'Вопросы к интервью
В. ВАРФОЛОМЕЕВ – У нас сейчас на связи лидер «Объединенного гражданского фронта» Гарри Каспаров. Гарри Кимович, добрый день.

Г. КАСПАРОВ — Добрый день.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – На ваш взгляд кто будет следующим премьером? Вам это интересно вообще?

Г. КАСПАРОВ – Конечно, интересно. Потому что это, безусловно, окажет влияние на расстановку политических сил, но, на мой взгляд, я бы не стал на этом сейчас зацикливаться…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А есть что-то более важное?

Г. КАСПАРОВ — Зацикливаться на ожиданиях. Потому что решение, которое принимает Путин, базируется на фактах, которые скрыты от нас. Это решение абсолютно не публичное. Все они принимаются в обстановке абсолютной секретности. Интересно было послушать сегодня, например, Павловского и Морозова. Совершенно очевидно, что эти люди, которые вроде бы должны быть осведомлены хотя бы о чем-то, ничего не могли сказать. Морозов что-то проблеял о том, что когда поручат, тогда и назначим. А Павловский признался, что его даже не пускают подслушивать у дверей. И вот этот тон, кстати, и Павловского, и Морозова, и Зюганова и Жириновского, он был, наверное, чуть более определенным, говорит о том, что сейчас даже нет уверенности в том, что назначенный премьер будет обязательно преемником. А вспомните, что буквально несколько недель назад это считалось само собой разумеющимся. Вот кто будет премьером, тот будет и преемником. А сейчас какие-то оговорки: а может быть, а мы еще посмотрим. Совершенно очевидно, что съезд «Единой России» 2 октября это тоже загадка, потому что «Единая Россия» я полагаю, имеет свое мнение на этот счет, но заметьте, что Грызлов-то молчит. Он вообще в последнее время пропал. То есть, видимо, можно согласиться с Белковским, который говорит, что аппаратная борьба продолжается, Путин, скорее всего, решение еще не принял и не исключено, что решение сейчас будет тоже каким-то балансом аппаратным, соблюдением аппаратного баланса, но по-настоящему еще не определит фаворита в вопросе преемничества. Если вообще не вынырнет снова тема третьего срока, что для меня вообще будет неудивительно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – То есть самых разных вариантов вы не исключаете?

Г. КАСПАРОВ — Мы лишены информации. Я все-таки привык анализировать ту информацию, которой можно доверять. А это все слухи, объедки с барского стола, которые сбрасывают. Мы занимаемся гаданием на кофейной гуще. Потому что Путин, безусловно, располагает информацией какой-то, очень внутренней, секретной, которая нам неизвестна.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Я так понимаю, что эта ситуация принципиально вас не устраивает.

Г. КАСПАРОВ — Меня не устраивает вообще ситуация, в которой правительство является такой мелкой разменной монеткой.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Может быть сейчас в период этого межвременья, безвременья, когда уволен старый премьер, нет нового и неизвестно, кто им может стать, может быть, я сейчас к вам обращаюсь как к одному из лидеров «Другой России», оппозиция должна что-то предпринять?

Г. КАСПАРОВ — На самом деле оппозиция на сегодняшний день в России находится в разрозненном состоянии, потому что вмешиваться в процесс распределения власти, нужны гораздо большие ресурсы, чем те, которыми оппозиция, реальная оппозиция располагает. Все-таки те, кто называет себя оппозицией, скажем, официальной, парламентские партии, они сейчас все в низком старте замерли на старте гонки и все ждут, как на их судьбе или на количестве мандатов в ГД отразится назначение премьера и перестановки в правительстве. Идет аппаратная игра, которая никакого отношения вообще…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А вы не хотите принять участие в том, чтобы оказать давление на участников этой игры?

Г. КАСПАРОВ — На самом деле всячески пытаемся оказывать это давление, выстраивая свои демократические процедуры. Праймериз «Другой России», который мы проводим, это все попытка создать такие демократические ячейки в обществе. И неслучайно власть последовательно сейчас срывает одну конференцию за другой. Вчера сорвали в Ульяновске, сегодня отказали в проведении конференции в Московской области. Власть понимает, что угроза идет именно с этой стороны, где в противовес этим кулуарным назначениям и всем этим аппаратным играм мы пытаемся выстраивать демократические институты.

М. КОРОЛЕВА — Гарри Кимович, у меня последний вопрос. Что было бы для вас признаком того, что Путин решил идти на третий срок, в смысле назначения. Вот если назначит кого, то вы решили бы, что он принял решение идти на третий срок.

Г. КАСПАРОВ — Абсолютно непонятно, потому что логика принятия решений находится за пределами наших знаний. Я думаю, что вообще по-настоящему обсуждать расстановку сил можно будет только после выступления Путина на съезде «Единой России» 2 октября. Потому что 2 октября…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Кстати, это совпадает по датам с тем числом, когда по закону он должен внести, крайний срок кандидатуру премьера.

Г. КАСПАРОВ — Вот-вот. И, кроме того, «Единая Россия» должна будет назвать свою тройку. А соответственно первый номер в этой тройке это тоже фигура значимая.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Потенциальный преемник.

Г. КАСПАРОВ — Вот только если кандидатура премьера и первый номер в списке «Единой России» совпадут, тогда можно говорить о преемнике. Если же будет несовпадение, значит, аппаратная борьба продолжается. И это не исключает того, что в какой-то момент Путину просто придется оставаться снова, чтобы предотвратить там массированное аппаратное смертоубийство.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Гарри Кимович, последний вопрос к вам. Прежний наш премьер Касьянов, его уволили, и он через некоторое время примкнул к оппозиции. Как вы думаете, Фрадков способен на такое?

Г. КАСПАРОВ — Фрадков абсолютно технический премьер. Он пришел председательствовать в момент, когда правительство лишалось всех функций, ведь сегодняшнее правительство это в какой-то мере отзвук Совета Министров в советскую эпоху, когда все знали, что решение принимается в ЦК КПСС. Сегодня это президент и его администрация.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – То есть Фрадков оппозиционером стать не сможет?

Г. КАСПАРОВ — Нет, Фрадков по своей сути мне кажется фигура не политическая. Касьянов все-таки внутри, как говорится, питал амбиции. Фрадков — часть аппарата, который в свою собственную игру играть, конечно, не может. Но если партия прикажет, то и Фрадков может пойти в политику.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Благодарю вас.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире