'Вопросы к интервью
08 ноября 2007
Z Разворот Все выпуски

Новый поворот в деле генерала Александра Бульбова


Время выхода в эфир: 08 ноября 2007, 16:08

А. ПЛЮЩЕВ: Московское время 16 часов 3 минуты. Мы продолжаем дневной Разворот. Ирина Меркулова сейчас приведет в эту студия Сергея Антонова, адвоката Бульбова, и Игоря Шабанова, адвоката еще одного фигуранта по этому делу. Будем выяснять, что там нового, какой новый поворот в этом деле. Итак, у нас в гостях Сергей Антонов и Игорь Шабанов, адвокаты фигурантов по делу Александра Бульбова. Добрый день. Хотелось бы прежде всего узнать последние подробности по делу, если они есть. Может быть, мы чего-то не знаем. Я слышал, что Верховный суд признал законным арест собственно генерала Бульбова. Может быть, вы добавите что-то еще?

С. АНТОНОВ: Немножко не так. Я действительно защищаю интересы Александра Арсеньевича Бульбова. И до Верховного суда мы еще не дошли, отвечая на ваш вопрос. Был Московский городской суд 31 октября, а чуть-чуть попозже был Басманный суд, где рассматривалась законность предъявления обвинения Александру Бульбову. И кстати говоря, ваши коллеги несколько напутали. Было сообщение информационное, что Басманный суд признал законным постановление о привлечении в качестве обвиняемого Александра Арсеньевича Бульбова. На самом деле это не так. Басманный суд совершенно резонно заметил, что сейчас не то время для того, чтобы давать оценку какую-либо обвинению и каким-либо доказательствам. И именно на этом основании отказал нам в жалобе. Глобальная наша цель была отнюдь не получение решения о незаконности этого постановления, поскольку мы прекрасно понимаем, что это рабочий документ следствия, который может видоизменяться до окончания следствия. Наша цель все-таки была понять, какие доказательства имеются в этом деле, которые изобличали бы, или наоборот, оправдывали бы нашего подзащитного. И, по нашему мнению, никаких доказательств нет и быть не может. И как я уже говорил, кроме оперативных материалов, на которых базировалось и задержание и предъявление обвинения Александру Арсеньевичу, каких-либо других доказательств нет и не добыто. И добыто быть не может, поскольку Александр Арсеньевич совершенно уверен в том, что он не имеет отношения ни к господину Яныкину, который обвинен в прослушивании телефонов, ни к его каким-то сообщникам.

И. МЕРКУЛОВА: Вы знаете, у нас же был адвокат Бульбова, другой адвокат. У него сменилась защита, или вы просто еще один защитник?

С. АНТОНОВ: Нет, немножко не так. Дело в том, что Сергей Петрович Севрук как защищал вместе со мной Александра Арсеньевича, так и защищает. И ,пользуясь случаем, я не могу не сказать о профессиональных качествах Сергея Петровича Севрука, который великолепно осуществляет защиту. Я горжусь, что вместе с ним участвую в этом деле, и как было, так и осталось.

И. МЕРКУЛОВА: Просто в прессе некоторое время назад были сообщения, что супруга генерала Бульбова вроде бы не очень довольна действиями защиты. Возможно, журналисты опять что-то напутали?

С. АНТОНОВ: Нет. Действительно, были такие претензии со стороны Галины Борисовны Бульбовой. Я не хотел бы, честно говоря, обсуждать это, поскольку это относится к интимным отношениям между доверителем и подзащитным. Но хотел бы сказать, что все-таки защиту, кто будет защищать человека, определяет сам человек, а не его родственники. Даже в том случае, если эти родственники подписали соглашение о том, чтобы тот или иной адвокат участвовал в деле.

И. МЕРКУЛОВА: То есть, у самого Бульбова претензий к вам нет?

С. АНТОНОВ: Надеюсь, что нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Не так давно через адвокатов было передано заявление Александра Бульбова, где он сказал, что за его арестом стоят офицеры из ФСБ. Были ли какие-то дополнения к этому или, возможно, у адвокатов есть какие-то комментарии к этому?

С. АНТОНОВ: Конечно, есть комментарии. Тем более, что это заявление не получило в полном объеме освещения в средствах массовой информации. Я бы хотел отметить, что прежде всего Александр Арсеньевич серьезно обеспокоен судьбой своих родственников, знакомых и близких, которые страдают в результате привлечения Александра Арсеньевича к уголовной ответственности.

И. МЕРКУЛОВА: Что вы имеете в виду?

С. АНТОНОВ: Дело в том, что фактически — по заявлению Александра Арсеньевича — сейчас вывернута наизнанку вся его личная жизнь. Она стала достоянием гласности, причем интерпретации идут самые разные. Я уже говорил и еще раз повторю, что нами подготовлено заявление о возбуждении уголовного дела в отношении некоторых средств массовой информации. В частности, газеты «Твой день», в частности, газеты «Известия». И именно Александр Арсеньевич Бульбов сейчас принимает решение: направлять эти заявления или нет. Причем, вот этими газетами… Я видел в интернете, в прессе некоторые комментарии, например, что газета «Известия» готова к иску. Иска не будет. Надо понимать – будет заявление о возбуждении уголовного дела, поскольку Александр Арсеньевич Бульбов в одной из статей газеты «Известия» обвинен в совершении особо тяжкого преступления, чего он не делал. А это клевета, сопряженная с обвинением в таком преступлении, она влечет совершенно другой порядок обвинений , отнюдь не судебный.

И. МЕРКУЛОВА: Вы говорили о том, что генерал Бульбов опасается за своих родственников, близких людей. Я надеюсь, никто больше не под следствием?

С. АНТОНОВ: Ну, как сказать. Давайте порассуждаем по этому поводу. Сын Александра Арсеньевича Бульбова учиться на втором курсе Академии ФСБ. Понимая, что Александр Арсеньевич выступает, прежде всего, против федеральной службы безопасности и ряда должностных лиц этой службы, а это противник не только сильный, но и опасный, конечно, он опасается и за судьбу своего сына.

И. МЕРКУЛОВА: Пока не отчислили?

С. АНТОНОВ: Нет. Пока, по моей информации Павла не отчислили, он продолжает обучение. Но есть и другие люди, которые пострадали. Например, его друзья, его знакомые. Те же самые Мильман и Колотыркин, которые обвиняются в том, что они передавали взятки Александру Бульбову. В том числе, его сослуживцы Гевал и Донченко. Кстати, защитник Сергея Донченко Игорь Шабанов здесь в студии.

И. МЕРКУЛОВА: Мы дадим ему слово спустя какое-то время.

А. ПЛЮЩЕВ: После рекламы мы вернемся. Я напомню, что свои вопросы адвокатам, соответственно, Александра Бульбова – Сергею Антонову, и Сергея Донченко Игорю Шабанову вы можете задавать с помощью СМС +7 985-970-4545.

РЕКЛАМА

А. ПЛЮЩЕВ: Мы продолжим беседу с адвокатами фигурантов по делу Александра Бульбова. У нас в студии адвокаты Сергей Антонов и Игорь Шабанов. Мы обсуждаем новые повороты в деле вокруг Александра Бульбова.

И. МЕРКУЛОВА: У нас еще один адвокат – Игорь Шабанов, который представляет интересы Сергея Донченко. Это один из подчиненных генерала Бульбова. Там та же самая история – Мосгорсуд отказался выпустить его из-под стражи.

И. ШАБАНОВ: Добрый день, уважаемые радиослушатели. Действительно, вчера Московский городской суд оставил без удовлетворения жалобу мою и адвоката Полякова, в которой мы обжаловали законность и обоснованность применения к нашему подзащитному Сергею Донченко меры пресечения в виде заключения под стражу.

И. МЕРКУЛОВА: А Сергея Донченко в чем обвиняют?

И. ШАБАНОВ: Сергея Донченко обвиняют в том, что он организовывал незаконное прослушивание телефонных переговоров по указанию генерала Бульбова.

А. ПЛЮЩЕВ: Скажите, пожалуйста, а в деле вообще есть, кроме прослушивания, какие-либо другие обвинения и материалы?

И. ШАБАНОВ: Нет. Других материалов в настоящее время нет. То обвинение, которое ему было предъявлено, содержит только эти сведения. Но его действия квалифицируются фактически по трем статьям Уголовного кодекса – это превышение, дача взятки и незаконное прослушивание телефонных разговоров.

А. ПЛЮЩЕВ: Я понимаю, что, возможно, я спрашиваю немного о другом деле. Смотрите, Бульбова обвиняют в незаконном прослушивании телефонов. Вчера буквально были признаны законными действия сотрудников ФСБ, которые прослушивали без санкции суда бывшего сенатора Чахмахчяна. Могли бы вы дать какой-то комментарий по этому поводу?

И. ШАБАНОВ: Нет, к сожалению. Я никакого комментария по этому поводу не дам, поскольку в этом деле не участвую ни как защитник, ни как кто-либо другой. У меня нет достаточного количества информации по этому поводу.

С. АНТОНОВ: Как юрист, как человек и как гражданин нашей страны я могу дать комментарий. Потому что у меня, например, складывается впечатление, что сейчас правоохранительные системы используются властями, прежде всего, для того, чтобы выполнять какие-то свои цели. И если эти цели отвечают, скажем, задачам правоохранительной системы, значит, они решаются так. Если не отвечают, значит, они решаются этак. И я могу привести много примеров, наверное, не хватит эфира сегодняшнего, о тех делах, когда власть буквально делает заказ правоохранительным органам, и правоохранительные органы из кожи вон лезут для того, чтобы этот заказ выполнить. И я не могу не сказать, например, про дело Александра Шарора, про дела Игоря Изместьева. Это те люди, которых я защищал. Про дело Михаила Трепашкина. Насколько я знаю, «Эхо Москвы» достаточно активно следит за судьбой Михаила. Я участвовал в его защите. И мы видим на примере этих дел, что и фальсификация, и каким-то образом искажение сведений, в том числе и работа с присяжными заседателями ведется так, как нужно власти. И я как адвокат, наверное, признаюсь в каком-то бессилии, но, действительно, законными методами каким-то образом повернуть ситуацию очень сложно. Это и в деле Бульбова имеется. Мы неоднократно говорили о том, что имеется только оперативные материалы. Что такое объективные материалы? Субъективное мнение того или иного сотрудника.

И. МЕРКУЛОВА: Случайно, не распечатки прослушек телефонных разговоров?

С, АНТОНОВ: Если бы были распечатки, тогда бы я поднял руки и сказал: да, давайте смотреть распечатки, каким образом они получены. Нет ни распечаток, нет ни показаний лиц… Мало того, господин Бастрыкин, будучи в Новосибирске, заявил о 53-х …

А. ПЛЮЩЕВ: Глава Следственного комитета?

С. АНТОНОВ: Совершенно верно, глава Следственного комитета заявил о 53-х каких-то людях, в том числе корреспондентах и политиках, которых за деньги прослушивал Бульбов. Но фамилии их не названы ни в обвинении, ни господином Бастрыкиным, ни где-либо еще. Ну, таким образом я могу сказать, что и в случае с сенатором Чахмахчяном тоже имела место манипуляция фактами. То есть, можно признать законным, можно признать незаконным. В законе написано, что законно прослушивание только с разрешения суда. Если решения суда не было, соответственно, эти прослушивания незаконны, и эти лица также подлежат ответственности по той же самой пресловутой статье 138 Уголовного кодекса.

И МЕРКУЛОВА: Всегда бывают какие-то обстоятельства… По-моему в решении суда об этом как раз говорилось. Тут еще наш слушатель Николай Степанович просит напомнить, в чем, кроме прослушки телефонных разговоров, обвиняют Бульбова.

С. АНТОНОВ: Александра Бульбова обвиняют в совершении четырех преступлений. Три преступления – юристы меня поймут – это неидеальная совокупность. Это описывает одно и то же действие, а именно, якобы прослушивание за деньги телефонов граждан. Это само по себе незаконное прослушивание, статья 138. Злоупотребление служебным положением, статья 285. И дача взятки, 291 статья Уголовного кодекса. И все эти статьи применены к одним и тем же, якобы имевшим место действиям, а именно незаконным прослушиваниям телефонов граждан. И еще одна статья – 290 – это получение взятки вменено Александру Бульбову в связи с его отношениями с господином Мильманом и Колотыркиным, которые являются давними его друзьями и которые пользовались услугами частного охранного предприятия, которое было в свое время, очень давно, создано Александром Бульбовым, и которое после поступления его на государственную службу возглавляется его супругой.

А. ПЛЮЩЕВ: Я напоминаю, у нас в студии Сергей Антонов, адвокат Александра Бульбова и Игорь Шабанов, адвокат Сергея Донченко. Есть ли какие-то ожидания по срокам, когда может быть закончено расследование этого дела?

И. ШАБАНОВ: Если позволите, перед тем как перейти к срокам… Сроки, это самый простой вопрос. Соответственно, 1 декабря истекают два месяца содержания под стражей. Следствие должно либо быть законченным, либо материалы должны быть направлены в суд.

А. ПЛЮЩЕВ: А могут продлить? Периодически же это происходит.

С. АНТОНОВ: Совершенно верно. Или могут продлить сроки содержания под стражей и сроки следствия. Но нельзя забывать, что дело-то не в отношении Александра Бульбова. Уголовное дело в отношении господина Яныкина, который с июня этого года содержится под стражей именно в связи с задержанием по этому обвинению. Я не хочу ничего говорить про господина Яныкина, потому что я просто ничего не знаю. По крайней мере, от своего подзащитного Александра Бульбова, я знаю, что он про существование Яныкина не знал и не ведал до 1 октября этого года, когда его задержали.

Я бы хотел обратить внимание радиослушателей и на другое обстоятельство, может быть, несколько эмоциональное. Но вот мы в кругу защиты Гевала, Донченко и Бульбова активно это обсуждаем. Это вопрос, связанный с судьбой маленького сына Сергея Донченко. Я думаю, что мой коллега Игорь Шабанов об этом расскажет.

И. ШАБАНОВ: Да. Вчера этот вопрос также поднимался в Московском городском суде, поскольку Басманный суд, несмотря на наши просьбы принять это во внимание, во внимание это не принял, никоим образом в решении своем на это не отреагировал. Мы просили городской суд принять это во внимание, но Московский городской суд также никак не отреагировал на то, что шестилетний ребенок Сергея Донченко остался фактически один. В силу случившейся ранее семейной трагедии – мать не принимает никакого участия в судьбе ребенка по обстоятельствам, на которых я останавливаться не хочу и не буду, — ребенок фактически остался один. И сейчас его судьбой занимаются соседи, дедушка, который уже сам в пожилом возрасте, у которого на иждивении находится еще один его родственник, еще один его сын, которому на пенсию в несколько тысяч рублей тяжело содержать и себя, и другого своего иждивенца. А шестилетний ребенок требует, конечно, повышенного внимания. Его нужно отводить в садик, его нужно приводить из садика, его нужно кормить. Он проживает отдельно от отца Сергея Донченко, он проживал вместе с самим Сергеем Донченко в квартире, и всем этим занимался исключительно Сергей. Та, не побоюсь этого слова, жестокость, с которой наши суды практически проигнорировали существование этого маленького человека, поражает до крайней степени.

И. МЕРКУЛОВА: Это не первый случай. Мы же помним историю Светланы Бахминой, которую тоже лишили фактически детей.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот еще что хотел спросить. Я нигде, когда читал сообщения СМИ об этом деле, не видел данных о том, каковы условия содержания генерала Бульбова, не жаловался ли он на них. Во-первых, где он сейчас , в каком следственном изоляторе?

С. АНТОНОВ: Он находится в следственном изоляторе Лефортово. Это бывший изолятор ФСБ-КГБ. Сейчас он передан в ведомство Министерства юстиции, однако фактически все порядки сохранены. Но я никому бы не пожелал оказаться ни в изоляторе Лефортово, ни в каком-либо ином. Потому что прежде всего для любого человека свобода — это, наверное, одна из тех данностей, которые мы оцениваем только тогда, когда ее теряем.

И. МЕРКУЛОВА: Лефортово, говорят, еще элитный следственный изолятор, если можно вообще это слово применять в данном контексте. По крайней мере, там по 50 человек в камерах, наверное, не содержатся?

С. АНТОНОВ: Там по 50 человек в камерах, конечно, не содержатся. Там содержатся 2, максимум 3 человека в камере. Условия, если сравнивать с другими следственными изоляторами, относительно неплохие. Однако надо понимать, что и Европейский суд, и наши правозащитники, и адвокаты неоднократно заявляли о том, что не соблюдаются элементарные условия санитарные и условия для жизни людей. Я понимаю, что тюрьма это не курорт, но в любом случае для людей должны быть созданы человеческие условия. Потому что там содержатся люди, которые не признаны преступниками, а в силу каких-то обстоятельств лишены свободы. И вот если говорить и про Александра Бульбова, и про Сергея Донченко, то лишение их свободы по таким, скажем, во-первых , недоказанным обвинениям, а во-вторых, в случае с Сергеем Донченко и не таким уж значительным преступлениям, лишение свободы людей выглядит актом расправы или мести, или проявлением жестокости. В принципе ничего не мешало бы каким-то другим способом ограничить общение человека. У нас не единственная мера пресечения заключение под стражу, есть и другие, предусмотренные законом.

И. МЕРКУЛОВА: У меня тут еще просьба маленькая такая к господам адвокатам. Вы и сами, наверное, к этому пришли. Вы уж не оставляйте маленького сына Сергея Донченко. Вы наверное какие-то действия будете еще предпринимать?

И. ШАБАНОВ: Да, мы безусловно будем обжаловать и это решение Московского городского суда в порядке надзора. Не знаю, насколько это получится добиться каких-то сдвигов в этом направлении. Мы будем эти доводы выдвигать. И продление меры пресечения… Может быть, на них кто-нибудь отреагирует. Хотя уже впору вести речь о том, чтобы создавать, может быть, фонд помощи шестилетнему ребенку, который остался без попечения родителей.

С. АНТОНОВ: Надо сказать, что малыш не оставлен просто так на улице. Сослуживцы, друзья Сергея делают все, что в их силах для того, чтобы мальчик не пропал. И он не голодает, конечно, и не замерзает от холода. Но все равно надо понимать, что друзья, знакомые никогда не заменят родителей – папу и маму.

А. ПЛЮЩЕВ. Спасибо большое. У нас были адвокаты Сергей Антонов – адвокат Александра Бульбова и Игорь Шабанов – адвокат Сергея Донченко.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире