'Вопросы к интервью
03 августа 2009
Z Разворот Все выпуски

Выборы в Молдавии


Время выхода в эфир: 03 августа 2009, 15:33


Смотреть видеотрансляцию программы «Разворот»: «Выборы в Молдавии»>>>


О. ЖУРАВЛЕВА — Ирина Воробьева — корреспондент «Эха Москвы».

И. ВОРОБЬЕВА — Добрый день.

В. РОМЕНСКИЙ — Ир, я так понимаю, что ты прилетела в Молдавию в ночь перед выборами.

И. ВОРОБЬЕВА — Да. Последним ночным рейсом.

В. РОМЕНСКИЙ — Застала ли ты какие-то настроения. Уже не первый раз, когда ты в Молдавии. В прошлый раз была, когда были все события, жгли, рушили и прочее. Настроение у людей в самом Кишиневе как-то отличаются? Они стали другими?

И. ВОРОБЬЕВА — Ночью я как-то особенно настроения не очень заметила. Но все-таки посматривала по сторонам, что в городе происходит, есть ли там большое количество милиции, автозаков, людей. Нет, ничего не было. Кишинев был спокоен, тихо, по-летнему прекрасен и ничего особенного не было. Понятно было, что ночь перед выборами. То есть уже плакатов на улицах я не видела. Они были раньше или нет, я не знаю, потому что не застала.

В. РОМЕНСКИЙ — Из-за дня тишины должны снимать.

И. ВОРОБЬЕВА — Но агитации уже не было.

О. ЖУРАВЛЕВА — Скажи, пожалуйста, когда ты летела в Кишинев, довольно короткий срок прошел после тех событий, у тебя было самое важное, что тебе хотелось бы больше всего увидеть и сравнить.

И. ВОРОБЬЕВА — Хотелось увидеть центральную площадь, которая в прошлый раз была заполнена людьми. Хотелось увидеть здание парламента и президентуру, которые в прошлый раз мы увидели разгромленными, сожженными. Жуткие зияющие окна и так далее. Хотелось увидеть людей, которые там…

О. ЖУРАВЛЕВА — Ты видела в прошлый раз.

И. ВОРОБЬЕВА — И которых не видела в прошлый раз. Например, Наталью Морарь я в прошлый раз не застала. Хотелось посмотреть на президента Воронина, которому прочили, что рейтинг у партии коммунистов снижается. Хотелось посмотреть на то, как они голосуют, потому что оказалось все на самом деле очень интересно.

В. РОМЕНСКИЙ — Сейчас не будем говорить о выборах. Расскажи про площадь, здания. Там начался ремонт, что там происходит.

И. ВОРОБЬЕВА — Он идет, он продолжается. Не знаю, на какой стадии. Трудно определить, потому что, например, здание парламента за зеленой сеткой строительной и там снуют люди, сняты окна, двери. И видимо, там происходит какой-то ремонт, чтобы уже новый парламент, не знаю, этот ли туда сядет или какой-то другой, может, еще одни выборы будут. Но идет там ремонт.

В. РОМЕНСКИЙ — Молдаване кладут плитку.

И. ВОРОБЬЕВА — Да, я не знаю, может там русские работают. Я не заходила на территорию. Уже огорожены забором, туда уже нельзя подойти. Потому что в прошлый раз можно было. Площадь пустая. Вообще.

О. ЖУРАВЛЕВА — И весь день, когда шли выборы.

И. ВОРОБЬЕВА — Ночь перед выборами, день выборов. Ночь после выборов. День после подсчета предварительных данных была площадь пустая. Ездили машины, не было милиции, практически насколько это возможно в повседневном варианте. Никаких митингов.

В. РОМЕНСКИЙ — Прилетела ночью, поспала, с утра встала. Куда пошла, что видела.

И. ВОРОБЬЕВА — Первое, что я увидела с утра – был господин Чуров, глава ЦИКа российского, который прибыл в Кишинев, чтобы побыть там наблюдателем. Кстати он проходил аккредитацию даже у молдавского ЦИКа. И мы с ним отправились на участки. Первый участок, по-моему, был, там очень интересный участок, потому что там голосовали заключенные из СИЗО, которые прикреплены к участку, военные. Причем военные очень интересно голосовали. Они не заходили все вместе, они стояли перед входом, условным строем, один заходил, получал бюллетень, голосовал. То есть никаких начальников над ними не стояло. Потом еще два участка.

В. РОМЕНСКИЙ — А что на то участке было? Бутерброды с колбасой, может быть…

О. ЖУРАВЛЕВА — Духовой оркестр.

И. ВОРОБЬЕВА — Это меня поразило, я не на всех естественно участках была, на которых я была, я не слышала ни музыки, ни бутербродов не было с кофе. Я не знаю, как там наблюдатели ели. Я так привыкла к ним в Москве, что непривычно было. Там довольно спокойно, те участки, на которых я была, где-то было большое пространство в Доме культуры, где-то небольшие, то есть там участки находятся не только в школах как у нас, в поликлиниках, доме культуры, в школах, еще где-то. Урны красивые с флагами, с гербами. Все очень чинно, благородно, приходил Владимир Чуров, представлялся, записывался, разговаривал с наблюдателями как местными от партии, так и с международными. Все довольно спокойно. По крайней мере, на тех участках, где я была, я не увидела ничего такого сверхъестественного.

В. РОМЕНСКИЙ — Но какие-то нарушения были? К Чурову может быть подбегали, дергали его за штанину, кричали: ох, нарушают здесь.

И. ВОРОБЬЕВА — Если бы я это видела, я сразу бы рассказала. По крайней мере, я не видела, и он когда общался со мной уже после закрытия участков, ничего этого не рассказывал. Зато там у них нет, например, не на всех участках, у нас в России, когда выборы, висит обычно табличка, кто избирается, список и примерно описание. У них этого нет.

О. ЖУРАВЛЕВА — В голове все должны держать?

И. ВОРОБЬЕВА — На бюллетене написано. Плюс у них не ставится ручкой. Специальные штампики.

В. РОМЕНСКИЙ — То есть тебе дают его.

И. ВОРОБЬЕВА — Где-то в кабинках стоит для голосования. Круглый штампик. И один раз нужно…

В. РОМЕНСКИЙ — То есть как печать.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть никаких крестиков, галочек.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть нельзя чертика нарисовать.

И. ВОРОБЬЕВА — Нет, никакого креатива я бы сказала.

О. ЖУРАВЛЕВА — А, по-моему, наоборот очень креативно, штампик поставить. Для неграмотных, слабовидящих очень удобно.

И. ВОРОБЬЕВА — Главное не промахнуться.

О. ЖУРАВЛЕВА — В нужное место, да. У тебя была еще задача, ты хотела увидеть президента Воронина.

И. ВОРОБЬЕВА — Очень.

О. ЖУРАВЛЕВА — Удалось, и как все это было?

И. ВОРОБЬЕВА — Удалось. Причем несколько раз.

О. ЖУРАВЛЕВА — А он просто ходил по городу, туда-сюда заходил. Вы случайно встретились?

И. ВОРОБЬЕВА — Конечно же, нет, я знала, где он будет голосовать. Какой это будет участок. Я туда приехала. И я думала, честно говоря, что придется, размахивая пресс-картой, прорываться с криком: «Эхо Москвы», пустите меня, пожалуйста. Ничего подобного.

В. РОМЕНСКИЙ — То есть секьюрити бешеных у него не было.

И. ВОРОБЬЕВА — Бешеных секьюрити там вообще не бывает. Там стояла патрульно-постовая машина. Стоял сотрудник ГИБДД и говорил, чтобы они не останавливались около этого участка. Президент Воронин приехал на своей машине, а сзади была еще одна…

О. ЖУРАВЛЕВА — Сам за рулем?

И. ВОРОБЬЕВА — Нет, конечно. Его привезли на одной машине, а сзади еще только одна машина сопровождения с мигалкой. Больше ничего. Он зашел в участок…

В. РОМЕНСКИЙ — Скромненько.

И. ВОРОБЬЕВА — Совершенно спокойно, пошел, проголосовал. Провел мини-брифинг для журналистов. Причем в этот момент можно было заходить на участок остальным людям голосовать…

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть не перекрывали ничего?

И. ВОРОБЬЕВА — Да. Ничего не закрывали, всех пускали, всех выпускали.

В. РОМЕНСКИЙ — Воронин сказал, за кого он проголосовал?

И. ВОРОБЬЕВА — Мы не стали у него спрашивать. Но есть такая догадка, что, скорее всего, может быть, он голосовал за коммунистическую партию, представителем которой он является. Это остается загадкой.

О. ЖУРАВЛЕВА — А что обычно говорят по время голосования, когда показывают камеры: ну вот я надеюсь, что мы победим.

И. ВОРОБЬЕВА — Он выказывал уверенность в победе. Он говорил, он отвечал на вопросы. В Молдавии очень интересно, когда кто-то дает интервью из любых ньюсмейкеров, если ему задают местные журналисты вопросы на молдавском, они отвечают на молдавском. Если задают вопрос на русском, — они отвечают на русском.

В. РОМЕНСКИЙ — А если по-английски?

И. ВОРОБЬЕВА – То, смотря кому задать. Например, был и есть соответственно кандидат от Демпартии, ее лидер Мариан Лупу, открытие большое, он отвечал на русском, молдавском, на французском и на английском.

О. ЖУРАВЛЕВА — Полиглот.

И. ВОРОБЬЕВА – Кстати, Мариан Лупу пришел на участок, это очень красиво было. Он появился как-то из ниоткуда, вынырнул, там такая аллейка зеленая, другой уже участок был, и он шел за руку со своей женой, очень стильный, европейско-американский я бы сказала. Не наш. Очень красиво было. Он зашел на участок, со всеми поздоровался. Тоже ничего не перекрывали, только журналисты мешали. Он вышел, сказал, что мы о-го-го…

В. РОМЕНСКИЙ — Как другие кандидаты.

О. ЖУРАВЛЕВА — Простые посетители там были? Помимо наших значимых фигур.

И. ВОРОБЬЕВА — На каждом участке, когда все кандидаты голосовали, я не всех конечно видела, там совершенно спокойно люди приходили, голосовали. Кто-то обращался к кандидатам, что-то говорил, кто-то не обращался. Вообще не обращал на них внимания. То есть простые люди спокойно, единственный момент, который я увидела, что человек вдруг заметил в списке избирателей свою жену, видимо, уже бывшую, сначала под девичьей фамилией, потом под фамилией мужа, которая тут уже не живет, живет за границей. Там был небольшой скандал на молдавском языке. Который я, конечно, не понимаю, но мне объяснили.

В. РОМЕНСКИЙ — Еще в СМИ сообщалось о необыкновенной активности. Ты это как-то заметила?

И. ВОРОБЬЕВА — Да, мы приехали к открытию участков в 7 утра по местному времени. Там уже прилично народу, не толпа конечно, но люди…

О. ЖУРАВЛЕВА — Непрерывным потоком.

И. ВОРОБЬЕВА — Да, совершенно спокойным потоком. То есть там, по-моему, на 10 часов утра была очень приличная посещаемость.

О. ЖУРАВЛЕВА — А удалось поговорить с избирателями, которые вышли, простые, что называется граждане города Кишинева. И вдруг Ира к ним подлетает, и что ты спрашивала?

И. ВОРОБЬЕВА — За кого голосовали, конечно. У меня, поскольку не было никаких задач провести местный экзит-полл в одно лицо, я просто спрашивала, как выборы. Почему пошли. Некоторые кстати, избиратели говорили, что не собирались на выборы идти, если бы не событие апреля этого года.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть это на активность повлияло.

И. ВОРОБЬЕВА — По крайней мере, из тех, кто со мной разговаривал – да. Они говорили, что это случилось, надо страну выводить, и они мне показалось, чувствовали, что это все в их руках. Это было очень приятно наблюдать.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть ответственность.

И. ВОРОБЬЕВА — У людей есть сознательность, активность, они понимают, что это в их руках. У них есть выбор. И они знают, что они его сделали и этот выбор останется, никуда не денется.

В. РОМЕНСКИЙ — Что было дальше? Вы с Чуровым поездили по участкам, посмотрели, пообщались с людьми.

И. ВОРОБЬЕВА — Затем был прекрасный совершенно у нас трип, нескольких журналистов российских пригласили для интервью с Владимиром Ворониным.

В. РОМЕНСКИЙ — Просто так, без предварительной договоренности.

О. ЖУРАВЛЕВА — Просто по головам посчитали, сказали: поехали.

И. ВОРОБЬЕВА — Нет, просто мы созванивались уже с коммунистической партией, просили какие-то интервью с коммунистами сделать. Но позвонила помощница, сказала, что давайте приезжайте к нам в офис, поедем к Воронину. Но мы не знали, куда поедем. Нас загрузили в автобус, повезли за город. Плохие дороги, кстати. Трясло очень сильно. Привезли в резиденцию. Где просто мощнейшая охрана, огромная территория, очень все красиво, водопады, навесные мосты.

О. ЖУРАВЛЕВА — Мраморные статуи.

И. ВОРОБЬЕВА — Статуй, кстати, я не видела. Может быть, они есть. Несколько домов и сначала в летней беседке к нам вышел Владимир Воронин, президент Молдавии. В джинсовой рубашке, в джинсах, кепочке, сандаликах.

В. РОМЕНСКИЙ – Одет по дачному.

И. ВОРОБЬЕВА — Хозяин дачи. Он с нами поговорил. Представил нас своим собакам. У него потрясающие собаки. Одна большая черная.

В. РОМЕНСКИЙ — Экскурсия была по его фазенде?

И. ВОРОБЬЕВА — Да, мини-экскурсия. То есть после интервью он показал нам, как происходит ловля рыбы. Даже рыбу нам показал.

О. ЖУРАВЛЕВА — Прямо на даче ловит рыбу?

И. ВОРОБЬЕВА — Там такие водопадики, речечка.

О. ЖУРАВЛЕВА — И туда напущена специально обученная рыба.

И. ВОРОБЬЕВА — Видимо, да. Надо узнать, кстати, этот момент. Специальная рыба или нет, но нам показывал. Я повешу фотографии в «эховском» блоге. Потом он пригласил нас выпить вина в погреб. Отвел нас туда, там вино, закатанная батарея целая банок с овощами, соленьями. Он с гордостью сказал, что это жена делает.

В. РОМЕНСКИЙ — Почти как жена Обамы.

О. ЖУРАВЛЕВА — Которая выращивает свой садик.

И. ВОРОБЬЕВА — Потом угощал своим медом. У него пасека.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть в принципе Воронин может жить на этой даче, вообще не выходя.

И. ВОРОБЬЕВА – Извините, про пасеку я у него спросила: вы сами занимаетесь. Он очень честно признался: я боюсь. Поэтому я одеваюсь по полной программе, лицо защищаю, но что-нибудь все равно залетает. Поэтому я боюсь. У меня специальный человек, который этим занимается. Я контролирую.

В. РОМЕНСКИЙ — Но ведь Воронин эту дачу должен будет в скором времени оставить.

И. ВОРОБЬЕВА — Это не очень понятно.

О. ЖУРАВЛЕВА — Шанс есть.

И. ВОРОБЬЕВА — Потому что мы не знаем, это загородная резиденция или это дача. Но по его словам, мы поняли, что он отсюда уезжать не очень собирается. Это мы естественно не можем знать точно. Посмотрим.

О. ЖУРАВЛЕВА — А самое интересное следующее. Эти благостные люди, тот же Чуров, которому все нравится, который все хвалит, Воронин был вполне благостный с журналистами на короткой ноге. И вот появляются первые результаты. Как меняются лица кого-нибудь.

И. ВОРОБЬЕВА — Мы первые результаты смотрели по телевизору. Нет, мы приехали там есть гостиница «Лео гранд», там объявляли первые результаты экзит-поллов. И там не было практически никого из политиков. Там было очень много журналистов, экспертов. Экзит-полл в принципе не очень сильно отличается от результатов, которые в итоге объявил. Все слегка были конечно шокированы тем, что коммунисты не набрали того количества, которое от них ожидали. Но в некоторых штабах сразу, например, начали праздновать победу. По полной программе.

В. РОМЕНСКИЙ — Ты по каким штабам поездила? Потому что ночь после выборов это интересно.

О. ЖУРАВЛЕВА — В штабах романтика.

И. ВОРОБЬЕВА — Да, самое-самое. Сначала мы посмотрели, еще были результаты экзит-поллов в 11 часов. Когда мы ужинали, вокруг нас была молодежь, и вообще местное население. Молодежь радовалась и очень сильно и праздновала свою видимо, какую-то победу. Какую – не знаю. Мы посетили три штаба: Демократическую партию Мариана Лупу, который за счет собственного рейтинга набрал около 10%. А это о-го-го. Демпартия была не так высоко.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть у каждого была своя дополнительная победа.

И. ВОРОБЬЕВА — Своя задача, своя победа. Там конечно был праздник. Люди, которые ожидали, что они максимум 8% наберут, 12%…

В. РОМЕНСКИЙ — А что там, пробки в потолок? Как празднуют эти люди?

О. ЖУРАВЛЕВА — Скачут на конях.

И. ВОРОБЬЕВА – Можно, это останется за кадром. Я не очень представляю, как это рассказывать, ну праздник у людей. Они отмечают. Шампанское. Они улыбаются, рассказывают друг другу что-то. При этом идет мониторинг.

О. ЖУРАВЛЕВА — А граждане как-то празднуют?

И. ВОРОБЬЕВА — На улицах люди живут обычной жизнью, ходят по кабакам, не ходят. Чтобы какое-то гуляние, — этого не было. У либерал-демократов, которые чуть поменьше набрали, у них более сосредоточено было, экраны у всех висели. Как все меняется. Но они все равно отмечали. То есть там был стол. И потом мы посетили коммунистов.

В. РОМЕНСКИЙ — Самое интересное.

И. ВОРОБЬЕВА — А у них офис находится во дворике немножко. В зелени. И там уже было немножко грустно. Там никого не было из руководителей партии. Нам сказали, что настроение боевое, но вы приходите завтра.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть они должны подсобраться немножко для того, чтобы с вами общаться.

И. ВОРОБЬЕВА — Видимо, так.

О. ЖУРАВЛЕВА — Тебе потом удалось все-таки с коммунистами еще раз встретиться, после того как они уже…

И. ВОРОБЬЕВА — Нет, уже не удалось. Еще просили интервью, но мы только слышали какие-то заявления, они вывешивали публичные заявления, но лично пообщаться уже не дали.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть уже не было этого задора.

И. ВОРОБЬЕВА — Видимо, да.

В. РОМЕНСКИЙ — Здесь битва уже пройдена.

О. ЖУРАВЛЕВА — Тяжело. Еще первые дни пережить. Но самое главное, что ты сказала в начале, ты хотела повидать Наталью Морарь.

И. ВОРОБЬЕВА — Да, я повидала Наташу.

В. РОМЕНСКИЙ — И мы теперь можем услышать, о чем вы говорили и соответственно сейчас мы с вами сможем послушать интервью Натальи Морарь, которое записала Ирина Воробьева буквально недавно, будучи в Кишиневе. Спасибо большое, Ира.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире