'Вопросы к интервью
06 июля 2007
Z Разворот Все выпуски

Закон об экстремизме. Участие оппозиции в выборах


Время выхода в эфир: 06 июля 2007, 15:35

А. ПЛЮЩЕВ: Мы с Ириной Меркуловой вместе продолжаем разговор об экстремизме, но на этот раз еще у нас в компании Владимир Рыжков, в компании – в смысле присоединился к нам. Депутат ГД и только что прямо с заседания, добрый день, Владимир.

И. МЕРКУЛОВА: Добрый день.

В. РЫЖКОВ: Мы только что закончили нашу весеннюю сессию. Здравствуйте.

А. ПЛЮЩЕВ: И расскажите нам, я знаю, что вы возражали против закона, вообще говорили, чтобы его не рассматривать, но как-то не прислушалось к вам думское большинство. Давайте вот что сделаем, сначала, может быть, о терминах, мы тут полчаса с нашими радиослушателями разминались и рассказывали друг другу, что такое экстремизм. Версии были самые разные, вплоть до захвата собственности в ходе приватизации Гайдара-Чубайса, это экстремизмом было признано и т.д. Что такое по новому законодательству, что такое экстремизм и кто такие экстремисты?

И. МЕРКУЛОВА: Да, что в законе записано?

В. РЫЖКОВ: Как раз радиослушатель в какой-то степени прав, когда он говорит, что захват Чубайсом и грабеж собственности – это экстремизм, потому что если посмотреть, как это выглядит в нынешнем законе, то пришить экстремизм можно к чему угодно. В том числе, например, и к действиям корейцев в Гватемале, когда они экстремистским образом противодействовали нашей победе, нашего города Сочи. Т.е., на самом деле, у нас беспрецедентный закон, передо мной лежит статья 8 сегодняшнего закона, который сегодня приняла ГД, знаете, сколько у нас определений экстремизма в этом законе? Я не поленился, подсчитал, 13.

А. ПЛЮЩЕВ: 13 определений?

В. РЫЖКОВ: 13, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Все разные?

В. РЫЖКОВ: Все разные.

А. ПЛЮЩЕВ: Серьезно?

В. РЫЖКОВ: Я просто Ирине показываю.

И. МЕРКУЛОВА: Т.е. здесь, видимо, какие-то все области нашей жизни охвачены.

В. РЫЖКОВ: Смотрите, пункт первый статьи первой (НЕРАЗБОРЧИВО) следующей редакции, экстремистская деятельность, экстремизм, то, что волнует наших слушателей, двоеточие, дальше пошло длинное, насколько здесь получается, на полторы страницы перечисление, что это такое.

А. ПЛЮЩЕВ: Какие-нибудь выдержки?

В. РЫЖКОВ: Я просто выдержки, да, насильственное изменение основ конституционного строя.

И. МЕРКУЛОВА: Это еще более-менее понятно.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы будем сейчас оценивать.

В. РЫЖКОВ: Публичное оправдание терроризма, здесь уже сложнее, потому что, например, любая научная статья или та же публицистическая статья, например, про ХАМАС, у нас, кстати говоря, государство занимается публичным оправданием экстремизма.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е., подождите, подождите, у нас мы опрашивали наших слушателей, приняли ли бы они у себя делегацию ХАМАС, я помню, был опрос.

В. РЫЖКОВ: Был такой, да.

А. ПЛЮЩЕВ: И 70% сказали – да, пусть приезжают.

В. РЫЖКОВ: В принципе, при желании и следователь может сказать, что те 70%, которые позвонили, они оправдывают терроризм.

И. МЕРКУЛОВА: Даже если они не говорят, что это хорошо?

В. РЫЖКОВ: Да, об этом и речь, т.е. это настолько размытая формулировка, а дальше, чуть дальше есть, идет содействие, еще такое понятие, оно относится ко всем этим видам содействия. Скажем, те, кто позвонил и сказал, что за ХАМАС, это публичное оправдание, а «Эхо Москвы», которое дало это в эфир, это содействие. Дальше, возбуждение розни, да, возбуждение розни. Например, Карл Маркс в опубликованном многомиллионными тиражами произведении «Капитал», он разжигал социальную рознь против капиталистов? Можно так сказать, да. Или, например, профсоюзы, требуя прибавки зарплаты на заводах «Форда» в Ленинградской области, обвиняя последними словами владельцев американских, они разжигают или нет? Дальше, публичные заведомые ложные обвинения должностных лиц в том, что…

И. МЕРКУЛОВА: Клевета на чиновников, да?

В. РЫЖКОВ: Да, или, например, воспрепятствование законной деятельности госорганов, местного самоуправления избирательных комиссий, связанное с насилием либо угрозой его применения. Вроде бы насилие, да, понятно. А уже угроза его применения, это что?

И. МЕРКУЛОВА: Даже вспомните недавний случай, когда бесланские женщины попытались воспрепятствовать работе суда.

В. РЫЖКОВ: Главное вообще в жизни и в науке и в законе – это как определяется явление, да? Например, если бы меня спросили, что такое экстремизм, я бы сказал, что это насилие по мотивам либо религиозной розни, либо национальной розни, либо ненависти к какой-то группе, к евреям или к кавказцам. И второе, это публичные призывы к такому насилию. Я бы из этих 13 оставил бы два пункта. Может быть, здесь еще с третьим бы я согласился, здесь есть, Ирина видит, я показываю, пропаганда и публичная демонстрация нацисткой атрибутики или символики либо атрибутики, сходной с нацистской, до степени смешения. Это нормально, эта норма есть во многих европейских уголовных кодексах, то, что нельзя использовать свастику, нельзя использовать нацистскую символику и т.д. Но все, три мотива можно оставить, это насилие по мотивам религиозной, национальной и социальной розни, второе – это публичные призывы к такому насилию, третье – это использование нацистской символики и т.д. Но остальные-то десять просто пришиты белыми нитками. И как раз, понимаете, здесь получилось два расширения в этом законе, два, на мой взгляд, недопустимых расширения. Первое – это слишком расширенное толкование, что такое экстремизм вообще, что позволяет, в принципе, любому следователю любого критика власти, любого активного политика или любого общественного деятеля обвинить, объявить экстремистом. А второе расширение, здесь же огромное количество поправок, я тоже сейчас, Алексей не видит, потому что сидит напротив меня.

А. ПЛЮЩЕВ: Меня Саша зовут, ничего страшного.

В. РЫЖКОВ: Александр не видит, а Ирина видит, это я просто обвел специально, это статьи уголовного кодекса, где сделаны отягощения по мотивам экстремизма, видите, их порядка двух десятков. Т.е., если, например, разбил окно просто так – это одна статья, а если разбил окно по мотивам экстремистским, читай первый закон, это уже статья 5 лет. Или, например, если просто хулиган, Александр, например, выпил три бутылки пива, вышел на улицу, скамейку сломал.

А. ПЛЮЩЕВ: Четыре, не меньше.

В. РЫЖКОВ: Да, четыре, скамейку сломал, это просто хулиганство. А если сломал скамейку напротив казахского посольства, и следователь усмотрел в этом экстремистские мотивы, например, разжигание розни с братским казахским народом, то это уже пять лет тюрьмы. Даже правовое управление ГД, у меня здесь есть, я привез вам документы, даже правовое управление ГД пишет – ребята, это перебор. Хулиганство – это проявление антиобщественных настроений без всякого мотива. Идет пьяный по улице и матом всех кроет, какой тут мотив? Нельзя за хулиганство давать пять лет тюрьмы. Все мы помним «Операцию Ы и другие приключения Шурика», что там делали с хулиганами, тунеядцами и алкоголиками? Они там таскали в носилках раствор или кладку делали.

А. ПЛЮЩЕВ: Таскали, в основном, студенты.

В. РЫЖКОВ: Да, таскали студенты, а матерые тунеядцы, они требовали обеда, как вы помните.

И. МЕРКУЛОВА: Из трех блюд с компотом.

В. РЫЖКОВ: Здесь двойное расширение.

А. ПЛЮЩЕВ: Т.е. закон улучшил ситуацию по сравнению?

В. РЫЖКОВ: Закон, на самом деле, открыл дорогу для произвола. Т.е., во-первых, 13 определений, что такое экстремизм, позволяет под экстремизмом подвести почти все. Содействие, оправдание, сочувствие и вообще что-то такое, если ты не так посмотрел, ты, глядишь, и содействуешь. А второе, огромное количество статей уголовного кодекса теперь можно подвести, т.е. обычное уголовное преступление, даже самое простое, которое, в принципе, каралось и сейчас еще пока карается условным сроком или большим штрафом, такие тоже есть уголовные преступления, если судья решит вместе со следователем, что здесь есть экстремистский мотив, это уже тюрьма. Причем 5 лет, 7 лет, т.е. то, что обычно за тяжкие, за особо тяжкие. И третий момент, почему сегодня очень многие депутаты, я привез Александру с Ириной распечатку голосования, «Эхо», если захочет, может поставить его в Интернете, это несложно сделать. Посмотрите, 90 человек голосовало против, я посмотрел распечатку, все коммунисты, как один, голосовали против, справедливоросы голосовали против, даже Жириновский, который публично выступил в поддержку, сам не голосовал, и две трети его фракции проголосовали против и большинство независимых. Почему, потому что там есть еще помимо расширительного толкования экстремизма, раз, расширение уголовных статей, статей уголовного кодекса на огромный круг преступлений, если они совершены по мотивам, ужесточение наказаний. Там же еще вопрос о прослушке, который очень важный. Это я тоже здесь оставлю вам, это поправки в закон об уголовно-процессуальном, уголовно-процессуальный кодекс, т.е. как расследуются преступления. Так вот, раньше можно было прослушивать по решению судьи только подозреваемых, если это доказано, по тяжким и особо тяжким преступления. Т.е. круг был достаточно узкий. Теперь это расширено до преступлений средней тяжести, преступления средней тяжести – это почти весь уголовный кодекс. И только за подозрения в мотиве или в намерении экстремистской деятельности могут прослушивать, в принципе, любого, понимаете? Т.е. это прямое нарушение конституции, потому что конституция четко говорит – неприкосновенность, вы прекрасно знаете, частной жизни, частной личной информации, переписки почтовой, телефонных переговоров. И сейчас во время Интернета, e mail, также гарантируется тайна переписки по смс-кам и по электронной почте. Теперь это табу снято этим законом. Т.е. теперь фактически, если какой-то следователь решил в милиции или в ФСБ или сейчас в этом новом следственном комитете, который тоже создали буквально на днях, если он решил, что некто Иванов, по его мнению, содействует или оправдывает или, не дай бог, чего-то там готовит, даже преступления средней тяжести, например, дверь какую-то сломать или еще что-то, то он уже может его прослушивать. Причем неограниченное время и т.д. Почему, вы правильно, когда я ехал к вам, я слушал ваш разговор, и вы говорили о том, что это другая страна. Это, действительно, другая страна, потому что идет демонтаж основных наших конституционных прав, в том числе, то, что англичане, американцы называют privacy, т.е. право на тайну личной жизни, переписки, телефонных переговоров тоже ставится под сомнение. Оппозиционная деятельность ставится под сомнение, потому что обвинить любого критика власти сейчас в экстремизме, просто можно сделать элементарно. И еще, если позволите, я один момент, обращу внимание, который часто забывают. Еще одно наше неотъемлемое конституционное право – это быть кандидатами. Например, если вы, Ирина, решите стать кандидатом в ГД, а Александр – кандидатом в президенты, это ваше конституционное право. Так вот, этот закон вообще беспрецедентный, знаете, что внесены две поправки, поправка в закон о выборах президента, она тоже здесь есть, и поправка в закон о выборах…

И. МЕРКУЛОВА: Неужели экстремисты не могут быть кандидатами?

В. РЫЖКОВ: Даже не просто экстремисты, а если осужден по административной статье, даже не по уголовной.

И. МЕРКУЛОВА: Это имеется в виду штраф?

В. РЫЖКОВ: Да, штраф. Например, я был на суде над Гарри Каспаровым после марша несогласных 14 апреля. Ему присудили штраф, 1000 руб., правда, не за экстремизм, а ему присудили за участие в несанкционированной акции. Но представьте себе ситуацию, некто обвиняется в экстремизме, в какой-то мелочи, в мелочи, допустим, взял газету, которая признана экстремистской, соседу дал почитать. Сосед стукнул, приехала милиция, отвезли в мировой суд, присудили штраф 1000 рублей за распространение экстремистской литературы. Здесь эта статья тоже есть. Все, уже не может быть человек кандидатом в президенты, не может быть человек кандидатом в ГД. Элементарно, вы подбрасываете газету, элементарно, знаете, как сейчас милиция провоцирует, подбрасывает пакетик с героином или коноплю в карман сует или патрон от пистолета Макарова, потом шьет дело, человека осуждают. Теперь этому открыта просто зеленая улица, т.е. достаточно сунуть какую-нибудь запрещенную газету человеку в карман, составить протокол, привести к мировому судье, обделать это все за пару часов, установить ему, присудить его к административной ответственности, 1000 руб. штраф, но дело не в 1000 руб. штрафа, он заплатит этот штраф. А дело в том, что его поражают в конституционном праве принимать участие в выборах. Т.е. сегодня не только я один выступал, сегодня выступал Виктор Иванович Илюхин, очень известный юрист, депутат, выступали другие депутаты, все говорят – нельзя такой закон принимать, что мы делаем.

А. ПЛЮЩЕВ: Правильно ли я вас понял, что он был принят сегодня исключительно голосами «Единой России»? Большинством?

В. РЫЖКОВ: Да, я привез распечатку, т.е. фактически «за» голосовало 311 человек, это означает, что только голоса «ЕР» и несколько представителей ЛДПР. Но даже большинство представителей ЛДПР голосовало против, а сам лидер партии, Жириновский, не принял участия в голосовании. Так что вся политическая ответственность за этот закон лежит на «ЕР», граждане должны это знать, и конечно, на президенте страны, потому что он потребовал принять этот закон в этом послании недавнем. Вы же помните, в послании сказал – мы должны ужесточить ответственность за экстремистскую деятельность. И «Единая Россия», принимая этот закон, прямо говорила, что мы выполняем поручение президента.

А. ПЛЮЩЕВ: Владимир, скажите, неужели в нашей стране нет такой необходимости бороться с экстремизмом? Как часто говорят те, кто поддерживает какие-либо начинания, может быть, они немного топорны, недоработаны, сырые и т.д., как они часто говорят, надо же с чего-то начинать.

В. РЫЖКОВ: Нет, я согласен.

А. ПЛЮЩЕВ: Экстремизм, мне кажется, задушил уже все основы нашего общества.

В. РЫЖКОВ: Две разных темы. Если мы обсуждаем закон, такой закон неприемлем. Если мы обсуждаем тему, надо ли бороться с экстремизмом, конечно, надо. Но я задаю риторический вопрос, а чего раньше-то не боролись?

И. МЕРКУЛОВА: А у нас, кстати, было законодательство?

А. ПЛЮЩЕВ: Лучше поздно, чем никогда.

В. РЫЖКОВ: Конечно, во-первых, то, что мы сегодня обсуждаем, это поправки. А сам-то закон уже действует полтора года, чего вдруг так все забегали?

И. МЕРКУЛОВА: А почему это произошло?

В. РЫЖКОВ: Так вот, об этом и речь, почему они ужесточают этот закон, если и старый позволял бороться. Дальше, есть, была до сегодняшнего дня, сегодня ее изменили, 282 статья уголовного кодекса, я прямо специально для вас и для слушателей выписал ее название. Возбуждение ненависти либо вражды, равно унижение человеческого достоинства. Все эти скинхеды, они чем занимаются, эти убийства, армянского парня на метро Пушкинская, убийство армянского парня в подмосковной электричке, погромы.

И. МЕРКУЛОВА: Знаете, Владимир, это хулиганство.

В. РЫЖКОВ: Нет, там были выкрики, там была вскинутая рука, там были крики…

И. МЕРКУЛОВА: А эти многочисленные процессы в Петербурге?

В. РЫЖКОВ: Совершенно верно.

И. МЕРКУЛОВА: Которые ни к чему не приводят.

В. РЫЖКОВ: Т.е. вопрос в том, что все эти организации известны. Вы можете найти их в открытых источниках. Все эти группировки, они известны, известны их лидеры, они даже действуют, не скрываясь, они действуют открыто. Буквально на днях был первый арест этого Тесака, который…

А. ПЛЮЩЕВ: Максима Марцинкевича.

В. РЫЖКОВ: Да, который в «Билингве» отличился. Давайте, почему вы раньше-то не боролись? Понимаете, я-то как раз усматриваю, я утверждаю, что то законодательство, которое было до сегодняшнего дня, оно давало все возможности ФСБ, прокуратуре и МВД бороться с экстремизмом. И это расширительное толкование понадобилось не для борьбы с истинными экстремистами, а для борьбы с оппозицией, потому что старые формулировки позволяли бороться с Тесаком, но не позволяли бороться, например…

И. МЕРКУЛОВА: С политическими оппонентами.

В. РЫЖКОВ: С политическими оппонентами. И именно для того, чтобы бороться с политическими оппонентами, а не с реальными экстремистами, понадобилась эта расширительная трактовка и расширение статей уголовного кодекса. Поэтому я утверждаю две вещи. Первое, что власть не боролась и на сегодняшний день не борется с реальными экстремистами, достаточно почитать бюллетени международного общества за права человека, общества «Сова» и т.д., чтобы увидеть, что сотни нападений на национальной почве не расследуются, арестов нет, борьбы никакой нет. И второе, что сегодняшние изменения направлены не против экстремистов, а сегодняшние изменения направлены против политической оппозиции. И сегодня, кстати, докладчик, он проговорился об этом, когда он докладывал данный закон, он сказал, что выборы же на носу. Выборы же на носу, так надо ужесточать борьбу с экстремизмом. Причем здесь экстремизм и выборы? Экстремизм вообще в выборах не участвует, экстремизм делает погромы на рынках.

А. ПЛЮЩЕВ: Нельзя с вами согласиться.

В. РЫЖКОВ: Нападает на кавказцев, не собирается участвовать в выборах, понимаете?

А. ПЛЮЩЕВ: Нельзя, нельзя, потому что у нас, помните, у нас как раз после теракта в Беслане устранили выборы губернаторов, по этой логике, я абсолютно согласен, что выборы и экстремизм, они связаны между собой. Давайте сделаем голосование, может быть, через 2-3 минуты, чтобы наши слушатели могли обдумать вопрос, а я предлагаю спросить то, что сейчас сказал Владимир Рыжков, только облечь это в форму вопроса. Как вы считаете, этим законом, о котором здесь подробно рассказывает независимый депутат Владимир Рыжков, власти действительно борются с экстремизмом, действительно усиливают борьбу с экстремизмом или борются с политическими оппонентами? Подумайте пока, я не объявляю голосование, минуты через две, определитесь со своими позициями.

И. МЕРКУЛОВА: А мы незадолго до этого провели еще одно голосование, вы знаете, большинство наших слушателей считают, что сейчас у нас понятия экстремист и враг народа – это одно и то же. В этой связи, как вы думаете, возможны ли какие-то массовые репрессии в нашей стране?

В. РЫЖКОВ: Очень хороший вопрос.

И. МЕРКУЛОВА: И как будет развиваться вообще ситуация?

В. РЫЖКОВ: Какой был результат, вы спрашивали?

А. ПЛЮЩЕВ: 89.2 на 9.8, на 10.8.

В. РЫЖКОВ: В пользу какого?

И. МЕРКУЛОВА: 89, соответственно, враг народа и экстремист – одно и то же.

В. РЫЖКОВ: Я бы, если голосовал, я бы проголосовал также. Вы знаете, у нас за последние сто лет третий раз возвращаются политические статьи в уголовный кодекс. Я хочу напомнить всем, но я думаю, отлично все люди помнят, тем более сейчас 2007-й год, 70-летие террора 37-го года как раз в этом году, мы все вспоминаем, и как раз при Сталине была принята знаменитая 58-я статья, помните, часть 1, часть 2, часть 3, далее по списку. Тогда уничтожали, арестовывали и преследовали так называемых КР-ов, контрреволюционеров. Т.е. было такое общее название, которое распространялось на всех противников режима. Затем, когда началась оттепель, Хрущев и т.д., при Брежневе были приняты, т.е. 58-я статья была отменена. Но при Брежневе она вернулась в виде 70-й и ряда других статей, появился новый термин. Если вы помните, антисоветчики. Антисоветчиками называли всех, и диссидентов, и Солженицына и т.д. Антисоветчик заменил собой контрреволюционера. И по данным правозащитников, где-то в середине 70-х гг., 75-76 год, в политических лагерях, в Советском Союзе брежневском было два основных места, где были политические, это пермские лагеря и мордовские лагеря, было порядка 10 тыс. человек. И третий раз мы видим, как эта же самая идея политических оппонентов возвращается сегодня под видом экстремистов. Т.е. смотрите, какой интересный процесс, были КР-ы, контрреволюционеры, потом их сменили антисоветчики, теперь на смену антисоветчикам приходят, похоже, экстремисты. И в условиях, когда любой противник власти может быть объявлен экстремистом, у нас уже начали появляться политические. Я приведу один пример, все помнят историю с захватом приемной президента на Ильинке, когда НБП-шников осудили. Все помнят захват НБП-шниками кабинета Зурабова, помните, когда они захватили и портрет Путина выбросили на улицу? Тоже получили сроки. Но меньше известен случай у меня на Алтае, в моем избирательном округе, есть такой парень, Дима Колесников. Он был лидеров НБП, а, сейчас, кстати, по этому закону я должен каждый раз добавлять, что НБП ныне запрещенная…

И. МЕРКУЛОВА: Запрещенная судом, да.

В. РЫЖКОВ: Экстремистская, да, чтобы вы не попали…

А. ПЛЮЩЕВ: А она разве признана экстремистской?

В. РЫЖКОВ: Да, признана, признана судом. Сейчас Лимонов это оспаривает, не помню только, где, то ли в наших, то ли уже в европейском суде.

А. ПЛЮЩЕВ: Ее же сначала ликвидировали по формальному признаку.

В. РЫЖКОВ: А теперь ее признали экстремистской. И может быть, я ошибаюсь, радиослушатели меня поправят, но, по-моему, это первая организация, официально признанная у нас экстремистской. Так вот, этот парень был задержан, доставлен в участок, там якобы избил трех милиционеров, в участке милицейском, за это получил срок, сейчас отбывает его в колонии. Т.е. у нас, по моим оценкам, уже сейчас порядка 30 политзаключенных есть, сейчас в нынешней России. Но этот закон открывает дорогу к более широким репрессиям, потому что, как я уже неоднократно сказал, понятие экстремизм предельно широкое, эти 13 определений. Два десятка статей уголовного кодекса, где даже хулиганство мелкое может быть интерпретировано как совершенное по мотивам экстремистским, караться тюремным сроком. И там есть еще целый ряд механизмов, которые позволяют осуществлять число репрессированных. Например, будет создан реестр экстремистских материалов, т.е. будет список книжек, газет, изданий, каких-то речей, которые будут признаны экстремистскими. Также будет вестись реестр организаций экстремистских, т.е. первая НБП, дальше, ныне запрещенная, добавлю я, и дальше по списку. Т.е. постепенно будет создаваться целая такая, знаете, система борьбы с так называемыми экстремистами. Человек, попавший в файл, или организация, попавшая в файл, будет подвергаться репрессиям, так что это третье издание 58-й статьи, то, что мы сегодня наблюдаем.

А. ПЛЮЩЕВ: Как вы считаете, этими поправками, этим законом власти, действительно, борются с экстремизмом или борются с политическими противниками? Если вы считаете, что борьба идет с экстремизмом, звоните 660 01 13, если это борьба с политическими противниками, 660 01 14. Голосование началось. Еще раз, если это борьба с экстремизмом, 660 01 13, борьба с политическими противниками, 660 01 14. У нас в студии Владимир Рыжков, депутат ГД. Ну что же, вы сказали, что закон противоречит конституции, будете ли вы его оспаривать в КС, в таком случае?

В. РЫЖКОВ: Обязательно. Вы знаете, на прошлой неделе мы подали иск, жалобу в КС по закону о партиях, на основании которого ликвидировали нашу Республиканскую партию. Кстати, вы в эфире спрашивали, Владимир Рыжков, а вас можно упоминать? Я вам отвечу – да, можно упоминать Республиканскую партию.

И. МЕРКУЛОВА: Вас ликвидировали на том основании, что вы…

В. РЫЖКОВ: Без риска.

И. МЕРКУЛОВА: Недосчитали там.

В. РЫЖКОВ: Да, без риска попасть под репрессии.

И. МЕРКУЛОВА: Количество участников.

В. РЫЖКОВ: Потому что мы якобы не набрали нужную численность. Мы не являемся экстремистской организацией, мы не были признаны таковой. Под этот закон не подпадаем. Но мы сейчас оспариваем в КС сам этот закон, потому что он препятствует, с нашей точки зрения, реализации конституционного права граждан на объединение. И, конечно же, мы обязательно будем оспаривать сегодняшние поправки в закон о противодействии экстремизму, в уголовный кодекс, уголовно-процессуальный кодекс, административный кодекс. Кстати, там есть поправки в закон о СМИ. Мы об этом уже сегодня говорили, которые запрещают вам организацию, признанную экстремистской, упоминать без указания на то, что эта организация признана экстремистской. Теперь вы обязаны. И если вы забудете в горячке в эфире об этом сказать, то ваша радиостанция может подвергнуться отзыву лицензии, запрету и т.д. Так что, да, обязательно будем оспаривать этот закон. Я думаю, что не только мы, но и представители других политических сил.

А. ПЛЮЩЕВ: Я заканчиваю голосование, потому что мы получили уже более 1000 голосов, почему-то 96.5% согласны с Владимиром Рыжковым, как он их убедил, что это власти борются с оппозицией, вовсе не с экстремизмом. Лишь 3.5% полагают, что реально борьба с экстремизмом идет.

В. РЫЖКОВ: Этим 3.5% я рекомендую, сегодня «Эхо Москвы» вывесит текст закона, распечатку голосования, внимательно прочитайте, я думаю, вы присоединитесь к нам, к большинству.

А. ПЛЮЩЕВ: Я думаю, если они прочитают внимательно, они найдут свои фамилии там в конце поименного голосования, тех, кто «за» голосовал.

В. РЫЖКОВ: Т.е. вы думаете, что депутаты после банкета едут в машинах и голосуют?

И. МЕРКУЛОВА: Они привыкли.

А. ПЛЮЩЕВ: 36 человек, я думаю, это как раз…

В. РЫЖКОВ: Как раз «Единая Россия».

А. ПЛЮЩЕВ: Те из «ЕР», которые нас еще слушают.

И. МЕРКУЛОВА: Тут еще вопрос с смс, как вы считаете, теоретически следующая дума может этот закон отменить?

В. РЫЖКОВ: Конечно, может. Конечно, может, и я думаю, что не только этот, за последние годы принято огромное количество вредных всяких законов, например, поправки в выборное законодательство, например, закон о референдуме, этот ужасный закон о митингах и демонстрациях, который фактически позволяет их запрещать. И этот закон в их числе.

А. ПЛЮЩЕВ: Подождите, но хорошо, еще же СФ там должен утвердить.

В. РЫЖКОВ: Они уже объявили, ждем с нетерпением, обязательно поддержим.

А. ПЛЮЩЕВ: Но, может быть, наш президент В.В. Путин все-таки не будет подписывать этот драконовский закон.

И. МЕРКУЛОВА: У него же какое-то время назад были возражения, он говорил, что слишком как-то сурово.

В. РЫЖКОВ: Там кое-что сделано, я хочу быть справедливым, кое-что там сделано, например, там убрали норму о подрыве безопасности, что вообще непонятно, что такое, как один из признаков экстремизма, какие-то еще. Произошло чисто косметическое смягчение. Но существо закона осталось исключительно вредным. Я тоже присоединяюсь к вам, Владимир Владимирович, не подписывайте данный закон. Проявите принципиальность, вы как гарант конституции должны ее защищать.

А. ПЛЮЩЕВ: Это был Владимир Рыжков, депутат ГД, мы говорили об экстремизме, будем говорить еще, наверное, неоднократно. Но в следующем часе у нас будут следующие темы и другие гости. Спасибо большое Владимиру Рыжкову.

В. РЫЖКОВ: Спасибо вам.

И. МЕРКУЛОВА: Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Счастливо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире