'Вопросы к интервью
12 января 2009
Z Разворот Все выпуски

Почему сняли с производства «Черную акулу»?


Время выхода в эфир: 12 января 2009, 16:05

Л. ГУЛЬКО — У нас в гостях зам ответственного редактора «Независимого военного обозрения» Виктор Литовкин. Здравствуйте.

В. ЛИТОВКИН — Добрый день.

Л. ГУЛЬКО — Говорим мы о вашей публикации сегодняшней в «Независимой газете» — «Черный день «Черной акулы». В России прекращено серийное производство уникального ударного вертолета. Я позволю себе вас процитировать. «Накануне Нового года произошло два важных события в жизни российской фронтовой авиации. Сначала главком ВВС генерал-полковник Александр Зелин заявил, что по итогам заседания государственной комиссии, рассмотревшей результаты испытаний новейших отечественных боевых вертолетов, на вооружение Военно-воздушных сил будут приняты две машины – Ми-28Н «Ночной охотник» и Ка-52 «Аллигатор» – улучшенная версия знаменитой «вертушки» Ка-50 «Черная акула». А генеральный директор Дальневосточного авиационного завода «Прогресс», где собирают и «Акулу», и «Аллигатора», объявил о прекращении серийного производства Ка-50». Любопытная публикация, почему собственно к ней обратились – потому что есть много разных экспертных точек зрения. Есть одна, она сейчас прозвучит. А есть другая. Давайте мы послушаем. Вы прокомментируйте. Давайте начнем с первой точки зрения, военный обозреватель Александр Гольц.

А. ГОЛЬЦ – Это первый боевой вертолет, который был спланирован и создан уже в постсоветские времена. На самом деле эта машина легендарная в том смысле, что она представляет собой миф. Было создано от силы 3-4 таких машины. Они были, судя по всему, не очень удачными. Потому что в ходе показательных полетов погиб главный пилот Камов, герой Советского Союза. Многие говорили, что этот вертолет имеет конструктивные недостатки. Но, прежде всего, слишком сложная система управления, с которой не справлялся один пилот, кроме того, ходили слухи, что при каком-то повороте схлестывались несущие винты этой машины. И она просто падала. Штука в том, что его создавали из советских комплектующих. И когда эти комплектующие кончились, производить стало нечего.

О. ЖУРАВЛЕВА — Есть еще мнение, что это хорошая машина. И вот это комментирует генерал-майор авиации Александр Циолко.

А. ЦИОЛКО – Вертолет Ка-50 был разработан к концу 80-х годов. Одноместная машина. С соосной винтовой схемой. Достоинства этих вертолетов – винты малые, очень большая тяга. То есть полностью используется мощность двигателей. Нет отбора мощности на хвостовой винт. Поэтому получаются очень хорошие характеристики для работы в засадах, на малых скоростях, он малогабаритен, может спрятаться, на маленькой площадке. Одно из достоинств, которое вытекало из войны в Афганистане, это наличие одного летчика. Чего греха таить, мы потеряли в Афганистане большое количество вертолетов, и в каждом было по два пилота. А еще (неразборчиво). Мы с Ми-24 (неразборчиво) зачастую даже в полет не брали за их ненадобностью. А уровень автоматизации процесса полета, применение оружия на этом вертолете позволяет выполнять боевые задачи одному. Вполне и надежно. То есть машина нормально отвечает современным требованиям.

О. ЖУРАВЛЕВА — Скажите, пожалуйста, Виктор, из того, что высказали Александр Гольц и Александр Циолко, с чем вы согласитесь, с чем нет?

В. ЛИТОВКИН — Во-первых, я соглашусь со многими вещами, которые говорил и один, и второй ваш…

О. ЖУРАВЛЕВА — Так этот вертолет хороший или нет?

В. ЛИТОВКИН — Вертолет замечательный. Очень хороший. Он в свое время опередил, ни у одной страны мира даже такой как США нет ударного вертолета с соосным расположением винта. Соосное это на одном штыре, там не один, там два винта, у него нет хвостового винта. Один винт работает на подъем и посадку, а другой винт движет вертолет вправо, влево. И это создает возможность вертолету просто висеть в воздухе. Он может крутиться на одном месте и своей пушкой или сверхзвуковые противотанковые ракеты есть и даже ракеты противосамолетные, противовертолетные, может один сражаться с массой тех вертолетов или самолетов, которые его окружают. Но это как Д’Артаньян, который шпагой сражался со многими…

Л. ГУЛЬКО — Тогда чего сняли?

В. ЛИТОВКИН — Объясняю. Тут Александр прав в том смысле, что шла, во-первых, конкурентная борьба между фирмой «Миля» и фирмой Камова за то, какой вертолет примут на вооружение. Несмотря на то, что «Черная акула» еще в 1984 году победила в конкурсе, объявленном ЦК КПСС и Советом министров, ее не принимали на вооружение. Сначала «милевцы» пытались доказать, что их машина Ми-28 лучше, чем камовская, что это другой конкурс. И да, действительно проводился другой конкурс, побеждала милевская машина. Потом опять камовская, потом опять милевская. И все зависело от личных пристрастий командующего ВВС. Был один командующий, принимался на вооружение камовский вертолет, был другой – принимал милевский. В 1995 году было принято окончательное решение поставить «Черную акулу» на вооружение. Но выпустили, к сожалению, всего 8 штук. Обвал денег, на оборонный заказ не выдавали денег. И Арсеньевский завод лежал на боку, в Приморье на Дальнем Востоке. И выпустили всего 8 машин. Еще 5 машин стоит на заводе, разобранных. Их, я думаю, уже не соберут. Но эта борьба, один летчик это плохо, потому что ему трудно и вести вертолет и следить за целями, а вот два летчика, когда летчик и штурман-оператор, это хорошо.

Л. ГУЛЬКО — Это Ка-52.

В. ЛИТОВКИН — Теперь это Ка-25. Но это и Ми-28. Там тоже два летчика. Это и Ми-24. И все вертолеты Ми-8, Ми-17, Ми-171, варианты всех вертолетов в мире, которые существуют, там два летчика. Исключая конечно прогулочные вертолеты типа американских, которые на лыжах. Там один летчик может вести. Все боевые вертолеты – два летчика. Только здесь был один. И выломали руки С. В. Михееву, генеральному конструктору вертолетов, я считаю, что это действительно гениальный человек, который хотите с двумя летчиками, я сделаю с двумя…

Л. ГУЛЬКО — А кто руки-то ломал?

В. ЛИТОВКИН — ВВС, которая не принимала этот вертолет на вооружение.

Л. ГУЛЬКО — То есть пришел еще один руководитель ВВС…

В. ЛИТОВКИН — Теперь уже еще новый. И он сделал вертолет Ка-52, который обладает теми же замечательными характеристиками, что и «Черная акула», но более мощный. И теперь просто новая электроника. Прошло с 1984 года до 2009 уже 25 лет. За это время изменились материалы, электроника и прочее. Сегодняшний вертолет Ка-52 это сосредоточие электроники. Это вертолет не просто, который может сражаться с другими вертолетами, танками, живой силой и так далее, он еще несет функции командирской машины. Он может определять цели, распределять их между другими вертолетами. Вертолет-матка. Он находит цели и один вертолет поражает ту цель, другой другую. Это прекрасный сегодня вертолет. Его и приняли сегодня на вооружение.

Л. ГУЛЬКО — Сколько будет Ка-52? Есть ли госзаказ, есть ли деньги?

В. ЛИТОВКИН — Есть госзаказ. 12 штук. И 100 вертолетов, которые вообще должны принять на вооружение в ближайшие 4 года, как сказал главком ВВС.

Л. ГУЛЬКО — И еще вопрос по летчикам. Они раньше обучались на «Черной акуле»? На чем они будут обучаться. Сейчас снимут «Черную акулу», этот еще…

В. ЛИТОВКИН — Есть новый вертолет «Ансат» называется. Казанского завода. Это как Як-130, который может моделироваться под любой вертолет. То есть там аппаратура стоит, которая создает обстановку любого вертолета. Они будут обучаться на этом вертолете. И будут приходить в центр обучения, у нас в Торжке находится центр обучения и переподготовки боевых летчиков. Там есть «Черная акула». Есть «Аллигатор», Ка-52, и они будут там учиться. Но дай бог, войны такой не будет, чтобы нужно было применение. Но на учениях будет и Ка-52, когда они будут в достаточном количестве в войсках, и будут Ми-28Н. И тот, и другой вертолеты погодные и ночные и дневные. И если будет создана такая интегрированная структура, комплекс из этих вертолетов, тогда у нас будут хорошие вертолеты. Но этого мало для того, чтобы одержать победу в бою.

О. ЖУРАВЛЕВА — Скажите, пожалуйста, то есть та самая интрига, которая висела над этими Ка и Ми она разрешилась самым простым способом. Взяли и то и другое?

В. ЛИТОВКИН — Взяли практически и то и другое. Только Ка взяли 12 штук, а остальные будут Ми.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть все-таки Ми победили.

В. ЛИТОВКИН — Но тут еще надо понимать, что за каждым вертолетом стоит не только конструкторское бюро, стоит огромный завод. Ми производятся в Ростове. Камовские вертолеты – в далеком от Москвы городе Арсеньеве. Вы сами понимаете, какой город ближе к Москве и у кого возможностей больше.

О. ЖУРАВЛЕВА — То есть и в этой ситуации Дальний Восток опять проиграл.

В. ЛИТОВКИН — Ну естественно.

О. ЖУРАВЛЕВА — Сергей из Самары пишет: служил на Чкаловском, видел, как летает, просто сказка. Ка-52 говорят еще лучше. В то же время другой наш слушатель Вид пишет: «Черная акула» слизана и сперта с «Apache», она устарела.

Л. ГУЛЬКО — Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО — Вы какое отношение имеете к летчикам?

СЛУШАТЕЛЬ – Наталья Александровна, доктор технических наук. Всю жизнь проработала в ВПК. Я разрабатывала авионику для милевских вертолетов. В частности, для ночных полетов.

Л. ГУЛЬКО — Что вы скажете о «Черной акуле», если вы с ней знакомы.

СЛУШАТЕЛЬ – «Черная акула» я могу сказать не о конструкции, а именно о бытовом оборудовании. Очень слабая наша авионика, она не годится для ночных полетов. Сейчас на данный момент я не разработчик, а вот в те годы была очень слабая авионика для ночных полетов, для условий работы в горах, горные контрасты, особенность театра военных действий горного. И наша авионика была очень слабой.

О. ЖУРАВЛЕВА — По сравнению с кем? У кого были лучшие вертолеты?

СЛУШАТЕЛЬ – У американцев, конечно. Там эффективность боевого вылета гораздо выше. А у нас были просто летающие гробы. Просто гробили парней в Афганистане.

Л. ГУЛЬКО — Спасибо большое.

В. ЛИТОВКИН — То, что электроника у нас слабая, в этом никакого открытия нет. Но надо понимать, что с того времени прошло достаточно много лет и сегодня электроника более-менее подтягивается. Я не хочу сказать, что она сегодня на уровне американской, но 26 декабря нам показывали вертолеты на Чкаловске, где находится конструкторское бюро и «Мили» и Камова. И электроника выглядит внешне очень впечатляюще.

Л. ГУЛЬКО — Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Альберт. По образованию авиационный инженер, обслуживал вертолетные войска.

Л. ГУЛЬКО — Пожалуйста, если вы о «Черной акуле» знаете.

СЛУШАТЕЛЬ – Я о ней не знаю. Я хочу сказать…

Л. ГУЛЬКО — Спасибо вам большое. Извините, мы просим звонить людей тех, кто непосредственно знаком с «Черной акулой». Как дама нам звонившая, один из технических специалистов.

В. ЛИТОВКИН — Но она тоже с фирмы «Миля», а это конкурент «Черной акуле». Очень трудно бывает ожидать, что конкуренты скажут о своем…добрые слова.

Л. ГУЛЬКО — Давайте послушаем.

О. ЖУРАВЛЕВА — Она говорила и те, и другие.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Это Виктор беспокоит, подполковник ВВС. Я принимал участие в разработке, в эскизном проекте обоих вертолетов. Ка-50 «Черная акула» это никакой вертолет. Сделали рекламу, Михеев очень большую. На самом деле там основной режим работы – один летчик должен управлять вертолетом на высоте 50 метров и еще управлять всей системой оружия. Летчик этого сделать не может один. А поэтому основной режим была работа с (неразборчиво) системой. Система этих задач определения целей не решала. Она низкоточная. Поэтому основной режим на этом вертолете не работает. И работает дополнительный режим, когда цель захватывается по экрану телевизионной станции.

Л. ГУЛЬКО — А вот модификация Ка-52.

В. ЛИТОВКИН — Был Ка-50Ш1, это был тоже ночной вертолет, только Михеев его сделал опять же одноместным. В эскизной комиссии мы ему сказали, что дневной вертолет не выполняет задач, а ночной одноместный опять делать нельзя. Мы эскизный проект закрыли. Он через полгода сделал новый вертолет двухместный, опять собрал эскизную комиссию, и в результате появился Ка-52. Вертолет 20 века, не 21 века, с машиной слабой вычислительной, и вместо того, чтобы сделать один нормальный вертолет Ми-58Н, распыляли деньги на два проекта, в результате получилось и там какие-то недостатки. И ка-52 тоже не решает задач, которые он должен решать. Совершенно правильно, что «Акулу» закрыли.

Л. ГУЛЬКО — Спасибо большое.

В. ЛИТОВКИН — Дело в том, что недостатки есть во всем. У нас есть машина «Волга».

Л. ГУЛЬКО — Даже есть «Волга-Сайбер».

В. ЛИТОВКИН — Еще не машина, но уже не трактор. Любую технику надо доводить до ума. Техника развивается с теми возможностями, которые у нас есть. Тепловизор надо ставить новый, у Ми-28 тоже радиолокаторный комплекс еще недоработан. Но принимается на вооружение и та и другая машина, чтобы в процессе эксплуатации, испытаний в войсках дотягивать до того уровня, который требуется. Если их не принимать на вооружение, не вкладывать в них деньги, то у нас не будет никакого вертолета. Потому что те вертолеты, которые у нас есть, например, Ми-24, замечательный вертолет, он на себе вынес всю афганскую войну, и даже поучаствовал в чеченской войне. Но это достаточно старый вертолет и вчерашний век. А вот из Ка-52 можно сделать очень хорошую машину.

Л. ГУЛЬКО — Там был вопрос: а может случиться, что теперь этот проект Ка-50 «Черная акула» просто продадут за рубеж, и там его будут делать?

В. ЛИТОВКИН — Это не очень просто сделать. Дело в том, что я всегда привожу такой пример. У нас продаются японские телевизоры, разберите, соберите, сделайте такой телевизор. Не получается. Для того чтобы создать такую машину как «Черная акула» или любой другой и сделать тем же китайцам, надо пройти тот путь, который прошел Михеев. И КБ Камова прошло все это создание и испытание соосной техники. У них прекрасные вертолеты есть корабельные Ка-227, Ка-26 и так далее, которые тоже на соосной технике построены. И это очень непросто сделать.

О. ЖУРАВЛЕВА — Скажите, пожалуйста, вы говорите, что несовершенны эти вертолеты и те, вы привели в пример автомобиль. Многие говорят, а может нам вообще не надо производить автомобили, если у нас не получается. Мы можем покупать технику?

В. ЛИТОВКИН — Автомобили – да. Вертолеты – нет. Потому что это боеготовность вооруженных сил. Произошел конфликт, например, с Грузией, у нас не было вертолета, пришлось посылать стратегический бомбардировщик Ту-22. Его сбили. Он не решает эти задачи. Вот сегодня Израиль ведет войну в Газе. Для того чтобы прикрывать танки свои, должен сверху быть вертолет, который определяет цели и наносит по ним удар и все террористы, которые приближаются к танкам, их поражать. И многие другие задачи, которые невозможно решить без вертолетов. Доставить пехоту к линии фронта. У американцев в каждом батальоне до десятка вертолетов. У нас, к сожалению, все вертолеты убрали из сухопутных войск, и они теперь только в ВВС. Согласованности между сухопутчиками и летчиками не существует.

О. ЖУРАВЛЕВА — Так мы не можем закупать боевые вертолеты у других стран?

В. ЛИТОВКИН — Никто нам не продаст боевые вертолеты. Тем более американцы.

О. ЖУРАВЛЕВА — У нас плохая репутация?

В. ЛИТОВКИН — Нет, просто они наши конкуренты. И потенциальные противники. Фотоаппарат можно купить, автомобиль, а вот ракету стратегическую, вертолет, подводную лодку, авианосец надо делать самим.

Л. ГУЛЬКО — Евгений из Самары пишет: Ка-50 видел в Чечне, на фоне гор выглядит очень впечатляюще. Один такой вертолет способен за один заход уничтожить до 10 бронированных целей. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Сергей. Я знаю, у меня родители работают на этом заводе и проблема не в том, какая машина, а в том, что на «Прогрессе» ничего делать некому.

Л. ГУЛЬКО — А Ка-52?

СЛУШАТЕЛЬ – Он будет делать, может быть, только на словах. А весь рабочий персонал, инженеры, там некому работать на этом заводе.

Л. ГУЛЬКО — Просто физически нет людей или нет специалистов?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет специалистов, очень большой разрыв поколений. Моим родителям уже за 60 лет, следующее поколение лет 20-25. Работать некому.

О. ЖУРАВЛЕВА — Если сейчас появится заказ, то может завод возродится?

СЛУШАТЕЛЬ – А кто работать будет?

О. ЖУРАВЛЕВА — Из других регионов завезти.

Л. ГУЛЬКО — Спасибо.

В. ЛИТОВКИН — Слушатель прав, действительно это проблема серьезная и не только на заводе «Прогресс». Это по всей оборонке. У нас потеряны целые поколения специалистов, которые знают и умеют, как делать боевую технику. Но если не будет заказов, если мы не будем делать такие вертолеты, они никогда не появятся.

Л. ГУЛЬКО — То есть, как пишет Алексей: 12 штук смех, один за 4 года. Это действительно смешно? В грустном смысле.

В. ЛИТОВКИН — Это конечно небольшая радость. Не свадьба. Но, тем не менее, даже 12 штук…

Л. ГУЛЬКО — Это обеспечивает боеспособность страны?

В. ЛИТОВКИН — Нет. Тут простой вопрос. С кем мы собираемся воевать. Если мы собираемся воевать с США, то, безусловно, нет, если с террористами на Северном Кавказе…

Л. ГУЛЬКО — У нас есть какая-то доктрина военная. С террористами.

В. ЛИТОВКИН — 12 штук хватит с террористами воевать. Я имею в виду вместе с милевскими…

Л. ГУЛЬКО — Их нет. Сколько есть в наличии?

В. ЛИТОВКИН — Ка-52 штуки 2-3.

Л. ГУЛЬКО — И сколько «Акул»?

В. ЛИТОВКИН — 8 штук, которые в Торжке.

Л. ГУЛЬКО — Их сейчас снимут с вооружения.

В. ЛИТОВКИН — Нет, их никто не снимает с вооружения, просто не будут выпускать серийно. Вот 5 еще есть на заводе, вот их серийно выпускать не будут. Серию просто прекратили. Но те 8 вертолетов, которые были, те и останутся. Пока они ни выработают свой ресурс.

Л. ГУЛЬКО — Успокоили. А то создается впечатление, что и эти разломали, и те еще не построили. А вдруг террористы. Спасибо большое. Виктор Литовкин — зам ответственного редактора «Независимого военного обозрения» был у нас в гостях.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире