'Вопросы к интервью
04 февраля 2009
Z Разворот Все выпуски

Изменится ли миграционная политика России. Как сгладить социальные последствия кризиса


Время выхода в эфир: 04 февраля 2009, 15:07

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Наш сегодняшний гость — руководитель думского комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев. Добрый день.

А. ИСАЕВ — Добрый день.

М. КОРОЛЕВА — Андрей Константинович, по последним данным аналитического центра Юрия Левады только каждый 10-й житель страны не имеет никаких претензий к правительству. Остальные главным образом недовольны тем, что власть не в состоянии эффективно бороться с ростом цен и снижением доходов населения. На верхних строчках списка претензий у людей: неспособность справиться с экономическими проблемами, безработицей и социальная защита населения. Тем не менее, в парламенте действиями правительства довольны. Вы не так давно заслушивали отчет правительства. Не было, правда, Владимира Путина, но были другие министры социально-экономического блока. Никакого особого недовольства мы как будто бы не услышали. Вам все нравится из того, что делает правительство?

А. ИСАЕВ – Давайте, разделим так. Курсом Путина в целом мы довольны. Что касается цифр, которые вы привели, приведите мне пример какой-то европейской страны, где население бы сказало, что оно в восторге от собственного правительства. Что все на самом деле замечательно и прекрасно. Кризис, тяжело, плохо. Легче всего обвинить власть. Сказать, что она недорабатывает, и для этого будет много оснований, потому что конечно власть допускает ошибки в любой стране, в любом случае как-то по-другому надо действовать, может быть, иные методы использовать. Если говорить в целом, то курсом Путина мы довольны. Потому что сравним кризис нынешний с кризисом 1998 года, когда паника охватила страну, никто не понимал, чего делается и куда движется. На сегодняшний день этого нет. На сегодняшний день мы видим, что существуют определенные планомерные системные действия властей, которые позволяют избежать паники, решать многие проблемы. И более того, действия властей становятся все более социальными. В условиях кризиса правительство объявляет о повышении пенсий с 2010 года. Принимает очень серьезные в этом отношении решения и серьезные обязательства. В условиях кризиса правительство берет на себя значительную часть ноши граждан, например, по ипотечным кредитам. В условиях кризиса правительство помогает предприятиям, которые реально создают рабочие места. Другое дело, как действовать дальше. Здесь существует спор. И здесь абсолютного довольства нет. Я, например, представляю ту часть партии «Единая Россия», которая считает, что, конечно же, на первом этапе надо было помочь и банкам, И. И. Шувалов сказал о том, что если бы этой помощи не было оказано, то банковская система рухнула бы. Я ему как специалисту доверяю. Допустим, так. Надо было помочь предприятиям, но в дальнейшем надо помогать населению. По одной простой причине: есть единственный механизм, который уже сработал в условиях кризиса – кейнсианский механизм. Это поддержание платежеспособного спроса населения. Мы конечно можем дать деньги предприятиям, они затарят свои склады продукцией, которую никто не будет покупать. И что дальше? В чем радость? Поэтому необходимо оказывать в большей степени помощь населению.

М. КОРОЛЕВА — Деньги что ли раздавать?

А. ИСАЕВ — Думаю, что нет. И знаете почему? Потому что если мы просто будем раздавать деньги, то, конечно же, значительная часть денег будет смыта тем, что импортная продукция окажется дешевле, выгоднее и лучше. Поэтому я разделил бы по нескольким категориям. Вот есть категория совсем бедных людей. У которых проблема реально с продовольствием, с тем, каким образом купить продукты питания. В отношении них я думаю, что нужно принимать уже подготовленный нами в ГД закон о продовольственных сертификатах, то есть давать возможность им за карточки, талоны приобретать в магазинах продовольствие для того, чтобы себя обеспечить. Закон подготовлен, мы просчитали, сколько это будет примерно стоить. Дальше идет другая категория. Люди, которые не находятся в столь бедственном положении, нуждаются в поддержке. Это инвалиды, неполные многодетные семьи, целый ряд людей. Вот им нужно дать деньги. А потом идет следующий слой – средний класс, который столкнулся с проблемами. Вот ему лучше всего помочь связанными кредитами. Они купили квартиру, прекрасно, значит, мы должны это поддержать, по ипотеке, поддержать ипотечное кредитование. Они взяли потребительский кредит. Нужно поддержать их в этом вопросе. Огромная и очень большая тема это бюджетники. Реально это врачи, учителя, обычно это в стране с устоявшейся экономической системой средний класс. На сегодняшний день, конечно же, они до среднего класса по своему достатку недотягивают. Это значит, что мы можем сделать очень серьезный шаг им навстречу. Вот как сегодня существует ипотека для военных, и в случае, если военные прослужили 20 лет, государство на 90% закрывает их плату по квартире, такую же ипотеку создать для бюджетников. Мы решаем сразу два вопроса. Первый – мы даем социальную уверенность бюджетникам, закрепляем кадры, которые будут продолжать работу в этой сфере. А во-вторых, мы загружаем заказами нашу строительную отрасль, которая на сегодня в наибольшей степени страдает от кризиса, а там, где она недостаточно развита, мы можем организовать общественные работы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Еще одна категория, о которой мы довольно много говорим именно во время кризиса. Владимир из Чапаевска пишет: что делать людям в малых городах? Ни работы, ни денег на переезд. Чем им государство может помочь и должно ли им помогать?

А. ИСАЕВ — Должно сто процентов. Кризис на самом деле с одной стороны, конечно, беда для нас всех, а с другой стороны это возможность вылечиться от некоторых болезней. Например, у нас долгое время политика занятности выражалась в выплате пособий для безработных. 87% средств, которые бюджет планирует на занятность, тратилось на выплату пособий. Вот только сейчас мы приближаемся к состоянию, когда фифти-фифти, 50% на пособия, а 50% на переобучение, создание новых рабочих мест и очень важная тема, которая только-только начинается – это выплата подъемных в случае переселения в другой регион.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Андрей, простите, в моногородах какие новые рабочие места, где?

А. ИСАЕВ — Именно поэтому мы говорим о выплате подъемных для переселения в другой регион. Конечно же, нам крайне далеко до Америки, где человек сел перед компьютером, нашел в Интернете такое же рабочее место на 500 долларов дороже, сдал свой дом, переехал в другой штат, взял тот же такой же в аренду долгосрочную, и живет, получая на 500 долларов больше, считает себя очень хорошим. У нас другая культура. Мы более оседлый народ. Мы будем сидеть до последнего. Но, тем не менее, в конце концов, мировые тенденции они будут сказываться на нас тоже. Мы должны сделать наш рынок труда, рынок в отношении людей, наверное, не очень хорошее слово, но, тем не менее, существующий термин, более подвижным и более мобильным. То есть дать возможность людям переезжать из этих моногородов и искать себе работу в других местах.

М. КОРОЛЕВА — Но для этого ведь нужны условия соответствующие. Прежде всего жилье. Мы же не потому такие оседлые, что менталитет такой. Нужно где-то жить.

А. ИСАЕВ — Согласен. Что, предположим, крупное предприятие в моногороде, свою квартиру за реальные деньги не отдашь, потому что кому она нужна в этом городе, новую квартиру купить невозможно практически. Но с другой стороны хочу напомнить, что у нас на сегодняшний день существует такая ориентация, которая сложилась в самые последние годы. В конце 80-х, начале 90-х, что квартира нужна в собственность. В Европе не так. Там 90% населения квартиры арендует. То есть мы должны создать рынок хорошо арендуемого жилья.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Государство будет давать деньги на аренду квартиры в новом месте жительства?

А. ИСАЕВ — Оно должно это делать. И совсем недавно, беседуя с Татьяной Голиковой, министром здравоохранения и социального развития, мы обсуждали эту тему, и она сказала, что, конечно же, деньги будут выделяться, в том числе на аренду. Будут подъемные на переезд и деньги на аренду в том случае, если человек нашел работу. Я хочу сказать, что у нас ситуация, по крайней мере, на сегодняшний день не столь уж катастрофична. Потому что Министерство здравоохранения и социального развития, Федеральная служба по труду и занятности создали портал, на котором они поместили вакансии. На сегодняшний день более 700 000 вакансий в России. Это значит, что есть рабочие места.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но вот сегодня как раз утром наши коллеги в «Развороте» заходили в эту базу данных и по просьбе позвонивших людей посмотрели, есть ли в Москве вакансия журналистов. Не оказалось ни одной. Получается, московскому корреспонденту, потерявшему здесь работу, надо ехать куда-то в другое место. Опять та же проблема мобильности или ее отсутствия.

А. ИСАЕВ — Я отвечу на этот вопрос. Дело в том, что в свое время я, выступая в одном поселке одной из областей, которая мне очень близка, там была девушка, которая сказала: вот я окончила факультет дефектологии Педагогического института, и не могу найти у себя в поселке работу. Здесь нет должности педагога-дефектолога. Почему? Я задал ей вопрос: когда вы поступали, такая должность была? Она сказала: нет. Я сказал: а вас привлекает в первую очередь работу или работа рядом с домом. Она сказала: работа и рядом с домом. Вот государство должно создать для меня эту должность, пускай ее не существует, потому что мне захотелось стать таким человеком. То же самое я скажу московским корреспондентам. Вы знаете, если рынок требует определенного количества московских журналистов, то значит, перед вами выбор: либо оставаться в Москве, но менять профессию, либо оставаться журналистом, но переезжать в другое место.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – «Труд» сегодня написал: только за минувшую неделю почти 100 тысяч россиян зарегистрировались в качестве безработных. Ну уж очень тревожные цифры. Процесс остановить как-то можно?

А. ИСАЕВ — Я на самом деле этими цифрами доволен. И объясню, почему. Дело в том, что у нас существует гигантский разрыв между регистрируемой безработицей и реальной. Вот есть методика МОД, которая рассчитывает безработных, и есть официальная регистрация. И раньше разрыв был в 5 раз примерно. Сейчас он сокращается. Это что значит? Это означает, что люди, которые раньше реально потеряли работу, не шли регистрироваться в службу занятности, они вообще не верили, что это нужно зачем-то делать. Сегодня они идут, это значит, что пособия стали более реальные, они до 5 тысяч в месяц, и они понимают, что там им может быть оказана какая-то помощь. В этом смысле, в смысле того, что безработица легализуется, государство начинает воспринимать эту проблему в реальных измерениях, это хорошо, Что касается потери работы реально людьми, это конечно же плохо. Но я могу сказать, вот все, что от нас зависит, для того чтобы сдержать безработицу, мы делаем. Профсоюзы ведут тяжелейшие переговоры с работодателями, вы знаете, что ряд предприятий не сокращает работников, объявляет о временных остановках, отпускает в отпуска, сокращает рабочую неделю, идет по пути сокращения зарплаты, но не увольняет людей. Это установка, которая существует. В тех случаях, когда такое произошло, конечно же, нужно помочь людям найти себя в неком новом жанре, воплощении. И я конечно в первую очередь обращаюсь к более молодым работникам, которые теряют работу. Попробуйте использовать эту ситуацию для самореализации. Может быть, попробовать даже открыть собственное дело. Мы сейчас будем бороться за то, чтобы принять закон о том, что если человек лишился работы, и стал безработным, но решил открыть собственное дело, на три года ему давать налоговые каникулы, речь идет реально о малом бизнесе. Почему? – потому что понятно, что налоги с него и так бы, их не существовало бы в принципе. А тут он создает рабочее место для себя, кормит свою семью, привлекает своих друзей и так далее. Единственное, что это надо все тщательно продумать, потому что возможны злоупотребления. Вы знаете, что у нас люди очень хитрые некоторые и в этом смысле они могут просто прикрывать одним безработным какой-нибудь реальный крупный или средний бизнес, скрывать от налогов. Вот этого надо избежать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вопрос к вам и как к парламентарию и как бывшему профсоюзному деятелю.

А. ИСАЕВ — Я не бывший. Я зам. председателя ФНПР.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вы остаетесь.

А. ИСАЕВ — Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Что делать тем людям, которых вроде как не увольняют, но говорят, это очень распространенная вещь: пишите заявление по собственному желанию. И во-вторых, происходит искажение некой статистики, человек добровольно ушел, и это не есть рост безработицы.

А. ИСАЕВ — Важный вопрос, очень важный. Первое – не пишите заявление по собственному желанию. Вот если человек в любом случае решил вас уволить, он для вас больше не начальник. Ну зачем идти ему в данном случае навстречу? Если вы увольняетесь по сокращению штата, у вас громадные преференции. Вас должны были за два месяца предупредить, вам выплачивают соответствующее пособие, если вы зарегистрировались в службе занятости, в течение двух месяцев средний заработок за вами сохраняется. А в условиях Крайнего Севера 4-х месяцев. Это на самом деле серьезные преференции. Но, учитывая, что у нас пошел вал таких ситуаций, мы все-таки должны исходить не из принципа, а из интересов людей. ГД принят, я надеюсь, что в ближайшее время вступит в силу закон, в соответствии с которым люди, уволившиеся по собственному желанию, в отношении службы занятности, то есть возможности получения пособия, регистрации приравниваются к тем, кто уволен по сокращению штата. То есть мы определенный шаг навстречу сделали. Государство. Но это не означает, что в данном случае надо идти на поводу у работодателя. Потому что государство свои обязательства в отношении той категории и другой уравняло. Но есть еще обязанности работодателя. И конечно, он должен выполнить обязанности в отношении людей, которых он увольняет.

М. КОРОЛЕВА — Андрей, я просто от нашего слушателя, который прислал вопрос по Интернету Антонов, инвалид из Санкт-Петербурга: по заявлению руководства страны кризис не отразится на социалке, в связи с постоянным ростом цен на лекарства насколько будут увеличены расходы на закупку льготных препаратов. Или их будет меньше? То же самое в связи с ростом цен на продукты и санаторными путевками для инвалидов. Это действительно одна из самых незащищенных категорий людей.

А. ИСАЕВ — Согласен с этим. Во-первых, основные тендеры на закупку лекарств были проведены в конце прошлого года. Они проведены на год вперед. Это означает, что цены в этом смысле, рост цен на лекарства, бесплатно предоставляемых, не отразится. Потому что поставки должны быть осуществлены на основании этих договоров. Но при этом есть некий страховочный принцип. Мы в ближайшее время уже в этом году повысим суммы ежемесячных денежных выплат, в том числе и сумму так называемого социального пакета. Это значит, что появятся дополнительные средства, которые будут направлены именно на решение этого вопроса. С лекарствами. Но в целом проблема очень сложная. Она заключается в том, что мы все помним, когда принимался 122-й закон, должен в этом вопросе тоже покаяться, мы все поддались некому популистскому настрою. Оппозиция очень активно давила. О том, что надо дать людям право выбора. Или льготы, или деньги. Вот в вопросе лекарств такое право выбора было дано. В результате абсолютное большинство ушло на деньги, а на льготах осталось явное меньшинство, которому нужно громадное количество сумм. Принцип солидарности уже не срабатывает. И поэтому денег всегда не хватает. Потому что каждый год уходят и уходят категории на деньги и остается так называемый ухудшающий выбор, остается все меньше и меньше людей, но расходы на их лекарства все больше и больше. Поэтому здесь нужно принципиальное волевое решение государства, за которое я ратую. Это о том, что тем, кто не остро нуждается в лекарствах, домонетизировать, то есть дать деньгами, а тем, кто остро нуждается, взять их на федеральный бюджет и снабжать не за счет социального пакета, а за счет средств федерального бюджета.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – И снова с нашего интернет-сайта, но это уже не вопрос, а просьба к вам от Марии из Москвы: уважаемый Андрей, измените, пожалуйста, миграционную политику так, чтобы от нее не страдало коренное население. Почему так получилось, что в Москве не хватает москвичей врачей, учителей и так далее. Даже молодые охранники целыми днями, сидящие у дверей, не москвичи.

А. ИСАЕВ — Уважаемая Мария, я один не в состоянии изменить политику. Но хочу напомнить, что даже в тот момент, когда уже было подготовлено постановление правительства, увеличивающее квоту на ввоз иностранной рабочей силы вдвое, и передо мной размахивали подписью очень уважаемого человека, которого я лично очень глубоко уважаю, я тогда выступал категорически против этого решения. И в итоге мы победили. Многие люди выступали против этого решения. В итоге премьер-министр на прямой линии с населением сказал, что это решение неправильное, и что нужно вдвое уменьшить квоту для иностранной рабочей силы. Это очень важный шаг вперед, который сделан. Сейчас по регионам эта квота еще больше сокращается. Но один важный момент, с которым, Мария, я не соглашусь. Вот разделение на иностранных работников и наших я понимаю, потому что конечно государство должно заботиться о своих работниках в первую очередь. Как семья о своих детях. Но разделение на москвичей и не москвичей я не принимаю. Все граждане России это граждане России. И конечно же, если мы создадим рабочие места для тех же жителей моногородов российских, которые потеряли работу в Москве, это будет хорошее решение. Если вместо жителей ближнего зарубежья приедут сюда, и получат нормальные человеческие условия и будут работать на укладке дорог, уборке территории, в Московском Метрополитене, в нашем городском транспорте. Люди из Рязанской области, из Красноярского края и так далее, это можно только приветствовать. Это будет хорошее решение.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А от условных таджиков хотя на время кризиса от них стоило бы избавиться?

А. ИСАЕВ — Я не думаю, что нужно избавляться какими-то силовыми методами, тем более что это может возбудить…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Юридическими.

А. ИСАЕВ — Юридический только один способ – это жесткая ответственность тех, кто привлекает нелегальных мигрантов. И жесткое требование того, чтобы люди работали легально.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А почему ни закрыть страну на время кризиса?

А. ИСАЕВ — Вы знаете, на Павелецком вокзале встречали приезжающих мигрантов «молодогвардейцы», плакатами: работай легальна. Вот если мы потребуем, чтобы приезжающие сюда условно таджики работали легально и получали такую же зарплату, как российские, такой же социальный пакет, я вас уверяю, что при общих равных в конкуренции выиграют наши работники.

М. КОРОЛЕВА — Так, Андрей, наверное, требовать это нужно не у них, не у тех, кто приезжает.

А. ИСАЕВ — А у работодателей, согласен.

М. КОРОЛЕВА — С одной стороны, с другой стороны эти люди они же приезжают к нам без виз. Потому что у нас с большинством стран СНГ безвизовый въезд, так какой смысл иметь все ограничения и квоты.

А. ИСАЕВ — Вы знаете, меня каждый раз обвиняют в попытке силовых решений, но мне кажется, что нужно вводить уголовную ответственность за привлечение нелегальных работников. Потому что по сути дела, это работорговля. Это издевательство и над этими людьми и над собственной страной, нашими гражданами, которые не получают рабочие места, именно потому что есть полурабы, которых можно использовать почти бесплатно. Издевательство над нашей страной и потому что не платятся налоги, а значит, не платятся пенсии нашим пенсионерам и так далее. Тройное преступление. Я считаю, что нужна отдельная уголовная статья, и буду добиваться принятия этого решения.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Несколько вопросов одинакового свойства с сайта «Эхо Москвы». Например, Михаил пишет: скажите, пожалуйста, как партия власти может допустить в разгар кризиса выкинуть на улицу около 500 тысяч человек, работающих в игровой индустрии?

А. ИСАЕВ — Игровая индустрия не самый созидательный труд…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – 500 тысяч человек.

А. ИСАЕВ — Но, тем не менее, с людьми, с их рабочими местами, надо к этому относиться очень осторожно, я думаю, что соответствующая работа порегионально что называется, будет проведена. Но в целом, конечно же, я хотел бы призвать всех наших слушателей, патриарх Кирилл сказал: кризис — это суд. Греческое слово. Наверное, мы многие занимались, я знаю людей, к которым очень хорошо лично отношусь, молодых людей, более молодых, чем я, которые в свое время сидели в офисах, играли в основном в компьютерные игры, и сидели в чате болтали. Они могли себя реализовывать по-другому. Вот сейчас кризис им дает шанс таким образом себя реализовать в созидательном труде, в творчестве, в новых открытиях, в новых проявлениях себя. Давайте поищем эти пути.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Дорогие слушатели, суд дает вам шанс, как вы услышали. Спасибо большое, у нас в гостях был Андрей Исаев, руководитель думского комитета по труду и социальной политике.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире