'Вопросы к интервью
21 января 2008
Z Разворот Все выпуски

Возможная реабилитация атамана Петра Краснова


Время выхода в эфир: 21 января 2008, 15:08

К. ЛАРИНА – На связи у нас Борис Соколов, историк. Здравствуйте.

Б. СОКОЛОВ — Здравствуйте.

К. ЛАРИНА – Сейчас Лев Гулько нам напомнит, как это происходило, а потом мы вам слово передадим.

Л. ГУЛЬКО — Атаман донских казаков депутат ГД от «Единой России» Виктор Водолацкий подписал указ о создании рабочей группы по реабилитации Петра Красного, казненного за сотрудничество с нацистами и преступления в ходе Гражданской войны. Об этом сообщают РИА-Новости. Указ был подписан 17 января — в 61-ю годовщину казни Краснова. Один из членов рабочей группы казачий полковник Владимир Воронин заявил, что Краснова нельзя считать предателем родины, поскольку атаман не был гражданином ни России, ни Советского Союза. Конкретные меры по реабилитации Краснова совет атаманов рассмотрит 24 января в Новочеркасске. Краснов в ходе Гражданской, а также Великой Отечественной боролся за отделение казачьих областей от России. В 1939-45 он помогал нацистам формировать казачьи части из белогвардейцев. Выступал за создание автономного казацкого государства под протекторатом Германии.

К. ЛАРИНА – Это сухие строчки информационные. А теперь слово Борису Владимировичу Соколову, который может быть нам для начала выскажет свое отношение к этой инициативе. И очень хотелось бы попросить вас рассказать о Краснове, о его заслугах или наоборот преступлениях.

Б. СОКОЛОВ — Судя по тому, что я услышал, господин Водолацкий это некий такой опереточный атаман, как и все сейчас великое войско донское в нынешнем его положении. И конечно не его функции реабилитировать или нет тех или иных лиц. Этим все-таки занимается Генпрокуратура. А что касается Краснова, то я, например, поддерживаю идею его реабилитации.

К. ЛАРИНА – А почему?

Б. СОКОЛОВ — Дело в том, что действительно Краснов никаких преступлений, строго говоря, не совершал. Какие преступления он совершал в Гражданскую войну? То, что он боролся с большевиками. Ему даже это в основном не инкриминировали, ему инкриминировали якобы совершенные им военные преступления в годы Второй мировой войны. Но Краснов этого никак не мог совершить, потому что он не занимал никаких командных должностей в германской армии.

К. ЛАРИНА – Но они его привлекали, чтобы он формировал какие-то части казачьи.

Б. СОКОЛОВ — Он выступал с воззваниями, издавал газеты, разработал устав этих частей. Но он ими не командовал. Он был неким идеологом создания казачьих частей. В вермахте, во многом благодаря ему ведомство Розенберга казаков считалось с самого начала арийцами. Тогда как остальных восточных славян только с 1943 года, русских, украинцев и белорусов стали считать арийцами. Поэтому реабилитировать его конечно давно надо было.

Л. ГУЛЬКО — Борис Владимирович, можно вопрос. Геббельс тоже сам не убивал. И тоже только призывал. Только создавал все.

Б. СОКОЛОВ — Краснов призывал бороться с большевиками в союзе с великой Германией.

Л. ГУЛЬКО — Но его части убивали, расстреливали.

Б. СОКОЛОВ — Разумеется, убивали кого-то.

Л. ГУЛЬКО — Он участвовал в формировании частей. А сам конечно не убивал.

Б. СОКОЛОВ — Во всяком случае, это нельзя считать преступлением военным. Он никаких военных преступлений не совершал. Он был, насколько я помню или апатридом или гражданином Германии. Он жил в Германии до войны. Поэтому если он был гражданином Германии, даже если он был апатридом, его нельзя обвинять в измене. Он же никогда не был гражданином Советского Союза и всю здесь с советской властью боролся. С этой точки зрения я не считаю, что его правильно осудили. И в этом смысле он подлежит реабилитации. Другое дело моральный суд, как мы можем оценивать его сотрудничество с немцами, с нацистским режимом. Это уже другое. Я не считаю, что это заслуживает похвалы. Это заслуживает, безусловно, осуждения. Но морального осуждения. Не юридического. Я стою на этой точки зрения.

К. ЛАРИНА – А он у нас считается сейчас военным преступником. Его казнили как преступника.

Б. СОКОЛОВ — Да, и отказано было в реабилитации. Причем даже генерала Паннвица, которого сперва реабилитировали было, затем военная прокуратура трусливо взяла реабилитацию назад, придумав, что он совершал какие-то военные преступления, например, в Югославии, когда служил в этом корпусе. Но здесь было сделано просто затем, чтобы не создавать прецедента с Красновым опять же. Если Паннвиц реабилитирован, который вообще командовал корпусом, то тогда что можно инкриминировать Краснову, который корпусом не командовал, вообще ничем не командовал.

К. ЛАРИНА – Скажите, пожалуйста, а кого бы вы назвали еще из личностей времен Второй мировой войны, кто должен быть реабилитирован на сегодняшний день. Кого по-прежнему считают наши власти военными преступниками.

Б. СОКОЛОВ — Я бы, например, реабилитировал тогда и Шкуро и Султан-Гирея, и атамана Семенова с его товарищами. Потому что они никаких преступлений кроме борьбы с советской властью не совершали. А борьба с советской властью сейчас уже не считается преступлением.

К. ЛАРИНА – А на наш взгляд борьба с советской властью может быть смягчающим обстоятельством?

Б. СОКОЛОВ — Это не может быть смягчающим обстоятельством, это то, что сейчас стоит вне юридического поля. То есть за это нельзя осуждать. Это не может быть ни смягчающим, ни отягчающим обстоятельством. Это просто факт истории.

К. ЛАРИНА – И возвращаясь к процедуре. Атаман казачий Водолацкий…

Б. СОКОЛОВ — Я думаю, что они подадут просто какое-то прошение в Главную военную прокуратуру. Но с другой стороны, насколько я понимаю, просьбу о реабилитации могут подавать только родственники. У Краснова наверное есть какие-то родственники.

К. ЛАРИНА – Мы обнаружили родственника очень интересного персонажа Мигеля Краснов, который был пособником Пиночета.

Б. СОКОЛОВ — Да, про него в свое время писали, что он работал в разведслужбе, в информационной службе у Пиночета. Я не помню, жив ли он сейчас или нет, но, если он жив, то уже довольно старый человек.

К. ЛАРИНА – И чем можно объяснить на ваш взгляд эту инициативу атамана казачьего. Наверное, тем, что и казакам нужны свои герои, которых пока нет.

Б. СОКОЛОВ — Да, а поскольку у них других героев кроме как Краснова нет, а это все-таки был человек, который вроде как в 1918 году возродил казачье государство, которое, правда, смогло существовать только под сенью германских штыков, как мы помним. То остается только он. В советское время каких-то казачьих деятелей не было сколько-нибудь известных. Казаки вообще были до 1936 года как бы под запретом. Поэтому остается Краснов, наверное. Наверное, вот такое желание реабилитировать эти фигуры, тем более что Краснов автор многих книг о казаках. Мемуаров и романов. Он был очень плодовитый популярный писатель в 20-30 годы в Германии и среди эмиграции. То эту фигуру хотят как-то реабилитировать. Я ничего против юридической реабилитации не имею. С точки зрения моральной, он знал, с кем он сотрудничал.

К. ЛАРИНА – Согласитесь, что в этом есть некая непоследовательность. Учитывая, что инициатива исходит от члена фракции «Единая Россия», то странно, что в одном случае в истории с Эстонией очень много было пафосных речей по поводу нашего советского прошлого и времен Второй мировой войны, а с другой стороны готовы реабилитировать человека, который себя по сути запятнал сотрудничеством с нацистами.

Б. СОКОЛОВ — Мне кажется, что тема нацистских преступлений, коллаборационизма используется нашей властью ситуативно. То есть в каких-то случаях это дело замалчивается, в каких-то наоборот выпячивается.

К. ЛАРИНА – То есть как удобно.

Б. СОКОЛОВ — Думаю, что да. С Эстонией просто это используется как определенный способ давления. Хотя в Эстонии тоже достаточно сложное, в том числе среди эстонцев отношение к легионерам. То есть с одной стороны они, безусловно, борцы за национальную независимость, с другой стороны никто не забывает, в чьих мундирах они воевали.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое за этот комментарий.



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире