский язык, и, значит, они шли все с украинским переводом, и кинотеатры стали пустые. А тогда, по-моему, Индиана Джонс какой-то новый шел. И вообще, он  у нас довольно-таки большой интерес вызвал. Так, просто люди выгоду недополучают в кинотеатрах – вот эта искусственность меня пугает, она меня возмущает, я не хочу этого.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я бы хотела прочитать несколько сообщений, которые приходят к нам на номер +7 985 970-45-45. Ну вот, я так понимаю, что нам, в основном, пишут люди, которые смотрят web-трансляцию, и сообщения идут из интернета. Так, один человек обращает внимание на то, что книга «Великие украинцы» — она на русском языке.

А.ОСИН: Да, кстати тоже, да-да-да. Совершенно точно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Михаил из Харькова пишет: «София Киевская старше Москвы. Когда в Украине строили православные храмы, Москвы еще не было». В свою очередь Дима пишет, что нам близка только восточная Украина.

А.ОСИН: Ну, с другой стороны, я могу сказать, что Петербурга тоже не было, когда была построена Москва. Петербург когда-то стал столицей нашей страны. Теперь столица – Москва. Я вовсе даже не против если у нас будет объединенная страна, столицей которой будет Киев, а не Москва. Вот лично я не против, мое мнение если вы спрашиваете – я не против. Я считаю, чисто это даже будет уместным, потому что Киев – колыбель нашей цивилизации общей. Вот я не знаю, как ее называть, чтобы не обижались украинцы и люди, которые считают себя украинцами. Не обязательно это должна быть «Россия» страна, она может быть как-то по-другому называться.

А.ВОРОБЬЕВ: Очень хочется, конечно, послушать тех, кто живет на Украине, а желательно вообще в западных областях Украины, на Львовщине, что называется. Очень любопытно было бы послушать то, что вы думаете на этот счет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну вот смотрите, Гена нам пишет: «Дружок, я тоже разговариваю на русском и фамилия моя Волков, но я – украинец. И не дай Бог мне себя назвать русским». Гена из Киева нам пишет: «Не дай Бог».

А.ОСИН: Не называйте. В нашей стране живут татары, башкиры, удмурты – они не называют себя русскими, тем не менее, говорят по-русски, живут в этой стране и приобщены к этой культуре. Но это не отменяет то, что, может, татарская письменность, татарский театр и татарские школы – никто это никогда не закрывал. Более того, обратите внимание, Советским Союзом руководили грузин, украинец, русский. Ну, (НЕРАЗБОРЧИВО) я не знаю, у него какая-то сложная была национальность.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Он – гражданин мира.

А.ОСИН: Так когда грузин управлял нашей общей страной, он был кто? Когда украинец Брежнев, родившийся в Днепропетровске, он кто был, когда он управлял нашей страной?

А.ВОРОБЬЕВ: У меня есть звонок. Алло, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: А вы со мной говорите?

А.ВОРОБЬЕВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Николай из Москвы.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, Николай.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот, вы знаете, Рим целым миром владел. И Английская империя огромнейшая. Но они как-то перестали требовать своих вассалов и своих подданных, как бы, считаться, что мы – один народ, хотя они говорят на английском языке, на итальянском. Вся Латинская Америка говорит на испанском, и Испания как-то не требует, не говорит «Мы же один народ, у нас одна культура. Мы же убили всех инков, и всех. Конкистадоры пришли, теперь там живут наши люди». Как-то они этого не требуют, удивительно просто. Ну, а кстати, книги…

А.ОСИН: Простите, а я что, требую кого-то?

СЛУШАТЕЛЬ: Послушайте. У нас всю жизнь вообще, Московия – это маленькая такая область и да, она входила, в общем-то, в Золотую Орду. Это Золотая Орда, и все понимают, что от Смоленска и дальше, и даже часть Калуги и дальше те земли – это Речь Посполитая. И Белоруссии как таковой не было.

А.ОСИН: То есть Белоруссию тоже надо ликвидировать? Ну, обратитесь к людям, которые считают себя белорусами, обратитесь к ним.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, они считают себя белорусами, но им запрещают разговаривать на белорусском языке в связи с тем, что они входят в Россию.

А.ОСИН: Кто им запрещает разговаривать на белорусском языке?

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу сказать, что, понимаете, прежде чем объединяться с Украиной, чем называть Украину «близким братом», у нас самый ближайший брат – белорусы. Посмотрите, как мы относимся к белорусам, что мы творим с Белоруссией – как не нравится их молоко, как не нравятся их чистые вокзалы. Вы съездите в Минск, посмотрите на Минск и вокзалы.

А.ОСИН: Как нам не нравятся их чистые вокзалы.

СЛУШАТЕЛЬ: Посмотрите на белорусский вокзал, и вы увидите много отличий. Посмотрите на белорусскую милицию, на украинскую милицию, посмотрите на русскую милицию. Там можно переходить переходы на зеленый свет – никто их не давит. Ну, выразите такое уважение к своим людям, к россиянам, и к вам все потянутся, не давите их на переходах, ясновельможные паны, понимаете, как сказать?

Посмотрите, допустим, вы говорите «Один народ». Но в Белоруссии, на Украине украинец, белорус может в банке работать, даже возглавлять банк. Посмотрите, кто возглавляет банки в России. Мы только и слышим Тосунян, Варданян, Мигранян, Мелитекян – не в этом дело. А кто занимается воспитанием милиции? Только (НЕРАЗБОРЧИВО) может раздавить там 2-х милиционеров, и потом ей за это ничего не будет и, как бы, это нигде невозможно, ни в одной стране. Наведите порядок в России, к вам все потянутся и будут считать вас единым народом. Пока вы ни с кем единый народ, понимаете?

А.ОСИН: Значит так, давайте по порядку. Во-первых, тот перечень недостатков, который вы перечислили, он присутствует и в Белоруссии. Может быть, в Белоруссии свои недостатки, о которых мы говорили многократно. Украина – ну, про Украину я вообще ничего говорить не буду в этом смысле, потому что стране тоже очень тяжело приходится, прямо скажем, из-за тех же проблем, что есть в России. Теперь. Я не отвечаю за российское руководство, значит, получается, что у нас руководство, с вашей точки зрения, плохое, ведет себя неправильно, управляет плохо. Но это не отменяет абсолютно общности между народами России и Украины. Значит, получается, что если Гитлер был плохой, предположим, значит, Восточная и Западная Германии должны жить отдельно, к примеру, да? Ну, я понимаю, что, может быть, не совсем удачный пример. Причем тут вообще правительство и руководство? Мы же о другом говорим абсолютно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, ну с другой стороны, Леш, согласись, довольно сложно сейчас эту тему отделить от всех этих политических бесконечных пререканий и конфликтов, потому что мы все являемся бесконечными жертвами пропаганды, когда нам регулярно говорят про то, что Украина такая-сякая, и посмотрите, что с газом, и прочим, и прочим. Определенный отпечаток у нас откладывается, и это уже как раз влияет на то, как ты воспринимаешь украинский народ в целом.

А.ОСИН: Меня газ в этом смысле не обижает, меня не обижают украинские проблемы даже с НАТО. Хотя, это тоже тренд, понимаете? Это то, что они стремятся к Западу, то, что они перед Западом делают определенный жест – руководство, разумеется, не Украина в целом – это вещи серьезные. Меня больше обижают и угнетают памятники, отношение к российским телеканалам, уменьшение преподавания на русском языке – вот это меня обижает.

А.ВОРОБЬЕВ: То, что объединяет.

А.ОСИН: То, что объединяет нас. Я говорю, что надо вот это оставить, дать это на выбор людям. Конечно, если живешь в стране, ты должен знать язык этой страны, ты должен говорить по-украински. Но не запрещайте, дайте мне общаться на русском языке и дайте мне смотреть-читать книги. Вот и все.

А.ВОРОБЬЕВ: Давайте посмотрим, вдруг это звонок с Украины? Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВОРОБЬЕВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Ольга звонит с Самары.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: У нас в Киевской Руси не было ни украинцев, ни белорусов, ни русских, была единая древнерусская народность.

А.ОСИН: Не было там народности – на этом много очень строится, вы знаете, Ольга. Извините, тут я уж с вами поспорю. Там были и древляне, и поляне, и новгородцы, и так далее. Вот они считают, что мы – московиты, а они – колыбель нашей цивилизации.

СЛУШАТЕЛЬ: Единый древнерусский язык, на котором эта народность говорила, и которая образовалась после нашествия татаро-монголов. Так произошло, что больше польского влияния на нас.

А.ОСИН: Ольга, извините, прерву: тогда говорили на древнеславянском, а не на русском языке. Сейчас он русским называется. И из него, из древнеславянского возникли другие языки, в том числе и украинский.

А.ВОРОБЬЕВ: Алло, здравствуйте, вы в прямом эфире. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВОРОБЬЕВ: Алло, здравствуйте, вы дозвонились к нам.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Михаил, я очень долго прожил на Украине во Львове – это мой практически родной город. Вы знаете, это очень искусственное и внешнее разделение. Да, действительно, у Галитчины был долгий период, когда они были вне России, они были под поляками. И собственно говоря, именно это и повлияло на вот этот украинский национализм. Вот эта вот Униацкая церковь, этот раскол – это то, что они были долго под католиками, как бы вот это влияние Запада и влияние западной культуры – именно это и есть культурная основа отрыва современной Украины от России. Украина, на самом деле, действительно поделена – есть Западная Украина, есть Восточная Украина. Но то, что творится с точки зрения культуры, с точки зрения идеологии – это отрыв, искусственный отрыв украинской культуры от России.

А.ВОРОБЬЕВ: Он уже существует де-факто, этот отрыв, и он большой для того, чтобы…

СЛУШАТЕЛЬ: Вот этот отрыв де-факто – он вызван искусственно. И он насаждался в течение последних 20 лет, и это абсолютно искусственное, скажем так, это наносное. Приезжайте в Киев, приезжайте в Днепропетровск, в Донецк – вы поймете, это один народ. А вот то, что исходит из Галитчины, то, что исходит из Европы, это специально, скажем так, спланированная, очень идеологическая операция именно для того, чтобы оторвать Украину от России. Это внешнее, это наносное.

А.ВОРОБЬЕВ: Да, спасибо большое, мы вас поняли, но мне кажется, что все это существовало еще и в Советском Союзе. Во всяком случае, по опыту поездок на Львовщину, были такие проявления.

А.ОСИН: Ну, разумеется, и в Прибалтике такие настроения были.

А.ВОРОБЬЕВ: Конечно. Давайте, у нас остается 2 с половиной минуты, давайте мы проголосуем.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, проголосуем, потом прочитаю вам сообщение такое, острое.

А.ВОРОБЬЕВ: Голосование такое. Считаете ли вы…

А.ОСИН: Россия и Украина…

А.ВОРОБЬЕВ: Что «Россия и Украина»?

А.ОСИН: Российский и украинский народы едины.

А.ВОРОБЬЕВ: Народы, да. Российские и украинские народы едины.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если считаете эти 2 народа единым одним, тогда 660-06-64. Если же вы считаете, что нет ничего общего между русским и украинским народами, тогда 660-06-65. И еще одно сообщение от одного из наших слушателей: «Украинцы – европейцы по ментальным принципам, россияне – азиаты. Какое объединение? Вы тянете Украину снова в Золотую Орду. Отстаньте».

А.ОСИН: А кто ментальные принципы обосновывал? Это, вы знаете, все расизм, это то, чем Гитлер занимался, примерно то же самое. Мы где-то азиаты, где-то европейцы. В этом, кстати говоря, и свежесть, мне кажется, нашего общего народа. И понимаете, я просто хотел сказать. Вот, когда Украина так себя ведет, украинцы – они себя обедняют. Ведь, вот, куда отнести, я  не знаю, Бабеля, Зощенко, Жванецкого, Катаева, Ильфа, Петрова? Вот эти люди – они кто? Они же украинцы, но они же русские. Как это разделить? Это же невозможно. Это такой большой знак вопроса я поставлю.

А.ВОРОБЬЕВ: Да-да, знак вопроса. А что у нас там с голосованием? Увы, остается полминутки буквально до конца этой части «Дневного разворота». Спасибо, Леш, большое, что ответил на наши вопросы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, спасибо, Леш.

А.ВОРОБЬЕВ: Получилось такое эфирное продолжение дискуссии в блоге. Ну, мне кажется, что это к месту.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте очень быстренько результаты голосования. 63,4% позвонивших нам считают, что россияне и украинцы – это единый народ. 36,6% считают, что это 2 абсолютно разных народа, никак не близких друг другу. Ну что?

А.ВОРОБЬЕВ: Встретимся после новостей начала часа, затем новости погоды, если вообще у погоды есть новости.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Есть-есть.

А.ВОРОБЬЕВ: Небольшая реклама и следующая часть «Дневного разворота».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире