'Вопросы к интервью
Л. СЕЛЕЗНЕВ — Во-первых, об этой акции, к сожалению большому, ни одна из общественных организаций инвалидов не знала. Это первое. И такая организация как Параолимпийский комитет, который заботится о том, чтобы инвалиды у нас были, по крайней мере, если в шоколаде, то в конфетах каких-то хороших, я имею в виду ту безбарьерную среду, которая отсутствует у нас напрочь. И на стадионах, и на спортивных площадках. Зайдите в любую организацию и увидите только картинку такую: идет пандус на улице, а в самом здании ничего не сделано для того, чтобы инвалид мог зайти в любой кабинет, пройти по лестницам или сделать что-то такое для того, чтобы его услышали. Поэтому эта акция, когда мне сказали, что там серьезные люди, известные принимали участие, сели на коляски, начали лавировать между машинами, обращая на себя внимание, по-моему, это чистый PR. Иначе я просто не могу сказать. Они бы обратились в Параолимпийский комитет, или в Общественную организацию инвалидов, мы бы провели эту акцию гораздо лучше и с большой пользой для этих людей. Я вижу подобного рода акции посредством обращения внимания на себя со стороны власть предержащих. Чтобы вместе с ними решать те или иные вопросы. За последнее время, кстати, очень много сделано для параолимпийского движения инвалидов. Когда мы блестяще выступили в Пекине и выиграли первое место на зимних параолимпийских играх в Турине и впервые в нашей стране общекомандное место, мы были приняты президентом в Кремле. И одним и другим. Был указ президента о приравнивании спортсменов инвалидов к здоровым олимпийцам. Я имею в виду вознаграждение, когда спортсмен-инвалид за золотую медаль получает 100 тысяч евро. Столько же, сколько получает олимпиец. Я вижу это в том, что календарь соревнований Министерства спорта сейчас насчитывает 157 всероссийских и более 100 международных соревнований. И эти пожизненные стипендии инвалидам в размере 15 тысяч, чемпионам параолимпийских игр, это очень большое дело, мы очень широко приоткрыли дверь в это параолимпийское движение, и вряд ли удастся кому-то закрыть ее. Но, говоря обо всем этом хорошем, не могу не сказать о том, что еще многомиллионная армия инвалидов, которые сидят в этом удушливом пространстве и не могут выйти на улицу, это конечно забота, прежде всего, правительства Москвы. Но чтобы вот таким образом проводить эти акции, я думаю, что кроме вреда, ничего не принесло. Мы бы сделали это так: у нас есть люди, которые окончили академию при Институте международных отношений, у нас есть люди, которые блестяще владеют компьютером, блестяще снимают. У нас есть уникальные спортсмены без обеих рук, которые водят машину. То есть, есть очень известные люди даже в Москве, которые призеры параолимпийских игр. Этих людей посадить в коляски и провести по Кутузовскому проспекту с какой-то акцией, было бы гораздо полезнее для многомиллионной армии инвалидов, чем эти известные здоровые люди, которые вышли на эту площадь и это не на пользу дела.

А. БЕЛЬКЕВИЧ — Это был Лев Селезнев, вице-президент Параолимпийского комитета России.


А. САМСОНОВА — У нас на связи главный редактор журнала «Большой город» Филипп Дзядко. Здравствуйте.

Ф. ДЗЯДКО — Добрый день.

А. САМСОНОВА — Вы, наверное, слышали Льва Селезнева. И знаете о протесте, который вызвала эта акция. Что вы думаете по этому поводу?

А. БЕЛЬКЕВИЧ — Вы удивлены такой реакцией?

Ф. ДЗЯДКО — Я не то, что удивлен, мне кажется это более чем странно. Более того, тот комментарий, который сейчас вам был дан, еще больше меня удивляет. Начнем с того, что эту акцию, которую журнал «Большой город», которую наш журнал придумал, о ней было известно за два дня до того, как она проводилась. Даже за несколько дней. И все желающие, которые хотели в ней принять участие, в ней участие приняли. Говорить о том, что никому ничего не сообщалось, довольно странно. Это во-первых. Во-вторых, известно, что эту акцию «Большой город» организовывал вместе с реальными инвалидами, с Алексеем Морозовым, создателем интернет-сообщества «Город без границ», Натальей Бахматовой, которая известный чемпион России по теннису среди колясочников. Конечно, Ириной Ясиной, которая член президентского совета по правам человека. Вообще в этой акции приняло довольно большое количество реальных колясочников. У которых никаких вопросов в смысле недовольства эта акция не вызвала. Более того, мне искренне жаль, что кого-то эта прогулка могла задеть или оскорбить. Но она была организована вместе с теми людьми, ради которых она и затевалась. То есть затевалась она исключительно для того, чтобы привлечь общественное внимание к этой проблеме. Я думаю, кто бы что ни говорил, никто не будет спорить с тем, что Москва, как и другие большие не говорю уже о маленьких городах России, самым отвратительным образом приспособлены для людей, которые вынуждены передвигаться в колясках. Это касается не только инвалидов, но и просто людей, мам с колясками.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Как раз в этом с вами Лев Селезнев и не согласен. В своем обращении представители Параолимпийского комитета пишут, что в Москве все лучше и лучше для инвалидов становится жить.

Ф. ДЗЯДКО — Я буду счастлив, если так дела обстоят. Но три часа, в течение которых 3 июля наши друзья и мы сами пытались ездить на колясках в центре Москвы на Кутузовском проспекте, к сожалению, эту информацию довольно жестким образом опровергают. И чтобы подтвердить предположение о том, что все это устроено как PR, скажу, что завтра начнет продаваться новый номер журнала «Большой город», в котором мы подробно рассказываем об этой акции и о том, с какими трудностями мы столкнулись на одной из самых казалось бы, удобных для колясочников улиц Москвы. А именно на Кутузовском проспекте. И ничего кроме удивления это странное письмо у меня не вызывает. Казалось бы, надо радоваться, что такое огромное количество людей узнало об этой проблеме, и, разумеется, ничего кроме какой-то пользы эта акция принести не могла. Какие тут могут быть сожаления…

А. САМСОНОВА — Поступали ли вам какие-то жалобы от частных лиц на тот перформанс, который вы устроили. И как реагировали люди, с которыми вы сталкивались на улице, простые москвичи, которые увидели большое количество колясочников в одном месте.

Ф. ДЗЯДКО — Это хороший вопрос, потому что реагировали люди очень по-разному. Когда несколько участников акции, актер Артур Смольянинов и Ирина Ясина заехали в кафе просто попробовать выпить кофе, обычное московское кафе, люди, которые сидели за столиком, просто отвернулись, даже не подумав о том, что можно было бы помочь людям, находящимся в коляске как-то приподнять коляску. Они отвернулись, ну неловко. И на самом деле, когда мы говорим о ситуации с инвалидами в Москве, главная проблема на самом деле не проблема пандусов или существование специальных автобусов или специальных лестниц, а это история про то, как сами горожане относятся друг к другу. Наверное, не очень часто вы видите людей в колясках вокруг себя. И на самом деле всеобщее желание друг другу помочь часто оборачивается тем, что мы просто закрываем глаза на какие-то самые простые вещи. Самая нормальная ситуация в городе. Вокруг нас огромное количество самых разных людей, нечему тут удивляться. Да, люди на колясках. Вот наша акция и была призвана сделать так, чтобы люди, которые находятся вокруг нас, поняли, что ничего необычного в этом нет. Это большой город.

А. САМСОНОВА — Спасибо большое. Филипп Дзядко, главный редактор журнала «Большой город» был на прямой связи.


А. САМСОНОВА – Ирина Ясина, экономист у нас сейчас на прямой связи.

И. ЯСИНА — Добрый день.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Обвиняют участников акции, что новые ощущения они собрались получать от нее.

А. САМСОНОВА — И пиариться.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Уж вас-то, я думаю нельзя в этом обвинить.

И. ЯСИНА — Честно говоря, когда я прочитала про это письмо, я не поверила своим глазам. Потому что мне кажется, что люди, которые хотят успеха какому-то делу, в данном случае облегчить передвижение инвалидов по нашим городам и весям, они радуются любому участию, любой помощи, любой публичности. Они наоборот кайф ловят оттого, что кто-то их поддерживает. А когда человек со своей поляны палкой начинает, так называемой поляны начинает выгонять чужаков, кричать «они не имеют права», такое ощущение, что он просто… какие-то деньги или чье-то благорасположение использует и боится, что кто-то еще туда… Я никогда в жизни не принимала участие в более духоподъемной и правильной акции, чем была 3-го июля на Кутузовском проспекте.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Но у вас есть какие-то версии, почему такие заявления появляются?

И. ЯСИНА – Это наша дикость. Мне кажется это просто инспирировано какими-то глупыми чиновникам из московской мэрии, которые испугались, что мы будем их ругать. А мы собственно не собираемся их ругать, мы собираемся сказать: ребят, вы недостаточно делаете, где-то делаете хорошо, но где-то хотелось бы, чтобы побольше ума и такта было применено. Понимаете, это начало и нужно продолжать это дело, а такие крики, одергивания только говорят о том, что дикие мы. И те люди, которые подписались под этим письмом, не знаю ни одного человека, хотелось бы посмотреть ему в глаза, но как минимум мне хочется, чтобы они такие довольные съехали бы на инвалидной коляске с подземного перехода под Кутузовским проспектом.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Но вы сказали, что будет продолжение подобных акций.

И. ЯСИНА — Конечно, потому что делать же надо. Во-первых, сейчас идет сбор информации о доступности в Москве различных культурных мест, театров, кинотеатров, выставок, ресторанов и так далее. Мы делаем это совместно с журналом «Коммерсантъ Weekend», подключается «Афиша», всякие интернет-издания, и все только радуются тому, что нас становится больше. А мы будем делать это, потом дай Бог чего-то придумаем на День города. Я, кстати, очень была бы рада, если бы кто-то из чиновников сел бы в инвалидное кресло и на собственной заднице почувствовал, как ездить по тому, что они делают. То есть это было бы лучше всего, именно здоровые люди должны сесть в кресло, особенно те, которые строят для инвалидов переходы, пандусы и так далее. Чтобы понять, возможно это или нет. А как иначе?

А. САМСОНОВА — Ирина Евгеньевна, вопрос к вам как экономисту. А как вам кажется, кто должен брать на себя ответственность и расходы по оборудованию пандусами для инвалидов и специальными лифтами коммерческих учреждений, например, кафе, банков, кинотеатров. Это должна делать администрация кинотеатра за свой счет или государство?

И. ЯСИНА — Это собственники должны делать. Если это бизнес-структура, это не государственная или муниципальная собственность, это должен делать собственник этой структуры. То есть я, например, звонила в «Альфа-банк» и говорила ребятам, что первое, во что мы уперлись на Кутузовском проспекте, это был большой порог при входе в «Альфа-банк». Я, можно сказать, ваш потенциальный клиент, не могу к вам попасть. Они мне сказали, что те места, которые у них в собственности, они переоборудуют. То же самое мне сказал Миша Задорнов ВТБ-24. Он сказал, что все, что находится в собственности, будет достаточно быстро переоборудовано, чтобы можно было заехать туда людям на коляске. А если это государственная муниципальная собственность, конечно, собственник этого порядка должен делать.

А. САМСОНОВА — Какие положительные результаты есть у акции, если они есть? Отрицательные мы знаем.

И. ЯСИНА — Я даже не сказала бы, что отрицательные. Спасибо этим безумцам, которые продолжают пиарить эту акцию. Вдвойне молодцы. Потому что они выглядят как минимум смешно в этой ситуации. А мы такие прям замечательные. Но вчера я встречалась с добровольцами, ребята будут ходить и собирать информацию по поводу доступности мест. Пришла масса молодых хороших ребят. Студенты, молодые какие-то сотрудники банков, театральных студий. Самые разные люди. И все с жаром записывали, на что обращать внимание, это все будет, в людях участие, в людях желание помочь и желание что-то делать. Ничего важнее нет. А результат, конечно, будет, чем больше нас… Необязательно совершенно спрашивать разрешение у мэрии на то, чтобы собирать информацию, можно ли войти в Музей Пушкина или нет.

А. БЕЛЬКЕВИЧ – Большое спасибо. Ирина Ясина, экономист была у нас в эфире.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире