'Вопросы к интервью
10 июля 2009
Z Разворот Все выпуски

Ситуация вокруг закрытия Черкизовского рынка


Время выхода в эфир: 10 июля 2009, 16:05

Е. БУНТМАН: У нас в эфире корреспондент Тимур Олевский. Добрый день.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Добрый день.

Е. БУНТМАН: Ну что, действительно ли открыта полевая кухня, и что вообще говорят мигранты из стран дальнего и ближнего зарубежья о том, что происходит? В каких условиях они сейчас находятся? Что сейчас внутри? Что ты видишь?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Евгений, я несколько слов скажу об организации полевой кухни. Дело в том, что организаторам этого мероприятия пришлось несколько раз менять место своего положения, потому что буквально в последний момент власти запрещали. Уже были развёрнуты шатры, но приходились собираться и перемещаться в другое место. И при этом тех людей, которые приходили в очень тяжёлом состоянии находящихся людей, приходящих на кухню, тут же задерживали. Почему-то это касалось китайцев почему-то.

Многих задержали в отделение милиции, у кого-то, как рассказывают очевидцы, кого-то заставляли выворачивать карманы, некоторым приходилось отдавать последние деньги, чтобы их не задержали. Наконец-то полевая кухня начала работать, это случилось полчаса назад. Но сейчас до этого места добралось не больше ста человек. Причём, многие из них – это не люди, которые работают на рынке, иностранцев, а люди с российским гражданством, москвичи или приезжие с других областей, которые с этим рынком связаны.

Я поговорил с предпринимателем из Иваново, который рассказал, что всё его предприятие, 30 человек, работало на Черкизовский рынок. Из-за внезапной остановки он уже сейчас уволил всех людей, и такая ситуация происходит по всей области.

Е. БУНТМАН: Да, Тимур, сто человек – это совсем немало. Это много, визуально себе представить сто человек, которые стоят в очереди у полевой кухни – это внушительно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Это довольно много, но по оценкам организаторов должно было придти раза в 4 больше, но порядка 300 человек было задержано, попало в поле зрения правоохранителей и не смогли придти. При том, они говорят, что люди очень сильно напуганы. Что говорят люди, которые работали на рынке? Они рассказывают, что работникам рынка приходится ночевать буквально на улицах. И Измайловский пруд, который находится рядом с Вернисажем, около гостиницы Измайлово, вечером здесь появляются много людей, которые просто приходят ночевать, пока лето.

Кто-то говорит о том, что у людей, которые работали, из-за того, что внезапно рынок закрылся, практически нет денег на то, чтобы вернуться домой. А у кого-то есть, но их осталось на неделю-две. Я слышал от выходцев из Афганистана, они рассказывали, что такое настроение происходит в умах людей, что ещё две недели, и им придётся идти на улицы, доставать мобильные телефоны у прохожих, потому что физически нечего есть.

Е. БУНТМАН: А так, в общем, чем люди собираются заниматься, если Черкизовский рынок закроют? Я так понял, что некоторые считают, что им придётся вступить на криминальный путь.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да, это одна из версий, что криминальная ситуация ухудшится в Москве. Но люди говорят, что они будут всячески пытаться уехать. А кто-то говорит, что здесь купили квартиры, теперь будут продавать и искать работу в других регионах.

Е. БУНТМАН: Понятно, что сохраняется возможность быть принудительно высланным, это может быть для кого-то предпочтительный вариант, не считая условий содержания высылаемых, которые далеки от человеческих. Но это так, от себя. Тимур, а тебе удалось пообщаться с теми, кто не работает на Черкизовском рынке, а живёт где-нибудь неподалёку?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Непосредственно здесь нет, потому что прохожих, которые бы случайно проходили мимо полевой кухни, я не заметил. Это связано с тем, что довольно много милиции, люди боятся туда заходить. Я прошёлся по району, я не заметил никаких напряжений вокруг, непонятных шатающихся людей на улицах, всё достаточно спокойно происходит.

И. МЕРКУЛОВА: А что происходит в районе самого рынка непосредственно? Какая там обстановка?

Т. ОЛЕВСКИЙ: В районе самого рынка не видно эмигрантов из ближайшего зарубежья совершенно. Такое впечатление, что люди просто схоронились и стараются не выходить на улицы.

И. МЕРКУЛОВА: Там какая-то зона отчуждения образовалась?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Нет, на улице мало людей, по сравнению с тем, что я привык, я бывал на Черкизовском рынке и вокруг, по сравнению с тем, что было, здесь голо и пусто. Возле гостиницы Измайлово работал Вернисаж, хотя он тоже имел отношение к Черкизовскому рынку, была та же самая территория. Сейчас, когда заходишь на территорию рынка, он совершенно пустой, там только охрана, правоохранители, вымершая территория.

И. МЕРКУЛОВА: Спасибо. Это Тимур Олевский с Черкизовского рынка.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире