'Вопросы к интервью
12 сентября 2007
Z Разворот Все выпуски

Отставка Михаила Фрадкова


Время выхода в эфир: 12 сентября 2007, 15:35

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – У нас на телефонной линии Станислав Белковский, политолог. Добрый день.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Добрый день.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Наши коллеги уже с вами утром уже говорили на тему: возможно это или нет, серьезные предположения нет. В итоге выяснилось, что сказка у нас былью стала именно сегодня 12 сентября.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Как мы и предполагали утром.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Есть ли вам что-то сказать вслед уходящему Фрадкову?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Вслед уходящей сказки. Потому что Михаил Ефимович Фрадков имел прозвище Винни-Пух. Начинается новая сказка, видимо, про Буратино. Где очень важными объектами будут поле чудес и соответствующая страна избирателей.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Хорошо, тогда давайте с вами вперед и посмотрим. 20 минут назад перед вами у нас был Глеб Олегович Павловский. Ваш коллега, политолог. Хотя работаете в конкурирующих структурах, и он отказался даже предполагать, кого президент может теперь выдвинуть в премьер-министры. Вы, насколько я понимаю человек более свободный в своих суждениях.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я надеюсь.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Поэтому, пожалуйста, этот вопрос я адресую вам.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я думаю, что фаворитом гонки остается все-таки Сергей Борисович Иванов. Но шансы Сергея Нарышкина, Дмитрия Медведева, а также руководителя администрации Сергея Собянина я не считал бы сегодня равными нулю.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А Владимир Якунин?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Владимир Якунин, безусловно, наиболее сильный и дееспособный из потенциальных преемников Фрадкова. И в околопутинских кругах есть представления, что на исторические вызовы, которые встанут перед Россией при новом президенте, может отвечать только команда во главе с таким человеком. Хотя естественно это самый сильный из самых слабых, поскольку путинская команда формировалась по принципу отрицательного отбора, и качество ее соответствующее. Но пока Якунин никак не входит в число фаворитов. Впрочем, Путин всегда тяготел к нестандартным решениям, нужно дать президенту 7-8 дней на то, чтобы он выбрал самое стандартное и простое из нестандартных.

М. КОРОЛЕВА — Вы считаете, что это продлится именно столько, то есть только через неделю будет объявлена кандидатура нового премьера?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Возможно и раньше. Элиты не в состоянии выдвинуть консенсусного преемника, именно поэтому Путин изначально хотел затянуть процесс назначения нового премьера и преемника до декабря. Понимая, что, будучи назначен сегодня, преемник сразу попадает под огонь жесточайшей критики, становится объектом войны весьма кровопролитной со стороны тех политико-экономических групп, которых его фигура не устраивает. Но видимо, Путин решил ускорить процесс передачи власти, во многом, потому что негативные тенденции, которых Путин опасается, нарастают в последнее время гораздо более стремительно, чем он раньше думал.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Подождите. Но не хотите вы сказать, что, отправляя в отставку действующего премьера, президент не имеет в рукаве колоды, на которой изображение, имя будущего главы правительства?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Если бы президент имел это имя, то сегодня мы бы его услышали. И завтра оно было бы внесено в ГД.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – С ума сойти.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Это означает, что Путин имеет набор имен, и окончательного решения еще нет, хотя еще раз говорю, шансы Сергея Иванова, безусловно, предпочтительнее, к тому же, на мой взгляд, новое правительство, которое возглавит Сергей ли Иванов или кто-то другой, уже не будет кабинетом Фрадкова и тем более кабинетом Касьянова.

М. КОРОЛЕВА — А вот здесь, если можно поподробнее. Кого вы имеете в виду? Вы считаете, что правительство серьезно изменится? У нас говорил об этом Алексей Венедиктов в эфире и тоже называл несколько кандидатур, министров на вылет.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я имею в виду даже не конкретные кадровые перестановки, а саму философию властной машины. В правительстве существенно изменятся функции. Сегодня мы видим, что практически все функции по управлению экономикой, промышленностью и финансами передаются государственным корпорациям. Которые заменяют прежде существовавшие министерства и модели и схемы управления. В связи с этим естественно многие нынешние госчиновники могут покинуть правительство, уйти в госкорпорации или просто уйти в бизнес, я думаю, по крайней мере, что такие люди как Виктор Христенко, Герман Греф, некоторые другие едва ли долго задержатся в кабинете…

М. КОРОЛЕВА — А Михаил Зурабов.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Михаил Зурабов может пасть ритуальной жертвой предвыборной, хотя в целом Путин доволен его работой и он на протяжении последних полутора лет отстаивал его от всех и всяческих нападок. Но действительно политика есть политика и в ней ритуальные жертвы иногда необходимы. Но правительство будет фактически лишено двух третей нынешних функций. Как сегодня Сергей Иванов является де-факто пресс-секретарем правительства, а не первым вице-премьером, потому что он не формулирует решения и не принимает их, а озвучивает, решения, которые приняты кулуарным образом и чаще всего без его участия. Так он будет выполнять функции премьера. Он будет разъезжать по заводам и фабрикам и выполнять главную задачу — не расплескать заветный путинский рейтинг в 70%, который должен плавно и без риска перетечь на преемника. А чтобы не расплескать, надо по возможности ничего не делать и ни за что не отвечать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Скажите, меня волнует механизм, мы об этом сегодня в нашем эфире говорили, какова на наш взгляд будет технология? Назначенный премьер он автоматический преемник или могут быть другие варианты?

С. БЕЛКОВСКИЙ — В ситуации крайней политико-аппаратной нестабильности, в которой пребывает наша страна, ничего железного гарантированного быть не может. Однако если говорить об исторически традиционном для России пути передачи власти, то да, конечно. Премьер-министр должен стать преемником.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Мы, сторонники российской власти должны будем преданно смотреть на нового премьер-министра, зная, что далее он будет нашим рулевым.

С. БЕЛКОВСКИЙ — Мы можем об этом подозревать, во всяком случае, любой преемник, будь то нынешний премьер-министр или взявшийся ниоткуда, что трудно предположить, но теоретически возможно, за пару месяцев до президентских выборов, должен пройти обряд посвящения во власть. Значит, он должен стать премьером, потому что иначе он не будет восприниматься как законный наследник Путина ни народом, ни что еще более важно – бюрократией.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – То есть, как это прошло при смене Касьянова, вместо которого мы получили никому не известного чиновника, здесь этот вариант не пройдет?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Нет, функция Фрадкова была абсолютно очевидна. И именно он был идеален как исполнитель этой роли. Он должен был руководить правительством, которое ему не подчиняется, которое не он формирует и делать вид, что командует министрами, которые видали его в гробу. И которые все самые влиятельные фигуры правительства замыкались не на него, а непосредственно на президента. Никакой Касьянов со стопроцентным выполнением такой роли конечно бы не согласился. А Фрадков был абсолютно согласен. Именно поэтому он был идеальным премьером последних трех лет в той ситуации, когда действительно роль премьер-министра во властной машине России определяется только его личными качествами. И если он сильная властолюбивая фигура, он может неформально оттянуть на себя ряд полномочий. Но если он фигура слабая, бюрократизированная и заведомо подчиняющаяся президенту, то он пустое место и любой министр финансов, министр экономики или промышленности де-факто имеет больше функций полномочий, чем премьер.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – На ваш взгляд у Михаила Ефимовича Фрадкова есть политическое будущее или ему поручат какую-нибудь нанотехнологию с Олимпиадой.

С. БЕЛКОВСКИЙ – Нанотехнологию с Олимпиадой уже поручили и не ему. Я не думаю, что будут вырывать кусок…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Что-нибудь в этом роде. «Транснефть» свободная есть.

С. БЕЛКОВСКИЙ — «Транснефть» скорее Виктор Христенко пойдет. Хорошее оптимальное назначение. Если оно состоится, потому что Христенко не такой глубокий…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А у Фрадкова будущее есть?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Конечно, есть будущее, он достаточно молодой человек. В полном расцвете сил.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Я имею в виду политическое будущее.

С. БЕЛКОВСКИЙ — …в меру упитанный. Нет, политического нет. Пойдет туда, куда пошлет его родина, мы знаем прекрасно, что Михаил Ефимович в свое время, когда он был директором Федеральной службы налоговой полиции, ныне ликвидированной, его пригласили к Владимиру Владимировичу Путину, и Путин задал ему вопрос: Михаил Ефимович, а служба твоя нужна, вообще говоря. Михаил Ефимович все понял, вернее он заранее знал, что его спросят от Игоря Сечина, помощника президента и честно ответил: нет, моя служба, которая так блестяще работает и нужна государству, на самом деле не нужна. Именно такой человек и должен был быть премьером в последние три года.

М. КОРОЛЕВА — Отлично. То есть кандидатом в президенты он стать не может?

С. БЕЛКОВСКИЙ — Я думаю, что в реальной политической действительности не может.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Спасибо большое. Это Станислав Белковский, политолог и в последнем его тезисе с ним согласно большинство слушателей.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире