'Вопросы к интервью
29 апреля 2009
Z Разворот Все выпуски

Бейрут 82: неизвестная война Брежнева


Время выхода в эфир: 29 апреля 2009, 15:35

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — «Бейрут 82: неизвестная война Брежнева» — это фильм, который снял Алексей Поборцев — корреспондент телекомпании НТВ. Алексей, здравствуйте.

А. ПОБОРЦЕВ — Здравствуйте.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Фильм выйдет уже буквально послезавтра.

А. ПОБОРЦЕВ — Первого мая, правда, очень рано – в 10.20 утра. Но, тем не менее, я советую его посмотреть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Это не так рано. Фильм, который расскажет о чем-то принципиально новом.

А. ПОБОРЦЕВ — В двух словах принципиально новое это то, что Советский Союз в 82 году находился, тогда шла война в Афганистане, мы могли влезть в еще одну очень серьезную войну, авантюру по сути. В Ливан. И фильм о том, что, по сути, мы туда влезли. То есть в Ливане находились наши советские военные советники. На границе с Ливаном и Сирией находились два наших полка С-200, которые были укомплектованы советскими солдатами срочной службы. И речь шла о том, что Советский Союз мог ввязаться в прямое противостояние между Израилем и той гражданской войной, которая там была.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Мы поставляли оружие, это известный факт.

А. ПОБОРЦЕВ — С 1976 года мы Сирии помогали.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Там были наши войска, солдаты или там были наши инструктора.

А. ПОБОРЦЕВ — Всего за период 1982-1983 года там побывало 8 тысяч наших советников и специалистов и военных.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – А одномоментно сколько? Потому что 8 тысяч для этой территории это колоссальное количество. Там же всего воюющих сторон 30 тысяч с одной стороны.

А. ПОБОРЦЕВ — Да, это число всех наших советников, военных специалистов и офицеров, солдат срочников, которые находились в Сирии. Ситуация достаточно запутанная. В 1976 году задолго до этих событий так случилось, что Сирия, скрывая этот факт от Советского Союза, ввела свои войска в Ливан. Чтобы прекратить там гражданскую войну. А поскольку в Сирии уже тогда были наши военные советники, они просто были вынуждены ехать на работу, все это проезжать. И все дальше продолжалось. И когда в 1982 году уже началась серьезнейшая война, когда Израиль туда направил стотысячную армию 6 июня 1982 года, то там началась уже достаточно серьезная мясорубка. И погибших людей было много. И в этих условиях наши советские военные советники и специалисты там оказались. Кто-то был отрезан, кто-то там находился, кто-то руководил. Были советники бригад, потому что ливийские бригады естественно вступили в активную фазу противостояния. И все пошло, поехало. Кроме того, там находились наши срочные солдаты, связисты, которые обеспечивали связь специалистам. Но самое главное, как и сейчас, Брежневу тогда, точнее Устинову очень нужна была база в Ливии. Для военно-морского флота Советского Союза. И еще в 1981 года шел торг и размен. От нас президент Сирии Хафез Асад просил: давайте вы нам поставите новейшие средства ПВО С-200, сейчас уже С-300, С-400, но тогда была С-200. А мы взамен разрешим вашим кораблям, получите военно-морскую базу. И торг шел, но Громыко был категорически против, потому что, поставляя туда комплекс С-200, мы не успевали за короткий срок облачить сирийцев. Это означало, что мы поставляем туда советскую армию просто в полном составе. То есть срочников. Тем более решение на сбитие самолетов принимает сирийская сторона.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – А нажимать на кнопку будет наш офицер.

А. ПОБОРЦЕВ — Точнее даже прапорщик. Так все и случилось.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Программист из США Алекс Филонов пишет: «Я знаю, что советские военспецы принимали участие в войне на стороне Сирии в качестве техников, а также операторов зенитных установок, что уже было прямым участием в боях. Есть ли информация, что советские летчики принимали участие в боях над долиной Бекаа?»

А. ПОБОРЦЕВ — Я могу опираться только на те данные, на ту информацию, которую нам удалось раскопать. Один из наших главных героев советник 62-й бригады полковник Прокопьев. Этот человек потерял в бою одну ногу, вторую ногу тоже серьезное ранение получил. Он награжден Орденом Боевого Красного Знамени. Этот человек не только руководил самой 62-й бригадой, но и ходил в разведку, фактически это можно назвать прямое участие в военном конфликте. У нас есть данные о том, что наши специалисты летчики готовили сирийцев. Буквально выбирали, какое оружие подвесить на самолет в зависимости от того, какую будет выполнять задачу. Помогали всячески. Но прямых данных, что они сами там летали, у нас этого нет. Там было много всего другого интересного.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Алексей, а можно я вас немного огорчу. Потому что знали, что не знали наши люди в 1982 году мне сложно судить. Я тогда был слишком маленький. Другие вопросы интересовали. Но чуть позже, когда еще официальная версия, по-моему, до сих пор официальная версия молчит на эту тему, по официальной версии там никого наших не было. Но люди знали.

А. ПОБОРЦЕВ — Об этом знал весь западный мир, поводом для вторжения, для ввода туда войск наших послужил один эпизод, о котором в советской печати никак не упоминалось достаточно долгое время. Хотя оттуда репортажи шли, Сабру и Шатилу показывали, зверства. Дело в том, что наше посольство в Бейруте не было эвакуировано. Одно из немногих. Израильтяне об этом знали. Когда они подошли, уже непосредственно захватили Бейрут, они подошли к посольству. Там бомбили всех. Не эвакуировали никого, даже женщин, частичная была эвакуация. Но там оставались женщины. 20 сентября около этого числа два израильских бронетранспортера взломали стену посольства, вошли вовнутрь. Оккупировали фактически советское посольство. Нападение на посольство приравнено к объявлению войны по международным законам. И более того, все наши служащие оказались в подвале на первом этаже. Сидели и стали связываться с Москвой. Более того, они устроили открытую уборную, чтобы было видно. Эти люди говорили по-русски, это были наши бывшие, которые проходили службу в советской армии, потом они пришли в израильскую армию ЦАХАЛ. И все висело на волоске.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Это была их личная инициатива?

А. ПОБОРЦЕВ — Хотелось бы знать. Это хотел знать и Вашингтон, и Москва. Потому что шли какие-то обмены. Израиль говорил своим американским коллегам, официальная версия, что это была их личная инициатива. На самом деле неизвестно. Были извинения, что он вот-вот покинут посольство. Они там были не день, не два, а фактически трое суток.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Трое суток сотрудники посольства сидели в подвале?

А. ПОБОРЦЕВ — Да. Они только им разрешали заправлять дизель. И в это время шли непосредственно заседания Политбюро и заседание «малой тройки». Брежнев уже был совершенно плохой, потому что скоро он уже скончался. Через месяц после этих событий. Но, тем не менее, Устинов, министр обороны говорил, что ребята, это невыносимо, он говорил, что нужно объявить ультиматум, либо они уходят из советского посольства, либо эвакуировать гражданское население Тель-Авива в течение 24 часов. И объявить, что мы поднимаем наши стратегические бомбардировщики и бомбим объект Димона. Димона это стратегический израильский объект, с 1970 года Израиль не признавал, но фактически признал, что есть атомная бомба. Это был склад и ядерный центр. И все висело на волоске. Спас ситуацию Громыко. Точнее надо отдать должное Брежневу. Он очень переживал в тот момент, что мы как он выражался: вляпались в Афганистан. Он сказал, что мы войну на два фронта не потянем. И только это спасло. И тогда было принято решение, фактически эту ситуацию замолчать. И все, кто там находились, кто были в посольстве, им было приказано, что этого не было.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть конечное решение все же принимал Брежнев.

А. ПОБОРЦЕВ — Да. В главном он принимал. И потом Андропов тоже там находился, он колебался между Устиновым и Громыко. Который был категорически против. Но мнение Андропова было тоже: лучше нам туда не влезать. И поэтому все получилось так, как получилось. По истечении третьих суток все-таки они ушли оттуда. Слава богу, что никто особенно не пострадал. За исключением материальной части, разбитых машин, домов, средств связи. Школы. В общем, это все было снесено, осталось только само здание. И продолжало дальше функционировать посольство в таком режиме. Но это один из маленьких эпизодиков.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – А собрали ли вы какие-то факты, подтверждающие непосредственное участие советских солдат и офицеров в боевых действиях. Не инструкторы, не то, что они там были, а что принимали, говорите, был человек, ногу потерял. Может в боевых действиях, а может, что-то залетело случайно.

А. ПОБОРЦЕВ — Нет, этот человек, у нас все такие, кто в кино, их долго искали, но, в конце концов, нашли. Прокопьев потерял ногу совершенно неслучайно. Он там достаточно давно находился. Понимаете, израильтяне обходят этот вопрос, они считают, что война началась в 1982 году и в 1982 закончилась. Но она продолжалась еще в 1983.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Она началась не в 1982…

А. ПОБОРЦЕВ — Считается, что эти события с 1982 года. Так вот, это был советник командира 62-й бригады, и непосредственный эпизод страшный. Он понял, что поскольку он занимался корректировкой системы огня своей бригады, и бригада нависала над Бейрутом, израильтяне постоянно хотели ее скинуть. Там такие горы и она очень мешала, была как кость в горле. Постоянно атаковали центральную часть этой бригады. И он как-то понял, что огонь ведется слишком плотно, он понял, что есть корректировщики. Что израильтяне высадили в непосредственной близости и уже надо что-то делать. И он три дня вместе с другим офицером ходили в разведку. То есть, потом он уже понял, что над одной из сопок они прокопали туннель, ночью проходили и корректировали огонь. И он решил сам, видимо, такой дотошный человек, с группой товарищей пошел, взять в плен. Израильтяне тоже заметили, видимо, что там кто-то ходит, поскольку третьи сутки, разбросали мины. Он попал на минное поле. Одну ногу оторвало, тут израильский патруль открыл огонь, потому что расстояние было всего 50 метров. Сирийцы бросились в атаку спасать советского офицера. Тот им стал кричать через переводчика, что там минное поле, что удивительно, что он не потерял сознание. Одной ноги уже не было, потеря крови. Его вытаскивали на веревке, простите на пятой точке, как он сам мне рассказывал. После этого человек должен был, конечно, скончаться. Но он выжил каким-то чудом. Его увезли во французский госпиталь гуманитарный. Там помогли. Потом ему сказала женщина, которая знала русский язык: уезжайте отсюда, здесь нет противошоковых препаратов. У вас будет гангрена. Вам нужно в Москву, если хотите спасти хотя бы вторую ногу. Хафез Асад дал ему лично самолет с тем, чтобы он улетел в Москву. Но он не улетел на нем. Когда его загрузили туда, наши какие-то препараты, которых оказалось всего два пузырька. Вкололи, и в это время Турция, самолет был на взлете, и Турция закрыла воздушное пространство для этого самолета. Пришлось дать наш борт, который летел из далекой Анголы ИЛ-76 транспортный. Он сел, взял полковника. Собственно, потом получил свой Орден Боевого Красного Знамени. Остался служить. Его оставили специальным приказом Огаркова. Но потом его судьба была достаточно сложная. Потом он обратился к церкви.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Таких людей единицы, десятки. Сколько?

А. ПОБОРЦЕВ — Таких людей в каждой бригаде было от 3 до 7 человек. Это штатный состав плюс переводчик.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Людей, непосредственно участвовавших в боевых действиях и пострадавших, не пострадавших.

А. ПОБОРЦЕВ — Официально у нас 13 погибших, 200 раненых. Это конечно немного.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – А реально как вы думаете?

А. ПОБОРЦЕВ — Я думаю реально столько, потому что их не так много было.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Вы упомянули о том, что все замалчивалось. До определенного времени, с какого времени эта тема начала…

А. ПОБОРЦЕВ — Там не все замалчивалось. Наоборот, мы пытались поддерживать Ясира Арафата, у нас были митинги на заводах. Была своя политика. А замалчивался этот эпизод, мне стало интересно, я об этом прочитал в мемуарах Гриневского. Я решил, что, пожалуй, об этом можно сделать фильм. Но я прочитал об этом в 1998-1999 году.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — И вы все это время эту идею носили в голове или так много времени потратили на то, чтобы найти всех людей. И вообще если обратиться к творческой составляющей, как долго вы работали над фильмом? Как вы искали этих людей и насколько охотно они вам рассказывали об этом?

А. ПОБОРЦЕВ — Рассказывали очень охотно. Искали достаточно долго. Есть одно горькое обстоятельство: все генералы, которые были советниками высших должностей, они, к сожалению, почти все уже ушли из жизни. Может быть, один остался. Нет уже главного военного советника Яшкина. Много кого нет в живых. Но остались мои коллеги. Я по образованию переводчик. И служил в советской армии в Анголе. У меня португальский язык. Мои коллеги с арабским языком образовали сайт выпускников военного института. Хотя я Мориса Тереза оканчивал. И через них мы нашли переводчиков. Переводчики это те люди, через которых просачивалась вся информация. И дальше все пошло, за 3 месяца мы смогли разыскать достаточно много народу. Выехать на место. Там поснимать. Нам же было интересно не только с одной стороны, посмотреть и израильскую сторону. Насколько они знали, кто им там противостоит. И знали ли вообще что-то. Официальные историки, специалисты по этой войне говорят: да, мы знали, что там есть какие-то советские. Но мы считали, что их роль незначительная, что их там немного. А потом мы нашли начальника разведки ВВС, который планировал операцию с точки зрения ВВС Израиля. Он рассказал много интересного. И он признавал, что он находился тогда в самолете «Авакс» и летел что называется в конверте. То есть его вели наши комплексы С-200. Он знал, что советские офицеры могут нажать на кнопку…Вот такие рассказы были.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Эмоциональный фильм получился. Тяжелый или какой?

А. ПОБОРЦЕВ — Мы постарались, сейчас такая современная аудитория, все происходит достаточно быстро, мы постарались сделать его современным триллером, чтобы это все происходило быстро, динамично. В фильме использованы естественно все документальные кадры, там если есть реконструкция, то только из тех материалов, которые были на тот момент. Понятно, что какого-то конкретного боя нет, но вместо него используется картинка «Рейтера» или любых агентств, которые в то время там работали. Либо наших операторов, либо того же известного журналиста Фарида Сейфуль-Мулюкова. И мы поработали со звуком, режиссер Наталья Васькова очень хорошо это сделала. То есть сделали так, чтобы это было нескучно смотреть. Там такие неожиданные рассказы, выходит женщина, сидит дама, чем-то напоминает Раневскую по фактуре. Она сидит и рассказывает: ну вот Руфина Борисовна, это жена посла, вышла как-то после обстрела погулять в садик посольства, все деревья уже были скошены. До пенечков. И она нашла какие-то зелененькие шарики, как ежики. И принесла к нам. Тут прибежал советник безопасности, кричит: это же кассетные бомбы. Там и смешно, и грустно и наивно. Все одновременно. Я думаю, что смотреть это будет интересно. Там есть два-три тяжелых момента. Это зверские убийства в Сабре и Шатиле. Когда погибло по разным данным от 300 до 3 тысяч человек за одну ночь. Это кровавый эпизод.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Это христиане.

А. ПОБОРЦЕВ – Нет, кровь этих людей в принципе это… Ситуация очень простая. Израильтяне почему вторглись официально туда. Они хотели покончить с организацией «Освобождение Палестины». Которая оттуда доставляла им много хлопот. Обстреливала с помощью «Катюш». Они пошли, мы должны Арафата отсюда выгнать. В конце концов, закончилось тем, что при международном посредничестве 15 тысяч вооруженных палестинцев вместе с Арафатом ушли из Ливана. На кораблях уплыли кто в Тунис, кто куда. После этого решили сделать операцию, зачистить территорию. Зачистили территорию двух крупных населенных пунктов. Просто районы Бейрута. Это Сабра и Шатила. То есть израильские войска полностью окружили эти территории. Так называемые лагеря. Но это не лагеря, это обычные дома. Лагерями их называют только сами палестинцы. По сути это районы Бейрута. Окружили территорию, а туда вошли фалангисты, правохристианские фашистские отряды. И за одну ночь, кстати, было рядом с нашим посольством, в посольстве был слышен жуткий вой, когда людей убивали. Погибло огромное количество людей. Их по-разному убивали. Холодным оружием. Это было жуткая история. И в самом Израиле были массовые мирные манифестации, потому что стал известен этот факт и в Америке были протесты. Но это было бессмысленно. Понимаете, когда война, то жестокость остановить очень трудно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Сергей из Барнаула спрашивает: Алексей, ожидаете ли вы после показа вашего фильма гневные отповеди квасных патриотов, подобные той, которая разразилась после показа фильма вашего коллеги Алексея Пивоварова «Ржев. Неизвестная битва».

А. ПОБОРЦЕВ — Да нет, я не ожидаю. Я всегда делаю такие фильмы, которые не нравятся никому, если брать аудиторию, тех, кто критикует. И квасные патриоты и с другой стороны ура-либералы. Правда она где-то всегда, к сожалению, лежит посередине. Не бывает, чтобы все было черненькое или беленькое. И такой задачи не стоит. Если браться за документальное кино, это должно быть что-то новое и неизвестное. Некоторые факты нам удалось открыть. Во-вторых, это должно быть что-то такое, что задевает не сотню человек, не тысячу, а миллионы. Поскольку мы могли там увязнуть надолго, то задевает это много народу. И очень много было фильмов снято про войну 1973 года, там уже все фактически отснято. Я не знаю ни одного такого подробного про войну 1982-1983. За исключением тех советских, которые в силу, это все равно, что сейчас мы ездим в Чечню, мы не можем все показать. То есть что-то остается за кадром. В силу того что просто нет возможности это переварить. Так они и не могли. Они снимают, фиксируют, а вот что-то большое, а потом цензура опять же.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Как вы думаете, подобные фильмы вообще должны снимать по прошествии десятилетий, дабы избежать той самой цензуры, чтобы как-то осмыслить или нет?

А. ПОБОРЦЕВ — Да тут сложный вопрос. Понимаете, мы снимали фильм «По ту сторону войны» как начиналась чеченская война пять серий. Мы снимали к 10-летию. И я понял, что 10 лет это такой срок, когда нормально еще. То есть некоторые герои, люди, свидетели живы. А потом 10-20 лет уже дальше, когда начинается сплошная реконструкция. То есть к сожалению, люди не вечны. Им свойственно умирать. Поэтому с одной стороны нужно отдалиться на какое-то расстояние, а потом если ты очень долго будешь отдаляться, то уже тема будет никому не интересна. И потом это же предыстория. Ведь как заканчивается кино, там есть такая фраза, она я считаю, очень правильная: каждая война на Ближнем Востоке заканчивается перемирием. С тех пор там все… Но все продолжается. Если разобраться, убрать звук, оставить один шум, что было записано в тот микрофон, который работал во время того, как снимали эти кадры давно, можно подумать, что это война предыдущая. Все то же самое. Такие же ракеты летают.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — То есть, в этом плане у фильма о войне 1982 года нет срока давности?

А. ПОБОРЦЕВ — В этом плане нет. На Ближнем Востоке что ни снимай. И еще до сих пор некоторые вещи секретны. И сейчас тут есть такие фотографии. Например, там есть фотография: маршал Огарков. Это извините целый маршал Советского Союза, замминистра обороны. Он вылетел туда, он не захотел оставаться в Сирии. Он прошел туда к нашим советникам и специалистам. То есть он прошел через долину Бекаа и сидел фактически наблюдал в бинокль уже израильских товарищей, как там выражались. Расстояние было буквально метров 100-200. Такую фотографию тогда и сейчас, это не публиковалось никогда. Это просто осталось в архиве переводчика. Потому что только с такими большими делегациями можно было что-то там снять и сохранить. Так обычно все изымалось, сами знаете кем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Много эксклюзива у вас в фильме?

А. ПОБОРЦЕВ — Хватает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Весь фильм, скромно говорит Алексей Поборцев.

А. ПОБОРЦЕВ — Мы стараемся, те, кто раньше смотрели наши фильмы, они понимают, что там что-нибудь да мы припасем обязательно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Вы автор и режиссер.

А. ПОБОРЦЕВ — Нет, я автор. У нас есть отдел спецпроектов, я руководитель.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – Вы как автор чью-то сторону занимаете? Складывается ощущение, не только у меня, и по sms, что антиизраильская такая позиция есть у вас. По крайней мере, в этом конфликте. Нет?

А. ПОБОРЦЕВ – Да, наверное, нет. Антиизраильская. Если внимательно посмотреть…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ – А мы не видели еще. Мы спрашиваем поэтому.

А. ПОБОРЦЕВ — Я, во всяком случае, старался этого избежать. Были моменты, но мы докапывались до истины. Если какой-то эпизод играет не в пользу Израиля, а тут вдруг их получилось, допустим, 2-3 подряд, но они так исторически расположились.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Последний вопрос. В ближайшее время документальное кино еще вы планируете снимать?

А. ПОБОРЦЕВ — Очень бы хотелось. Но это была задумка из 4-х фильмов. Пока удалось из-за кризиса снять только один. Когда будет следующий. Это дорогое удовольствие, к сожалению.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Спасибо большое.

Комментарии

14

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

bezumchik 29 апреля 2009 | 18:08

Чтобы считать вас объективным, хочу увидеть или услышать в вашем фильме ответ, сколько американских советников было на стороне Израиля, чем они там занимались,кто вооружал Израиль,типы вооружения?
И вообще расстановку сил,а то слишком однобоко.


andre1967 29 апреля 2009 | 18:40

В конце 70-х годов прошлого века север Израиля стал объектом непрерывных террористических атак палестинцев. Палестинскими террористами, проникшими в Израиль с территории Ливана, были осуществлены крупномасштабные теракты: захват в заложники и убийство 21 школьника в Маалоте, нападение на пассажиров автобуса на шоссе Тель-Авив — Хайфа, приведшее к гибели 38 израильтян. С территории Ливана палестинцы из реактивных установок "катюша" вели непрерывный обстрел северных районов Израиля.

На территории Ливана, примыкающей к израильской границе, возникла самостийная террористическая "республика", получившая название "Фатахлэнд". Лидер террористов Арафат, воспользовавшись гражданской войной в Ливане, фактически захватил власть в приграничных районах. На подвластной Арафату территории Ливана сконцентрировались десятки тысяч террористов, в многочисленных лагерях и учебных центрах шла подготовка бандформирований для последующей заброски в Израиль, были накоплены огромные арсеналы оружия.

Вооружение, подготовку кадров и политическое прикрытие террористов Арафата взял на себя Советский Союз. В Кремле рассчитывали с помощью Арафата расширить свое влияние в арабском мире, сильно пошатнувшееся после тотального разгрома сателлитов СССР — Сирии и Египта в войнах 1967 и 1973 годов, и потому не скупились.

К палестинцам шел поток советских вооружений: танки, артиллерия, переносные ракеты, стрелковое оружие. По данным немецкого журнала "Шпигель", полученного палестинцами советского оружия хватило бы на вооружение 500-тысячной армии. Подготовка палестинских полевых командиров проходила в СССР: в учебном центре по подготовке иностранных военнослужащих (УЦ-165) в Крыму, на Высших офицерских курсах "Выстрел" в подмосковном Солнечногорске, в диверсионных школах КГБ и ГРУ под Москвой (в Балашихе), под Николаевом (поселок Привольное), Оренбургом (Тоцкие лагеря), в туркменском городе Мары. Там прошли учебу тысячи палестинских террористов.

За спиной палестинцев стояла сирийская армия, полностью оснащенная советским оружием и управляемая тысячами советских "военных советников". Советские танки и самолеты были переданы сирийцам в соответствии с договором между СССР и Сирией о дружбе и сотрудничестве от 1980 года. Сирийские войска под командованием советских военачальников занимали стратегически важные районы Ливана.

Израиль не собирался терпеть разгул палестинского террора. "Шлом а-Галиль" ("Мир Галилее") — так генштаб ЦАХАЛа назвал вторжение израильских войск в Ливан. Цели войсковой операции изначально не декларировались — считалось, что перед войсками стоит задача уничтожения баз палестинских террористов в южном Ливане. Однако премьер-министр Израиля Менахем Бегин и министр обороны Ариэль Шарон ставили задачу гораздо шире: полный разгром и изгнание из Ливана палестинских террористических формирований и сирийских войск.

На ливанской границе Израиль сконцентрировал 11 дивизий, объединенных в три армейских корпуса. Для каждого корпуса была выделена своя зона ответственности или направление: западным направлением командовал генерал-лейтенант Екутиель Адам, центральным — генерал-лейтенант Ури Симхони, восточным — генерал-лейтенант Януш Бен-Галь. Кроме того, на Голанских высотах, в непосредственной близости от Дамаска, были развернуты две дивизии под командованием генерал-лейтенанта Моше Бар-Кохбы. В составе бронетанковых дивизий было 1200 танков. Общее командование операцией было возложено на начальника генштаба генерал-полковника Рафаэля Эйтана и командующего Северным военным округом генерал-лейтенанта Амира Дрори.

Согласно боевым планам, израильские войска должны были ликвидировать палестинские террористические формирования в южном Ливане, а затем, наступая к столице Ливана — Бейруту, перерезать стратегически важную дорогу Бейрут — Дамаск, окружить части сирийской армии в долине Бекаа и в северном Ливане, после чего все эти окруженные группировки сирийских войск и террористов должны были быть уничтожены одна за другой.

Поводом для проведения широкомасштабной войсковой операции против баз террористов стал теракт в Лондоне 2 июня 1982 года, жертвой которого оказался посол Израиля в Великобритании Шломо Аргов.

Операции "Мир Галилее" началась 6 июня 1982 года. Израильские войска, поддерживаемые мощными ударами с воздуха, вторглись в Южный Ливан и начали продвижение в направлении Бейрута, уничтожая на своем пути террористические формирования. Наступление шло на фронте в 100 километров. Первоначально на территорию Ливана были введены четыре дивизии, в последующие дни осуществлялся ввод дополнительных дивизий.

Уже в первые дни израильские ВВС захватили господство в воздухе: в ходе воздушного сражения 9-11 июня 1982 года, крупнейшего после Второй мировой войны, была уничтожена созданная советскими военными система ПВО сирийской армии, в воздушных боях сбито около 100 сирийских МиГов.

В первые два дня боев были уничтожены три палестинские бригады — "Айн Джалут", "Хатын" и "Эль Кадиссия". Спецназ "Голани" штурмом взял главную базу террористов — расположенную высоко в горах и считавшуюся неприступной крепость крестоносцев Бофор.

В устье реки Авали был высажен морской десант частей 96-й дивизии, что позволило отрезать пути отступления террористических формирований в глубь Ливана. Части 91-й дивизии взяли города Сайда и Тир, где провели массированную зачистку. Потери террористов исчислялись тысячами, число захваченных в плен террористов превысило 10 тысяч.

Танковые дивизии наступали по узким горным дорогам. В ходе тяжелых боев с сирийскими танковыми частями израильские войска вышли к шоссе Бейрут-Дамаск. Были уничтожены сотни танков, в том числе и поступившие на вооружение сирийцев новейшие по тому времени советские танки Т-72.

Во время одного из первых боев между израильскими и сирийскими танковыми соединениями, который произошел 9 июня в южной части долины Бекаа, сирийцы потеряли приблизительно 60 танков T-55 и T-62. На следующий день в северной части долины Бекаа произошло крупное сражение между 300-400 израильскими танками и примерно таким же количеством сирийских Т-55, T-62 и T-72, развернутых вдоль дороги Бейрут — Дамаск. В бою приняли участие израильская артиллерия и вертолеты. В ходе сражения все сирийские танки были выведены из строя, а многие из них захвачены.

Израильские войска развивали наступление. Уже 11 июня, всего через пять дней после начала операции, танковые колонны вошли в предместья Бейрута. Части 90-й танковой дивизии ворвались на территорию Бейрутского аэропорта, десантники 35-й парашютно-десантной бригады захватили президентский дворец в Баабде. 13 июня окружение западной (мусульманской) части Бейрута было завершено.

В Бейруте оказались окружены и заблокированы тысячи террористов во главе с Арафатом. Израильское командование выставило им ультиматум о безоговорочной капитуляции. Артиллерийские батареи вели прицельный огонь по скоплениям террористов в блокированном районе Бейрута, израильская авиация наносила массированные ракетно-бомбовые удары. Для уничтожения подземных бункеров впервые были использованы вакуумные бомбы. Арафат непрерывно находился в перекрестьях прицелов израильских снайперов, ожидавших приказа на его ликвидацию.

Арафат не выдержал — он унизительно умолял мировые державы спасти его и вывезти из осажденного города. Однако премьер-министр Израиля Менахем Бегин, несмотря на мощное международное давление на него, в первую очередь со стороны США, был непреклонен: Израиль удовлетворит только безоговорочная капитуляция Арафата вместе со всеми террористами. В ночь с 12 на 13 августа Арафат капитулировал. В соответствии с соглашением, Арафату и кучке его приспешников было гарантировано бегство из Бейрута морским путем.

Израильские войска полностью выполнили все поставленные перед ними задачи по ликвидации гнезда террористов в Ливане. Однако на последующее развитие событий оказали влияние политический фактор и давление на Израиль мировых держав...


29 апреля 2009 | 21:55

Жаль,что политики не действуют как армия и сдают всё,что ценой жизней отвоёвано у исламистов.Гнёзда террористов надо уничтожать до конца.Всё,что недоделано,увы,опять возвращается,как и современная компания в Ливане и газе.
А союзу нечего было там делать.Подлость режима была и будет .В России сейчас,как и прежде режиму наплевать на солдат и мирных жителей.Им на весь свой народ плевать,так что уж говорить про другие народы.Только орут о "принуждении к миру"Новая терминология подлого режима.


29 апреля 2009 | 23:34

Арафату и кучке его приспешников было гарантировано бегство из Бейрута морским путем.

Хуссейн-ибн-арафат.

Правило: Чем масштабнее злодей, тем он - больший друг советского народа.

Спасибо за информацию. Из описаного Вами, я не знал ничего. Буду знать.


30 апреля 2009 | 01:09

Ливанская война 1982 г.
Не обьективная позиция историков-любителей приводит всегда к искажению действительности
Автор явно стоит на антиизраильских позициях,стараясь убедить нас в "исторической правде"В Газе тоже стоят"только дома"Следуя логике автора,эьо несборище бандитов и уьийц Знакомая позиция ...Проханов с вами автор -фальсификатор! Ах,если бы случилось всё наоборот и арафатовская банда и сирийские союзники с помощью совеиского оружия вторглись бы на терреторию Израиля-автор был бы доволен Но время,когда евреи безропотной толпой шли в газовые камеры канули в Лето..Зарубите себе на носу и автор,и Проханов,и Шевченко, и иже с вами Уверен,что А Поборцев христианин Хотелось бы узнать,что за зверь 4правохристианские ФАШИСТКИЕ отряды"? Фашисты христиане и иудеии по одну сторону баррикад!!Нонсенс,гоподин лже-историк документалист!!!


demiurge 30 апреля 2009 | 03:14

В России сделали объективный фильм не в русле израильской пропаганды и сразу же произраильское лобби начало атаку.
Очень сложно воспринимать пропаганду, что арабы априорно не правы, а евреи всегда правы. У каждой страны свои интересы и мы не обязаны идти в русле израильской политики. Мы не ставим вопрос об деизрализации Ближнего Востока. Хотя политика Израиля дестабилизировала ранее спокойный миллиардный регион и породила крупные проблемы 21 века - терроризм, экстремизм. И камушки придется таскать всему человечеству. Ведь при помощи современных технологий терорист может уничтожить миллионы жизней.


sxk 30 апреля 2009 | 07:36

Это что -то новое
Оказывается Израиль не зоздал новые технологии, лекараства и источники энеогии, а породил экстремизм и терроризм. Мне всегда казалось что он на переднем крае борьбы с этим злом.


demiurge 01 мая 2009 | 02:01

Ага, Израиль изобрел бумагу, порох, создал алгебру, цифры. И вообще, все что плохо лежит, например апартеид.


rassel 30 апреля 2009 | 10:41

скрытый факт
А.П.:"Сирия, скрывая этот факт от Советского Союза, ввела свои войска в Ливан."
Ну и формулировка. Шапки-невидимки были на солдатах? Другое дело, что Советский Союз занял официальную позицию, состоявшую в том, чтобы отвергать известный всему миру факт ввода сирийских войск в Ливан, - так бы и говорил.
А.П.:"Устинову очень нужна была база в Ливии."
В Ливии, конечно, тоже. Но в данном случае, очевидно, имеется в виду Ливан.


sergiolino 30 апреля 2009 | 12:09

бейрут-82
Полностью согласен со Steliaga. Алексей, вы, надо сказать, очень неплохой (как минимум) журналист, всегда с удовольствием смотрю ваши документальные проекты и, по-моему, в целом они выполнены на достаточно высоком уровне. Тем более непрятно как-то резанула слух фраза "правохристианские фашистские отряды". Знаете, сразу повеяло до боли знакомым социолектом советского агитпрома времен дорогого Леонида Ильича. Но тогда-то хоть было понятно - шла "холодная война", СССР был на арабской стороне, шла жесткая иделогическая война т.д. и т.п. А сейчас-то что? Или все-таки правы те, кто говорят, что советский менталитет непобедим?! Если вы так красочно описали события в Сабре и Шатиле, то для объективности (а я думаю, что это должно быть кредо любого профессионального журналиста) надо было упомянуть, к примеру, и про те зверства, что учинили арафатовцы в небольшом христианском городке Дамур к югу от Бейрута в начале 1976 г...А если не знаете, то почитайте в нете, посмотрите фото. Многие фалангисты, кстати, и не скрывали, что резня в Сабре и Шатиле была ответом на бойню в Дамуре. Но это уже перекликается с куда как более сложной и многоплановой темой под названием "гражданская война в Ливане", где щла война "всех против всех".
Другими словами, либо нужно заниматься тем, в чем сведущ (например, участием советских военных в гражданской войне в Анголе, тем более, что вы там были, как переводчик), либо, если уж заниматься событиями, происходившими в других регионах мира, стараться хотя бы соблюдать видимость объективности изложения материала. Например, как я, который, извините за нескромность, по образованию является арабистом.


bezumchik 30 апреля 2009 | 13:40

Действительно,нужна объективность.
Если говорите,что со стороны арабов танков Т-55,Т-62 было 300-400,то скажите где же израильско-американские танки и сколько?
Или вот.
"Вооружение, подготовку кадров и политическое прикрытие террористов Арафата взял на себя Советский Союз."
А после расскажите, кто же взял на себя политическое прикрытие Израиля?
Пока больше похоже на пропаганду.
Успехов.


andre1967 30 апреля 2009 | 15:58

Если говорите,что со стороны арабов танков Т-55,Т-62 было 300-400,то скажите где же израильско-американские танки и сколько?
На следующий день в северной части долины Бекаа произошло крупное сражение между 300-400 израильскими танками и примерно таким же количеством сирийских Т-55, T-62 и T-72, развернутых вдоль дороги Бейрут — Дамаск. В бою приняли участие израильская артиллерия и вертолеты. В ходе сражения все сирийские танки были выведены из строя, а многие из них захвачены.

Научись читать, друг мой!
Этот навык, очень полезен!
А что, были американские танки? А ну кА поведай нам об этом!


bezumchik 30 апреля 2009 | 18:33

По моему это вы нам рассказываете,что Израиль воюет ракетницами.
Вот и расскажите какое вооружение было и сколько американских спецов паслось.
И не забудьте про политическое прикрытие.
Это было бы честно.


andre1967 30 апреля 2009 | 18:54

bezumchik
Американских спецов?
Сер это вы о чем, у нас своих хватает, а вот ваши, всегда куда-то встряют.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире