'Вопросы к интервью
В. ВАРФОЛОМЕЕВ – У нас в прямом эфире учитель литературы одного из московских лицеев 1525 Евгения Абелюк. Добрый день.

Е. АБЕЛЮК — Здравствуйте.

М. КОРОЛЕВА — Прежде всего нам бы хотелось узнать, какие книги Солженицына сейчас в школе изучаются? Какие книги в программе?

Е. АБЕЛЮК — В курсе литературы реально изучаются или «Матренин двор», или «Один день Ивана Денисовича». И, в общем, это обязательно. Другое дело, что выбирается что-то одно и как мне представляется можно давать детям гораздо больше и в курсе истории. Вообще мне кажется, история должна изучаться в лицах и документах. Она должна быть живой. И я бы давала фрагменты из «Архипелага ГУЛАГ», например. Такая глава замечательная «Когда в зоне пылает земля». Я бы давала какие-то литературные оценки Солженицыну. В «Бодался теленок с дубом» оценка поэмы Твардовского «Василий Теркин» мне кажется очень важная. Потому что Солженицын противопоставляет здесь Василия Теркина, а поэму он называет просто чудом, такой трескучей агитационной литературе советской.

М. КОРОЛЕВА — Евгения, вы говорите о том, что хорошо будет изучать в истории, но согласитесь, все-таки у нас книги, литературные произведения в курсе истории не принято изучать. То есть одно, я понимаю, даже фрагменты «Архипелаг ГУЛАГ» на уроках литературы. Частично читать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Мы же французскую историю по «Трем мушкетерам» не изучаем.

Е. АБЕЛЮК — Во-первых, я говорила о том, как расширять. Я прежде всего об этом говорила. Как расширять пространство написанного Солженицыным, в школе. И в связи с этим я говорила об истории. Поскольку я как раз считаю, что историю надо изучать обязательно, вводя и документы и публицистические тексты, что пытались сделать в начале 90-х годов и безуспешно. Если же возвращаться к литературе, мое глубокое убеждение в том, что важен не объем изученного, а то, как изучать. То, как говорить о том, что берется. Потому что тот же рассказ «Матренин двор», который кажется очень простым, незамысловатым, легким, а на самом деле чрезвычайно глубокая вещь.

М. КОРОЛЕВА — А как его ваши ученики воспринимают? Вообще как Солженицына воспринимают школьники?

Е. АБЕЛЮК — Я думаю, что Солженицына воспринимают школьники хорошо, но тут такая вещь. У Солженицына с художественностью сочетается документальная точность. И его вещи, впрочем, как и произведения очень многих других авторов, требуют серьезного комментирования. Исторического. В том же «Материном дворе» почти вся история Россия 20 века. Там и Первая мировая война, и Вторая мировая война. И там горячая пустыня пыльная, из которой главный герой возвращается.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – То есть ученикам надо хотя бы контекст эпохи раскрывать.

Е. АБЕЛЮК — Безусловно. Вообще литературу надо изучать в контексте эпохи. Но кстати и в контексте культуры. И я думаю, что этого на уроках литературы не делается, когда говорят о творчестве Солженицына, потому что очень важно показать вписанность творчества Солженицына в литературную традицию.

М. КОРОЛЕВА — То есть вы согласны с тем, что нужно больше Солженицына в школе?

Е. АБЕЛЮК — Все изучают по-разному. У нас в лицее изучается много достаточно.

М. КОРОЛЕВА — Но это уже ваша добрая воля.

Е. АБЕЛЮК — …на примерах тех немногих произведений, о которых я говорю.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А крупные его произведения, романы многотомные. Они подходят для школьной программы?

Е. АБЕЛЮК — Тут тоже по-разному. Фрагменты из «Архипелага», наверное, можно было бы давать и в курсе литературы, хотя мне кажется, правильнее было бы в курсе истории. Фрагменты из «Красного колеса» тоже в курсе истории мне кажется. Там есть может быть иногда некоторая назидательность, которая связана с какой-то публицистической задачей автора. И я бы все же считала, что именно фрагменты и эти вещи, конечно, в курсе истории. Но нужен иной подход, по-моему.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Я надеюсь, что министр образования Фурсенко как-то отреагирует на слова президента и найдет нужный подход. Спасибо большое.





В. ВАРФОЛОМЕЕВ – У нас на телефонной линии учитель истории и обществознания лицея 1502 Иван Внуков. Добрый день.

И. ВНУКОВ — Добрый день.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – У вас в каком объеме проходят Солженицына? Хотя я понимаю, что для курса истории автор не совсем профильный, наверное.

И. ВНУКОВ — Я прослушал мнение Евгении Абелюк, я с ней согласен в том смысле, что нужно расширять творчество Солженицына, в том числе на уроках истории. Потому что личность очень многогранная, и я хотел бы сказать, что как я учился в школе, то Солженицына мы не проходили и учителя, родители мои рассказывали, как книги Солженицына было велено изъять из библиотеки и сжечь, буквально костры пылали. У нас сельская школа. Поэтому я оцениваю масштаб личности как преподаватель. И на сегодняшний момент о Солженицыне говорится в разных учебниках. Мне подумалось сегодня, когда я послушал анонс вашей передачи, что расширить здесь можно было бы несколькими способами. Скажем, элективные курсы, которые сейчас распространены и вводятся в программу. Я подумал, есть такой курс, наверное, стоило бы ученикам рассказать более подробно тем, кто интересуется. Без какого-то навязывания, о чем сейчас говорила…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вы имеете в виду отдельные лекции какие-то?

И. ВНУКОВ — Да Это сейчас профильная школа идет на выбор курсов обязательных. Вот один из курсов, пожалуйста, почему бы ни разработать, ни предложить, совместно учитель литературы и истории. Потому что программа сама по себе, безусловно, перегружена.

М. КОРОЛЕВА — Скажите, пожалуйста, а сейчас в каком аспекте. Вы говорите, что в некоторых учебниках Солженицын упоминается. В учебниках истории?

И. ВНУКОВ — Учебники истории последнего поколения все современные, все стараются дать разные точки зрения, я бы не сказал, что там о Солженицыне не говорится. И те книги, которые мы обсуждали…недавно после прошлогодней июньской конференции и встречи у Путина, ведь новое поколение учебников идет. Другое дело, что я думаю, сейчас можно найти какие-то возможности сказать более подробно биографические данные. Ведь это важно, что человек нашел в себе мужество не только в период застоя заявить о себе, но он вернулся в новую Россию, и все критические замечания, которые он увидел в новой России, он также высказал, не стесняясь, не боясь. Я помню, как не всем это нравилось и уже в новой России, об этом ученикам нужно говорить. Так вот элективный курс. Это то, что я считаю необходимо. Документы по истории конечно можно, и нужно найти те фрагменты, например, «Архипелаг ГУЛАГ», безусловно, которые включить. Может быть дополнительным приложением, потому что все издательства говорят, что они перегружены. Перегружены учебники, нельзя лишние страницы включить.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – У меня вопрос как учителю именно истории. Например, когда изучается наше недавнее прошлое, 60-70 годы, например, указан ли в учебнике год выдворения за рубеж писателя Александра Солженицына. Как исторический факт?

И. ВНУКОВ — В разных учебниках есть либо примерно 70-е годы в эпоху таких-то действий власти в области литературы был выдворен Солженицын. Где-то более мягко об этом говорится. Где-то указываться год. Я бы считал необходимым указать год, сказать, за что и как это вообще варварски происходило.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Спасибо большое за участие в нашем эфире.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире