'Вопросы к интервью
02 декабря 2008
Z Разворот Все выпуски

Предстоящий визит президиента Дмитрия Медведева в Италию


Время выхода в эфир: 02 декабря 2008, 15:35

А.ВОРОБЬЕВ: 15 часов и 5 минут в Москве. Еще раз здравствуйте. Алексей Воробьев и Татьяна Фельгенгауэр переместились в 14-ю студию. Витторио Клаудио Сурдо, посол Италии в России. Здравствуйте, господин посол.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте.

ВИТТОРИО К. СУРДО: Здравствуйте.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну что же, у нас есть около 25 минут, чтобы поговорить о разных аспектах наших взаимоотношений о предстоящих, наверное, весьма любопытных событиях.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В частности, мы бы хотели поговорить о предстоящем визите в Италию президента России Дмитрия Медведева. Поподробнее о программе, о протоколе. Мы внимательно следим за ситуацией в Ла-Скале. Сегодня нас обнадежили, что не будет там забастовки, и 7 числа наш президент сможет посмотреть гала-концерт в Ла-Скале.

ВИТТОРИО К. СУРДО: Ну, как вы знаете, визит начнется с посещения города Бари, где все связано с официальной передачей церкви Святого Николая российскому государству. Церемония началась уже несколько месяцев тому назад и сейчас она завершится как бы официально в присутствии двух президентов – президента Медведева и президента Наполетано. И это произойдет 6 декабря после обеда. И само собой, что в рамках данного визита предусмотрена официальная встреча между двумя президентами. Далее – посещение города Милана. Это уже как бы более частное посещение как раз для сезонной премьеры, которая будет проводиться в театре Ла-Скала. Насколько я понимаю, все профсоюзные вопросы были все-таки разрешены и, соответственно, наверное, все-таки президент Медведев сможет посмотреть данный спектакль, премьеру в театре Ла-Скала.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А почему в Рим не заезжает президент Медведев? Как же так? только Бари и Милан?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Ну, потому что, понимаете, это не официальный визит как главы государства, а это официальный визит в город Бари, на самом деле. И, соответственно, наш президент специально приедет в Бари, чтобы встретить президента Медведева. Само собой, мы ждем не дождемся, когда будет визит президента Медведева как именно официальный государственный визит в Рим. Просто еще должна быть назначена дата конкретная. Вы знаете, что в июле прошлого года как раз президент Наполетано был в Москве, и, соответственно, должен иметь место ответный визит, который несомненно должен иметь место. Просто пока что еще даты не были определены.

А.ВОРОБЬЕВ: Ну, недавно и глава Кабинета Италии Сильвио Берлускони был в Москве. И имеем, наверное, право предполагать, что в Ла-Скала господин Медведев встретиться, наверное, с господином Берлускони, потому что чета Берлускони тоже приглашена на эту премьеру.

ВИТТОРИО К. СУРДО: Да-да, подтверждаю то, что вы сейчас сообщили. И конечно же, у меня есть все поводы предполагать, что во время своей встречи в Ла-Скале они наверняка обсудят и более важные темы. Не в театре, в другом контексте, но все же.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В антракте.

А.ВОРОБЬЕВ: А с четой Бэкхемов?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Да нет, я думаю, что они, конечно же, организуются, чтобы все-таки встретиться несколько ранее.

А.ВОРОБЬЕВ: До представления?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Очень вероятно.

А.ВОРОБЬЕВ: Будет ли эта встреча в какой-то правительственной резиденции, в административном здании? Или скорее в ресторане, в неофициальной обстановке?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Честно – не знаю.

А.ВОРОБЬЕВ: Понятно. Значит, посмотрим, как будут развиваться события. Кстати, на этой премьере в Ла-Скале будет и чета Бэкхемов. Знаете ли вы об этом?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Бэкхем – известный футболист.

А.ВОРОБЬЕВ: Вы не можете не знать Бэкхема.

ВИТТОРИО К. СУРДО: Я? Я вообще фанат футбола, так что я, конечно же, знаю Бэкхема. Надо сказать, хорошая чета, очень красивая.

А.ВОРОБЬЕВ: Так запланирована ли встреча Берлускони, например, с Бэкхемами или Медведева с Бэкхемом?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Вот абсолютно не имею никакого понятия. То, что я знаю, это что Берлускони очень любит своих игроков, и вы знаете, что Бэкхем ну не то чтобы был приобретен командой «Милан», но был как бы взят взаймы на временный период как бы командой, президентом которой является Берлускони. С другой стороны, насколько я знаю, президент Медведев тоже очень любит футбол.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, только «Зенит» никогда не брал Бэкхема. Хорошо. На самом деле, футбольная тема очень интересная. Тем более, что сейчас в России она в новом свете у нас обсуждается. В свете финансового кризиса. И вообще, финансовый кризис является сейчас главной темой обсуждения практически всех стран. И скоро будет G-20. У президента Медведева есть ряд предложений. Италия их поддерживает или нет? и, может, выступает с каким-то своими предложениями, как бороться с финансовым кризисом мировым?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Как бороться с мировым кризисом, было обсуждено во время двухсторонней встречи между министром финансов РФ господином Кудриным и соответствующим итальянским министром Тремонти. И как раз по завершении этой двухсторонней встречи министр Тремонти говорил о том, что они смотрят с особым одобрением на те предложения, которые российская сторона была намерена вынести на встречу Большой Двадцатки. В общем, я думаю, что мы более или менее все движемся в одном и том же направлении. Как это ни парадоксально, но как раз самый положительный момент всего этого кризиса – это тот факт, что это подчеркивает ту необходимость и то стремление, которое уже существует, чтобы все игроки в этом смысле действовали сообща. В этом смысле Большая Двадцатка подтвердила свой успех. Были подчеркнуты направляющие, которые должны в течение следующих месяцев до марта быть осуществлены. Само собой, что у каждой страны свои проблемы, свои вопросы и, соответственно, свои специфические подходы к разрешению кризиса, но главное – чтобы направляющие были все-таки общие для всех. Не думаю, что сейчас у нас есть время, да и вообще что сейчас уместно вдаваться в подробности, но все же вы понимаете, что самое главное в этом смысле, чтобы мы двигались по одному и тому же направлению и чтобы мы утвердили в любом случае необходимость контроля и прозрачности над экономическими рычагами, а также большую совместимость и большую разделяемость в этом смысле действий каждого отдельного игрока. В том числе всем вместе необходимо пересмотреть т.н. эффект «Вудс», которому сейчас уже где-то 60-70 лет и который явно уже более не адекватен по сравнению с теперешними временами.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Еще один вопрос, который, судя по всему, требует консолидации всех европейских стран. Это безопасность. Ранее президент Медведев говорил, что такие структуры как ОБСЕ и НАТО более не универсальны, и необходимо создавать что-то новое для объединения Европы именно в вопросах евробезопасности.

А.ВОРОБЬЕВ: Какова позиция Италии?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Позиция Италии очень проста. Внимание. Мы считаем, что это надо очень подробно, углубленно и внимательно обсудить, без каких-то преднамеренных предрассудков. Существует определенная архитектура безопасности со своими механизмами, со своими институтами, которые не следует распускать. С другой стороны, российская сторона как раз наоборот всегда именно об этом и говорила – что не стоит распускать какие-либо существующие организации. Однако любой механизм можно улучшить, усовершенствовать. Далее. Приведет ли это в каким-то иным механизмам или какому-то иному просто пересмотру, к каким-то новым вариантам, это посмотрим. Но само собой, это все требует большого и длительного обсуждения.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то есть Италия выступает за модернизацию таких организаций, как НАТО и ОБСЕ?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Несомненно, мы готовы обсудить. Это предмет обсуждения, который заслуживает углубленного внимания и который, с другой стороны, не заслуживает поверхностного отношения. Мы в этом смысле абсолютно конструктивны и готовы обсудить любой вариант изменения, усовершенствования и улучшения этих структур.

А.ВОРОБЬЕВ: Сергей, студент из Москвы, задает вам вопрос: «Ваш лидер очень доброжелательно настроен к России, даже предлагает Россию в Евросоюз включить, но при этом поддерживает НАТО, которая бомбила и убивала наших граждан и называет это поддержкой демократии. Как вы это объясняете?»

ВИТТОРИО К. СУРДО: Наверное, речь идет о Югославии.

А.ВОРОБЬЕВ: Скорее всего. Да.

ВИТТОРИО К. СУРДО: Как вы понимаете, мы являемся членами НАТО уже исторически. И это остается основой основ западной безопасности. А также, соответственно, трансатлантических отношений, то есть, в частности, отношений с США. Однако Италия всегда считала, что отношения между РФ и НАТО должны быть обусловлены все большим и большим сотрудничеством вплоть до партнерства. И вы знаете, что договор, который был подписан с РФ, был подписан по инициативе Итальянской Республики. Это то, что мы обычно так и определяем как «дух Практика-ди-Маре». То есть Россия и Запад как партнеры в решении глобальных проблем. После первой стадии, абсолютно положительно стадии, был какой-то момент действительно застоя в этом смысле. Думаю, что сейчас мы видим как раз конец этого застоя. И позвольте мне просто сказать следующее. То, что было на днях в Индии, доказывает лишний раз, что мы постоянно сталкиваемся с абсолютно асимметричными глобальными проблемами, с которыми можно бороться и которые можно решить, исключительно если в этом будут участвовать все международные актеры.

А.ВОРОБЬЕВ: Но похоже, в последнее время отношения между Москвой и Альянсом были напряжены, и связано это было с войной в Грузии. Совет Россия-НАТО вообще блокировал любые контакты. Так что это вступает в противоречие с тем, что вы сказали. Настало время взаимодействовать.

ВИТТОРИО К. СУРДО: Нет, никакого противоречия. Наоборот. Действительно, настала пора, настало время.

А.ВОРОБЬЕВ: Грузинская война отошла на второй план?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Нет, простите, я как раз хочу дать некоторую информацию. Вероятно как раз, данные механизмы диалога в очень недалеком будущем будут как раз восстановлены. Совет Россия-НАТО изначально на уровне послов, но постепенно, поэтапно мы все же идем к восстановлению диалога. Само собой, остаются какие-то критические моменты, но после того, как все-таки самый пик кризиса прошел, необходимо все-таки на свежую голову пересмотреть и обсудить данный вопрос.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У меня в руках рейтинг лучших государственных деятелей мира, и тут достаточно интересные данные. Джордж Буш пользуется очень большой поддержкой и вызывает массу уважения у жителей Италии. Так же, кстати, как Владимир Путин с Дмитрием Медведевым. Теперь на смену Джорджу Бушу приходит Барак Обама, которого Сильвио Берлускони уже назвал хорошим загорелым парнем, и я знаю, что Берлускони делает очень много для того, чтобы организовать как можно скорее встречу Медведева и Обамы. Италия взяла на себя роль такого посредника между США и Россией?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Ну, начнем с Обамы. В смысле, что и с европейской, и с российской точки зрения, я думаю, что его роль может быть исключительно положительной, чтобы создать новую атмосферу, новый климат на уровне глобальных взаимоотношений. Вероятно, пока что еще преждевременно давать какие-то оценки, просто по той простой причине, что, как вы знаете, он еще не вступил в свою должность. Так что об этом можно будет поговорить с января-месяца. Однако если верить тому, что было сказано во время предвыборной кампании, это человек, который очень верит вот в такие многосторонние глобальные мировые отношения. Это абсолютно положительно для Европы. И это исключительно положительно так же и для РФ. В том числе и потому, что Обама сказал черным по белому, что его интересуют конструктивные отношения с РФ. Опять-таки, это вовсе не значит, что те проблемы, которые существуют, а они существуют, их можно решить палочкой-выручалочкой. Но главное все-таки – дать старт тому процессу диалога, который позволит нам продвинуться и, соответственно, искать взаимоприемлемые решения. И если Европа или Италия могут в этом смысле исполнить роль упрощения этого диалога, ну что ж, мы это только приветствуем. Но мы надеемся, чтобы главным образом это было не столько результатом нашего посредничества, сколько доброй воли этих двух стран. И само собой, нашим желанием является, чтобы с нами считались и наше мнение учитывали, когда речь идет о вопросах, которые касаются наших интересов.

А.ВОРОБЬЕВ: Господин посол, давайте мы вернемся к теме предстоящего визита президента Медведева в Италию и о встрече с семьей Берлускони. О чем, на ваш взгляд, на взгляд посла Италии в России, этим политикам стоило бы поговорить в первую очередь? О чем пойдет речь?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Ну, думаю, как раз о том, о чем мы с вами разговаривали до сих пор. А именно – усиление отношений между ЕС и РФ. Как вы знаете, только-только возобновились переговоры по договору о партнерстве. И мы придаем огромное значение началу этого процесса. Вопросу глобальной безопасности, включая отношения с НАТО, как мы ранее упоминали. Новая архитектура безопасности. И, конечно же, двухсторонние отношения, что для нас является вопросом исключительной важности.

А.ВОРОБЬЕВ: Можно ли сказать, что еще одной темой будет взаимодействие в энергетической сфере, газовая тема?

ВИТТОРИО К. СУРДО: Как вы знаете, Италия с Россией или, вернее, Eni с Газпромом подписали договора стратегической важности. Наряду с нашими немецкими друзьями, я думаю, что мы как раз те страны, которые придали должную важность вопросу энергоресурсов. А именно – двухстороннему подходу. То есть т.н. апстрим со стороны Eni, то есть иметь доступ со стороны Eni и с другой стороны доступ для Газпрома для дистрибуции на территории Итальянской Республики. Итальянцы абсолютно убеждены, что чем больше будет взаимозависимости в этом смысле между нашими странами, тем больше мы все от этого выиграем. Вы знаете, что недавно как раз компания ЛУКОЙЛ инвестировала полтора миллиарда евро в энергетическую сферу в Италии, и итальянское правительство ничего против этого не имело, даже наоборот – это самая крупная инвестиция. Мы гордимся этим. Наоборот – мы как раз продвигаем и стимулируем любые российские инвестиции в Италию и с другой стороны стараемся поддержать итальянские инвестиции на территории РФ.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну и, пожалуй, самый последний вопрос зададим, потому что заканчивается наше время. Один из наших слушателей спрашивает: «По сложившейся с давних пор традиции, почетным гостям что-нибудь дарят. Что вы планируете подарить нашему президенту на память о посещении Италии?»

ВИТТОРИО К. СУРДО: Мне очень жаль, что придется разочаровать вашего слушателя, но клянусь, я не имею ни малейшего понятия, что же это может быть. Я абсолютно не знаю, но может, это будет что-то религиозное со стороны религиозных деятелей и, соответственно, светский подарок со стороны светских людей.

А.ВОРОБЬЕВ: Настоящий дипломат – посол Италии в России господин Витторио Клаудио Сурдо. Благодарим вас.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое.

ВИТТОРИО К. СУРДО: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире