'Вопросы к интервью
08 августа 2008
Z Разворот Все выпуски

Военный конфликт в Южной Осетии


Время выхода в эфир: 08 августа 2008, 15:05

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Наконец у нас голос из Тбилиси. Михаил Мачавариани, вице-спикер парламента Грузии. Здравствуйте.

М. МАЧАВАРИАНИ — Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Первое, что бы мы хотели. Мы особенно вас прерывать не будем. Мы бы хотели, чтобы вы на эту минуту дали оценку происходящему со стороны Грузии, вашу точку зрения. Для чего была сделана эта военная операция. Какие ее причины. Может быть, вы знаете какие-то дальнейшие планы грузинского руководства. Сейчас пришло сообщение, что грузинские войска отходят из Цхинвали. Может быть, вы можете объяснить, почему президент Саакашвили, вначале сказав, что никакого нападения не будет, тем не менее, это сделал. Мы от вас ждем рассказ грузинской стороны. Пожалуйста.

М. МАЧАВАРИАНИ — Еще раз добрый день. Я приветствую вас и всех радиослушателей. Эскалация ситуации началась 1-2 августа, когда была подорвана машина с военнослужащими Грузии. 4 человека было ранено, и потом вечером был нанесен артудар по грузинским селам. Мы попросили руководство миротворческих сил, и вы знаете, что приехал специально Попов позавчера в Тбилиси, чтобы организована была встреча двусторонняя. На это вчера утром господин Кокойты заявил, что его терпение уже подошло к концу, и он начинает военную операцию по захвату грузинских сел и по так называемому освобождению грузинских сел от грузинских полицейских. Потом в 7 часов вечера было президентом дано поручение военнослужащим не открывать огонь. Наверное, наши коллеги так поняли, что это значит, что Грузия пала и в 10.30 началась массированная атака на грузинские села. Вы знаете, после Цхинвали есть несколько десятков грузинских сел, где живут грузинские и осетинские семьи. Там такая ситуация, что нет границы грузин и осетин, там есть смешанные семьи и где есть наша администрация президента Грузии. На что потом это уже миротворческие силы и грузинские подразделения были вынуждены открыть ответный огонь и выдавить формирования, потому что накануне на встрече с полномочным представителем президента Грузии с министром по интеграции, начальник миротворческих сил господин Кулахметовым, это официальный факт, доложил, что встреча не состоится. Потому что отказались осетины от встречи. Господин Чочиев отказался встречаться. И что он, Кулахметов не контролирует ситуацию абсолютно с осетинской стороны. А по соглашению у осетин не должно быть ни вооруженных формирований, с 1991 года это соглашение, там должны стоять три силы. Грузины, российские миротворцы и миротворцы из Северной Осетии. И мы были вынуждены, чтобы защитить наших граждан, осетины являются и нашими гражданами, против бандформирований, поскольку там миротворцы не контролируют ситуацию, подавить огневые точки противника. Сейчас с 3 часов до 7 часов приостановлен с нашей стороны огонь, мы открыли… переход, прямо с Цхинвали, если кто-то хочет покинуть из мирного населения или у кого есть оружие в руках, хочет покинуть Цхинвали, у них есть такая возможность. И что самое главное – что российские радиослушатели должны знать, что сейчас Россия с нами воюет, поскольку фактически мы находимся в состоянии войны, потому что уже 6 истребителей российских ВВС нанесли бомбовый удар по районам (неразборчиво), это вообще на 20 км от Цхинвали и Гори. Это город, где 63 км от Тбилиси. Две бомбы были спущены. Я не говорю, что там была ковровая бомбардировка Цхинвальского региона российскими ВВС. А приказом верховного главнокомандующего России залетели на суверенную территорию Грузии, и бомбят наши города и села. Вот что происходит. Сейчас фактически мы с вами Матвей, находимся в состоянии войны. Россия воюет с маленькой Грузией. Великая Россия маленькую Грузию…, так свою гордыню хочет показать всем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Теперь я бы хотел, чтобы вы ответили на несколько очень конкретных вопросов. Ночью создалось ощущение, что это должно было быть окончательное решение южноосетинского вопроса, и как выразился ваш главнокомандующий: это должно было быть наведение конституционного порядка. Мы понимали так, я лично понимал, что Цхинвали должен быть захвачен. И решение такое принято. И вдруг сейчас все остановилось. Можете ли вы объяснить, какова собственно цель, если она как-то декларирована вашим верховным главнокомандующим этой военной операции?

М. МАЧАВАРИАНИ — Я хочу сказать, что на эту минуту Цхинвали контролируется грузинскими подразделениями. Можно сказать, что все села, которые окружают Цхинвали, контролируются грузинскими военнослужащими. В Цхинвали, как заявил представитель в зоне конфликта, там находится господин Угулава, 70% Цхинвали и окрестных территорий контролируется грузинскими формированиями. А цель была — чтобы там эти провокации прекратились. Мы были за прямой диалог, наверное, вы знаете, в течение этих дней очень много было насчет этого дебатов. Приехал специально господин Попов, чтобы организовать такую встречу. Вчера он заявил, что такой встречи не будет, потому что господин Кокойты утром дал приказ атаковать грузинские села.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я прошу прощения, я просил бы вас, нам для информации это нужно, чтобы вы поточнее ответили на мой вопрос. Какова цель этой военной операции? Склонить руководство Южной Осетии к переговорам и к какому-то решению этого вопроса. Это первый вариант. Второй вариант – они не идут на контакты, отказываются, провокации и так далее, как считает грузинская сторона, захват Цхинвали, устранение или арест или выдворение нынешнего осетинского руководства, и после этого можно сказать, что вопрос решен. Какова все-таки цель была?

М. МАЧАВАРИАНИ — Я скажу понятнее. Как сказал бывший президент России Путин, мы их в сортире мочить не собираемся. Мы хотим их склонить к диалогу. Вчера президент заявил, что он еще раз подтверждает готовность, что в Осетии будет автономия и гарантом автономии может выступить Россия. Мы хотим, чтобы в Осетии была автономия и это была автономная республика, которая есть в Европе, в мире, какую модель они хотят, пускай они выбирают и живут. Но не та зона, которая была фактически сначала контрабандная зона, а потом неконтролируемая зона и, в конце концов, как заявил Кулахметов, и российские миротворцы как оказалось, уже не контролируют ситуацию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Михаил, у меня два вопроса важных. Вы знаете, что международные институты, международное сообщество осудило эту военную составляющую, которая сейчас происходит. Это военное нападение и практически все международные институты заявили о необходимости немедленно прекратить огонь. И сейчас мы видим, военные отходят от Цхинвали грузинские. Что необходимо для того, чтобы военные действия не возобновились со стороны Грузии?

М. МАЧАВАРИАНИ — Необходимо, чтобы Россия как в свое время гарант того, чтобы в этом регионе был мир, делала все возможное, чтобы начались прямые переговоры. Это необходимо, а не те заявления, которые мы слышим от руководства России, что они будут принимать адекватные меры. Если они хотят мира, грузинская сторона готова к этому, к переговорам и я еще раз подтверждаю, что автономия в рамках Южной Осетии будет гарантирована самая большая, которая есть. Вот это необходимо сейчас от России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Следующий вопрос. Вы знаете, что со стороны России того региона, примыкающего к конфликтной зоне со стороны Северной Осетии, Абхазии, как говорят, движутся большие группы добровольцев на помощь Южной Осетии. Как вы прокомментируете эти сообщения?

М. МАЧАВАРИАНИ — Никаких добровольцев там не может быть, потому что Россия отлично контролирует свою территорию. Не может быть в России никаких формирований, которые не подконтрольны российскому руководству. Мы считаем, что это с российской стороны подстрекание к агрессии в Грузии, чтобы они потом как это было и в Абхазии, и Южной Осетии все свалили на так называемых добровольцев. А если там будут предприняты военные действия, будут принимать регулярные части России, мы это знаем. Добровольцев, которые хотят сейчас принимать на территории Грузии в военных действиях участие, в России не может быть. Потому что ФСБ и МВД России абсолютно контролируют ситуацию, даже куст как передвигается по всей России, они знают.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я вам хочу сказать заявление Владимира Путина, который, наверное, справедливо сказал, что многих добровольцев будет очень тяжело удержать от поездки в Южную Осетию.

М. МАЧАВАРИАНИ — Если он хочет, он не удержит, если это произойдет, то это будет со стороны России еще один факт, что они хотят эту территорию Грузии аннексировать. Если российские руководство хочет, мы прекрасно увидели в Чечне и других регионах, они могут это прекрасно контролировать. И в Чечне и на Северном Кавказе могут это все контролировать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И простите, последний вопрос. Вы только что сказали, что в военных действиях до 19 часов пауза. Военные действия могут не возобновиться после 19 часов, если южноосетинское руководство, либо по принуждению российской стороны, либо каких-то международных сил, либо по своему собственному разумению скажет, что оно готово садиться за стол переговоров с грузинской стороной. Означает ли это, что если в 19.00 такое указание со стороны Южной Осетии не последует, что Грузия возобновит военные действия?

М. МАЧАВАРИАНИ — Сейчас нет необходимости в военных действиях, если на территорию Южной Осетии не войдут российские войска, я не буду говорить об ополченцах, никаких ополченцев там не будет. Там будут регулярные войска. Если кто-то туда войдет, значит, они пройдут, я знаю хорошо территорию, там можно только перейти через официальную границу, там очень такое ущелье, там невозможно, чтобы какой-то доброволец перебежал через дорожку и оказался в Южной Осетии. Там если это будет, это будет с поддержки российских верховных лиц. Так что если такое будет, это будет виток нового нагнетания ситуации. Потому что сейчас нет необходимости в военных действиях.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо большое, что нашли время для разговора с нами.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире