'Вопросы к интервью
12 мая 2009
Z Разворот Все выпуски

Дело майора Евсюкова


Время выхода в эфир: 12 мая 2009, 16:05

Т. ДЗЯДКО – У нас в студии Александр Вершинин – адвокат. Будем говорить о деле майора Евсюкова. Добрый день.

А. ВЕРШИНИН — Добрый день.

Т. ДЗЯДКО – Понятно, что тема жаркая, что называется, множество вопросов вам задавали еще до эфира на сайте радиостанции «Эхо Москвы». Мне бы хотелось начать с тех новостей, которые мы сегодня получали. Был задержан господин Сафонов, это бывший подчиненный майора Евсюкова, который подозревается в торговле оружием. После этого из ГУВД Москвы пошли опровержения о том, что никакой связи с майором Евсюковым у Сафонова нет. Как вам видятся эти новости? Потому что можно встретить мнения, что эта фраза, якобы брошенная господином Евсюковым о том, что за мной пойдут паровозиком другие начальники, как будто она воплощается в жизнь.

А. ВЕРШИНИН — Я хотел бы сразу пояснить радиослушателям, и вам, коллеги в эфире в том, что я не являюсь защитником майора Евсюкова по делу. А я могу всего лишь давать какое-либо видение той информации, которая есть в СМИ. В печатных, в Интернете и та, которая обсуждается среди коллег адвокатов по поводу этого дела. Дело в том, что защитником Евсюкова является Глеб Сиваков, мой близкий друг, с которым мы некоторые вопросы этого дела можем обсуждать как два юриста и не более того. То есть все, что касается самого дела, это пожалуйста, к Сивакову, к защитнику. Я не имею права комментировать. Я могу всего лишь высказать свою точку зрения на этот вопрос. Дело в том, что СМИ как-то очень рьяно комментируют все, что связано с этим делом. Наверное, в силу того, что оно действительно имеет некий резонанс общественный, как указывается. Дело в том, что взять «Известия», которые в ближайшие дни вышли с рядом статей, посвященных этому уголовному делу и самому обвиняемому. В части того, что Евсюков якобы заявил следователю в ходе допроса о том, что кто-то пойдет с ним вместе. Не совсем понятно, откуда эта информация взялась у корреспондента «Известий», я не уверен, что он принимал участие в следственных действиях, поскольку, на мой взгляд, это возможно было только с разрешения органов предварительного следствия. Кроме того, на мой взгляд, журналисты как-то подходят к этой проблеме однобоко. То есть, исходя из тех заявлений, которые прозвучали из уст высокопоставленных сотрудников и правоохранительных органов, и государственных чиновников о том, что Евсюков, еще, не будучи признанным виновным по вступившему в силу приговору суда, уже называется и преступником, СМИ это подхватили. И начали именовать его и майором-убийцей, и маньяком и так далее. Тем самым получается однобокость. То есть, есть у нас свобода слова, которая признана и всем мировым сообществом и является одной из демократических ценностей государства и закреплена она в Конституции, но с другой стороны есть еще право на частную жизнь. Право на то, чтобы человек именовался виновным только по вступившему в силу приговору суда. Однако получается, что некоторые СМИ, некоторые журналисты свободу слова расценивают как возможность влиять на общественное мнение и тем самым, на мой взгляд, Евсюкову при его защите, если дело будет передано на рассмотрение суда присяжных, уже некое его видение, что он уже совершил, есть. Поэтому на мой взгляд нужно более осторожно относиться ко всяким комментариям, пока лицо ни предстанет хотя бы перед судом.

А. САМСОНОВА – Вы считаете, что права майора Евсюкова нарушаются?

А. ВЕРШИНИН — Я считаю, что они не то, что нарушаются, СМИ в данном случае формируют определенный образ, образ человека. И этот образ формируется у населения, и соответственно это же население, в случае если Евсюков предстанет перед судом присяжных, они будут принимать решения, виновен он или не виновен. Но образ его как убийцы в погонах уже сформирован.

А. САМСОНОВА – То есть в таком случае суд присяжных в его конкретном деле был бы несправедлив.

А. ВЕРШИНИН — Я считаю, что образ его уже сформирован односторонне. И тем самым, когда еще человек не дал показания, когда по делу не проведены какие-то экспертизы, которые говорят, он был вменяем на момент совершения этого деяния или нет, он виновен или нет. По этому делу даются уже следующие оценки. Пистолет принадлежал Евсюкову. А кто сказал, что он ему принадлежал? То есть сразу дается оценка, что он вовлечен в незаконный оборот оружия. То же самое, непонятно. Источников корреспонденты не сообщают. На мой взгляд, попытка не только показать, что это человек совершил некое деяние, пусть оно громкое, с большим количеством жертв, безусловно, вопросы о том, что права потерпевших по делу должны быть защищены, что это трагедия, в первую очередь для семей, близких, это понятно. Но вопрос в том, что Евсюков тоже человек. И копаться в его личной жизни, как делают некоторые СМИ, выяснять, где его жена трудилась, были ли у них какие-то конфликты в семье, это вопросы частной жизни. На мой взгляд, это можно рассматривать только тогда, когда дело будет передано в суд и суд определит открытость заседания или закрытость. И тогда освещать можно.

А. САМСОНОВА – Вы считаете, заседание должно быть открытым или закрытым?

А. ВЕРШИНИН — Безусловно, открытым. Если суд посчитает возможным проводить закрытым, а это отрегулировано статье 241 Уголовно-Процессуального кодекса, основания для признания заседания закрытым, тогда суд примет решение. Но давать правовую оценку еще даже до предъявления обвинения о том, что он убийца, я считаю, что это некорректно.

Т. ДЗЯДКО – Мы говорим «майор Евсюков», насколько сегодня это верно или неверно? Он лишен звания?

А. ВЕРШИНИН — Дело в том, что специального звания или воинского звания может лишить только суд на основании вступившего в силу приговора. На мой взгляд, состоит ли он в должности начальника Управления внутренних дел Царицыно, это вопрос к руководству ГУВД Москвы. Я, к сожалению, такой информацией не располагаю. А что касается специального звания майор милиции, то этого звания может лишить только суд.

Т. ДЗЯДКО – Из всего того, что вы говорите, создается ощущение, как будто некая кампания против майора Евсюкова идет. Вам действительно кажется, что подобная кампания может иметь место?

А. САМСОНОВА – Более того, кажется, что кампания как спуск пара для того, чтобы люди выместили на Евсюкове все свое негативное отношение к милиции. И только ради этого вся шумиха в СМИ. Я напомню, Евсюков сейчас входит в десятку наиболее упоминаемых в СМИ российских фигур.

А. ВЕРШИНИН — У нас несколько лет назад была подобная кампания, когда к уголовной ответственности привлекали сотрудников МУРа. Тогда их СМИ именовали «оборотни в погонах». Некоторое время все это освещалось СМИ, комментировалось и потом все это потихоньку исчезло. То есть когда новость перестала быть, я не хочу этот термин употреблять, но «жареной». На сегодняшний день личность Евсюкова и тот поступок, который он совершил, пресса искусственно может быть поднимает вверх, дабы добавить этой ситуации некой жаренности. То есть заработать некие дивиденды на этот счет, получить какие-то гонорары за публикации в своих СМИ. И не более того. Личность Евсюкова, на мой взгляд, прессу мало интересует. И также не интересует, что побудило лицо совершить этот поступок. Что толкнуло его на это. На эти вопросы может дать ответ только предварительное следствие. А на сегодняшний день давать оценку действиям до того, как следствие закончено, на мой взгляд, не совсем корректно.

А. САМСОНОВА – На что рассчитывает защита в этом деле, какую линию она будет вести. Каким образом его собираются защищать?

А. ВЕРШИНИН — Этот вопрос, наверное, надо больше адресовать адвокату Сивакову. Я могу высказать свое мнение как юриста. Если бы, допустим, это был мой доверитель. На мой взгляд, линия защиты, которая могла бы быть на предварительном следствии вообще по любому уголовному делу, наверное, связана с исполнением в нашем государстве принципа состязательности сторон, который закреплен Уголовно-Процессуальным кодексом РФ. Но не всегда выполняется. Действия адвоката и защитника несколько связаны. И они больше, на мой взгляд, направлены на то, чтобы изыскивать некие процессуальные нарушения, которые в будущем могли бы помочь доверителю более или менее удачно выступить в процессе. В суде. То есть, по сути, защитник не обладает достаточными, на мой взгляд, полномочиями, чтобы каким-то образом воздействовать на решения органа предварительного следствия. Единственный момент это подача неких жалоб, которые на взгляд защиты нарушали бы права доверителя. Но эти жалобы, к сожалению, у нас не всегда объективно рассматриваются.

А. САМСОНОВА – А какой результат суда можно было бы считать удачей для защиты?

А. ВЕРШИНИН — На мой взгляд, защитник не игрок профессиональный в уголовном деле. Дело в том, что адвокат как защитник обвиняемого либо подсудимого должен нести некую другую функцию, а именно быть правовым консультантом своего доверителя по уголовному делу. Он должен давать анализ, прогноз развития процесса, развития уголовного дела, какую-то правовую квалификацию и так далее. Дело в том, что защитник, адвокат связан позицией самого доверителя. Доверитель может признавать вину, тогда это одна позиция, а может не признавать вину, тогда это другая позиция. Всего лишь адвокат выступает в роли правового консультанта, это не игрок в процессе. И, к сожалению, в нашем обществе нередко есть такое мнение, что адвокат развалил дело. Адвокат не разваливает дело, а дело не склеивается уголовное. Дело в том, что задача любого адвоката, на мой взгляд, это в первую очередь соблюдать права того человека, которого он представляет. Будь это представитель потерпевшего, защитник обвиняемого, в первую очередь это защита его прав в плане законности, обоснованности приговора суда, либо решений органа предварительного следствия.

Т. ДЗЯДКО – У меня к вам такой вопрос. Мне бы хотелось вернуться к теме кампании, которая как будто бы существует против майора Евсюкова. Кому она может быть выгодна на ваш взгляд?

А. ВЕРШИНИН — В первую очередь кампанию раскручивают СМИ. Если бы вы имели в виду, что за этой кампанией существуют какие-то некие мнения государственных органов по реформированию органов МВД, как это в Интернете часто упоминается, что это может быть отправной точкой по реформированию. На мой взгляд, у государственных органов власти достаточно средств и способов для того, чтобы реформировать такие же государственные органы, которые есть. Для этого не нужно дожидаться какой-то трагедии и на основании этой трагедии строить какое-то основание для реформирования как органов, осуществляющих правопорядок, так и иных государственных органов. То есть речь не идет на мой взгляд о государственной программе какой-то. На мой взгляд, все-таки это трагедия, все остальные комментарии, которые по этой трагедии это всего лишь попытка СМИ отреагировать на трагедию, у некоторых не всегда удачно.

Т. ДЗЯДКО – Но вам известна реакция самого господина Евсюкова…

А. ВЕРШИНИН — Нет. Неизвестна.

А. САМСОНОВА – И его семьи.

Т. ДЗЯДКО – А позиция его защиты, она собирается, может быть, в судебном порядке какие-то публикации оспаривать, требовать опровержения.

А. ВЕРШИНИН — Дело в том, что вопросы о защите чести и достоинство, которые могут встать, они не связаны с расследованием уголовного дела. Поэтому сам Евсюков должен для себя определить, насколько его права, его честь и достоинства этими публикациями затронуты. И я думаю, что если у него такое мнение будет сформировано, то он может обратиться как к защитникам, которые сейчас по делу работают, так и к иным адвокатам, которые будут не связаны с уголовным делом.

А. САМСОНОВА – Какое наказание может грозить майору Евсюкову? Пожизненное или есть варианты, что у него будет более мягкое?

А. ВЕРШИНИН — Речь идет о том, что будет ли сам Евсюков признан вменяемым в отношении инкриминированных ему деяний. То есть, мог ли, осознавал ли он в тот момент, когда производил эти действия то, что он делает, что это незаконно, и желал совершить эти действия. Это часть, которая относится к составу преступления и именно  к субъективной стороне. И, на мой взгляд, первые комментарии должностных лиц, которые прозвучали непосредственно после этой трагедии, речь шла о том, будет назначена обязательно психолого-психиатрическая судебная экспертиза.

Т. ДЗЯДКО – Она еще не была проведена?

А. ВЕРШИНИН — Я не знаю. Но я думаю, что она уже назначена, и выводы экспертов будут являться основанием для признания лица вменяемым по отношению к инкриминированному деянию или невменяемым. В зависимости от этого органы предварительного следствия вправе обратиться в суд с применением принудительных мер медицинского характера. В зависимости от вменяемости или невменяемости. Если он будет признан вменяемым, то по тому обвинению, которое ему на сегодняшний день предъявлено, и постановление я конечно не видел, могу судить только по газете «Известия», которая прокомментировала это 8 мая. Там говорилось о том, что обвинением было предъявлено за совершение убийства двух и более лиц из хулиганских побуждений. Насколько я правильно цитирую. Наказание там предусматривается вплоть до пожизненного заключения. Отсюда и водораздел и происходит. Вменяем он или нет.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, Александр, насколько защита господина Евсюкова в преддверие судебного процесса, который рано или поздно начнется, что для нее предпочтительнее. Вы уже говорили о суде присяжных и о том, какой возможно эффект на него могут оказать публикации в прессе. Но ведь и без публикаций в прессе очень тенденциозных, суть дела присяжные бы в прессе и так читали. На ваш взгляд, что более предпочтительнее для защиты господина Евсюкова: присяжные или соответственно три судьи и какие здесь могут быть условия, при которых будет выбран либо один, либо другой вариант?

А. ВЕРШИНИН — Для защиты предпочтительнее, на мой взгляд, установление все-таки истины по делу. Поскольку все-таки и следствие, и суд, и естественно, присяжные заседатели оценивают совокупность собранных по делу доказательств. Исходя из своего внутреннего убеждения в первую очередь. О виновности или невиновности лица. Поэтому для защиты предпочтительнее все-таки защита прав самого доверителя. В данном случае избрать суд присяжных или все-таки профессиональную коллегию судей это должен сам Евсюков. Я поэтому не могу в данном случае комментировать, поскольку не являюсь защитников Евсюкова.

А. САМСОНОВА – Вы говорите, что суд в любом случае должен быть хорошим, честным и установить истину. Тем не менее, у защиты есть свои интересы и помимо установления истины защита своего подопечного и соответственно как она может быть более эффективно выполнена: судом присяжных или без него.

А. ВЕРШИНИН — Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно понимать и знать материалы уголовного дела. На мой взгляд, с 26 апреля прошло не так много времени, и говорить сейчас о суде, как об инструменте, о неком финале уголовного дела, на мой взгляд, преждевременно. Поскольку предварительное следствие еще на начальной стадии.

А. САМСОНОВА – Я не скрою, что наш sms-ленту приходит волна негодования от слушателей. Это и понятно. И Алена спрашивает: хотите, что Евсюкова признали невменяемым, а потом бы потихонечку выпустили?

А. ВЕРШИНИН — Я в первую очередь считаю, что каждый человек должен отвечать именно за то, что он совершил. Я не могу хотеть или не хотеть. Я точно также должен защищать права своего доверителя, не взирая на то, кем бы он ни был по отношению к тому общественному мнению, которое в отношении него сформировано. Ведь адвокат не связан позицией общественного мнения. Защитник по делу должен в первую очередь защищать права своего доверителя. А то, что мнение Алены и мое мнение не совпадает — для этого у нас и есть свобода мнений.

Т. ДЗЯДКО – Есть несколько вопросов от наших слушателей, может быть это вопросы риторические: какие могут быть сомнения в том, что именно господин Евсюков совершил это преступление, если все видели кадры видеозаписи и какие могут быть доказательства, опровергающие его виновность?

А. ВЕРШИНИН — Виновность или невиновность определяет и устанавливает суд в ходе судебного заседания. Органы предварительного следствия являются стороной обвинения, но защитники по делу и сам Евсюков будут стороной защиты. Они вправе защищаться. И вопрос о том, каким образом доказательства его вины будут представлены суду, и сможет ли защита что-либо противопоставить этому обвинению, это вопрос уже судебного заседания. Я не могу комментировать материалы уголовного дела, которого я не видел.

А. САМСОНОВА – Нас спрашивает Киплинг: что будет, если Евсюков начнет давать показания на своих покровителей. Тут неизвестно, можно ли использовать это словосочетание. Суд не установил. Тем не менее, Евсюков может, говорил, может, не говорил, что за ним потянутся паровозиком его начальники. Действительно если предположить, что на скамью подсудимых попадут несколько людей, с которыми он работал, что будет в этом случае, возможно ли, что процесс будет открытым или из этих соображений его закроют?

А. ВЕРШИНИН — Я хочу вам сказать, что у нас, к сожалению, очень распространены мнения разные. То есть, есть комментарии юристов и есть мнения обывателей. На сегодняшний день мне непонятно, что есть паровозик и что значит покровители, и на какую скамью они могут присесть. Они что вместе с Евсюковым были в этом магазине? Я их не видел на видеозаписи. Если речь идет о неких деяниях, которые будут признаны преступлением, тогда, наверное, этим должностным лицам будут предъявлены обвинения, и участие самого Евсюкова в совершении этих деяний будут оценены правоохранительными органами, они вправе ему допредъявить обвинения, уточнить, соединить уголовные дела в одно производство и направить их в суд. Я, к сожалению, не понимаю вопроса, поскольку некорректно задан на мой взгляд.

Т. ДЗЯДКО – Как вам кажется, сколько может продлиться предварительное следствие и когда можно ждать начала суда?

А. ВЕРШИНИН — Я не могу на этот вопрос ответить. На мой взгляд, если будет назначено несколько экспертиз психолого-психиатрических, то это займет длительное время. Может месяц, может два. Надо просто понять, куда орган предварительного следствия будет направлять Евсюкова для производства данной экспертизы. Если это Институт имени Сербского, то может в течение месяца.

А. САМСОНОВА – Спасибо большое за ответы на те вопросы, на которые вы смогли ответить. Александр Вершинин, адвокат говорил сегодня с нами на тему дела майора Евсюкова.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире