'Вопросы к интервью
О. ЖУРАВЛЕВА — У нас на проводе Ольга Алленова — специальный корреспондент газеты «Коммерсантъ». Добрый день.

О. АЛЛЕНОВА — Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО — Скажите, пожалуйста, у вас есть какие-то мысли по этому поводу. Потому что мнения экспертов сейчас особенно нам кажутся важны. И есть несколько мнений, одни говорят, что это внутриклановые, тейповые разборки за власть в Чечне, другие говорят, что к этому причастны федеральные власти.

О. АЛЛЕНОВА — Вы знаете, это очень сложный вопрос. Потому что я не склонна считать, что Рамзан Кадыров это не федеральная власть, это представитель федеральной власти, и всем давно известно о его конфликте с семейством Ямадаевых. И в частности непосредственно с Сулимом Ямадаевым. И, на мой взгляд, если действительно имело место покушение, если человек действительно убит, то в первую очередь это выгодно, конечно же, его самому главному противнику. Но, к сожалению, у меня так же как у вас нет информации о том, что там произошло. Потому что телефоны родственников Ямадаева не отвечают. Поэтому подождем, посмотрим, что там произошло на самом деле.

О. ЖУРАВЛЕВА — Ольга, скажите, пожалуйста, мы действительно можем пока только фантазировать, но можно ли предположить, так как очень противоречивые сведения, что для того чтобы скрыть, например, Ямадаева, у которого есть сильные враги, какое-то случайное убийство можно было подтянуть под гибель Ямадаева. Сказать: все, его нет в живых. Все услышали и от него отстали. Он исчез. Такой вариант возможен или это уж совсем фантастика?

О. АЛЛЕНОВА — Буквально пять минут назад я об этом говорила со своими коллегами. Мы обсуждали эту непонятную ситуацию, почему нет до сих пор информации. Одно официальное лицо говорит, что Ямадаев убит, другое, что нет. И действительно непонятно, что там произошло. И я как раз предположила, в лучших традициях шпионских фильмов можно было бы предположить, что человека как бы убили, его как бы нет, чтобы от него все отстали. Он продолжал бы жить своей жизнью. Но проблема в том, что это не в России происходит, а в Арабских Эмиратах, и насколько я знаю, там очень жесткое законодательство, особенно в таких вопросах. Поэтому у меня большие сомнения, что там имела место какая-то инсценировка.

О. ЖУРАВЛЕВА — Я просто предположила, что может быть не инсценировка, а какое-то реальное событие, к которому можно подтянуть некие сведения, дать какие-то интервью, собрать какие-то средства и в чем-то убедить людей, которые может быть, не понимают всех наших тонкостей.

О. АЛЛЕНОВА — Вы понимаете, что полиция Арабских Эмиратов должна установить, идентифицировать личность убитого и должна об этом сообщить рано или поздно. Поэтому можно говорить все, что угодно, но я думаю, через несколько дней правда все равно всплывет, кто на самом деле убит. Поэтому посмотрим.

Л. ГУЛЬКО — Была еще одна версия о том, что есть некая третья сторона, страна, которая соседствует с Арабскими Эмиратами, и один из жителей этой страны, он был полевым командиром в Чечне.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть это какой-то терроризм и арабский след.

Л. ГУЛЬКО — Такой арабский след, поскольку он отомстил Сулиму Ямадаеву, который с ним боролся. Тогда возникает ситуация: одна арабская страна, другая, может быть это как-то немножко сойдет на нет, может быть, они договорились.

О. АЛЛЕНОВА — Я много лет проработала в Чечне и общалась с влиятельными авторитетными людьми, и я убедилась на своем опыте, что, как правило, разговоры о кровной мести начинаются тогда, когда нужно прикрыть какое-то преступление, в котором замешаны либо чиновники, либо какие-то люди, которых нужно спрятать, скрыть. Потому что все прекрасно знают, что Ямадаев жил много лет в Подмосковье в Одинцово. Многие знают его дом, и журналисты там бывали и разные авторитетные влиятельные люди. И мне кажется, что если кто-то из кровников хотел с ним разобраться, то гораздо проще это было сделать в Москве, где законодательство не такое, к сожалению, жесткое, как в Арабских Эмиратах, поэтому я очень сомневаюсь в том, что там какая-то кровная месть имела место.

О. ЖУРАВЛЕВА — Как вам кажется то, что покушение совершено в Арабских Эмиратах, дает больше шансов на то, что мы узнаем подробности или меньше?

О. АЛЛЕНОВА — Мне кажется да, потому что все, что происходило в России в последние годы, так или иначе преступления, связанные с Чечней, то мы до сих пор не знаем, кто убил Политковскую, кто убил Байсарова и так далее. Очень много было темных историй. Мне кажется, что все-таки Арабские Эмираты — страна, которая заботится о своем международном имидже в отличие от России и мне кажется, что там это преступление должны раскрыть.

О. ЖУРАВЛЕВА — Но тогда возникает вопрос: неужели никто из врагов Ямадаева об этом не подумал? Почему же тогда это совершили действительно на выезде? Что же такое произошло?

О. АЛЛЕНОВА — Это, к сожалению, вопрос большой не только для вас, и для меня тоже. Пока вам не могу на него ответить.

О. ЖУРАВЛЕВА — Понятно, загадки. Спасибо большое. Всего доброго.



О. ЖУРАВЛЕВА — У нас на проводе Вадим Речкалов — обозреватель «МК».

В. РЕЧКАЛОВ — Здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА — Скажите, пожалуйста, у вас есть своя версия, кто хотел смерти Сулиму Ямадаеву?

В. РЕЧКАЛОВ — Я затрудняюсь ответить, потому что я сейчас смотрел свои архивы. О том, что Сулима в ближайшее время могут убить, я написал 23 августа прошлого года. После того, как его, по-моему, уволили из Главного разведывательного управления.

О. ЖУРАВЛЕВА — Вадим, простите, пожалуйста, а когда погиб его брат?

В. РЕЧКАЛОВ — Вот вопрос какой. Брат погиб осенью.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть вы до этого считали, что им что-то угрожает?

В. РЕЧКАЛОВ — Да, я до этого написал. 23 августа, еще война практически в каком-то смысле не кончилась. И вот что я бы хотел сказать. Как я сейчас думал, либо я такой прозорливый, нет, я не прозорливый. Это какая-то такая убийственная рутина, когда задолго до самой физической гибели понятно, кто не жилец. И очень трудно сейчас говорить о том, кто может стоять за этим преступлением, потому что очень много версий. Даже для неискушенных людей понятно, что либо это Рамзан Кадыров, с которым Ямадаев был в конфликте, либо это многочисленные, как нам сообщает Гудермесское следственное отделение при прокуратуре Чеченской республики, это может быть один из тех родственников, убийство которых приписывали Сулиму Ямадаеву.

О. ЖУРАВЛЕВА — Ну то есть кровники, грубо говоря.

В. РЕЧКАЛОВ — Да. Но а почему бы, например, ни предположить и такую версию, что это какой-то бизнес, потому что раз у него квартира в Дубае, я знаю еще в другой стране, я не буду сейчас называть, потому что Ямадаевы все-таки продолжают существовать. Но я знаю, что есть недвижимость за границей. Так почему же тогда нам ни предположить, что это как-то по бизнесу связано. Но мне кажется, тут причина немножко в другом. Понимаете, вот обилие версий как раз и говорит о том, что… надо удивляться тому, как долго прожил и Руслан, и Сулим.

О. ЖУРАВЛЕВА — Но ведь остался еще один брат. Извините, я уж совсем чернуху конечно гоню. Но так тем не менее.

В. РЕЧКАЛОВ — Осталось два брата.

О. ЖУРАВЛЕВА — Во всяком случае, Иса Ямадаев даже брали у него интервью ваша газета.

В. РЕЧКАЛОВ — Да. Не я брал. И остался Иса Ямадаев и Бадик остался. Но это люди скажем так, не на государственной службе. Это не политики. Все-таки и Сулим, и Руслан были политиками без всяких скидок. Это была своеобразная политика, связанная с определенным субъектом федерации, Чеченской республикой. Но все-таки это ключевой регион и очень многие… Я писал позавчера в газете о том, что Руслан Ямадаев даже засветился в деле Политковской. Я совсем недавно выяснил, что оказывается он просил Хаджикурбанова отстать от Павлюченкова, чтобы он у него не требовал этих денег. Вот как можно связать все это воедино: Политковскую, Ямадаевых. Причем это было до гибели Анны Степановны.

О. ЖУРАВЛЕВА — Простите, а надо ли это связывать или все-таки есть отдельные какие-то параллельные линии?

В. РЕЧКАЛОВ — Дело в том, что это можно и не связывать, но это факт. То, что и там, и тут возникают какие-то интересы, звонки и так далее. Можно, конечно, это не связывать, но, тем не менее, картина-то от этого не становится менее обширной и глобальной. Поэтому я бы поостерегся сейчас высказывать… И тут еще один момент есть. Когда говорят о Рамзане Кадырове как о потенциальном заказчике, так как у них были натянутые отношения и так как у Рамзана есть якобы мотив, потому что Сулим Ямадаев в случае какой-то смены политической конъюнктуры, был бы реально им соперником.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть фигура достаточно значительная.

В. РЕЧКАЛОВ — Но не надо забывать, кто такой Рамзан. Рамзан это просто человек, который был назначен на эту должность и я бы не говорил о Рамзане как об отдельной фигуре. Я боюсь, что за Рамзаном уже давно стоят другие люди, которые в силу своей биографии, может быть, бэкграунда бандитского просто используют Рамзана как ширму и вот здесь бы надо и искать. Мы же, как выяснилось сейчас благодаря этой огромной ширме рамзановой, мы же ничего о Чечне не знаем. Мы не знаем, что там оказывается, давно уже живет (неразборчиво), мы говорим о какой-то мировой чеченской закулисе, но разве мы можем утверждать, что многие из тех, кто может быть сейчас в розыске, спокойно проживают в Чечне. Ведь практически нет никаких ни глаз, ни ушей. И контртеррористическая операция завтра завершается.

О. ЖУРАВЛЕВА — Да, мы об этом сейчас говорили.

В. РЕЧКАЛОВ — И зачем Рамзану приглашать Закаева.

О. ЖУРАВЛЕВА — Хочется ему. Он свободный человек. Хочет – приглашает, хочет – не приглашает.

В. РЕЧКАЛОВ — А у нас же он вроде как в розыске был. Мы его экстрадировать хотели, насколько я помню еще по работе в «Известиях».

О. ЖУРАВЛЕВА — Совершенно верно.

Л. ГУЛЬКО — Вадим, скажите, пожалуйста, пишет нам Анатолий из Оренбурга: почему президент, государство, спецслужбы молчат, когда на их героев устраивают охоту под их носом по всему миру?

В. РЕЧКАЛОВ – Это вопрос? Это не вопрос, это когда мне сегодня звонили коллеги наши, и говорили: а чего делать-то, (неразборчиво) трубку не берет. Я говорю: ребята, мы можем спокойно сейчас опустить руки, спокойно сидеть, ничего не делать и ждать, наконец, официального подтверждения или официального опровержения. Потому что Сулим не только герой России и полковник, Сулим еще и публичное лицо с того времени, как он даже не то что перешел на нашу сторону в Гудермесе, а с того времени, как он засветился в Грузии. И это молчание странное, потому что за границей убит видный деятель, без всякой иронии говорю. Это тоже одна из составляющих нашей убийственной рутины, о которой я вначале говорил.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть получается, что это не вопрос, а ответ скорее. Если молчат все официальные структуры, то это что-то значит.

В. РЕЧКАЛОВ — У меня такое ощущение, что люди, во-первых, запутались сами в своих интригах, и нет ни у кого общей картины происходящего. И простые ходы, как например, простой ход взять самого злого чеченца, который готов воевать со своими ради единства РФ, я сейчас говорю о Рамзане Кадырове, поставить его над всеми в республике, дать ему поддержку и тогда он наведет порядок. Это очень простое и недолговечное решение, вот эти простые я бы сказал, безответственные решения… в нашей стране не может быть простых решений. Слишком она сложна сама по себе. Они ведут к тому, что в конце концов, наши марионетки, подразумевающиеся вначале как марионетки, переигрывают нас и начинают играть в свою игру, и более того, манипулируют нами. Потому что мы с вами говорим, у вас радиостанция умная, интеллигентная, а ведь в принципе, если выйти на улицы и поспрашивать людей, кто убил Сулима Ямадаева, даже если они не знают о его смерти, а просто спросить: кто его мог убить, все просто тупо ответят: Рамзан Кадыров.

О. ЖУРАВЛЕВА — Вы дали хорошую идею. Можно провести голосование. Политика или бизнес.

В. РЕЧКАЛОВ — Я могу предсказать результаты, но не буду.

О. ЖУРАВЛЕВА — Хорошо, спасибо большое. Вадим Речкалов — обозреватель «МК» был у нас на связи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире